К 75-летию снятия блокады Ленинграда

    
     Защитница блокадного Ленинграда


     В Санкт-Петербурге на стене дома №16 по Кронверкской улице  размещена  приметная даже издалека композиция.  На торцевой  стене дома,  примерно на уровне третьего этажа, на металлических балках установлена исполненная из бронзы женская фигура. Вниз по диагонали вправо от фигуры, луч белого света как бы рассекает  красную кирпичную стену, и в самом низу композиции мемориальная доска с надписью «Женщинам защитившим Ленинград»,   «посвящается женщинам-бойцам Краснознаменной МПВО  в годы блокады Ленинграда 1941 – 1945».
     Наряду с многочисленными  историческими памятниками, монументами, мемориальными сооружениями, обелисками современного Питера, памятная композиция на Кронверкской  напоминает о мужестве, чести, доблести и славе тех, кто с первых дней Великой Отечественной войны защищал Ленинград, о самоотверженности бойцов противовоздушной обороны.
     Здесь всегда цветы. Здесь всегда людно, особенно в  дни, когда вспоминают  прорыв блокады Ленинграда и конечно, в День Победы. И это  закономерно. Ведь именно бойцы МПВО, большая часть из которых были женщинами, ежедневно, ежечасно защищали Ленинград.  МПВО не имела своих зениток или самолетов для отпора врагу, полем боя для бойцов служили площади города, улицы, крыши домов. На хрупкие женские плечи ложилась огромная ответственность за жизнь родного города. Они первыми сообщали о налётах фашисткой авиации,  тушили вражеские «зажигалки», оказывали помощь раненым, были среди тех, кто боролся с огнем в охваченных пламенем домах. Подвиг этих незаметных на первый взгляд, но абсолютно незаменимых бойцов, бессмертен.
     Что мы знаем о блокадном Ленинграде, о его защитниках? Наверно всё, или почти всё. Спустя десятилетия после  Победы над фашисткой Германией, исследователи, историки по крупицам восстановили и представили  нам  документы,  факты, статистику беспримерного подвига Ленинградцев. Сегодня мы знаем, сколько дней держался город, каковы его потери за эти  блокадные дни.  Известно сколько создано защитных сооружений, разобрано завалов, уничтожено «зажигалок», спасено людей и вывезено умерших и погибших, сегодня мы знаем  количество заготовленных торфа и дров, известно даже, что в блокадном Ленинграде сигнал «воздушная тревога» подавался  649 раз  общей продолжительностью 718 часов и 20 минут.
     За сухими строчками и цифрами отчётов и статистики блокадных дней и ночей стоят люди, те самые бойцы противовоздушной обороны, на которых город всегда мог положиться, кому доверяли жители, кто был им всегда нужен. Школу выживания, школу великого мужества и борьбы в составе  Ленинградской МПВО прошли сотни тысяч женщин. Мы и о них сегодня  знаем многое. Им посвящены песни, о них слагались  легенды, с них писались картины, ваялись памятники и обелиски. В стихах и прозе, просто в многочисленных мемуарах и воспоминаниях описан их подвиг. И в каждом новом повествовании заложена крупица истории и правды, частичка того великого подвига людей, которых сегодня мы с искренней любовью и уважением называем Блокадники Ленинграда.
     Вот и ещё один рассказ о судьбе защитницы блокадного Ленинграда, старшем разведчике 20 батальона МПВО Выборгского района Федотовой Евдокии Федоровне.

     В двух комнатах коммуналки,  дома на Проспекте Обуховской обороны, что рядом с Александро-Невской лаврой, всегда кипела жизнь. То, что комнатенки малы, нисколько не смущало их обитателей. Большая семья Дины Федотовой  жила дружно. Их было семеро. Пять сестер и два брата.
Старший брат, Александр, с женой и семья старшей из девушек, Лёли,  жили в комнате, что побольше. В маленькой комнате разместились остальные сёстры, здесь же обосновался  и младший братишка Прохор, у него за ширмой было своё место. Тесно? Да. Многолюдно? Безусловно. Но им всего хватало. Мир этой семьи, достаток и настоящая дружба были отнюдь не от богатства, а от понимания того, что они родня, им не на кого положится, кроме как на себя. Родителей молодежь потеряла еще в те годы, когда Александру было чуть за двадцать. С той поры   Федотовы уговорились жить достойно, мирно, во всём поддерживать и помогать друг другу. И это получалось.
     Днем все были заняты, кто на работе, кто на учебе. Готовили пищу и убирались по очереди, конфликтов никогда не было, немногочисленные семейные доходы  в первую очередь щли  на нужды всей семьи и на младших, таков  был порядок, его ещё родители завели. Становилось шумно, когда к вечеру все собирались, младшие готовились к школе, старшие, пообщавшись меж собой, тоже готовились к завтрашнему дню,  выходили на прогулку в город,  или просто отдыхали с книгой в руках,  развлекались игрой в лото, шашки, шахматы, вот, пожалуй, и весь расклад. Так они и жили.
     Дина была из двойняшек, её сестричка Иришка, не очень на неё походила,   была она меньше росточком, скромницей и тихоней.  Динка же была признанной заводилой буквально во всём,  она всегда громогласна, активна, быстра. Ирина за ней была как за каменной стеной. Сёстры обжали друг друга.  Мечтали они по-разному.  В тот 1941 год, завершая обучение в школе, Дина четко себе представляла, что будет  врачом, будет лечить и помогать людям, Ирина не имела конкретных  планов на будущее. Она просто хотела окончить школу и устроится на работу, а там уж, как получится. И замуж она хотела, был  на примете у неё чудесный рабочий паренек, Сергеем его звали.
     Но мечтам не суждено было свершиться. 22 июня началась война. А уже в ночь на 23 первые сигналы сирены объявили  воздушную тревогу, к городу пытались прорваться вражеские бомбардировщики.
     О том, что будет война, в те годы не  часто говорили. А уж в молодежной среде эта тема не могла по сути своей быть приоритетной. Юношей и девушек звали, прежде всего, к активному труду, а уж потом к обороне. Большинство людей были уверены, и об этом  вожди постоянно напоминали, нас никто не победит, а если и случится провокация, то враг будет немедленно разгромлен.
     И вот фашисты бомбят  родной город.  Первый шок позади. До сентября жило еще понимание того, что ответ наших Армии и Флота будет беспощаден, что идет перегруппировка  войск, накопление сил и вот-вот все  пойдет по-иному. Но всё шло не так как хотелось. Началась эвакуация. Она коснулась не всех, прежде всего детских учреждений, некоторых промышленных объектов. Кто-то самостоятельно уезжал из города, в надежде на скорое возвращение. А с восьмого сентября выехать уже не было возможности. Город был в кольце. Начался отсчет блокадных дней и ночей,  с 13 сентября реальностью стал уже и артиллерийский обстрел города.
     Братья Дины, Александр и Прохор,  муж Лёли  уходят на фронт, в августе призываются в действующую армию её сестрички Маша и Паня. Трое их остается. Некогда их уютные маленькие комнатки  кажутся теперь огромными и пустыми.
В городе вводится карточная система. Полки магазинов быстро пустеют. Старшая сестра Лёля работает в магазине, обслуживающем большую территорию района.  Ей приходится, пожалуй, сложнее всех. Она дома за старшую.  К тому же в магазине она с раннего утра и допоздна, и всё это время  на ногах. Ей  приходиться постоянно видеть человеческое горе, слёзы голодных людей, их немой укор в глазах  и беспомощность. По карточкам, которые люди отоваривали в магазине, уже с конца ноября 1941 выдавалось 250 грамм хлеба на рабочих и вдвое меньше на иждивенцев. 
     Дина с Иришей пока дома. Забот и им хватало. До поздней осени и даже по первому снегу они, как и другие Ленинградцы вынуждены добывать пищу. Большим праздником было, если им удавалось вырыть картошку, пусть даже подмороженную или капустные листы на окраинных огородах. Но это случалось всё реже и реже.
Как им  удалось пережить эту зиму, одному Господу известно. Теперь они уже редко выходили из дому, порой даже не спускались в подвал по сигналу воздушной тревоги.  Ирина слабела  на глазах, исхудала вся, крохи добытого ела уже без охоты, больше пила воду. Дина как могла, поддерживала сестренку, заботилась о ней, на ночь укутывала одеялами и прижимала к себе, а поутру  буквально силой доставала из чуть теплой постели, заставляла двигаться, поила чаем с травами, вновь укладывала Иринку в кровать и бегом на улицу на поиск дров.
     История свидетельствует, что  в эти ужасные дни и ночи сорок первого на каждую смерть от вражеского снаряда приходилась сотня людей умерших от голода. К середине зимы на улицах  не осталось кошек и собак, даже ворон практически не было. Деревья в городских скверах лишились большей части коры и молодых веток, их собирали, перемалывали и добавляли  в муку, лишь бы немного увеличить её объём. Блокада Ленинграда длилась к тому времени меньше года, но при осенней уборке на улицах города было найдено 13 тысяч трупов.
     Первые дни весны принесли некоторое облегчение. Девушки пережили эту страшную зиму и уже с большей уверенностью смотрели на жизнь. 
     20 марта 1942 года Дина была принята в батальон местной противовоздушной обороны (МПВО) Выборгского района. Слабенькую Иришу, которая так же хотела служить вместе с сестричкой, не взяли по здоровью. Она оставалась дома.
Должность Дины звучала  серьёзно – «старший разведчик». Но это только название, делать приходилось всё, и дежурить на пунктах МПВО, и работать на средствах связи, разбирать завалы, патрулировать  улицы и так далее. При всём этом,  служба  не была простой и безопасной. В их районе, на крышах многоэтажек были оборудованы специальные вышки, для наблюдателей. Подняться на них уже подвиг, а уж дежурить… Ветер, холод, вой сирен, прожекторные дорожки, взмывающие вверх, вой бомб, грохот, всё это не для слабонервных. Но девчонки стояли и дежурили. Страшно?  Конечно, страшно, но так надо. И пересилив себя девушки, выполняли свою трудную, но нужную городу работу.
     Порой не вериться, но именно так и было -  они  привыкли к постоянной опасности, они  не думали о ней. Это  не геройство, это была их обыденная жизнь. И в этой своей новой жизни они оставались людьми, помогали  друг другу, безропотно подменяли  заболевших,  на дежурство приносили кто кусочек сахара, кто горбушку хлеба и делились этим. После трудной смены Дина мчалась домой, надо было позаботиться об  Иринке, покормить её, быстренько поспать и вновь на службу.
     Нередко Дине приходилось дежурить на улицах города. Их батальон обслуживал несколько секторов,  на них девушки и дежурили. При обстреле города дежурные уже с мест  передавали конкретные сведения, куда попали снаряды, есть ли жертвы. Они же первыми оказывали помощь раненым, разбирали завалы. Без этой работы спасателям,  медикам и пожарным было бы очень сложно устранять последствия бомбежек и артударов. И если учесть что для дежурства в дозорах они при себе имели сумки противохимической разведки, противогазы, каски, сумки для оказания первой медицинской помощи, ясно,  патрулировать и носить всё это на себе, было очень тяжело, но девушки не отчаивались, они знали, что  их работа нужна городу. На плечи девушек ложилась и обязанность по расчистке завалов, трамвайных путей, очистка города от мусора, нечистот. Дина и её коллеги работали так же на  строительстве оборонительных сооружений.
     Они все могли, они всё умели. Не могли они только привыкнуть к смерти людей. Страшно было подбирать замерших на улицах детей, высохших и умерших от недоедания стариков, извлекать ещё теплые тела погибших под развалинами зданий. Но они и это делали, реветь некогда было, надо было работать. И они вновь и вновь шли по  боевым постам и несли свою нелегкую службу. Кто же, если не  они…
     В один из декабрьских дней 1942 года  Дина впервые увидела немецкого сигнальщика. Она возвращалась с дежурства, как раз  начался налёт вражеской авиации. На улице безлюдно, темно. Вдруг из окна  лестницы второго этажа  дома, напротив которого стояла Дина, в направлении районных продовольственных складов взметнулись одна за другой две ракеты. Девушка инстинктивно прижалась к стене.  И уже через пару минут из подъезда вышел мужчина. Да, это был именно мужчина, высокий, в тяжелом полушубке, чуть сгорбившийся, руки в карманах. Решение пришло как то само, Дина потом удивлялась, как она решилась но такое.
     – Мужчина, мужчина!  Помогите, я  кажется, ногу подвернула, идти не могу. Помогите.  Мне бы только до поста дойти, я на дежурство иду.
     Мужчина при первых её словах чуть присел испуганно.
     – А пост где, далеко?
     Дина поняла, это её спасение.
     –  Да здесь везде посты, я местная, всё  знаю  тут. А ближайший, вот там сразу за углом. Помогите.
     Мужчина подошел к Дине.  Девушка буквально повисла на сигнальщике, она уже понимала, что перед ней чужой.  Страх исчез, была только одна мысль, лишь бы дойти до  КПП , а он действительно был совершенно рядом. Через минут пять они подошли к деревянной будке дежурного по контрольно-пропускному пункту зенитчиков. На окрик дежурного  девушка, со всей силы толкнув мужика к КПП, закричала: «Держите его, ловите его». В мгновение солдат, свалил сигнальщика на снег и вместе с подоспевшими бойцами  скрутили ему руки за спину. Всё дальнейшее для Дины было как в тумане. Допрос мужчины, её показания следователю, и вот она уже дома. Испуг и дрожь в руках не унимались. Только ближе к утру, она пришла в себя.
     На следующий день её вызвал к себе командир батальона.
     – Молодчина, Федотова! Враг  хитрым оказался, хотел тобой прикрыться, якобы помогает девушке, и таким образом намеревался пройти КПП незаметно, а ты правильно, чётко сработала. Представим к награде.
     И её действительно наградили. В феврале 1943 года  боец Федотова получила медаль «За отвагу».
     В 1942 -1943 годах,  наступил коренной перелом в ходе Великой Отечественной войны. По всем фронтам началось контрнаступление советских войск. Битва за Москву, Сталинградская битва, Ржев, Курск, Кавказ.  Вот уже войска стремительно приближаются к западным рубежам Советского Союза. Правобережная Украина, Белорусская операция, Прибалтика.  14 января 1944 года начался прорыв блокадного кольца вокруг   Ленинграда. Почти две недели продолжались жесточайшие бои за освобождение города из огненного кольца. И вот 27 января блокада  прорвана.
     871 день жил Ленинград в практически полной изоляции от внешнего мира. Именно  жил. Его не могли победить  голод, разруха, холод, постоянные бомбежки, нечеловеческие условия жизни, смерть людей. Город жил, жил и боролся.
Тайны и парадокс блокады, даже феномен её, как в последующем напишут исследователи, состоял в том, что в этих условиях Ленинград не превратился в  арену  животной борьбы людей за кусок хлебах, люди были сплочены как никогда, они боролись.  Боролись с голодом,  помогали и заботились о слабых. Сильные стояли у станков, рыли окопы, служили в ополчении. Ленинградцы  знали, их родной город не может быть сдан, он должен жить. И город держался.
     Стойкость блокадного Ленинграда удивляла  и восхищала всех. Не верилось, что можно жить, съедая краюху хлеба в день. Но ведь так и было. 125 грамм  хлеба с отрубями, вода и всё. А люди выживали. Не все. Та блокада унесла более двух миллионов жизней, в основном стариков, женщин и детей. Но выжившие,  работали, служили, они защищали свой город, во имя будущего, во имя  Великой Победы. День снятия блокады, тот холодный  январский день 1944, для Ленинградцев на всю оставшуюся жизнь стал  не только Днём Освобождения, он стал и Днём великой скорби по ушедшим в иной мир в блокадные дни и ночи.
В начале 1945 в Ленинград уже вполне ощутимо приходит мирная жизнь. Началось реформирование подразделений участвующих в обороне блокадного  города. Нужны были рабочие руки. И вот, отслужив почти три года в МПВО в феврале  наша героиня,  Дина Федотова увольняется в запас. Сняв военную форму,   она осталась  трудиться здесь же, в  Выборгском районе, где и служила. Работа мало чем отличалась от службы в противовоздушной обороне, разве что  она не дежурила по ночам и не участвовала в патрулировании улиц. По-прежнему надо было разбирать завалы, вывозить скопившийся за годы блокады мусор, вообще приводить территорию в порядок. Но это была уже работа, дающая некое особое удовлетворение, ибо  каждый прожитый трудовой  день менял облик города.   Ленинград приходил в себя,  вместе с весной заживали раны,  расцветала новая, уже мирная жизнь.
     На  лицах людей вновь появились улыбки,  вновь слышны музыка, песни.  Во дворах зашумела  ребятня.  Весело зазвенели трамваи, обыденный и обязательный атрибут Ленинграда.  С 1946 года  продолжилась строительство метро. Открываются новые магазины.  Женщины, сняли, наконец, привычные  бушлаты и полушубки.  Всё больше и больше мужчин появляется в городе, это возвращаются домой ленинградцы -  фронтовики, подтянутые, улыбчивые, с орденами и медалями, в военных  гимнастерках. 
     Сестрички по-прежнему вместе. Лёля работает  в магазине. Иришка трудится вместе с Диной,  готовится поступить в институт. Вернулись с войны Маша и Паня, обе с медалями,  рано повзрослевшие, возмужавшие. И они включились в мирную жизнь трудового Ленинграда.
     Война не пощадила их семью. Пришли похоронки на обоих братьев, Александр погиб ещё в первых боях под Ленинградом,  где-то далеко на Западе пал смертью храбрых их Прохор. Погиб  Лёлин муж.  Дружок Иришки Серёжка, так же не вернулся с войны. Не стало мужчин в  их семье. Горько  осознавать и чувствовать любые потери, а здесь родные, близкие сердцу  люди, и ты  их больше не увидишь. Горько было всё это понимать, очень горько. Но так уж получилось.
     Героиня моего повествования Дина,  так же как и её любимый город росла и менялась.  В сорок шестом повстречала она свою любовь, красавца, молодого офицера, орденоносца,  фронтовика. Молодая семья уехала в Беларусь, к новому месту службы мужа.  Но в Ленинград, к родным, людям с кем делила  крохи хлеба в блокаду, она обязательно приезжает. Приезжает  уже не одна, с мужем и детишками, и обязательно бродят они, но улочкам родного Выборгского района, восхищаются и радуются красоте родного Ленинграда, теперь уже Санкт-Петербурга.

     Прошлым стала та страшная блокада.  И  в  Питере ныне  о войне напоминают лишь обелиски и памятники, да  мемориальные надписи «Граждане! При артобстреле эта сторона улицы наиболее опасна».  Но как бы ни менялась жизнь людей, оборону своего города они помнили и помнят всегда. В дни Великой Победы, в дни снятия блокады, весь город в цветах. В эти дни на лицах людей  слёзы радости вперемешку с горечью слез в память о погибших и умерших блокадниках.
    Подрастает молодежь, растёт она вместе с родным городом на Неве. И  это новое поколение, не знающее ужасов войны, но помнящее историю своего города, любящее его, гордится Ленинградом, гордится своим прошлым. Эти молодые люди  не дадут повториться ужасам прошлого,  своим трудом, своими руками создадут новую, ещё более прекрасную жизнь, новую историю, в которой не будет места войне.


Рецензии
А что происходит теперь? Я не слышала в СМИ ни слова о юбилее снятия блокады. Уже пишут,что дескать гордиться нам нечем - лучше б сдали. Живущие за границей ради вида на жительство и пособия изливают тонны помоев на историю войны и блокаду. С этим надо что-то делать,иначе память погибших вымрет. И пора снять фильм о Тане Савичевой. Настоящий хороший фильм,а не эту порнуху,что гонят теперь с пожиманием рук эсэсовцам. А то весь мир вытирает сопли об Анне Франк,а кто знает про Савичевых?

Гелена Труфанова 2   24.01.2019 04:40     Заявить о нарушении
На это произведение написано 5 рецензий, здесь отображается последняя, остальные - в полном списке.