Пальто на вырост или зимняя роза

Есть категория людей, с которыми постоянно что-то случается. В эту категорию я вхожу так, как будто  в ней  родилась. Сколько себя помню - разные мелкие неприятности так и липли ко мне. Будучи уже взрослой и самостоятельной, я продолжала своё увлечение: попадать в то место и в то время, где нарвусь на что-то непредвиденное. Судьба мне даже день для этих, так сказать, казусных мелочей выделила - пятницу. Именно в пятницу я попадала в разные истории, от которых приходилось страдать. 

И  в детстве со мной постоянно происходили разные приключения.  За что, непременно, получала от родителей. Например. Все новые вещи, купленные с большим трудом и на «последние копейки», страдали в первые дни их носки. Я их рвала, абсолютно не желая этого, попадала под дождь, от которого что-то расползалось, красилось или расклеивалось. Падала в грязь, обязательно в новой кофточке, или платье, раздирала напрочь последние чулочки через минуту после того, как их надевала. С обувью мои проблемы никогда не кончались. Да и не кончаются  по сей день. Мне попадалась такая обувь, которая сразу же расползалась,  расклеивалась, обдиралась, ломались каблуки и терялись шнурки. Я помню все свои сапоги, туфли, босоножки, у которых была короткая жизнь и по которым я так страдала, потому что они мне нравились, но носить их нельзя. Помню все свои платья и пальто, которые покупались с любовью, а жили коротко. Жизнь их заканчивалась плачевно и для меня тоже. Уму непостижимо, как это всё случалось, но это случалось, с завидной периодичностью и постоянством. Я никогда не жила без проблем. Они толпились вокруг меня, ожидая своей очереди. Некоторые просто нагло, перебивая друг друга, наслаивались одна на другую! И приходилось их решать одновременно. Зато не приходилось скучать, бездействовать, некогда было валяться на кровати, дела неотложные находились  всегда.

По сей день помню пальто. Цвета спелой вишни, из мягкого драпа с цигейковым воротником. Подарок был сделан родителями к Новому году. Я его долго выпрашивала, но у них всё не хватало средств, чтобы купить мне обновку. Приходилось донашивать  вытертую до основания шубку. Но она стала совсем мала! Рукава шубки были до такой степени коротки, что почти доставали локтей. Пуговицы перешиты на самый край, а петли были «накидными», потому что настоящие петли уже не доставали пуговиц.  Длина этого предмета, похожего на зимнюю одежду,  была чуть ниже пояса. И поэтому на меня напяливали пару тёплых штанов  с начёсом. Разве это была шубка? Нет, это была курточка, а не шубка. Пиджачок, в котором было уже «стыдно  на людях» бывать. И я так ходила в школу. В первый класс! Мальчишки-забияки дразнили меня:
-Смотрите, голодранка-ободранка идёт. У неё шуба из драной  кошки! Кошка сдохла, хвост облез… Я неслась домой, захлёбываясь слезами, сбрасывала эту ненавистную вещь, топтала её ногами.

И вот пальто! Как у взрослой! На вырост! Лет эдак на пять покупали вещи в то время. В те, шестидесятые годы, всегда покупали одежду детям размера на три больше. Потому что достаток был невелик. Экономили.
Итак. Пальто куплено, рукава завернуты, пояском от маминого халата подвязано, чтобы короче было. И вот вам вещь: залюбуешься - добротная, дорогая, перед людьми показаться не стыдно!

Я  с нетерпением ждала того момента, когда пойду в школу и все увидят, какое у меня замечательное пальто. Цвета спелой вишни, как говорила моя мама. Хотя я к тому времени никакой вишни и в глаза не видела! И вкуса её не знала. Но звучало красиво-спелая вишня!  Моё новое пальтишко висело на гвозде у дверей, рядом с маминым,заново перелицованным,  пальто. И выглядело, как пальто взрослого человека.  Я подходила к нему по несколько раз в день, трогала его и мечтала скорее-скорее надеть новую, очень полюбившуюся мне вещь.

В то время наша семья жила в Сибири.  И, когда начинались метели, дети неделями не ходили в школу. Наконец-то ветер немного стих, выглянуло солнышко, и мама повела меня учиться. А после школы  возвращалась домой уже без мамы, с одноклассниками-первоклассниками. Я гордо несла своё пальто на своём худеньком туловище, уткнувшись носом в ласковый воротник из полированной цигейки, который пах невообразимо замечательно незнакомым мне запахом чего-то неизвестного, как желанная, еще ни разу не попробованная, конфета.  Мальчишки, наконец-то, от меня отстали, их больше не волновал мой внешний вид.  А девочкам хотелось идти рядом со мной. Как же – у меня новое пальто! Цвета спелой вишни. А это уже повышало мой статус. Я была горда и независима.
Опять началась  метель, ветер усиливался.  Он стал таким сильным, что пришлось под его натиском уже не прогуливаться, размахивая портфелем, а прятаться под домами, чтобы можно было ухватиться за что-то рукой при его сильных порывах.  Я прижалась к завалинке деревянного барака, продолжая медленно двигаться вперёд.  И, вдруг, о, ужас, почувствовала, что кто-то держит меня сзади! Оглянулась. Моё пальто зацепилось за гвоздь, торчащий из доски!  Машинально дергаюсь и кусок ткани, оторванный как по линейке под прямым углом, отваливается  и повисает, как маленький флажок!  Я оцепенела от неожиданности и нереальности увиденного! Мне не верилось, что это случилось! Я не могла поверить своим глазам, что моё пальто, цвета спелой вишни, первый раз надетое, было ранено! И дырка! Дырка, через которую была видна белая ватная подкладка, находилась на самом видном месте! Сбоку, под самым карманом! Кусок ткани трепался по ветру флагом, как будто хотел оторваться, и улететь, спасаясь от стыда.
От неожиданности я села в сугроб. Мои ноги не двигались. Девочки уже ушли далеко вперёд. Ветер усиливался.  А я, глотая горячие слёзы  со снегом, задыхаясь от пронзительного ветра, сижу и оплакиваю своё любимое пальто!
Вдруг кто-то сзади меня поднимает, забирает портфель. Мама! Мама. Я пытаюсь ей рассказать о своей беде, но мама тянет меня за руку вперед, загораживая от ветра, а ветер уносит мои слова вместе со снегом, который валит уже так, что ничего не видно.
Дома мама долго отряхивает пальто, шапку, валенки веником, помогает раздеться. Растирает мои замёрзшие щёки теплыми руками, целует, прижимает к себе. Я рыдаю и пытаюсь рассказать маме, что я не виновата, я не хотела, что теперь делать?
-Только папе не говори, когда он придёт с работы, ох и отругает он нас за эту дырку! - шепчет мне на ухо мама,- сейчас я её зашью, пальтишко твоё будет, как новое.

Утром я рассматривала вышитую гладью на месте дырки розу! Как будто она всегда была здесь, на моём пальто, а я её, почему-то, не замечала. Роза с шипами и с зелеными листиками смело расположилась на подоле, как будто это было её законное место! Она распустилась, несмотря на снег и северный ветер и смело цвела рядом с карманом, восхищая и радуя.
Пальто цвета спелой вишни с распустившейся в январе розой у кармана я носила три года. А когда оно совсем износилось, мама вырезала цветок. И он долго хранился в моих коробочках с девичьими секретиками.


Рецензии
Галина, какой замечательный рассказ о материнской любви. До слёз трогательно:" Моё новое пальтишко висело на гвозде у дверей, рядом с маминым, заново перелицованным пальто". Сколько воспоминаний он всколыхнул в памяти!
Вот, я иду в новом пальто из школы, пальто развивается на ветру,- какой -то шутник отрезал все пуговицы. Или с разбегу влетаю в прорубь на санках, чуть живая, мокрая сижу на крыльце, плачу и боюсь зайти домой.
Но мамочки , наши ангелы - спасители, всегда приходят на помощь!
С уважением,

Дубровская Надежда   20.09.2018 07:25     Заявить о нарушении
На это произведение написаны 4 рецензии, здесь отображается последняя, остальные - в полном списке.