Итоги приватизации. Коминефть

     Прошу прощения у читателей за то, что данный исторический отчёт изобилует цифрами,  однако любая финансовая операция только так и может быть описана.
     Итак, с чего же всё начиналось? Для меня – появление в прессе Постановления пятого съезда народных депутатов РСФСР от 1 ноября 1991г.    «О правовом обеспечении экономической реформы».
     В начале 1992 г. в какой-то телевизионной программе появился рыжий парень с хитрой нерусской физиономией и фамилией, который держал в руке бумажку с надписью: «Приватизационный чек». Пальцем парень закрывал стоимость этого чека, или, как он его назвал, «ваучера». А  стоимость этого ваучера была немалой и составляла 10000 руб. Цена на автомашины в то время колебалась от 3 до 10 тыс. руб. в зависимости от марки. Другое дело, что купить такую машину мог только тот, кому будет дано разрешение партийных руководителей предприятия, которым в свою очередь из центра присылалась разнарядка-разрешение на приобретение определённого количества машин.
     И этот парень заносчиво объясняет тупым зрителям, что тот, кто купит за 25 рублей этот чек, в будущем станет обладателем двух автомашин. При советской власти на купюре фиолетового цвета стоимостью 25 рублей был нарисован портрет вождя мирового пролетариата Владимира Ильича Ленина и надпись, что эта купюра обеспечивается всей мощью Советского Государства.
     Я попробую перевести курс 25 рублей  1991 года на курс 2016 года через стоимость одной буханки белого хлеба. Так вот, на 25 руб. в 1991 году можно было купить 125 буханок. Теперь эти 125 буханок стоят примерно 2800 руб.
     Для людей, которые только и могли себе позволить, что изредка прокатиться на такси, перспектива поменять сотню буханок на два автомобиля была куда более заманчивей, чем строительство «научного коммунизма».   
     Этот народ уже долго обрабатывался учёными экономистами, такими, как  Шмелёв, которые доказывали, что после того, как трудящиеся возьмут власть на заводах и фабриках в свои руки, произойдёт невиданный расцвет экономики.
    А обладание ваучером и есть тот путь, который позволит всем обогатиться.
     Поскольку к тому времени обладателям 25 рублей стало трудно превращать эти деньги во что-то стоящее, все ринулись занимать очереди на покупку ваучеров. Некоторые «придурки», как я тогда их считал, не стали покупать таких пропусков в счастливую жизнь. Придурками оказались всё же те, кто купил, но об этом они догадались чуть позже. Они же не знали, что гайдарами и чубайсами управляли сотрудники американского центрального разведывательного управления, для которых главной задачей было разрушение советской экономики.
     После того, как я обзавёлся заветными ваучерами на всю семью, встала проблема их реализации. Американские специалисты предложили провести аукционы для вложения этих ваучеров в конкретные предприятия. И я стал изучать предложения. Рассовав все, кроме одного ваучера, по разным подозрительным компаниям типа «Винсервиса», я вспомнил, что главным богатством страны была нефть. И я стал искать, и нашёл «Коминефть». Оформив соответствующие процедуры, я отправил свой последний ваучер на аукцион в эту замечательную фирму, предвкушая, каким богачом я скоро стану. В ответ, спустя некоторое время, я получил ответ из Республики Коми.
     Мне прислали выписку из реестра акционеров № 38860, напечатанную на машинке типа «Башкирия» на жёлтой газетной бумаге. В ней сообщалось, что я в результате аукциона, который был проведен фондом имущества республики Коми 11 ноября 1993 г., был зарегистрирован как держатель полностью оплаченных девяти обыкновенных акций А/О «Коминефть». Номинальная стоимость каждой акции была определена фондом в размере 100 руб.
     Почему девять акций? Почему стоимостью 100 руб.?
     Таким образом, А/О получило от меня денежные средства в размере 900 руб. по курсу 1993 г. Не густо. На такие деньги ни по какому курсу две автомашины не приобрести.
     Фонд имущества республики Коми в лице председателя комиссии аукциона Князевой Галины Алексеевны прислал мне данные об обществе А/О «Коминефть», акционером которого я стал:
1.Дата регистрации А/О - 02.04.1992; регистрационный номер А/О - 162;
2. Адрес: 169400 Республика Коми, г.Ухта, ул. Октябрьская, 13;
3. Уставной капитал на дату регистрации: 3 397 120 000 руб.
     С этого счастливого момента я стал активно участвовать во всех очередных и внеочередных собраниях акционеров А/О «Коминефть»: заполнял и отсылал бюллетени для голосования по злободневным вопросам своей компании.
     Я даже не обращал внимания на то, что «Коминефть» меняла свои названия, как флюгер, следуя за меняющейся законодательной модой Российского государства. С 1993г. по 1995 г. «Коминефть» называлась  «Акционерное общество»,  с 1995 по 2015 г. - «Открытое акционерное общество», а с 2015   и по настоящее время - «Публичное акционерное общество» .
 Так же точно менялось количество акций, уставной капитал, полномочия Совета директоров и адрес общества, перемещавшегося то в Ухту, то в Усинск.   
   Отчего бы такие метания, напоминающие прыжки зайца, путающего свои следы?
     Неизменным оставалось одно – невыплата дивидендов обладателям обыкновенных акций по причине нарастающих долгов общества.
     В мае 1994 г. на повестке дня встал вопрос о выпуске дополнительных акций «для привлечения средств на развитие производства». Вероятно, именно тогда мои 9 акций внезапно превратились в 14, чему я несказанно обрадовался. Правда, номинальная стоимость каждой акции превратилась в один рубль.
В 1996 году состоялось очередное собрание акционеров, на котором был поставлен вопрос о передаче полномочий исполнительного органа ОАО «Коминефть» в ОАО НК «КомиТЭК». Не знаете, с какого перепугу?
     Интересной оказалась повестка внеочередного собрания акционеров, состоявшегося в декабре 2001 г., которой предлагалось утвердить:
- Возложение функции Счётной комиссии на специализированного оператора ОАО «Коминефть», а именно, на ОАО «Регистратор НИКойл», г. Москва;
- Прекращение передачи полномочий исполнительных органов между ОАО НК «КомиТЭК» и ОАО «Коминефть»;
- Передачу полномочий исполнительных органов ОАО «Коминефть» управляющей компании ООО «Лукойл-Коми».
     Вам непонятно? Вот и мне было всё это непонятно. А вопрос, как я понимаю сейчас, заключался в создании финансовых, юридически обоснованных схем извлечении максимальных доходов одних акционеров за счёт других.
     Перестав что-либо понимать; нет, не так – начав кое что соображать, я возмутился и написал письмо с протестом невыплаты дивидендов.
     Но вопли заглохли между Москвой и Республикой Коми.
И «Регистратор НИКойл» (г. Москва),  и ОАО «Коминефть», посылали меня то друг к другу, то по известному каждому русскому адресу.
    Наконец, разозлившись, в мае 2003 г. я написал в оба адреса, что не хочу иметь с ними дела и потребовал купить у меня эти несчастные 14 акций. Вы уже знаете ответ? Конечно! Оба ответили, что подобной хреновиной не занимаются.
     Тогда я решил найти справедливости у Президента, и, описав всё в подробностях, послал в его Администрацию письмо. Ответ я получил строго в отведённое Конституцией время. Товарищи. . . нет, конечно, не товарищи, а наши господа из Администрации корректно ответили, что бизнес сейчас отделён от государства, и оно не имеет права вмешиваться в отношения между акционерами.
     Я не сомневаюсь, что Президент не читал моего письма, хотя это мало бы что изменило. Это раньше тиран Сталин прочитывал по 500 страниц документов в день и не ленился отвечать мальчику Моргунову, который позже стал народным артистом СССР. И я не сомневаюсь, что если бы перед Отечественной войной государство так же, как сейчас, относилось к развитию промышленности, то наши кости неприкаянно валялись бы на просторах нашей необъятной Родины.
     По мере изучения документов у меня возрастал интерес к людям, которые почти четверть века получали и делили между собой прибыль.
     Интерес к ним особенно возрос после ареста правоохранительными органами руководителя Республики Коми Вячеслава Гайзера. Как тогда шутили на телевиденье – «Коми – в коме». Я не знаю, как этот кайзер Коми взаимодействовал с А/О «Коминефть», но, учитывая, что кроме леса да нефти республике Коми торговать нечем, эта связь не исключена, а даже возможна.
     Я не имею никакого права обвинять людей, входящих в разное время в Совет директоров А/О «Коминефть», но правила дисциплины по названию «История» диктуют мне перечислить фамилии членов Совета директоров А/О фирмы, акционером которой мне посчастливилось быть.
     Вот фамилии этих людей:
 Аветисян А.А. (куда же без Аветисянов?),  Алатушин А.А., Андреева В.Ф., Бабаева Е.А., Бурда Л.П., Берковцева Н.В., Василенко С.В., Гоглев С.Ф., Горбатов В.С., Гельман Ф.А., Грунис Е.Б., Зазирный Д.В., Зайченко В.Г., Зарубежных В.Н., Зиганшин А.Р., Зубарев Е.Г., Зузлов В.Н., Иванова Л.Г., Ильин А.Н., Кирилов В.В., Клепиков А.В., Клюев А.Б., Князева Г.А., Леонидов В.З., Лескин Е.Г., Лопатинский Ю.А., Лопатинский Г.А., Максимов С.Н., Мальцева Л.Д., Малюков С.Н., Минаков А.В., Миниахмедов А.М., Муляк В.В., Николаев В.А., Новиков А.В., Пасенков С.В., Петрушин В.Ю., Питиримов В.В., Рахматуллин С.Р., Робертус В.В., Рыбалко М.В., Спиридонов Е.В., Стекольников Л.Н., Сулейманов Н.Г., Темная Е.В., Титиевский В.М., ФеоктистовВ.И., Цветаев Д.С., Якимов А.А.
     Всего 49 человек, но это, наверняка, не весь список. Одни из них проработали в указанном органе несколько месяцев, другие – несколько лет; и какова роль того или иного участника великого процесса «Приватизация» мне неизвестна.
     Периодически «Коминефть» рекламировала этих людей, присылая справки о кандидатах на высокие посты. В частности, я узнал:
     Лопатинский Геннадий Александрович, 1962 года рождения, закончил Политехнический Институт Нью-Йорка и с 1998 г. работает на должности Директора в корпорации «ЭФ ЭМ СИ ДЖИ Менежмент, Инк.».
     Лопатинский Юрий Александрович, 1971 года рождения, закончил Корнелльский Университет США и с 1998 года работает Генеральным директором в инвестиционной компании ООО «Эф-Эм-Си Секьюритиз». Кстати «секьюрити» по-английски – безопасность, а «секьюритиз» - ценные бумаги .
Интересно, что они потеряли в А/О «Коминефть»?
     Князева Галина Алексеевна из фонда имущества республики Коми в 1996 г. перескочила в Совет директоров «Коминефть». Как Вам это нравится?
     Муляк Владимир Витальевич, год рождения 1955, закончил московский институт нефтехимической и газовой промышленности; с апреля 2002 г. – генеральный директор ООО «ЛУКОЙЛ-Коми». В справке к собранию от 15 мая 2006 года записано: «Лицо, у которого имеется заинтересованность в сделках –
1. ОАО «КомиТЭК»; 2. ООО «ЛУКОЙЛ-Коми»; 3. Муляк В.В.  Представляете?
     С одной стороны целые организации, а с другой – «физическое лицо»!
Как шутили в лихие девяностые хохмачи Лазарева с мужем: А кто же эта девочка? И где она живёт? А вдруг она не курит? А вдруг она не пьёт?».
  Муляк, конечно, не девочка, а, судя по характеристике, настоящий мужик.    В 2006 году он – «Является членом Совета директоров общества («Коминефть») и занимает должность в органе управления лиц, являющихся сторонами сделки (Генеральный директор ООО «ЛУКОЙЛ-Коми»), представитель управляющей компании в ОАО «КомиТЭК». Прямо многорукий Шива!
          А какая же муляка постигла мои акции?
     В отчёте за 1999 г. написано: « ОАО «Коминефть» является одной из нефтяных компаний России, крупнейшей в республике «Коми». Около 50 дочерних и зависимых обществ ОАО «Коминефть» осуществляют такие виды деятельности, как услуги по транспортированию нефти, услуги транспорта, услуги  связи, обслуживание электрических сетей, НИИ, производственную, торговую, финансово-инвестиционную деятельность и т.д. в республике «Коми», Ненецком автономном округе, Архангельской и Тверской областях».
     При этом ОАО имеет огромные долги, которые связаны с выплатой зарплаты работникам ОАО и премиальными членам Совета директоров. Правда, ни о зарплатах, ни о тратах этих самых работников мне ничего не сообщалось.       
Однако я почему-то думаю, что эти члены получили свои две автомашины, обещанные рыжим парнем с телевидения.
     Только я не знаю, куда же они упрятали мои две автомашины.
     В отчёте за 2008 г. даётся справка, что с конца 1996 г. ОАО «Коминефть» добычей сырой нефти не занимается.
     При проведении внеочередного собрания акционеров 06 ноября 2015 г. первым вопросом стояло одобрение кредита ПАО «Коминефть» (заимодавец) ООО «ЛУКОЙЛ –Коми» ( заёмщик) в размере 26 миллиардов рублей.
     По всей вероятности, кредит был выдан, после чего в январе 2016 г. независимая регистрационная компания «Никойл» сообщала, что ООО «ЛУКОЙЛ-Коми» скупила 95% акций » ПАО «Коминефть».
     Нормально? Из этого можно сделать один вывод – за выданный кредит заёмщик поглотил заимодавца, а всё руководство ПАО «Коминефть» организованно перешло в «ЛУКОЙЛ-Коми». Теперь ПАО «Коминефть» можно и ликвидировать.
     Вот бы мне Сбербанк дал бы кредит на все свои фонды, а я бы его выкупил!
     После удачно проведенной операции  ООО «ЛУКОЙЛ-Коми» решило расправиться с такими акционерами, как я, и предложило выкупить остальные 5%  по цене 200 руб. за акцию.
     Таким образом, мои  акции номиналом по одному рублю скупались по 200 руб. за акцию, в результате чего за 14 акций мне предлагалось вместо 14 рублей  аж 2800.
     Наверное, предложить мне 14 рублей за четверть века моих  мытарств им было невозможно, поскольку даже конверт стал стоить 20 руб.
Дорогие коллеги-акционеры из Совета директоров, так ведь можно и разориться!
     Правда, чтобы получить эту огромную сумму в 2800 руб. мне придётся заполнить присланную анкету и пройти процедуру перерегистрации у нотариуса своего города, заплатив нотариальной конторе и почте причитающиеся за услуги почти всё, что со своего барского плеча мне хочет отвалить почему-то не ПАО «Коминефть», а выскочившее из засады ООО «ЛУКОЙЛ-Коми».
     Если читатели ничего не знают о нотариусах нашей необъятной родины, то я скажу об этой категории тружеников пера несколько слов. За какие-то бабки или по блату вы покупаете свидетельство, дающее право вам сидеть в тепле и довольстве в кабинете, принимать низко вам кланяющихся посетителей, с которых вы сдираете монету за своё разглядывание предоставленных посетителями документов, свою подпись и печать. Отличная работа.
При советской власти, которую власть нынешняя, мягко говоря, всячески обгаживает, такой работой занимались исключительно государственные служащие, получавшие скромную регламентированную зарплату. А поскольку у нас сейчас свобода и демократия, то ваше благосостояние зависит только от вашей алчности. Если нотариусу захочется заработать ещё больше, то можно рискнуть и заверить фальшивые документы на квартиру случайно погибшего жителя вашего города. Дорогой читатель, поверьте, это не моя выдумка, а данные таких программ, как «Петровка 38», «Экстренный вызов», «Информационная программа 112» и др.
     Посредник в лице «Никойл»  деликатно сообщал, что если я начну кочевряжиться и откажусь от такой замечательной сделки, или неправильно оформлю документы,  ООО «ЛУКОЙЛ-Коми»  передаст 2800 руб. нотариусу города  Усинск Казаковой Татьяне Георгиевне. Я не знаю, кто такая Казакова Т.Г., но, судя по тому, что она получила лицензию на свою деятельность ещё в 1993 году, эта дама – участник многих интересных событий.
Больше всего меня поразила цифра 2800 руб. Именно столько я заплатил за ваучер, поскольку в начале этого опуса я уже рассказал о курсе 25 руб. на современные деньги. Почему акции номинальной стоимостью по одному рублю ООО «ЛУКОЙЛ-Коми» покупает у меня по 200 рублей? Откуда такая щедрость?
     Теперь несколько слов о химизме финансового процесса приватизации.
На мой запрос о манипуляциях с номинальной стоимостью акций А/О «Коминефть» мне ответили:
     18 мая 1993 г. Министерством финансов Республики Коми был утверждён план приватизации общества, по которому номинальная стоимость одной акции составила 1000 руб.
     Такая стоимость позже показалась комиссии по проведению чековых аукционов завышенной; и она 11 октября 1993 г. провела операцию «дробление», в результате которой номинальная стоимость сократилась в 10 раз и составила 100 руб. Что за операция? Что за «дробление»? Честно говоря, такие действия вызывают невольное уважение к химикам, к их дальнозоркости.
     Через год Министерство финансов Республики Коми то ли одумалось, то ли ещё чего, но 11 ноября 1994 г. оно произвело переоценку основных фондов на 01 июля 1992 г., т. е. задним числом, в результате которой номинальная стоимость акции снова подскочила в 10 раз и превратилась в 1000 руб.
01 января 1998 г. в результате денежной реформы стоимость была деноминирована до одного рубля. О как!
     А в 2015 г. химиками к манипуляциям было подключено ООО «Стремление», которое дало рыночную оценку акции, которая стала стоить 200 руб.
В своём письме представители «Коминефть» написали, что если я не верю, то можно найти подтверждение этим данным на сайте http://коминефть.рф. Естественно, на сайте никаких данных я не обнаружил, как и ООО «Стремление» во всём Интернете.
      Всё бы ничего, и на эти пертурбации можно было бы посмотреть сквозь пальцы, но бесит то, что меня четверть века водили за нос, ни разу не заплатили ни рубля дивидендов, да ещё собирали последние гроши на разные перерегистрации, оплату писем и т.п. штуки.
     И я решил сходить к нумизматам, узнать, сколько мне дали бы за  фиолетовую бумажку с портретом Ильича, если бы я не покупал ваучер, а припрятал Ильича на четверть века. Неужели тоже 2800 руб. Тогда это просто мистика какая-то, как и вся проведенная «прихватизация».
     А что, если бы я не сдавал сам приватизационный чек в ПАО «Коминефть», а положил бы его под сукно. Я залез в интернет, и к своему удивлению узнал, что за чек в хорошем состоянии я мог бы получить. . . Догадываетесь какую сумму? Конечно эти самые 2800 руб., а, может быть и больше.
     25 рублей 1991 года и приватизационный чек,  совершив за четверть века полный оборот вокруг операции под названием «Приватизация», вернулись бы мне почти целыми. Нет, вру!
     За эту четверть века я потратил значительную сумму денег на ненужную переписку и препирательства с огромным числом людей, часть из которых я привёл выше. Мои душевные переживания из-за «прихватизации», конечно, мало кого интересуют.  Может быть, и судьба промышленности и её работников тоже?
     Самое интересное заключается в том, что наш всенародно избранный Президент однажды обмолвился, что разбора итогов приватизации никогда не будет, и что действительность надо воспринимать такой, какова она есть.
     Уважаемый Владимир Владимирович! С этим можно было бы согласиться, если бы новые владельцы заводов и фабрик не разворовали бы их, а создали новые, современные цеха. Но пока этого не видно. А «разбор полётов» необходим.
     Наши доблестные экономисты – политологи с упоением рассказывают, как при вступлении в Евросоюз Польша потеряла всю свою промышленность.
     Про уничтоженную промышленность Украины, Молдавии и других стран      (так странно называть республики СССР странами) по телевизору вообще звучат слова, как на похоронах.
     А вот про судьбу наших, российских заводов, фабрик и коллективных сельскохозяйственных предприятий никто ничего не говорит – вероятно, у телеведущих из-за страха язык прилипает к чему-то.
     Может быть, не нужно стесняться и, как любит повторять телеведущий Дмитрий Киселёв: «Хватит мямлить, пора говорить, как есть».


Рецензии
Вот это да! Ну ты мужик молодец! Респект тебе! Такие рассказы надо печатать в газете совершенно секретно.

Валера Алматинский   11.01.2019 22:05     Заявить о нарушении