Учительница по убойным делам. Глава 11

Написано в соавторстве с Зайналом Сулеймановым.


Не обманул, вернулся через час.

-Он? - спросил, протягивая фото.

- Да.

- Завари еще кофейку, - попросил Алик, удобнее устраиваясь на стуле.

- Клёпа, красавчик наш! Сидоров Алексей Антонович. Что - то тебе всё Алексеи попадаются, Алексей на Алексее сидит, Алексея погоняет! - усмехнулся криво, но я сделала вид, что мне безразлично, - родился в 1973 году в Кингисеппе. Сварганил сию сколопендру Сидоров Антон Михайлович, который находился на вольном поселении после многочисленных подвигов.  Мать, в девичестве Кротова Серафима Петровна, тоже не ангел. Папаша любил за воротник заложить, буйным становился, колотил нещадно обоих. Вот откуда отнюдь не бегонии в душонке произрастают. Не раз Серафима хватала ребенка и убегала с ним из дома. Скитались по знакомым и друзьям, а деваться куда, возвращались…

Впрочем, сколь верёвочка ни вейся, всё одно пришёл конец: папаша банально был убит в кабацкой драке.  «Заклёпке» было тогда восемь лет.  Вдовушка горевала недолго, привела в дом другого.  Отчим показал пасынку, кто в доме «Золушка»: избивал, выгонял из дома, а однажды связал руки, раздел и надругался.

Понял, что сознаться матери - себе дороже, затаился на время.

Родила Серафима двух дочерей, на радостях вконец спилась. Муж от нее сбежал, но белугой за ним не ревела - каждую ночь кувыркалась с новым мужиком на глазах у отпрыска. Нужда выгнала из школы, подрабатывал, где мог, этим кормил сестер и мать, которая умудрилась продать их однокомнатную квартиру. Как это получилось, и где в это время была опека, осталось загадкой.

У нас в городе жила её мать, к ней - то Симка и напросилась с детьми. Бабушка восторга не выказала, промучилась с ними около года и приказала долго жить.
Серафима спустила в унитаз и эту квартиру, переехав с детьми в коммуналку. Разницу пропила. Девочки подрастали, стали геройствовать тоже.

Клёпиного заработка на всех не хватало, к тому же он стал замечать, что у него пропадают деньги. Застав однажды за воровством одну из сестричек, отметелил так, что чуть не окочурилась. Не помогло. Деньги по - прежнему исчезали. Парень ещё пытался выкарабкаться, доказать себе, что и «от осины иногда родятся апельсины»: пошёл в вечернюю школу, думал об институте. Но всё коту под хвост. Безденежье, новые друзья, героин. Стал промышлять грабежами, выбирая жертвами немощных пожилых, затем познакомился со Стёпкой Земсковым, Гориллой. Гоп - компания стала третировать женщин, вскорости попалась.

Раскаяние, слезы, обещание работать, не покладая рук, и возместить потерпевшим имущественный вкупе с моральным ущерб, разжалобили судью, обоим дали условно.
На пару они попытались соскочить с иглы, удалось только на время, через три - четыре месяца опять сидели на ней. По новой пошли грабежи и разбои. Но теперь, наученные, промышляли осторожно, не попадались.

Дураком Клёпа не был: Уголовный и Уголовно - процессуальный кодексы мог цитировать с любого места, разбирался в законах не хуже, а даже лучше иных следаков. Горилла с детства состоял на учете у психиатра с диагнозом дебильность в умеренно - выраженной форме, но, думаю, это ещё мягко сказано. Он буквы не все помнил, а в анкете, напротив пункта «образование» ставил три класса. Но приземлили Стёпку, остался Сидоров один.

- Да, - вставила я свои три копейки, едва он замолчал и задумался о чём - то.

Пришлось щёлкнуть прямо перед его носом пальцами.

- Да? - спохватился он.

- Не собираюсь писать очередной том «ЖЗЛ»!

- Какой жезл?

- Не жезл, «ЖЗЛ», жизнь замечательных людей. Хватит про него, поняла…

- Ладно, завершаю, единственно расскажу последнее. Эта святая семейка устраивала у себя дома прям содомские оргии. Более того, Клёпа, как мне сам однажды признался, матерью не брезговал.

Меня передёрнуло.

- Слушай - слушай! Девчонки не промах, он решил и ими торговать налево и направо. Они вошли во вкус, посчитав, что сутенёр им не нужен, сказали об этом братцу. А Клёпа что?

- Неужели убил? - прошептала я, боясь поверить в своё предположение.

- Правильно! Дал той, что имела неосторожность изъявить претензии, топором по башке. Заставил другую разрубить тело, упаковал всё в мешок и ночью закопал в лесу. Родственничкам же пригрозил пальчиком, им оказалось достаточно. «Sapienti sat»…

- «Умному достаточно» - не преминула я блеснуть эрудицией.

- Во - во девочка! Будь паинькой, умницей будь, думай впредь не филейной частью. Стоит ли тот, кто тебя кинул когда - то, таких жертв?

Только что яд с языка не закапал! Слово «кинул» в одном из оттенков значения означало «поимел», и краска стыда разлилась по щёчкам моим и… лицу его…

- И теперь самое последнее, не китайское, предупреждение! Серафима стала, извини, ходить под себя, и, ну - ка продолжи!

- Убил её, - сказала я убито, - закопал в лесу!

- Умничка, я б в жизнь не догадался!.. Только один нюанс: забил её, когда она "белочек" считала. Дальше - то же, что и прежде, только рубить приказал сестре, кости же дробил сам. Был бы каннибалом, на фарш пустил бы, а кости в суп пристроил… Чего морщишься? Тебе так дорог «Летогоров, Осеньгоров, Веснагоров», или как его там, что ты ещё раз бросишься грудью спасать его?! Только грудь - то у тебя маленькая!

- Подумать, тебе не понравилась! - обиженно проворчала я.

И здесь же Алик схватил меня в охапку.

- Надо признаться, ты лучший в мире «сискарь», тебе цены нет!

- Лучший сыскарь, правда?

- Смородинов, - рёк он, подняв указательный палец, всегда осторожен и верен в речах, ибо от этого зависят судьбы людей! Наклони голову, посмотри на вырез, на холмики белеющие, согласись, что я прав, сказав, что ты для меня лучший «сискарь» в мире! Докажу губами!

- Что ты делаешь, отпусти, вдруг мама войдёт!

- Блин, забылся!

Отстранился самую малость, продолжил:

- Может, всё сошло бы ему с рук и жил бы он припеваючи, но осенью, во время охоты, одна из собак разрыла яму.

Руцкий недели две работал по этому делу, в конечном итоге вычислил и раскрутил убийцу. Вот так в ходе допросов Клёпа и поведал мне о своей жизни.

Я уходил в отпуск, дело передали следователю Гордееву. По неопытности, не выйдя в срок в суд с продлением содержания обвиняемого под стражей, взял и вынес постановление об изменении меры пресечения, то есть, избрал в отношении этой козы сидоровой подписку о невыезде и надлежащем поведении. Где этот выродок - где «надлежащее поведение»?!

Гордеева, конечно, наказали, а толку?  Я вышел на работу, дело вернули мне, а обвиняемый уже сделал ручкой, ищи теперь ветра в поле! Объявили в розыск. Кстати, его сестра от пережитого бросила пить, устроилась на работу. Ее привлекли за сокрытие преступления, но дали условно. Не так давно заходил к ней узнать о братце. Дверь открыл здоровенный и вполне приличный мужик, сказал, что муж Татьяны, она на работе - в ночную, пригласил зайти на другой день, - Алик помолчал, а затем продолжил, - теперь - то понимаешь, с кем свела тебя безалаберность твоя? Еще раз проявишь упрямство - надеру задницу!

- Спасибо, дорогой! Но если человек не виновен, почему же его не отпускают? Нет, ты скажешь, как в том кино про Жеглова, что «следствие, Шарапов, разберётся», да?

- Так и собирался доложить, мой генерал!

- Сегодня похороны Наташи, я бы сходила, посмотрела?

- Опять за своё!

- Алька, милый, ну посуди сам, если доведётся вдруг с тобой работать, надо же с чего - то начинать!

- ОперА - это совсем другая Опера. Тяжелая у ребят работа. Все это понимают. Мы, следаки, что - сидим, бумажки подшиваем, протоколы составляем, постановления выносим. А они под пули идут. Есть разница. Я вот все думаю про Клёпу. Не скажешь, что он тут не при делах, но каким боком его занесло туда? Для киллера он трусоват. Для него важнее нажива… А из дома ничего не похищено. Не вытанцовывается… - задумался Алик, - Может, не успел, помешали?

- Вот и пойдем на похороны, постоим в стороне, посмотрим!

- Ладно, уболтала, только от меня ни на шаг! А ребят я предупрежу. Может, и Сидоров появится там. Кто знает? Хотя... хитрый он.

- Ура! Ура! Ты ещё попроси их разузнать, где работала Наташа. И про её подругу, Ирину. А вообще - то я по тебе соскучилась! Вот!

Самое удивительное в том, что я действительно по нему соскучилась, а не виделись мы всего один день.

- И я, представь, скучаю и не знаю, как с этим бороться.

- У тебя есть выход, - рассмеялась я, - постоянно находиться возле меня, а для этого тебе надо на мне жениться!

- Если ты серьезно, то я обещаю подумать над твоим предложением и в ближайшее время дать ответ, - парировал Алик.

Пока Смородинов выяснял, во сколько состоится вынос тела, я решила привести в порядок свое лицо.

Красоту, конечно, ничем не испортишь, но поколдовать над личиком пришлось немало. Никакими тональными кремами синяки под глазами было не убрать, поэтому я решила скрыть их за темными очками - и для похорон подходят и для солнечной погоды. Когда Алик вошел в комнату, выглядела я достаточно сносно для  выхода в свет.

 Продолжение:   http://www.proza.ru/2016/04/01/1644
Фото из Интернета. Спасибо Автору.
 


Рецензии
Маринушка! Интересно идёт обсуждение тонкостей уголовных тем. Я далёк от них, но с с пониманием и уважением отношусь к работникам этой сферы деятельности.
Спасибо, авторам, за интересное повествование.
С добрыми пожеланиями и уважением.

Петров Сергей Петрович   19.12.2019 08:16     Заявить о нарушении
Спасибо Вам, мой дорогой Сергей Петрович!
Ох, не знаю... Раньше были работники! А сейчас приходят такие, что в слове следователь несколько ошибок сделают... Стыдно! Но радует то, что их всё же не так много, но... Доступность высшего образования своё сделало дело!
Рада всегда Вам!

С уважением, теплом души и самыми добрыми к Вам пожеланиями,

Марина Белухина   19.12.2019 22:23   Заявить о нарушении
На это произведение написано 20 рецензий, здесь отображается последняя, остальные - в полном списке.