Сын Победы. Часть 3-я. Иллюстрация к песне

В городе набирал силу телевизионный завод. При нем профессиональное училище. Поступить туда непросто. Всё лето Вадим готовил : электростатику, магнетизм и электромагнитные волны.  Вадима приняли. Здесь в училище он учился серьезно, да и педагоги были люди порядочные и сведущие в своем деле, им было, что передать будущим сборщикам радиоаппаратуры. Дипломную работу только два выпускника защитили на отлично –  Вадим Яшковский и ещё один парень. Обоим дали рекомендацию в радиотехникум. Вадим с шестнадцати лет пошел на завод – жаль немолодую мать, выбивающуюся из сил на трёх работах, а образование продолжил в школе рабочей молодёжи. Школу он, конечно, закончил на трояки с пятеркой по черчению. При серьезной двухсменной работе полноценно учиться невозможно. При живом отце Вадим, закончил бы и дневную школу, и политехнический институт, но «бы» мешает, как говаривала Софья Леонидовна. Государственная помощь детям рано умерших участников войны не предусмотрена ни в учебе, ни в получении нормального жилья. Вот такая иллюстрация к песне «Молодым везде у нас дорога».

                «Подкидыши»

Поставили Яшковского на военную технику. Регулировщик военной аппаратуры – должность серьёзная для начинающего рабочего, но смекалистому Вадиму  было занятно, да и только. Попутно Вадим выучился столярничать у немолодого регулировщика Трофимыча  и всю жизнь добром его поминал.  Через год пришел ровесник, Павел, они подружились,  и  дело пошло веселей.
Бригада, в которую попали Вадим и Павел, была на хорошем счету, получала большие премии. Она состояла, в основном, из регулировщиков, лет за тридцать. Каждый рабочий имел личный номер, написанный мелом на приборах, подлежащих наладке в рабочую смену. Норма на взрослого рабочего немалая, но семнадцатилетние Павел и Вадим справлялись.
Однажды Вадим, как всегда, закончил свою норму, поставил готовые к приёмке приборы на  и ушел домой. Рано утром мастер ОТК (отдела технического контроля) должен принять партию. Приборы Вадима всегда  принимали без замечаний. На следующее утро бригадир удивленно заявил молодому рабочему: « Вадим, твой прибор не принят. Доделывай!»
Вадим посмотрел прибор и понял, что никакую наладку он не проходил, хотя меловой номер стоял вадимовский. Значит, когда Вадим ушел, кто-то из бригады стёр свой номер и поставил номер Вадима, то есть подкинул «не рожденного ребёнка». Прибор-подкидыш оказался из трудных, но Вадим его сделал. О подкидыше рассказал Павлу. « Они и мне также подкидывали приборы потруднее. Вадим, даже бригадир этим занимается, я решил шум не поднимать – мне в этом году в армию идти. Сюда не вернусь».  Яшковский от армии освобожден как единственный кормилец матери, пенсионерки и инвалида. Вадим подал заявление о переводе в выпускной цех на регулировку телевизоров. В этом цеху он проработает до развала завода в 1995 году. Бригада мошенников продержится без Вадима и Павла ещё год и будет расформирована, как нерентабельная.
 
       «Штурмовки»

Самое оригинальное изобретение советского социализма – штурмовщина. Ну, при восстановлении народного хозяйства после военной разрухи, понятно, никуда не денешься, но в мирное время? Хорошее прикрытие для дурных руководителей. Представьте себе, каждый месяц последняя неделя – штурмовая. Это означает: первая смена работает с семи утра до семи вечера, вторая – с семи вечера до семи утра. И это все семь дней. Никаких отсыпных, никаких выходных за сверхурочную работу. Только деньгами. На отпускном пособии сверхурочка не отражается ни в деньгах, ни в днях отдыха. Хотя по Конституции СССР положены и отсыпные, и выходные. Бастовать не будут – Гулаг никто не отменял, он рядом, в Мордовии. Распределение благ социализма идет по принципу « вас много, а мы одни, самые любимые». Много – это рабочих, «гегемонов революции». Квартиру с удобствами  «гегемон»  получает незадолго до смерти – штурмовщина укорачивает жизни, а самые «счастливые» не получают никогда. В южных санаториях рабочий народ, как правило,  не успевает оздоровиться по причине ранней смертности.
У богатого телевизионного завода есть отличная турбаза в государственном заказнике на реке Сереже. Путевки распределяются так, что семьи начальников могут ездить хоть каждый год и живут в шикарных деревянных теремах, из-за которых то и дело скандалят, или в просторных домиках с холодильниками и телевизорами, а семьи рабочих  масс – раз в жизни. Да и живут-то семьи «гегемонов»  в «шанхае», крошечных неудобных домиках: шкаф для одежды, две кровати и детская раскладушка впритык. Нет, кормят всех одинаково хорошо в прекрасной просторной столовой, иначе «вставит клизму»  по партийной линии обком. К услугам отдыхающих замечательная русская баня и сауна. После сауны – в озеро. Благодать! За дополнительную плату, конечно.



Рецензии
Добрый вечер, Галина! Всё больше склоняюсь к тому, что Ваша повесть, скорее... новелла. Нет разговора, действия. Хотя... я ведь не профессионал. Может, далее будет "живая жизнь"? А пока даже не новелла, а... репортаж, воспоминания, взгляд со стороны. А вот качество повествования замечательное.
Владимир.

Владимир Георгиевич Костенко   04.04.2016 23:42     Заявить о нарушении
Вы правы, Владимир, это скорее новелла.

Идеалистка   24.06.2016 13:17   Заявить о нарушении