Сын Победы. Часть 4-я. Такая славная штука - жизнь

4. ТАКАЯ  СЛАВНАЯ  ШТУКА – ЖИЗНЬ

               Они познакомились на Первое Мая. Нет, не на первомайской демонстрации. После недели ночных апрельских штурмовок Вадим пришел домой в восемь утра пропотевший за неделю, помыться в заводской душевой уже не было сил, с черными кругами под глазами. Держал сигарету в дрожащей от усталости руке и смотрел, как мимо его дома проходят веселые, празднично одетые демонстранты и его родной завод. Девушка, дальняя родственница, пришла в гости к его матери. Она была прехорошенькая с волнистыми длинными темными волосами, распущенными до пояса по тогдашней моде 70-х годов. Удивительные у неё были волосы – когда солнце падало на них, отливали рыжими огоньками. И глаза – светло-карие с поволокой, с длинными пушистыми ресницами. Её звали Аней. Что тут говорить – он влюбился с первого взгляда. Девушка как-то разочарованно на него посмотрела, смутилась, быстро попрощалась и ушла.
               Но Вадим не привык сдаваться в этой жизни. Отоспался, сходил в баньку, в парикмахерскую, с хороших заработков он успел приодеться: голландский светло-серый костюмчик сидел на стройной широкоплечей фигуре, как влитой, тонкая поплиновая рубашечка в полоску,  в тон и в цвет – выгодно оттеняли лицо симпатяги-парня с черными бархатными бровями, шоколадными глазами и здоровым цветом лица, кровь с молоком. Через пару месяцев на веселой свадьбе отплясывала вся дружная хоккейная команда сыновей Победы и Анины однокурсницы.
               Где жить молодой семье? Можно у Аниных родителей, но они живут на другом конце большого города, и когда же Вадим доедет домой со второй смены? Транспорт ходит до двенадцати. Значит, идти пешком через весь город до четырех утра. В доме, где жил Вадим с матерью, умерла одинокая старушка со второго этажа. Претендовал партийный сосед, когда-то отсидевший за антисоветский анекдот, но реабилитированный при Хрущеве. Софья Леонидовна, которая  по опыту знакомых вдов никогда ничего не просила у властей: «Не увидят они моих слёз», наконец решилась. Взяла план «хором» в мезонине, документы на отцову медаль «За взятие Берлина» и отнесла в райисполком. Комнату отдали Яшковским. Сосед стал домашним врагом.

        Суета сует

               Из-за чего шли соседские войны в семидесятых годах двадцатого века? Из-за метража квартир с печным отоплением, без воды, без канализации, туалет типа сортир. Топор войны зарывался в землю при словах: «Дом сносят!». В местной газете напечатали план развития города: на месте старого дома с мезонином красовался современный торговый центр. Бывшие враги активно обсуждали, куда выселят – в центре оставят или на окраину города, и сколько дадут – отдельных квартир на большую семью с женатыми детьми и внуками. Домоуправление по причине близкого сноса дом не ремонтировало, двор не асфальтировало, и в дождливое лето жильцы с полными ведрами воды или помоев плыли по лужам через весь двор, как и их предки сто лет назад при царском режиме. Сердца жителей были полны надежды: «Скоро снесут!».  Снос дома каждый раз откладывался по разным причинам и на неопределенное время. В 1980 году его отложили из-за Олимпиады.
                Наиболее смекалистые соседи, продав флягу меда, поднесли взятку начальнице в райисполкоме, и через год  их квартира была объявлена непригодной для жилья, а умников выселили в новый дом улучшенной планировки на площади Свободы, названной в честь участников революции 1905 года. Правда, квартиру дали «на вырост»,  с одинокой восьмидесятипятилетней бабушкой-подселенкой,  заслуженной учительницей РСФСР. На прощанье смекалистые соседи поделились информацией: «Дом долго не будут сносить. Устраивайтесь, кто как может».
               Софья Леонидовна и Анины родители взяток не давали принципиально. Молодожены решили копить деньги на кооператив. Родилась дочка, часто простывала и болела. Аня простудила спину и часто сидела, а вернее сказать, лежала дома. Благоустроенная квартира была очень нужна.

        Мечтать полезно!

               Под окном комнаты Яшковских центральная узкая улица старого Нижнего просто разрывалась от рёва современных автобусов и грузовиков. Только два раза её перекрывали: когда ремонтировали водопровод и когда снимали фильм «Жизнь Клима Самгина». Благословенная тишина вместе с прохладным свежим воздухом и посвистыванием птиц вошла в комнаты, и Ане, выросшей в деревне, так захотелось, чтобы её новая квартира выходила окнами в сад, что она даже увидела её во сне, где приглашала за  своих родителей и Софью Леонидовну. Пессимист скажет ехидно: « Мечтать полезно!», но оптимист и романтик, а Аня была именно такая, будет экономить на всем и мечтать, мечтать, мечтать.
               И Аня с Вадимом домечтались – именно окнами в детский сад с веселыми ребячьими голосами, с березками, рябинками, липами, цветущей вишней под окном в старом зеленом райончике города встал их новый кооперативный дом с лоджиями и видом с Дятловых гор на центр города, на телевышку. Мечты сбываются, если очень захотеть. « Вы переехали из девятнадцатого века в двадцатый» , --  сказал сосед, помогавший перевозить вещи.
                Это был последний дом, который построил институт, где работала Аня. «Анна Михайловна, вы вскочили в последний вагон последней электрички», -- поздравил Аню молодой сотрудник Юра.. Он был прав – начиналась перестройка: голые стены и пустые тарелки.



Рецензии