Семейный культпоход

Сергей Львович, придерживая жену за локоть, помогал ей осторожно обходить лужи.
Шли молча.

«Странный спектакль», - он пробовал осмыслить своё отношение к только что просмотренной пьесе в молодёжном альтернативном театре.
Жена предупредила, что это курсовая работа студентов сына.
Он попросил  родителей посмотреть и рассказать ему, что и как. Сам, так некстати, сломал ногу, лежит на вытяжке.
Сценарий и оформление сын с постановщиками просмотрел. Одобрил.
---

Сергея Львовича  почему-то напрягало всё: реакция товарищей студентов в зале, циничность отдельных реплик, поднадоевшая ревизия прошлого. Хотя он не мог не согласиться с оригинальностью пластики самого спектакля, талантливой игрой ещё пока студентов Академии искусств.

Супруга восприняла спектакль с радостью за  Егора и его студентов.
«Молодцы ребята», - думала Анна Алексеевна, - смело и с хорошим подтекстом подняли острые  вопросы.
---

Несколько слов для вас, читатели,  о том, в чём суть спектакля и своеобразие  постановки.
Перед зрителями на сцене, разделённой на две части, предстают два временных пласта.
В ходе спектакля разворачиваются однотипные сценки - классный час примерно в 7-8 классах с темой – «Кем был Павлик Морозов».
Проекции на трёх экранах создают портреты школьников 50-х годов и современных.
Периодически мелькают кадры из фильма – «Доживём до понедельника».

Школьный класс начала 50-годов.
Строгий учитель словесности, строгая форма учеников. Сидят смирненько. Ручку поднял – встал.

   - Горький прав – не забудут Павлика люди. Он герой. Жизнь отдал за правое дело, - как по написанному гордо говорит девчушка.

Юноша «с взором горящим» декламирует стихи Михалкова:

Был с врагом в борьбе Морозов Павел
И других бороться с ним учил.
Перед всей деревней выступая,
Своего отца разоблачил!

В классе полное единодушие.
Только на экране глаза учителя – в них сомнение и усталость…

А вот и нынешние.
В классе шумиха.
Девчонки кокетничают с парнями, дразнят: – «Давайте, давайте, все хором в стукачи».

   - А что слабо вам, красотки, доносы строчить?  Ась? Системе без «зорких» не жить,
кто будет ей верным пёсиком служить? - ёрничает долговязый.

Появляются молоденькая учительница литературы и преподавательница истории.
До класса долетают её слова: «Сказали надо, значит надо. – Главное найти правильный подход».
И начинается словесная перепалка.

   - Это что, Павлика вытаскивают из нафталина, чтобы вступить в борьбу с коррупционерами? – долговязый оглядывает класс.

Смех на сцене и в зале.

   - А что, буржуй, заложи своего папаню олигарха теперь ведь за это и платят, - подкалывает долговязого сосед.

  - Заплатят копейки, а я с папули золотую стружку снимаю.

Смех в зале и на сцене.

Педагог  призывает ребят вспомнить период коллективизации, сложность в выборе пути развития деревни. Как, заботясь о своём благе, зажиточные крестьяне скрывали зерно, держали в страхе семьи.
 
   - По-разному можно оценивать поступок Павлика Морозова сегодня. Он, конечно, противоречивый персонаж истории, - пытается, как можно мягче, направить ребят в нужный разговор, - а вспоминаем мы его сейчас с тем, чтобы подумать, как нам жить.  Моя хата с краю, или активно вскрывать те пороки, которые тормозят, вызывают подчас хаос в обществе.

Класс притих, такая липкая тишина.

   - А вам не кажется, Евгения Семёновна, что призывом к народу доносить на все факты коррупции за деньги безнравственно? - дерзко заявляет явный лидер в классе Алёна.

Молоденькая учительница литературы откровенно хихикает. Она любительница обходить острые углы молчанием. Дерзость девочки ей нравится.

   - У тебя есть своё видение, как включать народ в борьбу с коррупцией? – не сдаётся педагог.

   - У меня есть убеждение, что доносительство в любом варианте грязное дело. А за деньги… Отличный урок борьбы не с коррупцией, а с конкурентами. А Павлик – миф. Его сделали героем, потому что он был нужен власти. А сейчас это постановление о доносительстве тоже нужно власти, а не народу. Людей ни один чиновник не слышит. – Всем видом дала понять – у меня всё.

Слушатели в зале притихли.
На экране крупным шрифтом – «Счастье – это когда тебя понимают».
Тишину взрывает реплика соседки Алёны по парте.

   - А ты заметила, подруга, что времена изменились? И призыв стучать даже на коррупционеров не вызвал энтузиазма. Хочется верить, что донос никогда больше не будет щеголять в  одеждах гражданского подвига. Давайте лучше красиво поговорим о любви. К отчизне тоже.

В зале раздались не дружные, но всё-таки аплодисменты.
---

Анна Алексеевна пыталась понять настроение мужа.
Ей показалось, что спектакль ему не понравился.
«Постарел мой муженёк. Не волнуют его проблемы молодёжи», - с грустью наблюдала она за его напряженным лицом.

   - Ну, что завтра Егору скажем?- осторожно спрашивает Анна Алексеевна  мужа. Тебе работа ребят не понравилась?

   - Нет, не скажи. Задела. Хотя  не верится, что это постановление Генпрокуратуры так уж их волнует. Практика вознаграждения лиц, сообщающих о коррупционных преступлениях, существует в ряде стран. У меня осталось двоякое впечатление от увиденного. Да, идёт омоложение постановок и в других театрах. Но, как-то острее почувствовал, что в молодёжной субкультуре нынче присутствует некая эпатажная, демонстративная обособленность от ценностей старшего поколения. Нет?

   - А мне импонирует то, что ты назвал эпатажностью, - спокойно продолжила разговор Анна Алексеевна. - Нет, это не контркультура. У современной молодёжи свои взгляды, своя мода, свой язык. Да, части постсоветских интеллектуалов  и студенчеству присуще уклонение от общественных обязательств. Для их интересов характерна некая локализация рамками семьи, круга друзей или своего профессионального сообщества. Отсюда эта ироничность  утвердить доносительство в качестве гражданского долга. Интересно будет послушать Егора.
---

Выслушав родителей, Егор очень обрадовался.

   - Значит, у ребят получилось. Мне  надоело доказывать, что появилось новое поколение. Умные ребята, знают, чего хотят. Да их интересы зачастую носят  сугубо личностный характер. Они прагматичные, чуточку циничны. Увы,  и у общества-то нет осознанного движения, объединяющей идеи. Вот они и прорываются поодиночке.

   - И откуда же тогда взялось это поколение? - начинает сердиться Сергей Львович.

   - Это большой вопрос, отец. Вокруг озлобленность, неверие всему и всем. – Егор задумался. -  А я тебе отвечу. Оно выросло из  памяти о своих героических предках.
Дедов и прадедов, которые умели не хныкать, преодолевать и побеждать.

Анна Алексеевна поправила сыну подушку, поцеловала.

   - Спасибо тебе, сын. И твои доводы, и спектакль ребят дают повод посмотреть на себя со стороны. Посмотреть и задуматься.

Егор посмотрел на отца.

   - Убедил, убедил, - Сергей Львович скупо улыбнулся, - есть правота в твоих рассуждениях. - Они по-мужски крепко пожали друг другу руки.

   - Надо будет подтолкнуть ребят к дипломному спектаклю создать портрет героя нынешнего поколения, которому не просто интересно жить, а у которого есть заострённость на будущее.  Как думаешь, отец, прорвёмся?

   - Коль такие молодые есть – да!
---

Коллаж автора.


Рецензии
Вот, вместо рецензии:

Троллейбус рванулся из мрака,
Взывая на помощь дугой.
Я понял: в троллейбусе драка,
Там бьют и пинают ногой!

Будь там, я, конечно бы, сразу
Мерзавца за шиворот сгреб,
Но поздно: миганием глаза
Растаял рубиновый «стоп».

Извне невозможно вмешаться,
Не крикнешь:
— Назад поверни!—
Дела эти могут решаться
Лишь там, где творятся они.

_*_*_*_Леонид Мартынов_*_*_*_

Лео Киготь   16.09.2018 14:09     Заявить о нарушении
Спасибо.
Соглашусь..
...Дела эти могут решаться
Лишь там, где творятся они...
С добром,

Дина Иванова 2   16.09.2018 14:37   Заявить о нарушении
На это произведение написаны 24 рецензии, здесь отображается последняя, остальные - в полном списке.