Памяти деревни Смолеевки 3

                Метки войны
 
   В то время – середине пятидесятых - для пяти – семилетних ребят было обычным делом, покопавшись в земле в разных местах на полях, окружавших город, или на горе Ивана Рыльского, находить целые, не стрелянные, винтовочные, пулеметные патроны, оставшиеся после войны – земля в той части страны, где шли жесточайшие бои, была напичкана военным железом. Иногда откапывали целые пулемётные ленты – проржавевшие, но с годными ещё патронами.  Эти патроны мальчишки бросали в костёр, разведённый на горе, сами быстро отбегали и прятались в какой-либо ближайший овражек или ямку. А потом, совершенно не отдавая отчёта об опасности, которой подвергались, слушали разрывы патронов и свист пролетающих пуль. Куда они улетали и что могли пострадать не только сами, но и другие – об этом не думали. Бывали случаи, когда ребятам отрывало пальцы на руках или выжигало глаза разрывом патрона, который они пытались вскрыть и колотили камнем или молотком. Такие были забавы послевоенных детей.
   Ребятам из «офицерского» дома повезло –  они не откопали ни гранат, ни снарядов, ни противопехотных или противотанковых мин. Ребята с соседней улицы братья - близнецы откопали.
   Никогда не забыть Вовке тот странно солнечный  день похорон. Босоногие шкеты (а все дети тогда до самой школы бегали летом босиком, изредка надевали сандалии) бочком протиснулись через толпу родственников и соседей погибших ребят в горницу частного дома.  Посередине комнаты на табуретках стояли два маленьких гроба. До сих пор у Вовки возникают перед глазами бледные маленькие лица братьев среди белых кружев, густо вымазанные зелёнкой и иссеченные осколками. Вдруг раздались  истошные рыдания – мать увидела сверстников её погибших детей, и снова сорвалась в неутешном горе…
   Испуганные, дети вылетели на улицу и умчали подальше. Разве могли они подумать о нестерпимо горьких последствиях их появления на глаза матери, только что потерявшей сразу двух родных, любимых человечка…
  Надо сказать – копать мальчишки продолжали и дальше, несмотря на все самые строгие предупреждения родителей. Копали, пока не поумнели. Уже позже, когда Владимир учился в классе шестом - седьмом, отец, понимая мальчишеский интерес, брал его на подрыв саперами неразорвавшихся мин, снарядов и авиабомб, которые все ещё продолжали часто выкапывать трактористы в колхозных полях и экскаваторщики на стройках. Опасная у них тогда была работа, потому что, бывало, рвалось под плугом трактора или в ковше экскаватора. А ведь происходило это и в пятидесятых годах, и уже во второй половине шестидесятых, более двух десятилетий после войны.
    Еще Владимиру вспоминался нашумевший в Советском Союзе случай именно того времени, когда случайно при земляных работах строители раскопали в центре Рыльска огромный склад боеприпасов. Поскольку существовала большая вероятность самопроизвольного подрыва проржавевших боеприпасов, часть прилегающих к обнаруженному складу жилых домов была отселена. Сами работы по разминированию длились долго, так как сапёры с большой осторожностью извлекали, а потом вывозили на машинах с песком найденные снаряды далеко за город, где их взрывали. И на протяжении нескольких недель жители с тревогой слышали отдалённые взрывы – война зримо напомнила о себе. Хотя случай не был уникальным, так как бомбы и снаряды часто находили в городах и посёлках, где шла война, но видимо такого количества боеприпасов в одном месте не встречалось раньше. По мотивам этого случая позже сняли фильм, который смотрелся на одном дыхании, особенно теми, кто был очевидцем событий.
      Напоминания о недавней войне встречались повсюду. Вовка не мог забыть, как с непонятным чувством и страха, и сочувствия он встречал в городе бывших фронтовиков, ставших на войне инвалидами. Чаще всего он вспоминал солдата, потерявшего ноги. Он в полинялой гимнастёрке или шинели без погон с грохотом перекатывался в центре города возле рынка на деревянной тележке с колёсиками из подшипников. Никакой специальной техники для пострадавших на войне тогда ещё не было. Он отталкивался от земли специальными деревянными «ручками», подбитыми снизу кожей или резиной. Встретить его можно было и зимой, и летом. В базарные дни, когда на городской рыночной  площади собиралось много людей – кто приходил купить продукты, кто продать что – либо из старых вещей и выручить немного денег, этот обделенный войной и судьбой человек, ещё совсем не старый мужчина, сидел возле входа на рынок. Иногда выпивши, при боевых наградах, с пилоткой или кепкой на обрубках ног, он сидел на своей тележке и собирал подаяние. Люди делились чем могли, хотя жили все небогато. 
     Однако война уходила, следы её зарастали, притуплялась память о ней. Но не исчезала и не может исчезнуть на совсем. Пустила она не извлекаемые корни в каждую семью, в судьбу каждого человека в нашей стране. У всех были близкие, воевавшие на фронте, были погибшие или пропавшие без вести.
   Отец Володи воевал, вернулся с фронта младшим пехотным лейтенантом, был ранен. И многие другие офицеры воинской части, где служил отец, прошли войну. Во время воинских парадов в честь дня Победы или Октябрьской революции, мимо трибуны на главной площади городка маршировали воинские подразделения, а во главе шли офицеры – фронтовики в парадных мундирах с боевыми наградами на груди.
   Дома Вовка примерял отцовский китель и любовался своим отражением в зеркале, в очередной раз перебирая и разглядывая отцовские награды. А потом, после парада, когда офицеры были уже дома, совместный, на несколько семей праздник, продолжался уже за столом, который накрывали жёны. И были тосты за Победу, были песни под аккордеон. И что греха таить – иногда на глазах боевых офицеров мелькали слёзы и они замолкали на время. О чем они вспоминали тогда – теперь никто не скажет. 
   До сих пор и в ХХ1 веке поднимают парни - поисковики останки солдат Отечественной войны в разных местах страны, где шли бои. Низкий поклон этим людям, которые без помпы и пафоса, делают эту трудную работу памяти – ищут погибших в той войне. Мы помним – война не закончилась, пока не похоронен последний солдат.
   Так жили и в первые послевоенные годы, когда нежданные, печальные и порой трагические напоминания о войне были частыми, и сейчас, когда память о войне хранится в каждой семье, где помнят своих фронтовиков и гордятся их подвигом.


       


Рецензии