Воздушная крепость Часть 2 Глава 11 Наступление

У любой войны есть масса болезненных признаков. Самым непредвиденным для Максима Савчука оказалось обилие на улицах стай диких собак. Их почему-то стало невероятно много на воюющем Донбассе. Брошенные, преданные пропавшими куда-то хозяевами, голодные, они бродят громкими толпами, пугают людей и сами боятся.
- Хуже всего тем из них, что в прошлой жизни были любимчиками, - подумал Савчук, глядя на лохматых красавцев.
Именно в их глазах вопрос «за что?» читался наиболее отчётливо. Как-то сразу людям стало не до собачьих приютов и профилактических прививок. Куда-то резко исчезли неистовые борцы за права животных.
- Как оказалось, собаки не любят войну… - словно услышал его мысли Игорь Калинин, напарник Максима. - Если даже не услышишь звуки канонады, собачий лай безошибочно возвестит: опять бомбят.
- Собачий век короче человеческого и у них мало шансов дождаться того часа, когда снова о них будут заботиться. 
- Хотя и у нас такой шанс тоже невелик…
Они находились на ключевом блокпосте между Славянском и Краматорском. К ним часто заходили местные жители, делились новостями. В отсутствие новостей горожане живут слухами, один нелепей другого.
- Украинцы ушли с горы Карачун, сейчас там остались только поляки и негры, - хором убеждали визитёры.
- Но мы же пока здесь! - отрезал Савчук.
- Вот именно - пока...
В начале июля их сменили якобы для отдыха, но воевать пришлось больше. Чаще из засад, чтобы ополченцы не вырвались из заблокированного города. Кто-то из товарищей как обычно залез на сосну для наблюдения. Двое его охраняли, а Максим с наблюдательным Калининым чуть в стороне под кустом оборудовали огневую точку.
- Мимо не пройдут! - твёрдо заверил Игорь.
Сосна росла на самом краю редкого леса и лысой поляны.
- Человек интуитивно старается идти по краю леса, потому как в глубине чащи ему трудно ориентироваться.
Они воткнули пулемёт так, чтобы просматривать всю дугу зарослей вокруг поляны. Вдруг слышат треск сучьев, будто табун скота гонят. Треск становится всё сильнее. Появляются двое зелёных бойцов Стрелкова, пугливо осматриваются кругом.
- Карателей не видно! - проговорил один.
- Нацики и жидо-бендеровцы спят... - усмехнулся другой. - Значит здесь можно пройти.
У Калинина, чтобы щелчка слышно не было, пулемёт уже был взведён. Рядом не дыша, с запасной лентой патронов в руках лежал Савчук. 
- Подпустим ближе. - переглянулись они.
Боевики подошли уже метров на двадцать. Держа их на прицеле, Игорь дал очередь. Потом ещё прострочил крест-накрест.
- Для гарантии, так сказать, - уточнил он. - Вот эти двое точно мои. А то в бою поди, разберись, кто кого убил...
Вечером 4 июля 2014 года они вернулись по ротации на привычный блокпост и развлекались, слушая разговоры противника в радиоперехвате.
- Хохлы воюют лучше! - сказал кто-то хриплым голосом.
- Это не Чечня, это полноценная армия… - ответил неизвестный российский собеседник. - Две недели долбим и ни хрена.
Они это с удивлением признавали, особенно выделяя украинскую артиллерию и военную разведку, спецназ.
- Причём мы не бросаем людей на мясо в городские бои, - рассуждал Игорь, - наша ударная группировка и её действия строятся так, чтобы вывести оборону боевиков из равновесия. Вокруг Славянска создаётся угроза охвата и сепаратисты скоро не выдержат, под огнём артиллерии и авиации начнут откатываться, сдавая город.
- Бай Бог! - выдохнул Максим.
Тёплой ночью через них пыталась пробиться бронегруппа бойцов Стрелкова в количестве трёх десятков человек на трёх БМП и паре БМД. Калинин в этот момент рассказывал о своих довоенных похождениях:
- Я позвал её к себе и игриво намекнул: мол, проблем не будет - мы, электрики, пользуемся резиновыми средствами защиты не только на работе. Она ответила, что, хоть она и не электрик, но тоже научена не ходить по кабелям.
- Круто отшила! - засмеялся Савчук и заметив движение по дороге крикнул: - Сепары!
Ребята приняли бой и без потерь разбили атакующую бронегруппу. Вокруг блокпоста валялось много убитых террористов и горели уничтоженные машины. Украинцы взяли в плен нескольких бойцов, в числе которых были две женщины. Одна из них являлась механиком-водителем БМП.
- Эта бронегруппа была частью группировки боевиков под командованием Стрелкова, которая пошла на прорыв из Славянска! - понял Максим.
Тем временем они узнали, что основная масса ополченцев погрузилась в машины, взяли с собой женщин и детей и, прикрываясь ими, как щитом, выбрались из города по просёлочным дорогам.
- Как они ушли? - гадали солдаты.
- Славянск в кольце, но всё же оставались полевые и лесные дороги, по которым можно уйти! - предположил Игорь.
Оказалось, что удар бронегруппы был отвлекающим маневром. 
- Наша авиация кружила над ними, но не могла разбомбить колонну, опасаясь жертв среди мирных жителей... - добавил напарник.
Впрочем, долго горевать было некогда, нужно было зачистить бунтующий город. Савчук шёл в первой штурмовой группе, которая заходила со стороны Славкурорта. Двигались они на бронетранспортёрах, через шесть или семь рядов баррикад, где стояли даже муляжи орудий.
- Ишь ты! - удивился Калинин. - И здесь брехали...
- Русские врут, - откликнулся сидящий на броне товарищ, - потому что диктатуру можно обосновать, национализм же обосновать можно только через посредство лжи. Какими-нибудь фальшивыми еврейскими «Протоколами» или «Киевская хунта оккупировала Донбасс».
Дорога шла мимо когда-то знаменитых на весь Советский союз радоновых озёр с невероятно солёной водой. На удивление рай для больных спинальников оказался заполнен толпой отдыхающих горожан.
- Наши люди ничего не боятся! - воскликнул озадаченный видом напарник.
На спокойной водной глади торчали головы-поплавки, на берегу жарились чебуреки, пиво лилось пенной рекой. Многие люди тщательно мазали себя с ног до головы лечебной грязью из озера, будто хотели стать неграми. Хотя буквально рядом звучали отрывистые автоматные очереди и бахали обиженные выстрелы ручных гранатомётов.
- Мы воюем, - брезгливо сплюнул на песок возмущённый Максим, - а эти купаются!       
В центре города было относительно спокойно, перед наступлением украинцы провели артподготовку по местам сосредоточения боевиков.
- Большинство из них поняли, что начинается штурм и попытались скрыться… - поняли наступающие.
В их сторону прозвучали лишь несколько выстрелов. Штурмовые группы сначала двигались по одной дороге, а потом разошлись по кварталам и отправились в центр к зданию городской администрации Славянска.
- Повышенное внимание! - предупредил Игорь.
Вход в него был серьёзно забаррикадирован мешками с песком. Там же находились несколько местных милиционеров, которые ещё охраняли здание.
- Выходи! - приказали им.
Они вышли с поднятыми руками. Их положили на землю и отобрали у них оружие. Тут же висел флаг ДНР, который чёрный от пыли и солнца Савчук забрал в качестве боевого трофея.
- Круто!
С ними шли два разведчика из Нацгвардии Ковальчук и Журавлёв. У них возникла мысль снять другой флаг ДНР, который висел на крыше здания и водрузить вместо него флаг Украины. Пошли ко входу, и тут Максиму осенило:
- Там ведь может быть заминировано...
Им помог один местный милиционер, который знал расположение мин и растяжек. Но всё равно, никто в точности не представлял, что их ждёт внутри. Когда они поднялись на второй этаж, по зданию начали вести снайперский огонь.
- Остерегайся оконных проёмов... - бегло напомнил Калинин.
В третий и в четвёртый раз по ним выстрелили, когда уже выбрались на крышу. Максим пополз к флагштоку и начал рывками выдёргивать флагшток. Игорь его прикрывал. Флаг никак не поддавался, поэтому пришлось воспользоваться лежавшей неподалёку металлической лестницей, по-видимому оставленной террористами.
- Надёжно закрепили, - выругался он, - думали, что навсегда...
Когда они спустились вниз, ко нему подошёл командир спецназа и спросил:
- Ты поднял украинский флаг?
Савчук ответил:
- Да.
- Почему ты полез поперёд батька в пекло? - укорил сухощавый офицер. - Сейчас приедет кто-то из командования и сам захочет водрузить флаг.
На площадь перед горадминистрацией принесли два трофейных ПЗРК, автоматы, гранатомёты, даже реактивный пехотный огнемёт «Шмель».
- Неплохой улов! - оценили украинцы.
Через некоторое время на площадь начали приезжать остальные ребята из 95-й и 25-й аэромобильных бригад. Заехали даже два танка. Прибыл кортеж с министром обороны Гелетеем и начальником Генштаба Муженко, который непосредственно руководил наступательной операцией.
- Всё чаще в Украине стали появляться военкомы - робин гуды, - глядя на суету начальства пошутил Калинин. - Они забирают повестки у богатых и раздают их бедным.
Гелетей принялся делать телефонный доклад Президенту Украины о том, что Славянск взят. В этот момент из-за здания почты, расположенного неподалёку от площади, выскочил боевик с двумя взведёнными гранатомётами и попытался выстрелить. Спецназ его обезвредил, но торжественную церемонию поднятия флага пришлось отложить. Министру сказали:
- Вероятнее всего, на крышу вы уже не полезете, потому что в городе снова разгорелись бои?
- Да.
Поэтому ещё один украинский флаг подняли уже перед зданием, после чего Гелетей быстро уехал. После освобождения Славянска вся 95-ая бригада долгое время базировалась в городе.
- Хоть за долгое время, мы наконец увидим, что такое кровать! - обрадовался Игорь и без сил свалился на неё.
Понемногу они обустроили свой быт, в комнате было три кровати с солдатскими тумбочками, стол и небольшой платяной шкаф. Стены комнаты соседей были украшены «живописью», характерной для жилища солдат и холостяков. На одной стене находился транспарант с надписью:
- «Вот, что нас губит!»
На транспаранте были нарисованы три карты, бутылка водки и три стакана, наполненные наполовину. Несколько фотографий блондинок и брюнеток, вырезанных из журналов. На второй стене висел транспарант с надписью:
- «Кто не играет в преферанс – тот скоро Родину продаст!»
Осмотрев «живопись», Максим сказал напарнику:
- Здесь живут ребята, не лишённые здорового чувства юмора. Пожалуй, мы сумеем подружиться.
- До нас тут жили ополченцы… - брезгливо напомнил сосед.
В свободное от службы время они играли в карты и обсуждали последние военные новости.
- Жаль, что мы выпустили Стрелкова из города! - заметил Калинин.
- С другой стороны, - возразил Савчук, - если бы боевики остались в городе и начались бы настоящие уличные бои, потерь среди мирного населения было бы гораздо больше.
- Если ты способен сохранять голову в ситуации, когда все вокруг потеряли головы, ты скорее всего неправильно оцениваешь обстановку! - хохмил неунывающий Игорь.
Однако вскоре весёлые посиделки закончились, им прислали нового командира батальона. Тот был старой закалки и постоянно придирался к подчинённым:
- Вам бы только водку пьянствовать, беспорядки нарушать да в карты играть...
- У нас же свободное время...
- Я военный до костей мозга! - настаивал комбат. - И бардака не потерплю!
Он пытался учить вверенное подразделение:
- Бинокль не для того, чтоб прелести рассматривать у мимо проходящих, им требуется снайперов засекать, точки противника.
- Да мы за три месяца войны это как-то поняли! - вставил Калинин.
- Вот вы всё шутите, - осадил его комбат, - а дома по вам скучают матери, сёстры, невесты и другие люди женской национальности.
Ребята были рады, когда переформование части закончилось и их снова бросили в дело. В первом же бою комбат погиб. Когда бригада громко заходила в Лисичанск, трупами ополченцев там просто кишело. Их никто не убирал, жара была жуткая и вонь стояла невероятная.
- Шутки закончились, настоящая война началась! - побледнел Игорь и перезарядил верный автомат.
продолжение http://www.proza.ru/2016/04/12/53


Рецензии
Всё в Славянском конфликте от начала до конца было тупым, а то и преступным проигрышем украинских властей и силовых структур. Проигрышем с военной, пропагандистской и моральной сторон. Ведь не город "поднялся", его заняли пришлые провокаторы и раскачали на беспорядки маргинальную часть населения. А город был на редкость богат культурными разумными жителями, которые поняли всё сразу, и ждали, что их освободят прямым АТО ударом по террористам. И это надо было сделать, и показать людям, миру, пропагандистски (разве нельзя пропагандировать правду?) - кто такие, эти пришлые специалисты по военной провокации. Их банду при желании можно было ликвидировать одним ударом, особенно вначале. Предпринятая же в действительности бесконечная блокада с обстрелом частей города - ну есть такое слово украинское, зрада. Иначе не назовёшь, от начала - до конца. И там был сделан выбор идти дальше к таким тяжелым последствиям, какие поимели, или стараться всем разумом и силами преодолеть и не допустить.

Владимир Прозоров   02.11.2017 12:18     Заявить о нарушении
Донецк в таком же положении три года...

Владимир Шатов   01.11.2017 21:35   Заявить о нарушении
На это произведение написаны 2 рецензии, здесь отображается последняя, остальные - в полном списке.