Это я, Господи! Стихопоэма

И ждать, нисколько не надеясь
на ожидания эпохи
идей богатых в пользу бедных, –
хорошего, как бы ни плохо
вчера жилось нам, да и завтра,
каким бы образом ни снилось
со всем возможным от нехватки
убойной силы изобильем!

Как хорошо, когда отпустит
замучивший за сутки кашель,
и не от голода ведь пучит
желудок… утешенье наше!
Сентиментальная одышка –
верх иллюзорной перспективы,
и где злорадная отрыжка
до тошноты от жизни дивной?!

Когда-нибудь, как до и после,
оценишь передышки благо,
все ощущенья светлой боли
и симпатические знаки
уже проявленного чувства
в среде действительно прекрасной:
сам фактор времени в искусстве –
магическая сила власти!

Как воздаётся по деяньям,
предсмертным дарится мгновеньем
святое вечное сиянье
за меры божеской терпенье!
Нехорошо тянуть резину
до непременного событья,
что сотворишь, преобразившись,
как достоянье из убытков!

Не заговаривать же зубы
акульей чистоты и блеска,
чтоб не нести вдобавок убыль
от разговорного подтекста!
Воображаю всё такое
и соответствую хоть этой
ответственной детальной ложью
правдивым интересам смертных!

А мог бы против ожиданий
идею провести в контексте
при усложнении банальном
технологических процессов
и эволюции развитья
цивилизации в культуре,
пока «покой нам только снится»,
как умный череп… пуле-дуре!

И то, что не даёт прохода,
должно споспешествовать также,
не глядя на прокол природы,
ликвидность «жизни на продажу»!
Предполагается готовность
к прыжку, полёту и провалу,
присутствию в абстрактной форме,
отсутствуя, как не бывало!
          ______________

Чего бы только ни хотелось,
так или этак полагая,
но доходя до дела телом,
желаньем не располагая!
Так, поднимаясь с четверенек,
о равновесии мечтают, –
во время шторма во спасенье
срубая все под корень мачты?!

Но никаких движений резких:
в предрасположенных к инфаркту
сердцах все цели не по средствам, –
миф вне стихии буйных фактов!
Чем обмануться непременно
без призраков мечты и песни,
уже почти пенсионером
взяв отпуск летом пионерским?!

За идеальное начало
в гремучей смеси с неминучей
войной победоносной, славной, –
брать на испуг… счастливый случай!
Кому доказывать пристало,
что свой он в доску всей ватаге, –
тому таланта не хватало
как стратегического такта!

Пожалуй, признаю банкротство,
смирившись с долей неизбежной:
не стать мне признанным уродцем,
с дурацким образом не спевшись!
Приподнимаюсь постепенно
над «глубиною обнажённой»
безмерной степени паденья,
иную видя протяжённость!

Элементарная прозрачность
страшит, хотя и возвышает
над непорочностью вчерашних
жертв идеальных пожеланий.
Не знаю, как благодарить мне
жизнь за простую невозможность
в среде бездарной проявиться,
поскольку обделён, как должно!

Не получается быть пошлым,
циничная защита ибо
растворена в грядущем-прошлом 
давно изжитым общим видом!
Как не получится общенья
без обольщения вначале
при резонансном совпаденье
и после разочарованья!

Особенно, когда внезапно
наткнёшься на нелучший образ,
в ловушку загнанный пространства
неописуемым геройством!
И жалости не хватит места,
точней великому презренью
на том ли, этом белом свете
тоски на время искупленья!
          ______________

Благословенный понедельник!
Предотпускное состоянье,
как налетай, подешевело
без силы блеска и сиянья.
Но, впрочем, долговые нормы,
как пса цепного крепко держат,
усильям придавая формы
капризной ветреной надежды!

От жажды можно захлебнуться
избытком выраженья воли,
краюхой неба поперхнуться, –
воображение больное!
Усугубляемые фронтом
сплошных намёков на свободу,
как сроки с нервами подводят
на фоне бурной непогоды!

И эхом страха после бури,
невиданной ещё доселе,
очнётся хрупкая культура,
бессмертная на самом деле!
Где джунглями с избытком влаги,
где обезвоженной пустыней
природа сразу поглощает
места, что человек покинул.

И поражаешься, как скоро
цивилизации иные
с известным уровнем комфорта
уничтожаются стихией!
Так прок и толк разумной жизни
до выживанья опускаясь,
ни искры Божьей в высшем смысле
из смертных тел не испускает!
          ______________

Однако, всё уже в порядке,
с полузакрытыми глазами
гребёшь вразрез своим укладом,
терпи – поймёшь, точней узнаешь!
В прибавке возрастной на вычет
из срока жизни в ритме, темпе
преодолеешь по привычке
Таривердиева, как Верди!

Не потому, что так хорош тот,
как этот плох, ни в коей мере,
но потому что наш Митроша,
герой контуженый, страшнее
страстей шекспировских героев,
смешней поэтов сумасшедших,
в своём отечестве суровом
пророками с небес сошедших!

От пацанов неполноценных
не больно много остаётся,
им, покалеченным системой,
свои грехи признать придётся,
когда гонимые, как бомжи
припомнят, как они дразнились,
творя безбожно то, что должно,
иначе говоря, резвились.
          ______________

Спекаюсь в самой полной мере
на самом деле тривиально
увязнув в грозной атмосфере,
что по уши в грязи реальной!
В другие дни больших недугов,
напротив, призрак побеждает,
как факт происходящий тут же,
чем моментально убеждает!

От томных сгустков захолустных,
где пополуденные тени
кроваво спёкшейся минуты
не обретают утешенья,
и не мечтают о прохладе
в огромной каменной духовке
с похмельной жаждой беспощадной
сверх отвращенья к тёплой водке!

Хоть одиночество надсадно,
как певческий пропавший голос, –
не досаждай и не досадуй,
и ни о чём не беспокойся!
Как незабытого избыток
бывает хуже недостатка,
знак отношения к событью, –
вот, где «зарытая собака»!

Линейным образом мышленья
картинно будешь утешаться
с утратой смысла и мгновенья
в духовно выжитом пространстве.
И говорить о том не стоит,
пусть просится на лист тетрадный
литературой недостойной
с претенциозной верой-правдой!

Под прессом дат определённых
нас обстоятельства прессуют,
по сути, предваряя формы,
перед которыми пасуем!
И был рассвет 22-го
июня, и каким ни вышел,
таким домой уж не вернулся,
«на градус выше… съехав крышей»!

Сороковые-роковые
пусть никогда не повторятся,
на страхах, - атом расщепили, -
мир может дольше продержаться!
Среди отживших поколений
и нарождающихся только
злым силам нужен добрый гений…
явленьем жертвы добровольной!

И безымянная могила
с солдатом павшим неизвестным –
неиссякаемая жила
служенья с доблестью и честью!
Ну да, я был опасен тоже
традиционным выраженьем,
парадоксально непохожим
на стиль марксистских обобщений!

Потом, когда переродится
канва текущего момента,
и исполнителям простится
как жертвам времени и места, –
то за соблазны и обманы
стоят, как за своё святое,
поскольку в темах общих планов
росли и развивались тоже!

Так, в переломные моменты,
и с преломленьем восприятий
глядеть в грядущее с надеждой,
что спать под пыткой, видя счастье!
На всё способный изначально,
блеснув в профессии талантом,
не утоли свои печали,
не утонув в мечтах Атланта!


Рецензии
На это произведение написана 31 рецензия, здесь отображается последняя, остальные - в полном списке.