Письмо Второе

     Вот Вы спросили меня, бывал ли я счастлив? ...О, да! У меня —  в течение нескольких лет в Бирмингеме (Алабама) была подруга-индуска —  из рода сикхов (или сингхов, не знаю, как правильно). И это сделало мои годы пребывания в Америке самыми счастливыми. Это была мечта любого мужчины. Мы жили разными домами и встречались только тогда, когда этого хотелось обоим. Она (или я) просто звонили и говорили: I want you, my dear... И если кто-то отвечал отказом, никаких обид не было —  так мы условились с самого начала нашего знакомства в городке Мобайл штат Джорджия на каком-то программистском саммите (это было ее условием, которое я с радостью принял, ибо сам бы не осмелился предложить такое со своей совковой-то ментальностью). И тогда она приезжала ко мне (или я приезжал к ней) и мы проводили несколько безумных дней, полных таких любовных наслаждений, что, вспоминая их, я просто начинаю трястись от рыданий —  правда-правда! Б-г его знает, была ли это пресловутая Камасутра, но, ни одна европейская женщина не способна так чувствовать и так ублажать мужчину. Бывало, мы встречались только для того, чтобы просто где-нибудь пообедать или сходить на концерт. И только один раз вместе съездили в Италию —  перед расставанием —  отец ей нашел жениха в Калькутте, и она должна была выйти за него замуж (только за сикха). Мы ни разу не поссорились, ни разу друг друга не приревновали —  это тоже было ее условием —  мы оба были совершенно свободны. Я мог бы водить к себе сколько угодно девиц —  ведь я жил совершенно один в 6-комнатном доме —  но я этого НИКОГДА не делал —  свято хранил ей верность. Убежден, что и она поступала также...

     Она была очень развита, знала поэзию —  английскую. американскую, бенгальскую, читала кое-что и из русской классики. Очень любила классическую музыку (джаз ненавидела —  поэтому в Новый Орлеан и Мемфис (Огайо) я всегда ездил один). Английский для нас обоих был не родным, но с ней так просто и легко было общаться... Это была совершенно гармоничная женщина, и мы были оба идеальной парой-цумадои... Она знала, что я еврей, относилась к этому с большим уважением —  индусы совершенно не имеют традиций антисемитизма... Поэтому я столь долго пребывал в холостячестве —  по сравнению с ней ни одна женщина, как говорят в Одессе "и рядом не стояла". Мы знали, что эти отношения закончатся, и знали, что не браком... Более того, думая тогда об этом, я понимал, что нет более уродливого института, чем брак... 

   ...Но сейчас мне хочется продолжить Ваши интересные рассуждения о творчестве, пост-оргазменных ощущениях после публикации стиха, и чувстве стыда, которое испытывает автор при чтении его стихов посторонними, как будто его застукали за мастурбацией. Безусловно, в любом искусстве —  даже весьма пуританском —   присутствует элемент эротики. Ведь если задуматься —  что такое эротика? —  это стремление человека раскрепоститься, преодолеть моральные запреты и ощутить свое бесконечное слияние с этим миром (частью которого, бесспорно, являются существа противоположного пола, ибо все религиозные и моральные законы призваны в конечном итоге ограничить, так или иначе, взаимоотношения полов). А искусство —  если оно искреннее, не наигранное, всегда —  в той или иной степени душевный стриптиз —  в основе лежит тот же принцип "освобождения" —  мыслей, энергии и даже грехов —  ибо читатель (зритель) невольно становится их соучастником, и, как бы разделяет вину автора, приуменьшая его долю во всеобщем грехе...

     Бывали ли Вы когда-нибудь на нудистском пляже? Вы раздевались догола? Помните ли Вы свои ощущения при этом? Я помню прекрасно —  впервые попав на нудистский пляж в Албене (в Болгарии) в 1984 году. Это была отдельная история. Но я отчетливо помню, как при виде спокойно гуляющих по пляжу обнаженных женщин и мужчин меня просто начало трясти, как в лихорадке. Мужчины, впрочем, меня мало интересовали, но женщины... Они не только чинно прогуливались, но и картинно возлежали, широко расставив ноги в самых "бесстыжих" позах, подставляя солнцу и моему возбужденному взгляду свой лобок или вагину (у тех, у кого она была выбрита), груди растекались по загорелому телу... Многие мазали свое тело кремом, и если рядом не оказывалось женщины, просили намазать спинку и совершенно незнакомого мужчину. Группа студентов и студенток весело играли в пляжный волейбол, и в прыжке, пышные груди у некоторых девиц вздымались к небу.... Я стоял, как зачарованный, словно попал на другую планету. Вдруг, ко мне подошел человек в форме и на ломанном английском предложил —  либо раздеться, либо покинуть пляж. И я разделся... И снова —  о миг бесконечного счастья! Я скинул плавки —  мой детородный орган стоял колом, но никто на это не обратил внимания. Там вообще никто ни на кого не обращал внимания —  все было так естественно, и невинно —  да-да, именно невинно, что даже стало обидно... Я прошелся по пляжу, ощущая такой прилив энергии и счастья, и наслаждения, что в последующие годы вообще был не в состоянии ходить на обычные "текстильные" пляжи...

     То же, вероятно, испытывает поэт, или писатель, нажав на кнопку "опубликовать произведение". Освобождение. Катарсис. Оргазм...


Рецензии
Красиво. Я помню как однажды в юности я купалась ночью в полной темноте и без купальника. Это было действительно чувство безграничной свободы и соединения с природой. Это так понятно и естественно. Спасибо.

Соня Ляцкая   29.09.2019 03:11     Заявить о нарушении
Я думаю, Соня, мы все помним, что произошли от Адама и Евы - и в нас живёт неизбываная тоска по Эдему...
С теплом,
Д.

Давид Беншели   29.09.2019 08:25   Заявить о нарушении
На это произведение написаны 3 рецензии, здесь отображается последняя, остальные - в полном списке.