Мой друг - Казбек,

МОЙ ДРУГ - КАЗБЕК.

В армии, мы дружили. Нас прозвали Мушкетёры. Потому что нас было четверо. Василий – русский,  Арсен – армянин. Но, конечно больше всего моя душа, лежала к Казбеку. Он горец. Отслужили, и каждый к себе. Я, под  Душанбе, он – же к себе на Кавказ.  Два года назад звал на свадьбу, но в то время у меня не нашлось денег, чтобы поехать. Зарплаты урезали, а я в то время уже был, разведён, примерно около столько лет. Чуть больше или меньше...
Жена моя, была чудесная девушка по имени Наргиза.
У нас,  махалля  была очень дружной. Семья Наргизы,  жила от нас не далеко.  Мы, босоногими мальчишками бегали срывать тутовник, и она следом. Всегда с многочисленными косичками. Ждала, когда я нарву ей чёрный тутовник.

С моих ладоней брала осторожно, чтобы не помять ягодки. Всё складывала в коробочку. Съедала одну, две, а остальное на запас.
А мы, вдоволь налопавшись,  бежали к арыку. Накупавшись, вылезали с синими губами, и ложились пузом,  на горячую землю. И тогда,  эта девчушка подходила и протягивала мне свою коробочку.  Как бы я не отнекивался, она всё подвигала ко мне ягоды. И вот так она меня приручила к себе. Я её всегда защищал.  Стоило мне взглянуть в сторону, как она уже несла мне то, что мне,  хотелось.
Я,  всегда был в удивлении от её чутья…
Повзрослев, я её уже видел изредка. Девушкам не положено стоять рядом с парнями. Не принято.

Когда я приехал с Армии, мне сразу сказали, что будут сватать девушку. У нас так принято, что родители подыскивают жену. Нельзя идти против их выбора. Пока они ходили и ублажали родителей невесты, я тем временем ходил и наслаждался свободой.
С друзьями, потихоньку от родителей и многочисленных родственников, гулял, пил, курил, бывало, и дрался.  И когда мне сказали, что девушку сосватали, я был шокирован, увидев, что выбрали именно эту девчушку  - Наргизу. Был приятно удивлён. Сыграли свадьбу. От друзей много слышал, что жена через месяц надоедает. Но это меня не касалось. Уже год прожили, а она всё так – же, желанна мне. Никогда не поднимала своих больших лучистых глаз. Только иногда приходилось перехватывать её взгляд.

А она всё такая – же гибкая, как тростинка, белолицая и две глубокие ямочки на щечках.  Волосы чёрные, длинные, ниже пояса.  На висках завитушки. Не девушка а – Пери из волшебной сказки. По моему, все из нашей махалли,  завидовали мне. Но  пришли трудные времена. А мы уже живём почти, два года. Детей пока нет. Наши стали косо посматривать на жену. А мне, как то всё равно есть ли у меня дети, или их нет. Я не задумывался об этом. Но мои многочисленные родственники вдруг заволновались. Стали поднимать эту тему бесконечно.
Наргиза, стала печальной. А мне постоянно жужжали в ухо, что бесплодная она. Жалели меня, а не её.

И вот так постепенно, и я стал на неё посматривать не так, как раньше. Она сразу стала дурнеть, уже не такая, как раньше. Похудела, лицом потемнела. Совсем перестала улыбаться. А мои тётки, бабки, мать,  стали уже покрикивать на неё. А в то время, наши женщины, с махалли, многие уже ездили челноками в Турцию.
Привозили разного тряпья. Золото и прочие вещи. Вот соседка и стала уговаривать моих родителей, отпустить с нею и Наргизу.
- Пусть поедет со мною. Я присмотрю. Нас будет трое. Беспокоиться не стоит.
Она уже, как год занимается этим бизнесом. Подняла своё хозяйство. Всех обеспечила. На свадьбу собрала, а теперь и второму сыну покупала  машину.

А в махалле,  машины только у тех, кто ездил в Турцию. Поговорили все женщины и затем уже, как решённый вопрос сказали мне, чтобы я отпустил жену вместе с двумя соседками.
Моя ошибка, что я к этому отнёсся так себе. Если хочет – пусть едет. Через неделю уехала. Без неё дом пуст.  Приходил в дом поздно ночью А что делать дома. Если к тому времени у меня уже не было работы.
Все попали под сокращение. И вот через неделю,  Наргиза приехала. Оказывается то, что она приобрела в Турции, она уже всё распродала за пределами аэропорта. Деньги, подарки…
Все воспрянули духом. Через неделю опять поехала, и опять удача.

Я уже стал подумывать насчёт машины.  Ещё две поездки прошли очень благополучно. Деньги уже не проблема у нас.
И вот в последнюю поездку, вдруг Наргиза  попросила меня, поехать вместе с нею
- Алишер , муж мой, можете Вы поехать вместе со мною? Там один человек сильно смотрит на меня. Я его боюсь…
Тётушка Саодат и тетя Фируза говорят, что в этот раз меня не возьмут, потому что опасаются.
- Конечно,  я поеду. А если тебе трудно, то не надо ездить.
Как – нибудь проживём. А к тому времени, у меня уже была мысль, съездить вместе с Наргизой, к Казбеку.

В то утро я не мог понять, отчего у нас во дворе такой шум. Оказалось, что Фируза рассказала моей маме, что Наргизу,  преследует турок. Он там очень влиятельный.
Мать не разобравшись толком, стала кричать, что мол они бояться конкурентку, и мол поэтому идёт наговор.
Как бы не пыталась тётка Фируза оправдаться, моя многочисленная родня, чуть не сожрала её. Еле отдышавшись, она пробормотала, что в этот раз она не будет отвечать за последствия.
- Если, Саодат на свой страх и риск, захочет забрать Наргизу,  то и я согласна.
Мне бы вмешаться. Но наши женщины словно взбесились.
- Куда ты собрался? 

Зачем тебе ехать. Что ты будешь делать среди женщин?  Неудобства будут из – за тебя!...  Оставайся, пусть едет одна Наргиза. Раз рожать не может, пусть хоть деньги заносит в дом.
Помню, когда уезжала, подошла ко мне и тихо прошептала
- Вы не переживайте. Я буду очень осторожна.
Когда садилась в такси, чтобы доехать до аэропорта, сердце вдруг сильно сжалось.
Она ведь совсем молода. Куда ей… Остановил такси, и сказал, чтобы она не ехала.
- Обойдёмся, заходи. В следующую поездку поедем вместе.
Но тут началось, моя мама закричала, что деньги пропадут. Ведь билеты куплены. Наргиза смотрит, не поднимая глаз, ожидая моего решения. Пришлось подчиниться напору женщин.

Я никогда так не переживал за неё, как в эту поездку. Уснул и проснулся от её крика. Мне послышалось, что она позвала меня.  До утра я уже не мог уснуть. Я ещё раз говорю, что не мог найти себе места. Очень мне было тяжело. Увидев мать, я не мог скрыть своего раздражения. А когда она начинала говорить, что мол родители Наргизы, люди не порядочные, что подсунули нам дочь с червоточиной, я обозлился.
Как будто они могли знать, что она способна или не способна забеременеть.
Я не ходил ни в чайхану где, собирались играть в нарды за деньги, не садился играть в карты, не пил, а только выбегал за угол, чтобы скурить сигарету. Носвай, я терпеть не мог.
Остальное время, я проводил за просмотром фильмов. Видео, Наргиза привезла из Турции.

Кассет у нас было порядочно
Наконец я дождался этого дня. Такси подъехало прямо к дому Саодат.  Наргиза, хоть и уставшая, но всё – же улыбалась. Я был бесконечно рад. Цела, и невредима.  Привезла целый чемодан подарков.  А мне передала не только костюм и рубашку, но и кассету. Боевик.  Тётки, приняв подарки, уселись у телевизора. Включили видео.
Мы, с Наргизой,  в комнате. Она в смущении, а я соскучился очень. Пытаюсь поцеловать, а она прячет лицо у меня на груди. Уже живём около двух лет, а до сих пор стесняется. Помнится, когда была маленькой, всё пыталась накормить меня, то лепёшкой, то яблочком, то конфеткой. Небось её саму  угостили, а она припрятала для меня. Тогда меньше стеснялась.
 
В комнате, до этого было шумно. А тут гробовая тишина. Ни слова.
Послышалось бормотание. Дверь распахнулась. Мать ворвалась в комнату, словно ураган.  Без слов вцепилась в волосы Наргизы и потащила её в залу.  Я побежал следом.
Мать тяжело дышала. Грудь её вздымалась, и опускалась.
Перекрутили кассету, и там, видно, как Наргиза,  поворачивает  спокойное лицо, и мужские руки обнимают её.
Затем блики и всё…
Я стою, а тёти, сёстры двоюродные, троюродные мать, все на меня…
Все ждут моей реакции.

Кровь кинулась к мозгам. Я подошёл к ней. Впервые увидел её такие испуганные глаза. В них страх, такой, как у собаки, которую подобрал под кустом Казбек. А было так. Нас четверых отпустили в город.
До самого вечера.
Проходим мимо ограждения, а там собака лежит и стонет, как человек. Мы прошли все, а Казбек повернулся обратно. Подошёл, глянул и взял собаку на руки.
Мы ему:
- Брось! Видишь она в крови вся! Измажешься. Как пойдёшь в город?
Я в это время глянул в морду псу, а тут встретился с взглядом. Такой в них испуг…

И вот сейчас у Наргизы, точно такой…
- Значит это правда? Ты ездишь туда гулять? Скрутил её волосы, и стал бить. С каждым ударом злость поднималась так, будто лава с кратера поднимается…
Она молчала, только губы искусаны. А рядом мать выла, что теперь не может ходить среди соседей, и как жить в таком позоре? Наконец откинув её на пол, пошёл выпить с горя. Домой пришёл после полуночи.
Дом стоит весь чёрный, ни одна лампочка не светит… Зашёл домой. А она лежит, там, куда я толкнул.  От злости, взял за волосы и выкинул на улицу. Пьян был очень.  Всё кипело внутри. Огонь сжёг весь разум. А утром услышав новость, пришли родители Наргизы. Они хотели увидеть дочь.

Куда ушла, неизвестно.
Сколько не искали. Нигде не могли найти. Прошло уже несколько месяцев, и никто уже, не вспоминал её.
И вот, однажды, пришли две соседки и во всеуслышание заявили, что Наргиза,  не опорочила своё имя и имя своего мужа.
В тот вечер они были вместе с нею. Да, было то, что этот турок появился внезапно, и обнял её. Но Наргиза,  вывернулась и укусила сильно в руку.
Ну сразу набежали люди и тот ушёл. Вот как было всё это.
Потом подошёл к ним через день и долго извинялся.  Отдал Фирузе кассету и попросил её, отдать от её имени, в подарок. Хороший боевик, пусть наслаждается...
Вот так было дело.

- Эээээ, Алишер! Ты совершил грех, что послушался своих родных…
Бедная Наргиза. Где теперь найдёшь такую? Как она тебя уважала…


 ПРОДОЛЖЕНИЕ. ЭльХан.


Рецензии