Летучий Голландец. Забытая любовь

          Ах, как замечательно!
          Снег и покой. Умиротворённость и тишина.

          На минуту она застыла у своего подъезда.
          Вот такую зиму любят все: не холодно и красиво!
          Во дворе на детской площадке пусто.
          Понедельник. Утро.
          Ребятишки, кто в садиках, кто в школе и снежная простыня пока сияет белизной.

          Но... что это?
          Прямо по диагонали через весь двор, нарушая чистоту и негу, грузно шагает мужичок, толкающий скрипящую тележку, которая издаёт всю звуковую гамму одновременно.

          «Бомжара, - определила Лида, - чего-то насобирал и весь из себя счастливый идёт сдавать. Как много стало таких людей! Ведь и нестарый ещё, - продолжала она рассуждать".

          А бомжара, приблизившись к ней, остановился и произнёс:

          - Матерь Божья! Глаза, что небеса!

          Лида онемела…

          Странно было получить комплимент от человека непохожего на нормального: с торчащей во все стороны бородёнкой, одетого в поношенное пальто, обутого в женские суконные старые сапоги, с рюкзаком за плечами, тощего и, вероятно, очень голодного. И вот это непонятное существо остановилось прямо перед ней и рассыпалось в любезностях! С чего вдруг? И как много о себе мыслит, однако! Может просто обознался? Или решил денег попросить? Так у неё и сумки с собой нет: приболев, два дня из дома не выходила, а сегодня с третьего этажа за почтой спустилась, заодно на улицу выглянула - свежего воздуха глотнуть да на снежную красоту полюбоваться.

          Но бомжара денег не просил, а продолжал удивлять дальше:

          - Знай! Если что, я не женат.

          В один момент глаза Лиды приобрели форму теннисных мячиков!

          И почему-то сразу после этих слов мужичок, скосив взгляд на остановившуюся у соседнего подъезда иномарку, резко развернулся и засеменил со своей поющей на все лады телегой в сторону, откуда пришёл. 

          А из машины вышел молодой человек с кожаной папочкой в руках и на всех парах ринулся за ним.

          - Чего он тебе говорил-то? - услышала Лида рядом с собой голос вездесущей соседки с первого этажа?
          - Даже не поняла. Что-то про Матерь Божью и небеса, - ответила Лида. О неожиданном предложении незнакомца руки и сердца она смолчала. Ерунда какая-то! Потом не отмыться...
          -  Помнишь, у нас в сараюшке бомж жил, - продолжала соседка, - мы ещё его всей общагой подкармливали, одевали, обували. Так ведь пропал! А говорят, жена у него была и дети. Почему люди так опускаются?
          - Мало ли…  Может, из тюрьмы вышел, а податься некуда, а может, по семейным обстоятельствам, - поддержала разговор Лида, - пойду я! Не застудиться бы, только-только поправилась.
          - Иди, конечно! – отпустила добрая соседка.

          …Лида жила в четырёхэтажке, имеющей статус общежития семейного типа, очень и очень давно. Жила тихо и скромно. Соседям дурными поступками не докучала, поскольку их просто не совершала. Росла в детдоме и сразу после школы, получив от города комнату, устроилась проводником на железную дорогу. О своих родителях ничего не знала и не пыталась узнать. Зачем терзаться попусту? Если бросили, значит, не была нужна, а если умерли, то пусть оберегают её "оттуда".

          Сначала работала под неусыпным взором своей наставницы, толстой и очень неприятной тётки, которая всю грязную работу свалила на молоденькую стажёрку, а сама только проверяла билеты да отоваривала пассажиров чаем, имея пусть маленький, но прибыток. Только наставники регулярно менялись, а через год их место заняли напарники. Это уже было не так утомительно и более достойно.

          С детства характер у Лиды сложился уживчивый, несклочный, умела стерпеть и забыть обиду. В детдоме иначе не выжить! Все лидеры и свободолюбцы оттуда просто сбегали в поисках более яркой и интересной жизни. А нашей тихоне бежать было некуда и незачем.

          Ей было двадцать пять, когда страна забурлила, и жизнь стала меняться. Но новые рельсы в капиталистическое завтра не придумали, и Лидия по-прежнему оставалась хозяйкой в тех же вагонах, тех же поездов, мчащихся с той же скоростью по старым дорогам.

          Личное - для неё тоже оставалось незыблемым. Сначала надеялась, что и у неё будет семья. Ведь симпатичная, стройненькая! Потому спокойно ждала, когда тот единственный пассажир войдёт в вагон, она его обязательно узнает, он останется с ней, и как хорошо они будут работать вместе, делясь своим счастьем с путешественниками. Но пассажир, вволю наговорившись и излив перед приятной проводницей душу, выходил на своей остановке и больше в её жизни не появлялся. Само собой получилось, что к одиночеству стала привыкать, да разве можно назвать одиночеством бесконечные поездки в пассажирских поездах!

          А нерастраченную материнскую любовь и нежность дарила детям подружки, которая по молодости жила в одном с ней общежитии, а после замужества переехала в большую квартиру своего благоверного, удачно устроившегося в новой жизни.

***

          Какое-то время странный разговор с бомжом не выходил у Лидии из головы. Она пыталась вытащить из памяти все бывшие знакомства с парнями и мужчинами, пыталась припомнить похожего на него пассажира, но такого человека не находила.

          Потом картинка пропала. Ежедневная суета и работа закрасили то зимнее утро разноцветной гуашью, эпизод в скором времени забылся. Но в жизни всегда и всему бывает продолжение или завершение, как в предложении, которое невозможно без какого-либо знака препинания.

          …Наступившее лето стояло жарким, даже очень жарким. В новостях часто сообщали о лесных пожарах, загазованных городах и пересохших реках. Но в самом конце августа значительно похолодало и пошли дожди, а вместе с ними народились белые грибы, причём народилось грибов столько, что собирали их не просто в корзинки, а в багажники автомобилей, прицепы и кузова.

          Подруга Лиды пригласила её погостить на выходные в свой загородный дом и заодно заняться сбором белых, поскольку с каждым дождичком их становится всё больше и больше: прямо нашествие какое-то! Подруга обещала, что собранные грибы они сразу отварят, чтобы удобней везти, а по приезду их можно будет переложить в холодильник. А после... Зимой… На слюнки изойдёшь!

          Пару раз они вместе сходили в ближайший лес, набрали по большой корзине отличных беленьких и Лида, войдя в азарт, решила ещё разок сбегать до знакомых полянок, пока хозяйка чистила и отваривала собранные впрок боровички.

          Корзинка заполнилась быстро, и можно было возвращаться в дом своей знакомой, как потянуло дымом, и сквозь стволы деревьев она увидела неухоженную деревню, состоящую из нескольких старых домов. Самого последнего уже не было, вместо него зияло чернотой свежее пожарище, а над ним продолжали тянуться тонкие струйки сизого дыма.

          Деревенька очень отличалась от посёлка, где имела дом подруга. Это был «артефакт» времён социализма с полем, заросшим травой, и пашней.

          Не зная отчего, но Лиде захотелось пройтись по улице этой деревни. Она шла и думала, что когда-то сюда приезжали городские жители и помогали колхозникам с уборкой урожая, а теперь всё заглохло, ничего никому не нужно: ни эта земля, ни люди, живущие на ней…

          Неожиданно, из глубины одного двора, в глаза брызнуло яркое пятно палисадника, показавшееся совершенно неестественным, рядом со сгоревшим домом.
 
          Было очень странно! Среди разрухи, бурьяна и пожарища сам по себе жил и цвёл маленький рай в виде вполне ухоженного домика, выкрашенного в ярко-синий цвет с белыми наличниками и металлическим петушком над трубой. А вокруг домика – полное разноцветье: георгины, розы, флоксы, цветущие вьюнки, в сторонке маленькими солнцами горели топинамбуры, тут же имелся небольшой и тоже ухоженный огородик. Всё это казалось нереальным, из другого мира и другой жизни…

          - Сколько у вас цветов! – воскликнула Лида, увидев сидящую на скамеечке у ворот старушку, - можно водички?
          - Чего же нельзя, пойдёмте я вас напою, - старушка на удивление легко поднялась со скамеечки и пошла в дом.

          Лида отправилась за ней, оставив корзинку у ворот.

          - Какая вкусная вода. Спасибо! – напившись, она опять выразила своё восхищение цветником и поинтересовалась, - дом рядом сгорел, вы, наверное, испугались?
          - Не успели, - старушка покачала головой, - домишко было очень ветхим, сгорел за минуту! Уж два дня прошло, а пахнет до сих пор. Ветра не было, потому нас не задело.
          - Кто-нибудь пострадал?
          - Нет. Хозяин успел выскочить… 
          - Повезло, и где же он теперь будет жить?
          - Мы его в нашу старую баньку пустили. Деревенские приглашали к себе, но он же - перекати-поле! То из дома не выходит, всё чего-то мастерит, говорит, какой-то там двигатель. Вечный, что ли? А то снимется и уйдёт на неделю или две. Бродит и бродит, бродит и бродит! Всё чего-то ищет.
          - Выходит, грамотный - раз в железках разбирается.
          - Грамотный-то грамотный, да за себя постоять не смог, - с сожалением сказала старушка, - живёт без документов.
          - Бывает, - Лида даже не удивилась, - в городе тоже такие есть.
          - Так и этот из города. Была у него там комната, но ушлые люди отобрали, сюда завезли и бросили. Вот и живёт здесь! По-соседски его подкармливаем, а он за это моему старику помогает. Вместе печку переложили, колодец почистили, дом починили. Всё чего-то мастерят на пару. Мой-то сейчас до магазина в соседний посёлок ушёл. Я его у дома на скамеечке обычно поджидаю.
          - Понятно. Хорошо, что вы рядом такие... Помогаете человеку.
          - Гляди, что я нашла сегодня на пепелище, - старушка встрепенулась, быстренькими шажками направилась к комоду и вытащила из верхнего ящика железную коробочку, - всё сгорело, а коробочка цела осталась! А в ней фотография девушки. Красивенькая! Посмотри-ка, - и старушка, достав фотографию, показала её гостье.

          Лида обомлела и даже не сразу поняла, что к чему, узнав в девушке себя. Таких снимков у неё самой не осталось, все давно раздарила бывшим друзьям.

          - Да, - тихо промолвила она, - красивенькая и очень молоденькая.
          - Видишь, как получилось! Наверное, хозяин любил её сильно, раз даже в огне не сгорела.
          - Наверное. Мне пора. Подружка волноваться будет. Она в посёлке живёт. Я к ней по грибы приехала, - неожиданно засобиралась Лида.
          - Успеешь! Пойдём снимок в баньку снесём. Посмотришь, как там наш мастеровой устроился, - и старушка, почему-то усмехнувшись, очень внимательно глянула на Лидию.
          - Пойдёмте, посмотрим.

          По дорожке, меж картофельных рядков, они подошли к баньке и открыли дверь. Лида увидела крохотное, вполне жилое помещение. Старушка установила фотографию на скамеечку, прислонила её к малюсенькому окошку и, вздохнув, удовлетворённо молвила:

          - Вот так.

          Они попрощались. Лида взяла свою корзину и, сокращая путь, свернула с деревенской дороги, решив пойти домой через лес.

          Она шла и плакала...
         
          Так быстро проходит жизнь! Ей пятьдесят недавно исполнилось, а кроме подруги с детьми никого более близкого не нашлось. Если бы не эта фотография, она бы никогда не вспомнила того молодого солдатика, который, отслужив, ехал в её вагоне. Лида даже влюбилась в него тогда и получила пару писем, а взамен послала этот самый снимок. И больше ничего не было. А он? Выходит не забыл, раз до сих пор его не выбросил. И что? Любил и просто ждал? Чего? Так всё в жизни непросто…

          Сходила по грибочки! И зачем они ей?

***

          А по единственной деревенской улочке к домику в цветах тихонько вышагивали и о чём-то разговаривали между собой уже немолодой, плохо одетый мужчина, с набитым разным железом стареньким рюкзаком через плечо, а рядом с ним очень приятный седой старичок в чистой белой рубашке и с пакетом полным продуктов.

          Дойдя до сказочного домика, старичок бросился рассказывать своей жене новости, услышанные в поселковом магазине, а мужчина направился в баньку, где его определили на жительство.

          Открыв дверь своего нового жилища, он замер…

          Там, на скамеечке, в стакане с подстаканником уютно расположилась, источая аромат, необыкновенно нежная чайная роза. А рядом с ней он увидел фотографию любимой девушки…


Рецензии
Какой трогательный и волнующий рассказ о двух потерявших друг друга людях, милая Светочка!!! Душевно ОЧЕНЬ!!!

Елена Жукова-Желенина   11.04.2018 21:17     Заявить о нарушении
На это произведение написано 29 рецензий, здесь отображается последняя, остальные - в полном списке.