Чумной доктор Глава 7

Глава 7. Головорез из Микка

  Лес спокойный и безмолвный, сколько тайн хранишь в себе?
  Сколько на лесных тропинках смелых путников сгинуло во тьме?


Хочешь отправиться в непредсказуемое и опасное путешествие? Да? Сделать это очень просто – сверни с большой многолюдной дороги на маленькую тропинку, ведущую в лес, и эта безобидная тихая тропка приведет тебя к таким неожиданным приключениям, что, может быть, ты пожалеешь о своем необдуманном решении.

Наступала осень, теплые солнечные лучи, пробиваясь сквозь густые желтеющие кроны деревьев, освещали узкую дорогу и одинокого путника. Он шел неторопливо, прислушивался к звукам и внимательно осматривал молчаливый лес вокруг.
Тихие лесные дороги, скрытые густыми кронами деревьев, таят в себе много загадочного. Как иногда хорошо прогуляться в тишине и прохладе осеннего леса, когда уже нет мошки и комаров, особенно если никого не повстречаешь на пути.
Где-то впереди послышались голоса. Путник, не останавливаясь и не сбавляя шаг, продолжил свой путь. За поворотом он увидел несколько повозок у края дороги и группу вооруженных всадников. Разбойники грабили обоз.
Путник подошел ближе, совершенно не обращая внимания на происходящее, и, казалось, хотел пройти мимо, но один из всадников преградил дорогу.
– Стой! Куда идешь? – угрюмый всадник настороженно посмотрел на путника, словно шакал, увидевший волка рядом со своей добычей.
 Другие разбойники тоже обратили внимание на незнакомца, ведь не часто в лесу можно встретить человека с мечом за спиной и пистолетом у пояса.
– Прямо, по дороге, – ответил путник.
Верхнюю часть лица незнакомца скрывал темно-зеленый капюшон, но было заметно, что он совсем не боится вооруженных разбойников.
– Какой смельчак, – усмехнулся бородатый разбойник, подходя к незнакомцу ближе.
Остальные разбойники обнажили свои клинки и начали осторожно обходить незнакомца со всех сторон. Грабить безоружных селян можно не вынимая оружия из ножен. Они все равно не будут сопротивляться и отдадут все, лишь бы сохранить свою жизнь.
– Кто ты? – спросил всадник, внимательно рассматривая незнакомца.
Крепкий черноволосый мужчина с угрюмым лицом, одетый, как и все разбойники, в темную одежду и черный кожаный жилет, клепанный железными пластинами. Он явно был предводителем и, судя по всему, умнее своих товарищей.
– Охотник, – ответил незнакомец, не поднимая головы.
Он не двигался, но внимательно следил за разбойниками, крепко сжимая в руках деревянную трость, больше напоминавшую длинную палку.
– И на кого ты охотишься в этих лесах? С мечом за спиной? – с усмешкой спросил всадник и предупреждающе поднял открытую ладонь, остановив своих головорезов.
 Опытным взглядом он быстро оценил незнакомца и сразу насторожился, увидев изображение цветущего чертополоха на куртке и рукояти меча. Странный одинокий путник был собран, уверен, подтянут и явно готов к бою. Пистолет в удобной кобуре у пояса, охотничий нож в ножнах на бедре и меч за спиной. Сапоги с мягкой подошвой без каблука мог носить только человек непривыкший долго ходить пешком по лесным дорогам, а кожаные перчатки вообще роскошь – привилегия господ.
– По-разному, – ответил незнакомец и, приподняв голову, безмятежно посмотрел на всадника.
– Как тебя зовут? – спросил всадник и положил ладонь на рукоять сабли.
– Ит из Микка, – громко объявил Адвен, скинул с головы капюшон и спокойным уверенным взглядом обвел окруживших его разбойников. – Я только хочу пойти дальше по дороге.
– Только пройти мимо? – настороженно переспросил всадник и крепко сжал рукоять сабли.
Разбойники опасливо переглянулись между собой. 
– Да, – уверенно ответил Адвен и взглянул в глаза всаднику. – Вы же отпустите этих людей? Возьмете ценности и отпустите?
– Отпустим, – кивнул всадник, не сводя настороженного взгляда с опасного путника.
– Это верно, жизнь дороже золота, – усмехнулся Адвен, обводя пристальным взглядом разбойников. – Наживут еще.
– Верно, жизнь дороже золота, – повторил один из разбойников.
– Ну, я пойду? – спросил Адвен, скрывая усмешку.
– Проходи, – кивнул всадник и отъехал в сторону, но не отпустил рукоять сабли.
Разбойники расступились и Адвен, накинув на голову капюшон, неспешно пошел дальше по дороге. Селяне молчали, недоуменно наблюдая за странным путником, и боязливо косились на разбойников, явно не понимая, что происходит.
– Ренш, кто это? – спросил молодой разбойник у всадника, когда путник отошел подальше.
– Ты разве не слышал о нем? Это головорез из Микка. Самый жесткий убийца в королевстве, – наблюдая за удаляющимся путником, ответил всадник. – Лучший мечник срединных земель.
– Пеший? С одним мечом? – усомнился молодой разбойник. – Может, это не он? И ты зря его отпустил?
– Это точно он, – задумчиво ответил всадник. – Пистоль за поясом и знак чертополоха на груди. Точно он. Меч у него гораздо крепче наших сабель и стоит дороже моего коня.
– Да, это он. Я много слышал о нем. Мастер меча, – добавил бородатый разбойник. – Лютый боец. Он разделался бы с нами не напрягаясь, и также пошел бы дальше без единой царапины.
– Так, может, стоило проверить, правдивы ли эти байки? – усмехнулся молодой разбойник. – Может, кроме меча у него есть еще и золото?
– Разве стоит рисковать жизнью, чтобы убедиться в его мастерстве? – злобно оскалился всадник и громко рявкнул: – Займись лучше делом!
И разбойники вспомнили об обозе и робких селянах.
– Слышали?! Золото дороже жизни! – вскрикнул молодой разбойник и взмахнул саблей. – Давайте его сюда!
Помогать селянам? Спасать слабых и беззащитных людей от лесных разбойников? Что за глупость. Эти люди сами выбрали свою судьбу, свернув с торгового тракта. Решили не платить дорожные подати – теперь потеряют все, что имеют. Все, кроме жизней. Жизнь дороже золота – это понимают даже разбойники.
Ит из Микка – жестокий головорез, мастер меча, чье имя, произнесенное вслух, могло устрашить целую свору вооруженных убийц и могло спасти жизни нескольких селян. Адвен нечасто представлялся эти именем, слишком устрашающе оно звучало. Короткое имя носили только люди без рода, сироты или изгнанники, а маленький городок Микк сам по себе имел дурную славу. Город разбойников и воров, где находили прибежище наемники и убийцы, и в котором правил только один закон – «силы и острого меча». 
У него было много имен, но это самое известное. Легенда о головорезе из Микка, зарубившем на площади Аркании десяток вооруженных бойцов, блуждала из одного придорожного трактира в другой по всем срединным и южным землям, обрастая с каждым разом все большими подробностями. Говорили даже, что было не десять, а двадцать бойцов, а Ит был безоружен. Еще говорили, что он огромного роста, и меч у него в четыре локтя длинной, а сам он причастен к гильдии убийц. Тех самых безжалостных душегубов, что за хорошую плату убьют любого, хоть самого короля.
Иногда в придорожных трактирах Авен сам рассказывал пьяным торговцам жуткие истории о похождениях Ита из Микка, и всегда удивлялся, как складно получается у него врать после второй бутылки красного. Много в этих историях было вымышленного, но правда могла показаться еще страшнее, ведь людей Адвен убивал не раз, но еще больше он уничтожил страшных монстров и злобных упырей, иногда в человеческом обличье. Но он не был безжалостным убийцей и всегда стремился спасать жизни и по возможности предотвращать насилие. Разбойники ведь тоже люди и их жизни, возможно, тоже чего-то стоят. Вот и сейчас селянам стоило опасаться не разбойников, а зверя пострашнее, да и самим разбойникам стоило быть осмотрительнее. Волк-оборотень бродил по здешним лесам. Опасный зверь, выслеживающий и убивающий одиноких путников и местных крестьян. Не обычный монстр, а очень сильный, жестокий и совершенно безжалостный, а еще на удивление осторожный.
Уже много дней Адвен не мог его выследить. Оборотень вел себя слишком осторожно для зверя, он появлялся ниоткуда, нападал и снова исчезал. Следы всегда терялись, то на болотах, то у берега озера, то у дороги. Все это было необычно и потому опасно.
В любом другом случае Адвен не стал бы терять время на поиски монстра, его все равно поймали бы охотники или местные бароны загнали как волка и затравили собаками. Обычный оборотень – это человек в шкуре волка, движимый простыми инстинктами и жаждой крови. Он не контролирует себя и опасен для людей, но не для опытного охотника. Но сейчас все было иначе, и Адвен не мог просто так отступить и поехать дальше.
Он немного прошел по лесной дороге и, убедившись, что вокруг никого нет, свернул в лес. Здесь, совсем недалеко, он оставил лошадь – иногда лучше охотиться пешим.
Подойдя ближе, Адвен почувствовал присутствие хищника, остановился и прислушался. В лесу было слишком тихо, птицы замолчали и насторожились, казалось, даже листья перестали шуметь на ветру. Адвен подкрался бесшумно и затаился у лесной поляны, спрятавшись за кустами. Осторожно раздвинул ветки и внимательно посмотрел на привязанную к дереву лошадь. Тихая, так звали лошадь, недовольно вздрагивала, чувствуя опасность.
Выходя на охоту, всегда берите с собой животное, лошадь или собаку. Звери лучше чувствуют хищника и заранее предупредят вас о его приближении.
Ни шороха, ни звука, хищник затаился, но был совсем рядом. Привязанная лошадь слишком хорошая добыча.
Адвен осторожно подкрался ближе, присел, положил трость на траву, очень тихо вынул меч из ножен, затем достал пистолет и взвел курок.
Зверь должен был учуять его, но почему-то не уходил.
Долго ждать не пришлось, кусты шумно зашелестели, зверь выскочил и прыгнул.
Адвен выстрелил. Бросил пистолет и выбежал из кустов, крепко сжимая меч двумя руками, но остановился. На лице появилась гримаса разочарования, он опустил меч и подошел ближе.
В траве лежал волк. Обычный серый лесной волк. Пуля попала ему прямо в грудь, оставив на теле страшную рваную рану. Волк лежал смирно, истекал кровью и негромко посапывал.
– Ну что ж ты, серый. Ты же чуял меня, а все равно напал, – сказал вслух Адвен, пряча меч в ножны.
Волк был совсем худой, а на одной из задних лап виднелся шрам, явно от капкана.
– Понятно, совсем оголодал, – заключил Адвен, присев рядом и осмотрев тело хищника, – а я-то, дурак, думал, что ты зверь.
В ответ волк только тоскливо посмотрел на человека и замер.
Адвен закрыл мертвые глаза хищника, затем поднялся и подошел к лошади. Тихая, так он ее называл за спокойный нрав и смелость, нервно подрагивала и переступала копытами.
– Ну, извини, – тихо шепнул Адвен и бережно похлопал лошадь по шее. – Да, виноват, но больше я не буду оставлять тебя без присмотра.
Лошадь недовольно фыркнула.
Погрузив тело волка на лошадь, Адвен отправился обратно в сторону деревни. Уже темнело и вдобавок небо заволокло тучами. Ночью в лесу, где бродит зверь, не самое лучшее место для ночлега.


Рецензии