Воздушная крепость Часть 2 Глава 16 Донецк

Война мощным ледоколом проехала по родственным связям жителей Донбасса, перекроила по-своему друзей, коллег, просто знакомых. Сначала было разочарование, постоянное желание спорить, доказывать правоту, аргументировать. Голоса хрипли, страницы в «Одноклассниках» и «Вконтакте» пестрели от писем и сообщений, телефон отключался, исчерпав лимит времени. Но ледокол отчуждения упорно продолжал неотвратное движение, и полынья непонимания становилась всё шире и холоднее.
- Потом я стала блокировать номера и удалять странички, - думала Евгения Ципкина возвращаясь из Горловки. - Сами собой отпали родственники, которые не звонили и не приглашали «пожить», и одноклассники, которые агрессивно отстаивали противоположный взгляд.
Тяжелее всего ей оказалось с самыми родными – с теми, кто должен был помочь выстоять, выжить, не потерять рассудок, а оказался на другом берегу. Её отец уехал в Киев и забыл про дочь. Семейный водораздел оказался не менее страшен, чем страх потери имущества и жизни.
- И Роман меня предал… - поморщилась она от неприятных воспоминаний.
Савчук в Горловке перед отъездом на фронт зло поговорил с ней и сообщил, что между ними всё кончено. Женя по-бабьи поплакала и решила возвращаться в Донецк. Там осталась Катя Макаренко с малолетним сыном Кириллом и на первое время подруги решили жить вместе.
- Вдвоём мы переживём все беды! - обнадёжила Макаренко, когда они созванивались последний раз.
Она не поддалась уговорам мужа Антона на счёт отъезда и теперь со всё возрастающим ужасом смотрела на изменения в родном городе. Ципкина тоже была ошеломлена его новым видом. Уже сразу на въезде в город – следы артобстрела. Разрушенные жилые дома и магазинчики, разбитая артиллерийским ударом автозаправка, оборванные троллейбусные провода вдоль дороги.
- Отдельные здания стоят полностью без стёкол… - ужасалась она.
Город был почти полностью обесточен, хотя в некоторых районах электричество было. На бульваре Шевченко горели несколько понурых фонарей уличного освещения, никто не выключал их даже в светлое время суток. Город выглядит пустым, но люди в нём всё-таки остались. 
- Город покинули порядка 60-70 процентов жителей, - прикинула Женя.
Она шла по одичавшим улицам и прикидывала невысокие шансы на устройство личной жизни. Перспективы не радовали, поэтому не заметила, что за ней пошли два ополченца. Шли долго, потом обгоняют, заглядывают в лицо и разочарованно произносят:
- Девушка, если бы вы были так же прекрасны спереди, как и сзади, мы бы вас расцеловали.
- Целуйте туда, где красива! - милостиво разрешила Ципкина.
Она хотела отомстить Савчуку, поэтому легко согласилась на их настойчивые ухаживания. Уже через час лежала с одним из них в постели. Правда интенсивность секса её не устраивала и Женя ехидно спросила кавалера:
- А ты умеешь гавкать по-собачьи?
Тот недоумённо ответил:
- Умею и шо?
- Гавкать не надо, - посоветовала она, - а вот хвостом вилять следует проворнее…
Нового любовника звали Лёня. Он быстро надоел Ципкиной, и она переключилась на его боевых товарищей.
- Лёня говорит, что я шлюха, - жаловалась девушка Кате, - а я ведь ему сказала, что у меня всего-то один мужик после него был: офицер, командир роты. Что сказал бы, если узнал про роту?
Недалеко от квартиры Макаренко было нечто вроде комендатуры ополченцев. Поэтому присутствовали постоянные крики, шум и куча военной техники. Несмотря на строгий комендантский час Ципкина оттуда не вылезала.
- Там как в раю! - хвасталась она. - Я одна и сто мужиков!
Вечером на улице из местных никто не выходил, ближе к ночи Донецк вымирал. Однако день ВДВ «порвал» город. Пьяная десантура массово бегала по городу, орала, нарывалась на неприятности, а ночью фейерверки, стрельба – всё в лучших традициях «ДНР». 
- Лёня всё время пристаёт с вопросом - люблю ли я его. - Женя в красках рассказала ей как провела этот праздник. - Ишь чего захотел!.. Да чтоб моей любви добиться, со мной не меньше года спать надо...
- Ты меняешь мужиков как перчатки! - осудила Катя.
- Мужчина хочет развратных отношений с красивыми женщинами, - пояснила Женя, - а женщины красивых отношений с развратным мужчиной.
- Это просто наше время такое…
Вокруг шла настоящая война, но люди будто не замечали дыхания смерти. Любили, ревновали, пировали.
- Знаешь, что по-настоящему символизирует происходящее вокруг? - серьёзно спросила она.
- Нет.
- Заполненные «под завязку» кабаки, пьяные бабы и окончательно оборзевшее «ополчение»…
- Пир во время чумы! - согласилась Макаренко.
При космических ценах в магазинах и на рынках, в ресторанах цены поднялись совсем немного.
- Во-первых, если кабаки повысят цены так, как до войны, то посетителей не будет вообще… - пояснила Ципкина. - Во-вторых, кто завсегдатаи злачных заведений? Правильно – «защитнички». А что будет с хозяином заведения, если цены не устроят таких посетителей?
- Мало не покажется…
Они знали, что излюбленным «кормушкам» ополченцы помогали с поставкой продуктов, а те их обслуживали по высшему разряду. Однако далеко не бесплатно. Женя как-то наблюдала картину, как рядовой вояка сделал заказ на 500 гривен.
- И это было только спиртное... - уточнила она. - Пришлось с ним переспать.
- Как ты так можешь? - укорила Катя подругу.
Макаренко показушно осуждала её, потому что совесть у самой была нечиста. В это время она тайком встречалась с Романом. Однажды Ципкина неожиданно вернулась ночевать к ней, очевидно поссорившись с очередным кавалером. Савчук был с Катей.   
- Ничего себе у меня верные друзья, - злилась она, узнав его вещи.
Всю ночь за стенкой они ужасно стонали, словно демонстративно показывали ей свои отношения. В конце концов Женя не сдержалась, начала стучать, а утром Макаренко с вызовом сказала:
- В следующий раз стучи ещё громче!.. Это нас возбуждает...
- А как же Антон? - поддела она.
- Ты знаешь я поняла, - смутилась Катя, - если мужчина даёт женщине всё, чего она просит, значит, она просит слишком мало. Теперь буду просить больше!
Любовный инцидент не повлиял на их дружбу, слишком много вокруг творилось беспредела. Вечером Макаренко позвонила знакомая из Крыма и поинтересовалась:
- В порядке ли моя квартира?
В это время она бежала по улице с сыном на руках к ближайшему укрытию, так как начался обстрел. Поэтому ответные реплики выходили отрывистыми:
- Не знаю… В следующий раз…
- А? Плохо слышно!.. Повтори ещё раз! - требовал голос из Крыма. - Цветочки поливаешь? А аквариум как?.. Воду поменять не забыла?
Среди выехавших дончан было высоким классом позвонить человеку, живущему на Южных склонах и попросить его поехать на Ветку, осмотреть родную квартиру. Разумеется, из Москвы или Львова было не видно, что в Киевский район транспорта практически нет, и что добираться туда человеку придётся через свист снарядов.
- Я перезвоню! - расплывчиво пообещала Катя и спустилась в подвал.
Звонившая из Симферополя очень обижалась, если слышала слова отказа или уклончивое «потом». Также звонили из Киева, Ростова, Краснодара, иногда Испании или Болгарии. Содержание их было одинаково. Все звонившие интересовались:
- Как там моя квартира?
Мало кому приходило в голову хотя бы ради приличия задать вопрос:
- Как там вы сами?
В начале августа обстановка накалилась в прямом и переносном смысле. Стояла жуткая жара, но маленький Кирилл умудрился заболеть. Она побежала в районную больницу, которая поразила её новшествами. Гора противогазов на полу, заклеенные крест-накрест окна, распахнутая дверь подвала над которой свежей синей масляной краской написано:
- «Бомбоубежище».
 Доктор осмотрел ребёнка и поставил однозначный диагноз:
- Бронхит.
Антибиотик Макаренко нашла только в третьей аптеке. Таскала сына за руку по аптекам, чтобы, придя домой сразу дать лекарство. Он бежал, держась за руку, и жалобно просил:
- Мама, дай компотик!
Ночью у него поднялась жуткая температура. Она позвонила знакомому врачу, и тот посоветовал:
- Вызывайте «скорую»!.. В отделение сделают укол, а я потом куплю и отдам деньги за то, что укололи.
- «Скорую», нужно вызвать «скорую»! - мать заметалась по квартире.
На станции скорой помощи ей сообщили, что на всю больницу один дежурный врач и нет лекарств.
- Куда идёт вся гуманитарка, если нет даже самых нужных лекарств? - растерянно спросила Катя.
- Спросите у Путина…
- Так вы приедете?
- Ждите.
За окном были отчётливо слышны далёкие взрывы, но мать искренне верила, что «скорая», конечно, приедет. Ждала утра, считая минуты. Слушала дыхание сына и близкие автоматные очереди. Дыхание больного ребёнка под аккомпанемент войны.
- Я не могу спать, - мучилась она. - Поэтому считаю минуты...
Время тянулось до утра, словно резиновое. Как назло, именно в этот день одновременно не было света, не было мобильной связи, не было воды. Под утро заявилась Ципкина, помогла дать лекарство в темноте и решила:
- Нужно бежать до ближайшего блокпоста, а «ополченцы» по рации вызовут «скорую».
- Ночью они не ездят…
- К ним приедут!
Она торопливо вышла из дома и час шла пешком, чтобы вызвать бригаду неотложки. Врач приехал и после укола Кирюше наконец стало лучше.
- Такого беспредела даже в 90-е не было! - возмущалась Женя, когда вернулась. - И власть была. А сейчас?! Говорили, что война против олигархов, судей, коррупции, чтобы чиновников в Новороссии не было, и что?.. Все бывшие в шоколаде, их не трогают, а страдает народ, грабят же обычных людей.
Макаренко давно не видела подругу такой злой.
- Отжимают имущество, похищают людей за выкуп, насилуют женщин! - кричала она. - Страшно, что делается. Ездят полудурки с автоматами гыкают, ржут, хамят, убивают! Доносы, допросы, ямы, отжимы, пытки, похищения, насилие - это хохлы делают?.. Нет! Может «Правый Сектор» в городе буянит, поймать не могут?
- Не начинай, и так тошно! - попросила Катя.
- Местные казачки, ополченцы, мусора, нищеброды, получивший в руки власть и оружие! - не слышала её Ципкина. - А кто им дал оружие и власть?   
- Люди так поменялись! Такое из народа попёрло, что страшно! И чем дальше, тем ужаснее…
Они знали о чём говорили. Преступники начали наказывать преступников. Поймали за кражу - на фронт. Поймали наркошу - на передовую. Убил, изнасиловал, избил - на передовую.
- У милиции рейтинг, на передовой - пополнение… - поделился впечатлениями Савчук, когда заявился к ним в очередной раз. - Правильно - зачем содержать тюрьмы?!.. Расстрел - лучшая профилактика преступности.
Тем, кто в ополчении можно всё - они защищены законом. Каким, никто не знает, но безнаказанность зашкаливает. Обычно военная комендатура, если менты задерживали ополченца, приезжали и забирали назад в часть.
- Вчера ополченец ДНР, находясь на побывке застрелил в кафе милиционеров, вызванных, чтобы утихомирить дебошира! - азартно рассказал он. - И ничего! Поехал домой в сопровождении комендатуры.
Роман искренне верил в будущие Донецкой республики, воевал за это, но многое ему не нравилось.
- Безнаказанно торгуют наркотой, - признался он. - Сейчас ментонаркобизнес процветает. 
Накануне Савчук шёл улице Челюскинцев, как вдруг рядом шандарахнуло. У людей паника, все метнулись в подвалы.
- Тишина! - понял он. - Боя нет. Одиночный был и пара автоматный очередей и всё.
Над улицей висели густые клубы дыма. Оказывается, приехал дулостволый аргумент уголовного кодекса, удостоверился в правильности адреса, наличии наркош в доме и шандарахнул прямой наводкой. Бабульки в восторге:
- Мы на этот наркопритон больше пяти лет жаловались!.. Шприцы валяются в подъезде кучами.
- И что в итоге?
- Участковый на всех жалобщиков уголовные дела открывал…
Роман мог говорить на эту тему ещё долго, но вымотанная долгой болезнью сына Катя демонстративно зевнула и многообещающе велела ему:
- Пошли спать!
продолжение http://www.proza.ru/2016/05/02/733


Рецензии
Просто необходимы такие зарисовки из этой чёрной дыры - ДНР. Соответствуя характеристикам чёрной дыры, она в том числе образует вокруг себя информационный вакуум, из которого мало чего правдивого вытащишь.

По сообщениям из Свердловска, там тоже были случаи расстрела наркопритонов по "понятиям военного времени".

Владимир Прозоров   03.11.2017 11:16     Заявить о нарушении
Спасибо!

Владимир Шатов   03.11.2017 12:02   Заявить о нарушении
На это произведение написаны 3 рецензии, здесь отображается последняя, остальные - в полном списке.