Выступление на съезде Союза журналистов России

Зовут меня Андрей Дробот. Родился и жил в Омске. По образованию - инженер, имею несколько авторских свидетельств на изобретения, работал в частном бизнесе, а затем 16 лет - в СМИ Ямала, как в газете, так и на телевидении. Занимал должности: от корреспондента до директора-главного редактора. Член союза журналистов и союза писателей. Имею журналистские награды, в том числе «Золотое перо России». Аспирантура по тележурналистике так и осталась незавершенной. Начались многоэпизодные массированные репрессии властей, в том числе и уголовные по тяжкой статье. Полтора года скрывался и находился в федеральном розыске из-за вполне реальной угрозы расправы. Осужден по статье «мошенничество» заочно, то есть без участия в суде. Три года лишения свободы условно. Оставлен властями без работы, без какой-либо социальной помощи, с абсолютным отказом в регистрации безработным.
 
1. Место действия:
•        Город Муравленко, где я работал журналистом, небольшой. Население не больше 40 тысяч – не дотягивает для района большого города. В городе – одна администрация, одна прокуратура, один суд, одна милиция, одна муниципальная газета, одно муниципальное телевидение… Мед для авторитаризма.
 
2. Предыстория.
•        Книга «Холодный путь к старости», изданная в мае 2006 года, в которой один из героев – глава маленького нефтяного города – Хамовский - во многом похож на реального главу города – Быковского. Собственно все герои книги вышли из Муравленко: и судьи, и адвокаты, и сотрудники милиции, и сотрудники СМИ... И все показаны в ироничном стиле.
•        Книга награждена «Золотым пером России» в 2008 году, почетным дипломом Союза в 2007 году, цитатами из нее открывался фестиваль журналистов России 2007 года в Дагомысе.
•        Мои журналистские материалы награждены еще двумя дипломами Союза: один - «за борьбу с коррупцией» (1999 год), другой - «за лучший очерк» (2003 год). Есть у меня и другие награды. Но это оценка профессиональных журналистов. Взгляд чиновников города Муравленко и местных журналистов был иным.
•        Представители власти критиковали меня всегда.
•        На полосах муниципальной газеты со мной спорили, полемизировали: и руководство «Сибнефти», и руководители городских предприятий.
•        Депутаты еще весной 2000 года обозначили свою позицию в первом же номере депутатского вестника. Одно только название чего стоит: «В чем заключается ложь Дробота?»
•        В городской газете в декабре 1999 года опубликовали оскорбительную заметку директора и заведующие Управлением образования, когда я упрекнул их Начальника за незаконное совмещение должности депутата с муниципальной службой.
•        Было и журналисты с подачи нового, приглашенного из соседнего города, главного редактора, нанятого главой города, организовывались в редакционную коллегию с единственной задачей: отказывать в публикации моих материалов.
•        В местной газете, где я, кстати, работал, весной 2000 года, мне посвящена целая полоса формата А3 под соусом «об этике журналиста», где меня очень этично обзывают Роботом, убрав из фамилии начальную букву «Д». Проводится параллель между Роботом и Дураком, проводится типичное оплевывание и высмеивание.  Подписывается этот журналист классически «Неравнодушный житель».
•        Но время шло, меня пытались купить. На деньги и должности я соглашался, став осенью 2004 года директором-главным редактором муниципальной телерадиокомпании (ТРК), но веры не менял, а материалы улучшались от роста опыта и знаний.
•        Нецензурную брань главы города, недовольство депутатов, руководителей и прочих, угрозы воспринимал, как неотъемлемую часть работы.
 
3. Начало основного действия – май 2009 года.
•        Муниципальная телерадиокомпания (ТРК) под моим руководством транслировала информации из прокуратуры обо всех резонансных делах, поэтому, когда возникли уголовные дела по начальнику управления муниципального заказа и главе города – Учредителю ТРК – я не стал делать исключения.
•        Глава не пожелал комментировать происходящее. Однако, злобу затаил и как-то спросил: «Ты думаешь на тебя нельзя уголовное дело завести?»
 
4. Обсуждение в телеэфире статьи Медведева «Россия вперед!».
•        Состоялось в ноябре 2009. В ходе обсуждения я сообщил, что в городской больнице много аварийного медоборудования, а деньги тратятся на обновление помещений, что люди умирают из-за неверного направления бюджетных денег и сил. Причем, люди умирают и в коридорах больницы и возле окошек регистратуры.
•        Используя высказывания, вырванные из контекста, главный врач городской больницы подает в суд.  Подобное, чиновники, поставленные на должность главой, насколько я знаю, делают обычно с разрешения или приказа главы города. Я понял, что глава решил перейти от слов к делу.

•        Попутно врачи городской больницы начали мне отказывать в медицинском обслуживании, ссылаясь на начальство.

•        Под Новый год, 30 декабря городской суд решает, что я был не прав.

•        Но в чем? В том, что при перечислении аварийного медоборудования, я назвал аппаратом искусственной почки аппарат плазмофереза, который, впрочем, похож на «почку» по принципу работы. Речь шла о жизни людей, а все было сведено к глупости какой-то.

•        Судебное решение вынесено накануне новогодних праздников так, что не остается времени на обжалование. Все 10 последующих дней, отведенных на кассацию, съели новогодние праздники.

•        Я понял иронию судьи и то, как можно играть сроками против участников судопроизводства и в ответ тоже по-иронизировал.
 
5. Телепрограмма «Опровержение».
•        Повторялась в телеэфире в новогодние праздники в течение пяти дней, как ошибочно записал суд в своем решении, вместо того, чтобы указать, что опровержение должно выйти «по истечении пяти дней». Опровержение оказалось куда сильнее опровергаемого фрагмента и вызвало новый иск главного врача. В нем досталось и судье, вынесшей решение.
 
6. Телепрограмма «О деятельности муравленковского городского суда».
•        Вышла через месяц и посвящена анализу судебного процесса с главным врачом. Резюме программы: Решение суда - типичное пиар-произведение с заранее определенной концепцией, на которую судья и работает, а не ищет истину в процессе исследования материалов дела.
•        Этот материал я направил для анализа в суд ЯНАО. Председатель суда ЯНАО направил телепрограмму обратно в наш суд для проведения проверки. Проверка не дала повода для привлечения меня к ответственности.
•        Таким образом, городские судьи, могли не только увидеть телепрограмму о своей работе в телеэфире, но обязаны были с ней ознакомиться.
•        Общеизвестно и не требует доказательств, что обычная реакция на критику – это неприязнь к автору. И муравленковский суд впоследствии дал не один повод подумать о неприязни.
•       Судебное заседание по новому иску главного врача прошло уже заочно без уведомления меня о дате суда и вообще без уведомления о том, что иск был подан. О решении меня проинформировали лишь после истечения срока обжалования.

7. Нахлынул вал вопросов от населения к медицине.
•        Однако, главный врач не отвечал на приглашения на прямой эфир и уклонялся от участия в нем. Я с телеоператором поехал к нему в приемную городской больницы.
•        В личной встрече при включенной телекамере главный врач принялся хамить, для выдворения съемочной группы работниками городской больницы была применена сила, со стороны врачей в ход пошли кулаки, но основной целью стала телекамера.
•        В приемную городской больницы прибыл наряд милиции и встал на защиту главного врача от вопросов СМИ!?
•        Вечером милиция с автоматами и понятыми вошла на телевидение для изъятия отснятых материалов! Отдать материалы я отказался и приказал оператору снять непрошенных гостей, а сам стал задавать милиционерам вопросы, касающиеся их полномочий.
•        Милицию вынесло из телевидения, словно ветром. За всех ответил не успевший убежать участковый и какой-то «дежурный» понятой. Телепрограмма вышла в эфир в срок вместе с милицейскими комментариями по вторжению.
•        Позднее я направил заявление в прокуратуру Ямала, а также в гос. Думу Ямала о привлечении главного врача больницы города Муравленко по ст. 144 УК РФ. Прокурор города, к которому все письма и спустились, отказал в возбуждении уголовного дела. 
•        При этом сотрудник больницы, который активнее всех участвовал в драке, фабрикует побои, оформив их в подведомственном патологоанатомическом отделении. Больница инициирует уголовное преследование меня за нанесение побоев, окончившееся, правда, ничем.
 
8. В 2009 году в родильном отделении г. Муравленко умерло 7 младенцев.
•        Из них – 4 от предполагаемых грубых врачебных упущений. Это притом, что младенческая смертность на Ямале в 3 раза превышала таковую по России
•        В начале февраля 2010 в телеэфире я провел интервью с врачом-гинекологом. Предполагаемые виновники смертей были названы по фамилиям, и перечислены их виновные действия.
•        Однако последовала не ликвидация недостатков медицины, а увольнение врача, дававшего интервью, и развитие в отношении него уголовных дел, причем происходит это одновременно с наращиванием давления в отношении меня.
 
9. После выхода телепрограммы о схватке в городской больнице.
•        На официальном сайте города, находящегося под управлением городской администрации и главы города, появляется тема: «Беспредел на телевидении». Выступающие действуют анонимно.
•        На официальном городском сайте анонимы меня называют: «паршивый гаденыш, кукиш, неадекват, шизофреник, шизопряник, сумасшедший, самодур, подлец, трус, провокатор…». Звучат угрозы расправы, прямая ложь, как относительно меня, так и относительно близких: жены, родителей.
•        Весной 2010 года ОВД г. Муравленко по фактам высказываний возбудило уголовное дело. Но это произошло только после моего письма губернатору Ямала. Что стало с этим уголовным делом, я не знаю.
•        Всего на сайте было организовано 3 подобные темы, в которых все анонимные выступающие лили на меня "грязь". Это продолжалось не менее трех лет.
 
10. В муниципальной газете публикуется «Открытое письмо главе города».
•        Данная публикация появляется сразу после трансляции интервью о перинатальной смертности в роддоме городской больницы. Объем публикации: полполосы формата А3. Публикация содержала сведения, не соответствующие действительности и порочащие мою честь и достоинство. Подписана публикация сотнями медицинских работников, которых интересовала не ликвидация недостатков медицины, а защита "мундира" главного врача.
•        Я знаю доподлинно, что медиков заставляли подписываться под письмом заведующие отделениями, профком. Я направил в редакцию муниципальной газеты запрос о предъявлении доказательств опубликованным высказываниям.
•        Редакция газеты, в нарушение ст. 43 «Закона о СМИ», отказала мне, как в предоставлении доказательств, так и в публикации опровержения, оставив только судебный путь решения данной проблемы. Но на это у меня не было времени.
 
11. Под надзором администрации города состоялось собрание коллектива телерадиокомпании.
•        Собрание возникает одновременно с публикацией «открытого письма…». Главный вопрос повестки дня: недоверие ко мне, как директору и журналисту. Журналистские коллективы в г. Муравленко ломаются быстро. Это я видел не раз.
•        По итогам предложили Учредителю - главе города - отстранить меня от занимаемой должности. А вместо меня, кого бы вы думали? Технического работника, который никогда не работал журналистом, не имел не только высшего образования, но и полного среднего, но зато был, руководителем «восстания» и, как говорится, «свой парень» и любил выпить водки с коллективом.
•        Журналисты проголосовали по сути за некомпетентное руководство, но панибратские отношения.
•        Отмечу еще следующее. Подавляющее большинство присутствующих проголосовало за коллективное извинение перед главным врачом, что и произошло. Против – никто.
•        Итог. В 2012 году в роддоме города умирает уже и роженица, причем – работница милиции. Кроме того, в Надыме, на территории Ямала, происходит всплеск перинатальной смертности. А чего ждать, если журналисты извиняются за озвучивание информации о смертности, а медицинское руководство не ищет пути исправления ситуации, а «лакирует» можно сказать – «гробы»?
 
12. Глава города отстранил меня от исполнения служебных обязанностей в феврале 2010 года.
•        Отстранение началось через два дня после собрания трудового коллектива ТРК, накануне 23 февраля, а репрессивные подлости, как я заметил, всегда делаются накануне выходных или праздников. Общий срок отстранения получился 1,5 месяца. Во время моего отстранения от исполнения обязанностей главного редактора ТРК организована проверка документов ТРК.
•        Причем долгое время, как говорится «парили мозги», что отстранение от исполнения обязанностей совсем не отстранение от работы и заставляли высиживать время, создавая хамские условия работы, предлагая работать даже в фойе, без стола.
•        На время проверки исполняющим обязанности главного редактора телерадиокомпании назначен, как и просило собрание, «свой парень».
•        Всего в состав проверяющей комиссии, состоящей из 6 человек, призванной устранить меня, как журналиста из СМИ, входили, кстати, 3 члена Союза журналистов (!), занимающих высокопоставленные посты в г. Муравленко.
•        Я подаю протест по своему отстранению от работы в прокуратуру города Муравленко.
•        Через две недели глава города, видимо, по совету из прокуратуры, утверждает «задним числом» «Положение о служебных проверках». Вроде как узаконили.
•        А еще через две недели, в день окончания служебной проверки, на грани месячного срока рассмотрения писем граждан оформляется ответ прокуратуры г. Муравленко на мое заявление о незаконности моего отстранения от работы. Автор – зам. прокурора Мартынов. Присылается ответ со значительной задержкой относительно даты, указанной на письме, – это еще одна уловка, поэтому храните конверты. Текст письма был краток и прост, чтобы его сочинять месяц. Цитата из ответа традиционная: «нарушений законодательства не установлено. Оснований для принятия мер прокурорского реагирования не имеется».
•       Через пять месяцев, осенью 2010 я направил заявление на несколько высоких адресов о наказании этого прокурора Мартынова за умышленное, преступное бездействие по фактам моего незаконного отстранения от работы.
•        Прокуратура Ямала положительно ответила на мои заявления:
- Прокурору города указано о недопустимости нарушений.
- Был принесен протест на «Положение о служебных проверках».
- Заместитель прокурора города Мартынов лишен квартальной премии.
•        Но это произошло, когда я был уже безработным, а работа, проводившаяся без меня на ТРК, дала результат, нужный главе города. Однако, - вернусь к хронологическому порядку.
 
13. Административное дело по моему «хулиганству».
•        Отношения с коллективом ТРК, предавшим меня, конечно накалялись. И мои коллеги как-то решили посостязаться в силе. Я дал им отпор и ушел.
•        Коллеги вызвали милицию и довели дело до суда.
•        Однако, дело было прекращено за отсутствием состава.
 
14. Дело по юридическому центру.
•        И таких мелочей было много. Мне потребовался в споре с больницей юрист, я принимаю на работу его и даю ему кабинет. Главе города это не понравилось.
•        Администрации города заявляет в милицию для привлечения меня к уголовной ответственности. Суть в следующем: я был обвинен в безвозмездной сдаче кабинета в аренду своему работнику, который имел юридическую фирму на стороне и естественно работал и на меня и на того парня, сидя в помещении телевидения.
•        Выходит постановление «об отказе в возбуждении уголовного дела за отсутствием состава преступления».
•        Копия «отказа» направляется в прокуратуру, где лежит 2 месяца и пролеживает сроки привлечения даже к административной ответственности. Накануне дня рождения главы города прокурор города вспоминает о деле с этой «арендой» в кавычках. Может, думал, что подарить главе. И решил – меня.
•        Выходит постановление о возбуждении дела о самоуправстве. Но как быть с тем, что сроки миновали? Очень просто.
•        Прокурор города пишет в постановлении, будто отказ в возбуждении уголовного дела издан только вчера, а не два месяца назад!!! Одним словом – лжет и подписывается.
•        Назначается рассмотрение административного дела с чрезмерным сжатием предусмотренных сроков. Я возражаю.
•        Рассмотрение административного дела переносится на неделю.
•        В течение недели, между судами, безвестным мне образом, прокуратура убедила моего сотрудника внести 33 тысячи рублей в бюджет города и, таким образом, косвенно засвидетельствовать аренду помещения, хотя никакого договора аренды не существовало!
•        Я был наказан на 300 рублей.
•        Городская газеты тут же, до вступления решения суда в силу, разражается гневной заметкой «За самоуправство – административная ответственность». О сумме, ввиду ее смехотворности, журналист умолчал. Пусть народ думает, что хочет. Такая же информация вышла и в телеэфире.
•        Я направил комментарий в газету и на телевидение. Оба муниципальных СМИ мой комментарий традиционно не опубликовали.
•        Через два с половиной месяца в надзоре отменяются все обвинительные решения судей по этому делу. Оба муниципальных СМИ мой комментарий не опубликовали даже после этого, что доказывает коррумпированность и незаконную деятельность СМИ города Муравленко.
•        Направляю прокурору ЯНАО письмо о наказании прокурора города Муравленко. Ответ прокурора Ямала отрицательный.
•        Но для меня вопрос остался открытым. Прокуроры, судьи – знали закон – знали, что нарушают, но все равно нарушили. Прокурор города солгал, чтобы нарушить. За государственные деньги. И никто не наказан в городе Муравленко при полном содействии руководства прокуратуры ЯНАО, что доказывает, что надзорная власть глубоко аморальна и коррумпирована.
 
15. Замечание и увольнение.
•        Замечание (дисциплинарное взыскание) за задержку в передаче трудовой книжки из ТРК в администрацию города Муравленко мне объявили уже через десять дней после отстранения от исполнения обязанностей, а когда закончилось это отстранение – уволили на основе замечания за некую неоднократность дисциплинарных взысканий.
•        Через два с половиной месяца 28 июня 2010 года состоялся суд.
•        Представитель СМИ, временно занявший мое рабочее место и претендовавший на него надолго, с моими исковыми требованиями, вслед за представителем администрации города, естественно не согласился и поддержал мое увольнение.
•        Всего против меня давали показания в зале судебного заседания 5 свидетелей от ТРК и 3 свидетеля от администрации города, двое из которых являются профессиональными заслуженными журналистами!!! Все лгали, свидетельствуя в суде!!!
•        Решением суда замечание снято, я был восстановлен на работе в прежней должности, то есть – директором-главным редактором ТРК города Муравленко. Я намеренно говорю о журналистах, безосновательно выступивших против своего коллеги, чтобы показать суть журналистов города Муравленко. Их материалы легкомысленны, пугливы и легко покупаются, поэтому часто лживы и однозначно жертвуют истиной в пользу мнения власти. 
 
16. Изготовление подложных документов против меня администрацией города и телерадиокомпанией.
•        Суд мягко назвал акты, подписанные журналистами и чиновниками городской администрации, касающимися вменения мне действий, которые я не совершал, - недостоверными доказательствами. Они опровергаются показаниями самих же журналистов. Суть очевидна: мало того, что – лгуны работают в СМИ г. Муравленко, так они еще и не умные.
•        В дальнейшем, местная журналистика, лгавшая против меня в гражданском деле, свидетельствовала аналогично против меня и в уголовном деле. Цель: устранить меня, как журналиста и главного редактора, освободить доходное место для других. Это ставший обычным в России – рейдерский захват. 
 
17. Мое восстановление на работе имело последствия.
•        Глава города, видимо, быстро понял, что на работе я восстановлюсь: промахи его юридической службы были очевидны. Тогда он использует рычаг давления на Думу, которая в городе Муравленко традиционно принимала решения с подачи главы города. Депутаты иногда и не читают предоставляемые документы, а просто поднимают руки «за» инициативы администрации города.
•        Еще до моего восстановления на работе городская Дума принимает решение «По оптимизации СМИ», то есть – о ликвидации ТРК, которой я руководил.
•        Как Дума принимает решения? Я сам дважды был депутатом и наблюдал за действиями коллег. Некоторые порой и не читает документы, а голосуют молча и слепо за предлагаемое решение. Есть уважительная причина: депутаты в г. Муравленко действуют бесплатно на не освобожденной основе, им и основной работы достаточно. Но это причина официальная. Неофициальная связана с тем, что все депутаты имеют преференции от главы города, которые отрабатывают.
•        Решение «по оптимизации СМИ» по сей день не для свободного ознакомления. Оно отсутствует на сайте администрации г. Муравленко. Такова типичная работа наших «открытых, прозрачных» властей: прятать от глаз компромат на себя. Поэтому о доверии власти не может быть речи.
•        28.06.2010 (в день моего восстановления на работе) на основании указанного выше решения Думы вышло постановление главы города о ликвидации телевидения именно 28.06.2010. Безусловно, снаряд два раза в одну воронку не падает, то есть депутатов глава города использовал, как туалетную бумагу, чтобы мне показать свое всесилие. Я указал работникам прокуратуры о наличии косвенной улики намеренной ликвидации ТРК, но это не принесло результата.
•        В результате бюджет понес убытки на выплату заработной платы уволившимся в течение 6 месяцев, а также, потерял рекламные доходы, так как ликвидация СМИ, привела к утере права на трансляцию двух телеканалов. Я обошелся дорого.
 
18. Что происходило на телевидении на протяжении более 4 месяцев моего принудительного отсутствия на рабочем месте.
а) Ревизия
•        На полгода раньше установленного срока на телевидении возникла ревизия в отсутствии меня, как законного представителя, но в обильном присутствии недоброжелателей.
•        Возражения на акт ревизии подписаны некомпетентным лицом в мое отсутствие.
 
б) Приостановка вещания СМИ
•        Выпускается приказ, согласованный с главой города: «О приостановке телевещания». Подобное, при живом коллективе, произошло впервые в истории городского телевидения.   
•        Формальная цель: профилактика оборудования телецентра, разбивалась о то, что трансляция телеканалов не прекращалась, а все оборудование телецентра имело 100-процентный резерв.
•        Отключили, по сути, только кабель для выпуска местных телепрограмм. И убрали его с глаз, чтобы я не нашел, когда выйду на работу.
•        Данный случай можно рассматривать по ч.4 ст. 159 УК РФ (мошенничество, совершенное группой лиц), где ущербом являлась совокупная заработная плата коллектива, который несколько месяцев с позволения главы г. Муравленко, «валял дурака».
 
в) Выемка документов
•        Милиция внезапно и точно изъяла некоторые документы телевидения.
•        Основание. Цитирую: «согласно поступившей оперативной информации на телевидении имеются факты хищения денежных средств».
•        Источник информации отсутствует.
 
г) Собрание коллектива телерадиокомпании
•        Главный вопрос повестки дня: переход в другую телекомпанию.
•        За переход проголосовали единогласно.
 
19. Увольнение по собственному желанию.
•        Я уволился через месяц после восстановления на работе, в связи со враждебной обстановкой в коллективе, а также нервотрепкой по уголовному делу.
 
20. Возникновение уголовного дела.
•        Уголовное дело возникло 16.06.2010 без заявления потерпевшего, на основе милицейской переписки, и до начала июля 2010 года велось незримо для меня.
•        Следователь следственного комитета хотел объявить меня в розыск, видимо, чтобы сразу в камеру. Но муравленковский суд парадоксально не разрешил.
•        В конце июня 2010 следствием предпринята попытка обыска моей квартиры, опять же при полном моем незнании о происходящем.  Формальная цель: изъять документы, фотографии, видеозаписи, касающиеся уголовного дела. Но скорее всего, хотели изъять все журналистские наработки, в том числе (а может - главное) черновик книги «Эффект безмолвия», над которой я тогда работал.
•        Муравленковский суд опять парадоксально отказал.
 
21. Что мне инкриминировали?
•        Сейчас мы находимся на фестивале журналистов, поэтому я расскажу, как развивался эпизод уголовного дела, посвященный фестивалю журналистов 2007 года в Дагомысе.
 
22. Эпизод «Дагомыс», как он развивался.
• В начале 2007 году я взял полный отпуск, который потратил на работу пресс-секретарем в крупной московской промышленной компании с целью: попробовать эту работу «на вкус». Таким образом, в отпуске я не отдохнул.
• Летом 2007 года выпала большая работа: подготовка нового фильма о городе. Я возглавил творческую группу. Написал текст к часовому фильму, оформил в соавторстве сценарий. И, конечно, общий контроль монтажа.
• Два месяца прошли почти без выходных. Все, кто работал в выходные, получили отгулы. Себе я отгулы никогда не выписывал и не просил. Но вполне естественно, что я устал.
• Впервые получаю приглашение Союза журналистов России на фестиваль, так как незадолго до этого был награжден почетным дипломом за книгу «Холодный путь к старости».
• Согласую в письменном виде с главой города командировку на фестиваль и несколько дней отпуска за свой счет перед началом для подготовки к конкурсу устных рассказов, который первоначально планировался в рамках фестиваля журналистов в Дагомысе.
• Затем определился с местом проведения краткого отпуска. Решил провести в «Дагомысе», где будет проходить фестиваль. Но я не знал, оплатят ли мне проезд в командировку, если я еду вначале в отпуск. Я обратился к главному бухгалтеру с этим вопросом. Она ответила, что: не оплатят, чтобы оплатили, надо идти к главе города и согласовать новое письмо на командировку с удлиненными сроками, куда включать и свой отдых-подготовку. Как я узнал впоследствии: главный бухгалтер меня обманула, возможно, из-за обыденной для города Муравленко некомпетентности.
• Секретарь подготовила новое письмо на командировку.
• Когда я был у главы города, то все объяснил ему, что выходными сидел на работе над фильмом и сейчас хотел бы взять эти дни и отдохнуть на море. Сказал, гостиница будет за мой счет, а суточные – мелочь, которую я уже отработал.
• Глава города согласовал письмо с удлиненными сроками командировки, и я его отнес к секретарю.
• Через год ревизия администрации города не усматривает нарушения по командировке на фестиваль журналистов.
• И вдруг через три года возникает следствие. Оно выпячивает согласованное главой города письмо с удлиненными сроками командировки в Дагомыс, а согласованное главой города письмо с реальными сроками фестиваля, образно говоря, - затирает.
• И вывод: глава не знал сроков фестиваля, а я обманул и подсунул удлиненные! Очевидный факт, что мне просто не выгодно было обманывать главу города из-за этих «копеек», следствие даже не рассматривает.
• Следователи почти на 150 страницах, целая книга, выкладывают документы, доказывающие обман, а письмо, разрушающее эту версию, вводят в нарушение хронологии в самом конце, да и то в копии, да и то с припиской следователя, что подпись, возможно, подделана, мое ходатайство об экспертизе подписи не удовлетворяют.
• Обвинительное заключение вообще не имеет ссылки на это письмо, разрушающее версию обвинения.
• Это и есть принцип более-менее честного обвинения: нарушение хронологии, вырыв контекста, обвиняющая стыковка документов, нагнетание сомнений в оправдывающих документах, заполнение дела отвлекающим внимание мусором, которому они придают важные обвиняющие оттенки.
• Они действуют ровным счетом, как неправильные журналисты - что-то не договаривают, убирают или дискредитируют элементы, которые действуют против, усиливают основную канву всем, чем можно. В итоге, чаще, чем надо, получается: ложь.
• На суде.
• Свидетель глава города, доктор наук, всегда отличавшийся отличной памятью, сказал, что ничего не помнит о моей командировке в Дагомыс, ни о разговоре, ни о том, как подписывал документы. А как можно утверждать, что обманутый обманут, если обманутый ничего не помнит? Можно только предполагать. Предположение – не доказательство, но следователи, прокуроры и судьи закрыли на это глаза.
• Следствие не разбиралось, что вынудило главу города, по сути - в одно время, согласовать одну и ту же командировку с разными сроками. Нет даже версии, кроме той, что глава города был в беспамятстве.
• То, что я в корыстных интересах украл свою зарплату в сумме 9,5 тысяч рублей, но, будучи в командировке, при всей своей корыстности заплатил из своего кармана за гостиницу большую сумму, которую имел право оплатить за счет бюджета, но почему-то не стал этого делать, следователи предпочли никак не объяснять. А ведь в этом и была суть устного договора с главой города, что дни отдыха он мне предоставляет, как отгулы за переработку при подготовке фильма, а гостиница – за мой счет.
• Приговор в отношении эпизода по Дагомысу: по факту хищения 11.385 рублей 50 копеек - 1 год 6 месяцев лишения свободы, без штрафа, без ограничения свободы. За счет частичного сложения сроков наказания получилось меньше.
• И конечно, государственное обвинение представлял обиженный мною прокурор Мартынов, а судей – главная героиня моего фильма о муравленковском суде.
• Не помогло ничто:
- Ни то, что ходе моей командировки в 2007 году на международный фестиваль журналистов, моя книга «Холодный путь к старости» принесла успех всей ямальской журналистике. Фестиваль открывался цитатами из нее, которые были написаны на плакате съезда. Председатель Союза журналистов В.Л. Богданов очень тепло отзывался о книге во вступительной речи.
- Ни то, что фильм «Муравленко навсегда», над которым я работал перед поездкой в Дагомыс, за который и получил 3 дня отдыха (отгула) от главы города, на фестивале в Надыме осенью 2007 года, награжден дипломом 2 степени.
- Удар завистливо нанесен в самое ценное для меня место, намеренно и цинично.
- Не помогло, при осуждении меня за 12 тысяч рублей, даже то, что при мне сокращались дополнительные бюджетные ассигнования ТВ: в среднем на 2 миллиона рублей в год, а доходы от платных услуг росли в среднем на 1 миллион рублей в год.
• Другие два эпизода также «притянуты за уши».
• Вновь возвращаемся к хронологическому порядку, а значит – к началу развития уголовного дела.
 
23. Сроки ознакомления с делом.
•        Следователи любят, чтобы их дела читались быстро, как легкие женские романы, ведь только в этом ключ к тому, что чтец не заметит подделку, или неправильно оценит доказательство.
•        Муравленковский суд, по ходатайству следствия, ограничил мне сроки ознакомления с уголовным делом. Не понравилось, что я знакомлюсь ежедневно в среднем лишь с 50-ю листами уголовного дела (!).
•        По мнению следствия – это медленно. Я подал кассационную жалобу, так как Закон запрещает ограничивать время, необходимое для ознакомления.
•        В момент, когда решение об ограничении сроков не вступило в законную силу и по логике стороны должны ждать окончательного решения, происходит следующее:
- следователь СК принимает решение об окончании ознакомления;
- дело направляется прокурору города;
- прокурор города утверждает обвинительное заключение;
- обвинительное заключение, как подарок, передается мне в момент начала первого заседания городской Думы, в состав которой я был избран депутатом;
- дело передается в суд.
•        И это за 3 недели до даты назначения суда по моей кассационной жалобе по срокам ознакомления с делом, когда еще не известен результат рассмотрения этой кассационной жалобы, что, как я думаю, и подтолкнуло кассационную инстанцию утвердить срок окончания ознакомления с делом фактически задним число: месяц назад.
•        Не дремлет и глава города. На первом заседании городской Думы в октябре 2010 года по инициативе администрации парадоксально вносятся большинством голосов депутатов изменения в Устав г. Муравленко, снижающие гарантии деятельности депутата.
 
24. Выборы в городскую Думу.
•        Агрессия властей, возможно, вызвала моей популярностью в городе Муравленко. И страхом. Я стал единственным депутатом из 20 депутатов городской Думы, не входящим в какую-либо партию. Остальные: 18 – представитель «Единой России», 1 – КПРФ.
•        Я, будучи безработным, без доступа к СМИ, был избран в городскую Думу г. Муравленко переиграв в ходе выборов нынешнего главу города, тогда генерального директора крупного транспортного предприятия, а также одного из городских лидеров «Единой России»: руководителя местного исполнительного Комитета.
 
25. Заявление в прокуратуру города о возбуждении уголовного дела в отношении главы города.
•        Желая помочь следствию понять «откуда ноги растут», я заявил на главу города по ст. 144 УК РФ.  Предоставил скрытые записи, на которых глава города угрожал мне увольнением, снижением зарплаты, комиссией, которая должна будет «нарыть» на мое увольнение, «боем, в котором я проиграю», провокацией Думы, тем, что «люди напишут на меня, …( пропущено нецензурное слово) знает что». Все воплощено в жизнь.
•        Но выходит постановление об отказе в возбуждении уголовного дела. По мнению следователя: «Приведенные факты, являются не более чем попыткой обелиться».
•        Работал по моему заявлению следователь, разрабатывавший один из эпизодов инкриминированного мне дела.
•        Он, безусловно, был заинтересован в отказе, так как в случае положительного результата, глава города получался бы «пауком», а я получал бы козырь в суде против сочиненного этим следователем же  обвинительного акта, где глава выглядит беспамятной, доверчивой жертвой. Это прямо какая-то беда, что в таких маленьких городах обвиняющие и оправдывающие материалы находятся в руках одного человека, который лишь по своему желанию, может признавать одно и отвергать другое.
•        К большому сожалению, я не смог найти ни одного реального уголовного дела со вступившим в законную силу обвинительным приговором по ст.144 УК РФ.
 
26. На миру и смерть красна.
•        В связи с тем, что я являлся депутатом Думы, а обвинение связано с журналистской деятельностью, я попросил администрацию города дать для судебного разбирательства большой зрительный зал и обеспечить освещение судебного заседания в СМИ.
•        Администрация города отказала.
 
27. Назначение суда в ходе предварительных слушаний.
•        По итогам данных «предварительных слушаний» судебное заседание было назначено через 4 полных дня.
•        Для проведения суда выделен самый малый судебный зал.
•        Мой адвокат жил в Омске, и сроки были катастрофичны и нереальны для обеспечения моей защиты.
 
28. Нарушение подписки о невыезде.
•        Я понял, что меня хотят «посадить» любой ценой, что имеет место нечто похожее на сговор и равнодушие, что в одиночку противостоять армии профессиональных юристов я не в силах. Кроме того, я почувствовал ухудшение здоровья.
•        Без разрешения и уведомления суда я уехал из г. Муравленко в г. Омск.
•        При нарушении «Подписки о невыезде» формально я не скрывался ни от суда, ни от правоохранительных органов, так как листы нетрудоспособности в г. Омске оформлены по моим документам. Я лично являлся в больницы, как для лечения и осмотра, так и для получения самих листов нетрудоспособности.
•        Жил по омскому адресу, известному муравленковскому суду.
 
29. Попытка завершить дело судебным решением и не препятствовать суду.
а) Направление на судебное заседание адвоката.
•        На судебное заседание мною был направлен адвокат из Омска.
•        Я заявил ходатайство о рассмотрении уголовного дела без моего участия.
•        Однако, по приезду моего адвоката, муравленковский городской суд отказался от рассмотрения дела по существу, перенес заседание и вынудил моего адвоката уехать. Причем, адвокат по приезду сообщил, что такого неуважительного отношения, как в суде города Муравленко, он нигде не встречал.
 
б) Назначение своего представителя в суде.
•        Я оформил на жену доверенность со всеми правами, какие предъявлены законом обвиняемому.
•        Муравленковский суд вначале принял ходатайства от моей жены.
•        Но на следующий день – авторитарно отказался признать мою жену моим представителем, что привело к невозможности, как защиты, так и получения информации: о принятых решениях, постановлениях, определениях и датах назначения судебного заседания.
 
30. В начале декабря 2010 СМИ г. Муравленко выказывают уважение и поддержку суда.
•        В городской газете 6 полоса формата А3 полностью отдана под материалы, посвященные судебной системе г. Муравленко, в частности мини-очерки про судей, которые входили в состав суда, обязанного вынести мне приговор.
•        Примерно в это же время в телеэфире выходят аналогичные материалы.
•        Формальное основание: 20-летие городского суда. На самом деле суд города Муравленко образован значительно позднее. Что заставило руководителей СМИ поторопиться с поздравлением суда? Считаю, что ответ – на поверхности. Все сделано с подачи главы города с целью «постелить ковровую дорожку» на пути вынесения мне самых жестких решений.
 
31. Объявление меня в федеральный розыск и смена мне меры пресечения.
•        Через три дня после официального выхода праздничных для суда материалов в СМИ, спустя всего 2 недели после первого судебного заседания, когда я болел, в отсутствии моего защитника из Омска, муравленковский суд объявил меня в розыск и изменил меру пресечения на «Заключение под стражу».
•        При задержании решено этапировать и водворить в ИВС г. Муравленко.
•        Это постановление не высылалось ни мне, ни моей жене, ни моему адвокату, что сделало невозможным оспаривание;
•        Закон вовсе не обязывал суд к такой жесткой смене меры пресечения. Закон лишь давал право и более мягкие меры на выбор.
•        Вменение муравленковским судом самой строгой меры пресечения, которая не соответствует наказанию, вынесенному впоследствии, воспрепятствовало моему добровольному возвращению в г. Муравленко в связи со многими информациями о превышении полномочий милицией в отношении лиц, содержащихся под стражей.
•        В жестком решении суда не было смысла и по другой, более веской причине.
 
32. Инкриминированное мне преступление утратило общественную опасность.
•        В связи с ликвидацией предприятия ТРК в декабре 2010 года (о чем было известно с июня 2010), в котором происходило предполагаемое злоупотребление мною полномочиями, изолировать меня от общества не было никакой нужды.
•        Два ходатайства по данному поводу судом не удовлетворены и прессинг не снижен.
 
33. Работа и издание книги «Эффект безмолвия»
•        В ситуации, которую я воспринял, как угрозу моей жизни и здоровью, я решил завершить написание и издание книги, над которой работал последние годы.
•        Книга была издана весной 2011 года в Омской областной типографии.
 
34. Власти лишают меня всех доходов, которые я получал в г. Муравленко.
•        После увольнения из ТРК в связи с ликвидацией предприятия мне полагалось полугодовое пособие в размере зарплаты.
•        В момент, когда я уехал из г. Муравленко, но при наличии листов нетрудоспособности, указывающих на уважительную причину моих неявок для отметок в качестве безработного, Центр занятости решает прекратить мне денежные выплаты.
•        Действовали сотрудники Центра занятости стандартно по чиновничьи: то есть вначале - лгали, тянули время, а затем - отказали.
•        Я обращаюсь в муравленковский суд.
•        Муравленковская судья Кулеш, главная героиня фильма о муравленковском суде, дважды отказывает в рассмотрении искового заявления, вынося незаконные претензии.
•        Я, будучи в розыске, с помощью жены направляю жалобу в суд Ямала. Дело решается в мою пользу. Иск принимается к рассмотрению судом города Муравленко.
•        Тогда начинает работать муравленковская судья Быковская, состоявшая в законном браке с главой города, который меня-то и травил. Решение по моему иску к Центру занятости города Муравленко, естественно выносится - отрицательное.
•        Пишу кассационную жалобу. Кассационная инстанция опять все решает в мою пользу.
•        В муравленковском суде начинается волокита с выдачей мне исполнительного листа, который удалось «выбить» еще через 2 месяца, от вступления решения в силу.
•        Затем начинает волокитить с выплатой администрация г. Муравленко.
•        Результат: борьба за выплату одной зарплаты длилась 20 месяцев, все наделенные властью участники от мелких клерков до главы города «валяли дурака», отвлечена масса сил, истрачена масса бумаги. Ни один из активных «валятелей дурака», по сути, не пострадал.
 
35. Ходатайства об отводе судей
•        Согласно УПК: «судья, прокурор, следователь не могут участвовать в производстве по уголовному делу в случаях, если имеются обстоятельства, дающие основание полагать, что они лично, прямо или косвенно, заинтересованы в исходе данного уголовного дела».
•        Ключевая фраза: обстоятельства, дающие основание полагать.
•        Мною написано и направлено в адрес муравленковского городского суда около двадцати ходатайств об отводе суда.
•        Причины:
- действия, попадающие под райкиновское выражение «запускаем дурочку»,
- не предоставление документов,
- вероятная месть за программу о деятельности суда,
- вероятная месть за изображение судей в ироничном ключе в книге «Холодный путь к старости»,
- вероятное влияние на судей жены главы города, которая работает судьей в том же суде,
- отсутствие ответа на ходатайства,
- неприятие в качестве моего представителя моей жены и так далее.
•        Что еще надо? Это давало основания полагать заинтересованность.
•        Суд отвечал на все просто и по топорному: «то-то, то-то не может служить основанием к отводу судьи». Все. Никаких объяснений. Даже жаловаться не на что.
•        Допустим, вы дадите в глаз высокопоставленному лицу, пусть даже за дело. И вот у этого лица появляется над вами власть. Может ли это лицо отомстить? Если оно, конечно, не святое. Да конечно. И вот оно с фингалом и в судебной мантии ждет вас, чтобы поставить вам свой фингал, но уже на бумаге. Это конечно, предположительно, но закон и говорит: обстоятельства, дающие основания полагать.
•        Причина заложена в самом Законе: отвод суда осуществляет сам суд или тот судья, в отношении которых и пишется данный отвод. Насколько я понимаю, признать собственный отвод – это признать заинтересованность. Судьи на это не идут.
 
36. Решение по 18 ходатайствам, поданным в суд моей женой.
•        Решение было принято муравленковским судом спустя почти год, вместо 3 суток по закону.
•        Полная цитата из решения муравленковского городского суда: «муравленковский городской суд возвращает ходатайства… (далее следует перечисление) в связи с отказом в удовлетворении».
•        Никакой аргументации, никакого объяснения, связанного с текстом ходатайств.
 
37. Ходатайство Союза журналистов России
•        Союз журналистов России подготовил письмо на имя генерального прокурора РФ Чайка с просьбой: провести проверку «законности и обоснованности уголовного дела в отношении меня, взять под свой личный контроль проведение данной проверки и принять соответствующие меры прокурорского реагирования».
•        Ответа не последовало.
•        Через три недели направлено повторное письмо с аналогичной просьбой.
•        Ответ, если и был, - то формальный.
 
38. Самая масштабная акция
•        Мною с помощью московского адвоката подготовлено отличное заявление по инкриминированному мне уголовному делу на 21 листе.
•        Просьбы были скромные:
- о беспристрастном и профессиональном исследовании материалов дела.
- о назначении беспристрастного государственного обвинителя не из Ямала.
- не перенаправлять обращение в прокуратуру ЯНАО, или г. Муравленко.
•        Заявление послано на 10 адресов:
- Генеральному прокурору;
- Председателю Верховного суда;
- Председателю Правительства;
- Президенту;
- Руководителю фракции КПРФ (г. Москва);
- Руководителю фракции ЛДПР (г. Москва);
- Депутату Гос. Думы РФ от ЯНАО;
- Полпреду Президента РФ по УрФО;
- Губернатору ЯНАО;
- Депутату Гос. Думы ЯНАО Ивановой Л.Н.
•        Общий итог:
- государственное обвинение представлял самый обиженный мною прокурор Муравленко Мартынов, которого лишили премии по моей инициативе;
- заявление массированно перенаправлено в прокуратуру Ямала, где его ждали мои обвинители;
- материалы дела исследовали судьи, в беспристрастности которых существовали сомнения.
•        Вывод: материалы дела высшие инстанции не только не исследовали беспристрастно, но просто проигнорировали все просьбы, удовлетворение которых ничего не стоило, не снизив прессинг ни на грамм, а наоборот – усилив его обидой тех, на кого я жаловался, а они и были моими судьями и обвинителями.
 
39. Ходатайства о прекращении уголовного дела
•        Мною в муравленковский городской суд было заявлено не менее 15 ходатайств о прекращении уголовного дела, как по отсутствию использования служебного положения, так и по отсутствию хищения и обмана.
•        По всем ходатайствам муравленковский городской суд не только отказал в удовлетворении, но и не привел ни предметных причин, ни анализа. В ответах не было ничего, кроме простого «нет». На мой взгляд, это какое-то безумие, беспредел и хамство. Если так построено все правосудие, то мы недалеко ушли от пещерного уровня.
 
40. Подготовка властей г. Муравленко к судебному заседанию
а) Обманное письмо.
•        Вначале муравленковский суд направил в г. Омск письмо, в котором сказано, что «…возобновление производства по делу возможно лишь… в связи с установлением Вашего места нахождения и явки в Муравленковский городской суд».
•        Я воспринял это, как категорический отказ проводить судебное заседание заочно и направил 2 ходатайства об аннулировании своего ходатайства о заочном вынесении приговора и том, что свое присутствие на суде считаю обязательным.
 
б) Обманный отказ от омского адвоката.
•        В момент моего отсутствия в г. Омске (я был в тульской области) в муравленковский суд из Омска поступило факсимильное заявление без номера исходящего аппарата, якобы подписанное мною, об отказе от услуг омского адвоката, что противоречит здравому смыслу.
•        Отправитель неизвестен.
•        На основе этой копии, без оригинала, муравленковский суд назначает мне принудительно защитника из г. Муравленко, где все адвокаты так или иначе связаны с городской администрацией, главой города, с которым у меня и был конфликт, и подконтрольны.
 
в) Удовлетворение единственного ходатайства «потерпевшего».
•        Следом, муравленковский суд удовлетворяет единственное ходатайство «потерпевшего», председателя ликвидационной комиссии ТРК, который находился в прямом подчинении главе города, о проведении судебного разбирательства по уголовному делу…. без участия подсудимого.
•        Это происходит на фоне того, что я направлял упомянутые выше 2 ходатайства об обязательности своего присутствия на суде.
 
г) Подложное извещение меня о назначении судебного заседания.
•        Муравленковский суд оформляет два письма на адрес моей матери в Омске, о назначении судебного заседания.
•        При этом суд прекрасно знал из моей корреспонденции, что я в это время был: то в Москве, то в Туле, то в Лазаревском, то в Сочи.
•        Но в деле имеются два почтовых уведомления, что письмо вручено подсудимому «лично» в Омске, имеется подпись получателя, но подпись на почтовых уведомлениях не моя, что видно и без экспертизы.
•        Подложные уведомления о вручении вызовов в суд, дают муравленковскому суду формально доказать, что я уклоняюсь от суда.
 
д) Поддержка городской Думой действий против меня.
•        Во время подготовки к суду надо мною в октябре 2011 года – с точностью до дней - депутаты приняли изменения в Устав города, касающиеся порядка прекращения полномочий депутата.
 
41. Заочное решение.
•        Заочный приговор согласно УПК может выноситься в «отсутствие подсудимого, который находится за пределами территории Российской Федерации и (или) уклоняется от явки в суд, если это лицо не было привлечено к ответственности на территории иностранного государства по данному уголовному делу».
•        Введение статьи о заочном решении суда связано с ратификацией Российской Федерацией Европейской конвенции о предупреждении терроризма и принятием Федерального закона «О противодействии терроризму».
•        Изначальная суть статьи в том, чтобы судить террористов, скрывающихся за границей и доставлять их в Россию.  Я террористической деятельностью не занимался и за границу не выезжал, но парадоксально по «тяжким» преступлениям, которые мне инкриминировали, осужден был без участия в суде, заочно.
 
42. Причина спешки суда - на мой взгляд
•        Перед предварительным слушанием я, по совету коллеги, попавшего в аналогичную ситуацию, написал ходатайство о рассмотрении дела судом в составе трех судей.
•        Но с 1 января 2012 года вступали в силу медведевские изменения в уголовный кодекс и суды из трех судей по моей статье упразднялись.
•        Если бы муравленковский суд промедлил, то дело пришлось бы возвращать в прокуратуру и заново проходить ступень предварительного слушания.
•        Суд решил не отступать.
 
43. Приговор первой инстанции
•        Приговор был условным уже в первой инстанции. По сути предъявленное мне обвинение представляло собой возведенный в уголовную степень прогул, за который никому не придет в голову кого-либо подвергать уголовному наказанию.
•        Общий предъявленный ущерб – 169 тысяч рублей, из которых: 74 тысячи - расходы на гостиницу, 63 тысячи - моя зарплата, остальное – суточные и деньги на проезд.
 
44. Приговор второй инстанции
•        Прокуратура г. Муравленко не согласилась с условностью приговора, так как, по их мнению, я не могу быть исправлен без изоляции от общества.
•        Однако, приговор оставлен без изменений.   
 
45. Вопросы к наказанию
•        Законом дана слишком большая власть судьям, которые на основе своего правосознания имеют право давать наказание по, например, инкриминированному мне преступлению ч.3 ст. 159 УК РФ – от 0 до 6 лет лишения свободы, как реально, так и условно, как со штрафом, так и без. У судей должно быть право на месяц туда-сюда. Не более. Уголовный Кодекс слишком тонкий: пусть в нем будет вместо одного тома – десять, но судьи должны быть лишены возможности произвола и ошибки.
•        Законом дана слишком большая власть следствию, которое из следствия, действуя за счет налогов того же обвиняемого, превратилось исключительно в обвинение, наделенное правом не исполнять ходатайства обвиняемого, нацеленные на доказательство невиновности. Обвиняемый должен за свой счет доказывать свою невиновность. Но властью: принимать или не принимать эти доказательства - наделено опять же не следствие, а обвинение.
•        Чему содействует наказание, данное мне судом? Если я мошенник, использующий служебное положение для получения финансового результата, то я как минимум должен был наказан запретом занимать должности близкие к финансам. Но этого нет. С другой стороны сделано все, чтобы я не смог занять любую, даже самую небольшую должность, в местных СМИ. Возраст делает невозможным получить работу в других.
•        Меня поразили: фанатизм следователей, бесцеремонность, бесчеловечность, гонка сроков, подгонка всех фактов под обвинение, запутывание документов, неприятие и сокрытие оправдывающих меня фактов. И это все делалось в отношении меня - представителя СМИ, депутата, писателя, человека успешного. Я представляю, что творят органы в отношении обычных людей.
•        Не могу удержаться от аналогии, близкой к СМИ. Суд – это редактор. Следователь, прокурор – это журналист. Если между редактором и журналистом хорошие отношения, то редактор красивое дело портить не будет. Пусть публикуется. А герой романа (дела) потерпит. В конце концов, невиновных не бывает.
•        Не могу удержаться от аналогии со съездом. Даже самый обычный фуршет или нашу беседу в рабочее время можно рассмотреть с точки зрения пользы муниципального образования и обозначить потраченные деньги, как украденные и необходимые к возврату. Даже самый обычный перекур или чаепитие, практикуемые творческими людьми можно трактовать как вредные траты рабочего времени, как кражи его, а значит и денег, и рассматривать с точки зрения уголовной. Все можно довести до абсурда.
 
46. Кто журналист (прокурор) в отношении меня?
•        Осенью 2009 года прокурором города становится Шендриков.
•        Фактически этот прокурор развил деятельность против меня с момента своего прихода и, по сути дела, все завершилось с его уходом в 2011 году.
•        Вероятной причиной подобного считаю то, что некоторые прокуроры, приходя на новые назначения в новые города, могут основную энергию тратить на получение новой квартиры, ее приватизацию, последующую продажу, а также трудоустройство своих жен, а эти вопросы, находятся в прямой компетенции главы города, который может попросить в ответ исполнить свои желания. Вопросы справедливости таких прокуроров могут волновать в последнюю очередь.
 
47. Розыск
•        Всего я находился в розыске: 1 год и 2 месяца и 11 дней. Но мог бы быть и дольше. Общее впечатление: розыск ни на что не способен. Соблюдая элементарную предосторожность, через Россию может проехать любой террорист.
•        Обо всех приключениях в розыске не буду рассказывать. Это долго. Скажу только, что меня ловили серьезно первый месяц. Затем был перерыв 2,5 месяца, когда я спокойно жил у матери, гулял, ходил в спортзал. Следующая вспышка активности у милиции наступила, когда ко мне в Омск приехала жена. Из Муравленко в Омск были командированы как минимум двое сотрудников, один из которых мне это и рассказал при встрече в Муравленко. Но я быстро вычислил тех, кто за мною «охотился».
•        Был в Москве, в Туле, в Сочи.
•        10.11.2011 я вернулся в г. Муравленко. Подумал, что в день милиции милиция будет праздновать. И я не ошибся.
•        На Новый год ходил в г. Муравленко, в эпицентре своего розыска, кататься на городской горке. Гулял по вечерам.
•        Думаю, что всем будет интересно узнать, как меня «поймали».
•        17.02.2012 я, будучи в розыске, но, зная об «условном» приговоре, самостоятельно зарегистрировался в филиале по г. Муравленко ФКУ УИИ УФСИН России по ЯНАО.
•        Зайдя в подразделение ОВД г. Муравленко я сфотографировался на фоне фотографии о своем розыске. Сфотографировала меня какая-то женщина.
•        Позднее, 17.02.2012 задержан правоохранительными органами г. Муравленко, вооруженными автоматами, при выходе из администрации г. Муравленко, куда намеренно зашел по депутатским делам. Сдали меня либо охранники администрации города Муравленко, либо работники аппарата городской Думы.
•        20.02.2012 в муравленковский городской суд поступила информация о моей поимке, подписанная зам. начальника полиции ОМВД России по г. Муравленко Е.В. Лазаревым.
•        Цитата: «17.02.2012 сотрудниками ОВО ОМВД России по г. Муравленко был задержан и доставлен в дежурную часть Дробот А.В…. Дробот А.В. был передан начальнику филиала по г. Муравленко ФКУ УИИ УФСИН России по ЯНАО подполковнику внутренней службы Сайткину С.В.».
•        «передан начальнику филиала по г. Муравленко ФКУ УИИ УФСИН России по ЯНАО» - абсолютная ложь, поскольку еще до моей поимки я самостоятельно зарегистрировался. Начальник милиции подписывал этот документ, я думаю, в здравом уме, а значит, сознательно лгал. Если начальник милиции лжет по пустякам, то с серьезными делами, надо полагать, все обстоит куда хуже. Поскольку с этим начальником милиции (ныне полиции) я в конфликте не состоял, то делаю вывод, обобщая действия прокуратуры и суда, что ложь – это обыденный элемент действий правоохранительной системы г. Муравленко в целом. А с ложью власти обычному человеку не справиться. 
•        Вторая ложь – это «задержан» без указания места, что дает волю разыграться воображению в представлении действий полиции. Я же ездил по всей России и не был пойман. Вот уж позор розыску, а скромное «задержан» возводит исполнителей в ранг героев сыскарей, которые меня выдернули не моей собственной воле в администрации города, а нашли где-нибудь в землянке черт знает где. И премию за свои великие труды заработали. А то и медаль.
•        Этим я хочу подчеркнуть, что милиция даже в мелочах и даже при работе с журналистом и депутатом, создает в тексте отчетов и рапортов выгодные себе неопределенности и обманные утверждения.
 
48. Взаимоотношения с начальником филиала по г. Муравленко ФКУ УИИ УФСИН России по ЯНАО
•        В приговоре значится: «на осужденного возложены обязанности: не менять постоянного места жительства без уведомления». По логике закона: термин «менять постоянное место жительства» относится к смене прописки.
•        На деле, каждый свой выезд за пределы г. Муравленко, без смены постоянного места жительства, я оформляю, как командировку. Пишу заявление (хотя должен только уведомить), в заявлении указываю сроки выезда и адрес места пребывания, то есть обязан сдавать полиции контакты (чего нет в приговоре). Гостиница, которую я буду искать по приезду, отпадает, как вариант, потому что я ее не могу указать заранее в заявлении. По приезду на новое место, я должен идти в местный УФСИН, регистрироваться, размышляя о том, какое отношение встречу там.
•        По приговору: я должен «являться на регистрацию один раз в месяц в уголовно-исполнительную инспекцию по месту жительства».
•        Слабость данного пункта в том, что в УФСИН не дают справку о посещении. Оформляется справка-беседа, которая остается в деле, и условно осужденный ставит подпись в личном журнале посещений, который тоже находится в деле. Ничто не мешает недоброжелателю из полиции выбросить определенные бумаги из дела и отправить неприятного условно осужденного на зону, как человека, не являвшегося на регистрацию, хотя тот и прилежно исполнял все требования.
 
49. Затраты на юристов
•        Общие затраты на адвокатов составили 250 тысяч рублей. И оказались бесполезными в ангажированном судебном споре, если не считать повышения личной юридической грамотности. Там, где суд исполняет волю власти и своего правосознания, а не закона, никакие юристы не помогут.
 
50. На что жил во время репрессий
• Я никогда не брал многогодовые кредиты и иные деньги в долг.
• Контролировал потребности и не завышал их. Так, например, машина у меня так и осталась: ВАЗ 21099 выпуска 1999 года, несмотря на то, что я мог легко купить более современную.
• Всегда откладывал некоторые деньги на «черный» день.
• Большую помощь оказали родственники и друзья, которые и кормили, и давали кров.
 
51. Кассационное обжалование приговора.
•        Муравленковский суд отказал даже в принятии моей кассационной жалобы на приговор.  Аргументация судьи: заочный приговор может быть обжалован только в порядке надзора. Контраргументация: надзор – крайне неэффективная инстанция, лишающая меня всех возможностей защиты, предусмотренных судами 1 и 2 инстанции.
•        Остальные судебные инстанции также отказали в приеме моей кассационной жалобы на приговор. В этот момент я «сломался», поняв окончательно, что Системе власти в России наплевать на справедливость, что человека и сегодня, как 1937 году во времена троек НКВД, можно наказать ни за что, Система власти исполняет только форму. А форма Уголовного и Уголовно-процессуального законов ныне такая, что в нее упрессовать можно любого.
 
52. Как я писал Президенту России.
•        Я направил около десяти писем Президенту, и все Управлением Президента по работе с обращениями граждан перенаправлены в органы, обвинявшие меня, несмотря на просьбы этого не делать.
•        Цитата из ответа Управления Президента по работе с обращениями граждан: «Разъясняем, что согласно ФЗ «О порядке рассмотрения обращений граждан РФ» и Положению об Управлении Президента, обращения граждан направляются для рассмотрения по существу поставленных в них вопросов в соответствии с их компетенцией в подразделения Администрации Президента, федеральные органы государственной власти, органы государственной власти субъектов РФ и иные государственные органы.
•        При таком Положении, если властям регионов кто-то не нравится, они могут расправляться с человеком по своему усмотрению. Президент не вмешивается.
 
53. Исковые заявления в Евросуд
•        В Европейский суд по правам человека мною было направлено несколько жалоб, как по гражданским, так и уголовным делам.
•        Европейский суд не ответил на половину моих писем.
•        Ответ на другую половину следующий: «Информирую Вас о том, что такого-то числа Европейский суд по правам человека, заседая в составе единоличного судьи, объявил вашу жалобу неприемлемой. Это решение окончательное и не может быть обжаловано».
•        Я готовил жалобу и с помощью юриста, и самостоятельно на основе образцов и Правил заполнения, но результат был один: отрицательный, причем жалобы не дошли даже до стадии рассмотрения.
•        Почему так?
•        Моя версия. Решения Европейского суда ориентированы не на изменение или пересмотр незаконных решений российских судов, а фактически только на выдачу денежной компенсации со стороны, нарушившей Конвенцию.
•        Когда выигрышем являются исключительно деньги, арбитры, то есть судьи могут быть заинтересованы в решении только тех дел, где они имеют какую-то долю. Тогда такие дела могут решать только юристы, имеющие непосредственные контакты с этими судьями.
•        Евросуд - как говорит мой опыт - сказка для маленьких детей.
 
54. Продолжение
•        Дума г. Муравленко после вынесения мне приговора весной 2012 года досрочно прекратила мои депутатские полномочия.
•        На все просьбы трудоустройства в СМИ г. Муравленко администрация города и редакции СМИ г. Муравленко отвечают отказом, хотя по уровню своих достижений в области журналистики я самый успешный из журналистов города Муравленко. Однако, редакциям СМИ выгоднее принять любого необразованного или только что окончившего ВУЗ человека, чем меня, имеющего большой опыт и знания. Поэтому я уже 6 лет без работы и без какого-либо пособия живу в городе со средней зарплатой выше 50 тысяч рублей.
•        СМИ г. Муравленко боятся даже интересоваться моей историей. И это тоже определенная характеристика, сводящая СМИ к пиар-обслуживанию власти, и слепоте к любым проблемам, которые власть решать не собирается.
•        При переписке администрация г. Муравленко по-прежнему соблюдает правила предельной волокиты.
55. Ликвидация моей газеты «Дробинка».
• Чтобы лишить меня какой-либо трибуны в городе Муравленко суд города Муравленко, сразу после моего выхода из федерального розыска и получения условного приговора весной 2012 года, аннулировал регистрацию моей газеты «Дробинка», которую я создал и учредил в 1999-2000 годах для публикации материалов, которые отказывалась публиковать муниципальная газета.
56. Отказ в регистрации безработным и в выплате хоть какого-нибудь пособия.
• Все обращения в Центр занятости города Муравленко для регистрации безработным, получения пособия и получения иной специальности, оканчиваются отказом в связи с необоснованным требованием Центра занятости предоставить дубликат-копию справки о средней заработной плате за последние три месяца с последнего места работы. Закон не предусматривает предоставление дубликат-копии, организация ТРК ликвидирована и фактически я не могу получить данную справку, а оригинал справки давно мною передан в Центр занятости.
57. Отказ администрации г. Муравленко в выплате денежных средств, которые мне не были выплачены за 5 лет действия контракта на последней должности.
• После получения условного приговора, отсутствия возможности трудоустроиться, получить пособие или иную специальность, я перечитал свой контракт и обратил внимание, что значительная часть денежных средств в виде надбавок мне не доплачивалась.
• В мае 2012 года я обратился по поводу выплаты невыплаченных надбавок в администрацию города Муравленко. Мне отказали в выплате, но переписка была организована таким образом, чтобы вывести меня за сроки давности, которые в данном случае составляли 3 месяца. И это администрации удалось.
• Осенью 2012 года я обратился в городской суд города Муравленко с иском, администрация города, не оспаривая суть иска, позорно спряталась за сроками исковой давности, что хорошо, какому-нибудь обычному человеку, но для уважающей себя организации, на мой взгляд, как-то – подленько.
• Городской суд города Муравленко, в лице печально известной судьи Кулеш, вынес решение, естественно, в пользу администрации города Муравленко.
58. Время.
• Репрессии продолжаются и после окончания приговора, что произошло в октябре 2015 года по настоящее время. Власти ЯНАО по-прежнему изолируют меня от какой-либо трудовой деятельности. По-прежнему, не ставят на учет безработным. Мне было отказано даже в трудоустройстве дворником в детском саду, куда я пришел по направлению из Центра занятости, где меня зарегистрировали в качестве бесправного гражданина ищущего работу.
• Я по-прежнему, иногда направляю письма в высшие инстанции, напоминая о своем положении, но все письма в высшие инстанции попадают к заинтересованному лицу, которое по-прежнему занимает ключевой пост в администрации г. Муравленко, отвечающий «за связи с общественностью». Поэтому все ответы максимально подлые.
59. Миссия.
• Считаю, что исполняю свой гражданский долг, находясь в г. Муравленко, поскольку моя деятельность и жизнь показывает всю бесчеловечность нынешней системы власти, дно которой (бесчеловечности) я еще и не нащупал. 
55. Отзывы, пожелания, предложения прошу присылать по адресам:
• andr.drobot@mail.ru
• 629603 Тюменская область, г. Муравленко, ул. 70 лет Октября, д. 16, кв. 56
 
 Адрес доклада: сайт Союз журналистов России – акции, конференции, фестивали – Вся Россия 2013 - Выступление Андрея Дробота на специальном заседании Фестиваля «Вся Россия 2013» в Сочи.
               
С уважением, Андрей Дробот.


Рецензии