Краткая история пионеров

   
     Мало того, что сама я пионеркой была в своё время, так ещё во время вступления в скауты дочери работала на тв и сделала программу о скаутах.

     Рассказала и показала в ней то, что происходило в местной скаутской организации на основании тех материалов, которые мне в этой организации предоставили. А сейчас в связи с тем, что сыну в белорусские пионеры предлагают 19 мая вступить,  много нового узнала.

    Ну, Баден-Пауэлл и Сетон-Томпсон личности известные. Сейчас, правда, оборона Мафекинга, которой успешно руководил Баден-Пауэлл в ходе англо-бурской войны (что и сделало его национальным героем) не только новостью для меня стала, но и как-то иначе после обороны Славянска воспринимается.

    Новостью для меня стала и личность Иннокентия Жукова, педагога и скульптора, предложившего сам термин "пионеры", использовавшийся Сетоном-Томпсоном вместо "скаутов" Баден-Пауэлла.

    Казалось бы, шило на мыло, ан нет, "скауты" скомпрометировали себя тем, что существовали в царской России. Надежда Крупская, выступая перед уже существовавшими в начале 20-х "комсомольцами", лидерами "коммунистического союза молодёжи", пользовалась ещё термином "бойскауты", но когда дело вплотную подошло к созданию "детской коммунистической организации", то Жуков предложил "пионеров", возможно ещё и потому, что "пионеры" - слово нейтральное и к обоим полам подходящее.

    Да, консервативный английский генерал поначалу только из мальчиков предполагал "разведчиков" воспитывать на свежем воздухе в коллективных играх, как собственно, и его самого с братьями воспитывала рано овдовевшая мать, оставшаяся с семью малолетними детьми на руках. "Я всем обязан своей матери".

    У Иннокентия Жукова, кстати, четверо детей было. То есть поначалу вопросами воспитания занимались нормальные люди, семейные многодетные отцы. Но "коммунистической пионерией" практически сразу занялись и люди безсемейные и бездетные...

    19 мая стало "днём рождения пионерской организации". Отдавали ли себе организаторы отчёт в том, что 18 мая - день рождения последнего, зверски убитого вместе со всей семьёй, в том числе и царевичем Алексием, покровителем русских скаутов, Государя Императора Николая II - не знаю.

   С 1916-го года, когда, думаю, скромно по причине войны в последний раз отмечали подданные Российской Империи этот день, прошло всего-то 6 лет, так что забыть вряд ли забыли, да и вообще - безсмысленных случайностей не бывает, просто не все сплетения очевидны.

    В СССР 19 мая был праздничным днём, детей в этот день принимали в пионеры. А в Беларуси и до сих пор так.  Как мне пионервожатая объяснила, принимают на площади Освободителей в торжественной обстановке у памятника воинам-освободителям, поначалу они там и захоронены были, но со временем останки из центра города перенесли на воинское кладбище, а мемориал на центральной площади остался.

    Галстук она мне показала, красно-зелёный, надо классной сдать на него деньги. А клятву не помнит, пришлось самой в сети посмотреть. Мда. "Вступая в ряды Белорусской пионерской организации перед своими товарищами торжественно обещаю любить свою родину, быть добрым, честным и справедливым". Это хорошо. Но есть ещё продолжение:"Всегда следовать Уставу и традициям Белорусской республиканской пионерской организации".

    Устав ещё поискать надо, а "традиции" - слово непонятное, если это именно белорусские традиции - то тоже надо ещё вникнуть, я-то в пионерской организации СССР состояла.

   И стоит сосредоточиться - воспоминания сами всплывают в памяти, очень яркие. Хотя не помню точно, была я только председателем совета отряда или всей дружины. Наверное, и тем, и тем, какое-то время и всей дружиной школы руководила, мало того, потом ещё и пионервожатой работала одну зиму, когда из лётного училища ушла.

   И столько их, что всего не опишешь, можно только разделить на белорусские и северные. Белорусские: поездка в Бресткую крепость за первое место в сборе макулатуры (или металлолома?), Хатынь, Курган Славы, музей Великой Отечественной войны... Пионеры-герои, наш отряд имени Петра Клыпы, маленького музыканта из Бресткой крепости.

   По весне мы с подружкой отправлялись одни на электричке в лес за подснежниками и плели потом в пионерской комнате из них и еловых веток гирлянды для возложения к воинским памятникам. После войны прошло 30 лет, память была свежа.

   И больше, чем все построения, парады и слёты в пионерской форме, бело-сине-красной (белая блузка, синяя юбка, красный галстук) под звуки горнов и барабанов, память сохранила именно это: свежие раны войны.

    9 мая 1975 года я в почётном карауле у Вечного огня на Площади Победы в Минске стояла. Помню, жарко было и хотелось пить.

     А до этого ещё в октябрятах я принимала в параде по тогда Ленинскому проспекту участие, это вообще было прямо как у Замятина в "Мы": на белом платье на левой стороне груди красная звезда, стройными рядами мальчики отдельно, девочки отдельно. Куда девалось платье со звездой - не помню, может, выдали только на парад. Но не приснилось же!

   На север я как раз вступив в комсомол приехала и успела, прежде чем выйти из него в университете, пионервожатой там поработать. И северные воспоминания суровей: ДОСААФ, парашюты, один раз приземлилась в лесу так, что стропы запутались в ветках сосны, одна по ту сторону ствола оказалась, и не обломить, и не бросить, пришлось перегрызть её.

   Это уже просто Хармс: "вот какие зубы были у пионеров". Потом пришлось ещё выползать по сугробам с парашютом из этого леса в морозец градусов эдак тридцать...

    Потом у меня ещё в лыжном походе один пионер в полынью провалился, правда, быстро вытащили, обсушили... И когда закончился сбор макулатуры и пришёл за ней грузовик, мне самой пришлось ехать на нём выгружать эти тонны макулатуры... В общем, Баден-Пауэлл отдыхает...

    Видимо, географические различия порой важней идеологических, хотя не знаю, скаутинг - он и в Африке скаутинг, Джамбори и прочие дела...

   С дочкой в скаутские лагеря я ездила и в Крым, и в местные северные, под Ульяновский монастырь. Закалка везде своя, на севере гнус и холод, на юге - жара...

    Вот эта составляющая: палатки, костры, самообслуживание на свежем воздухе, - мне для современных городских детей представляется более важной, чем прочие. Хотя и наполнение тоже важно, одно дело под монастырём поставить лагерь, разгребать завалы в порушенных церквях и церковнославянский учить, другое - просто по горам лазить и в море плавать, как в Крыму.

   Там был у скаутов поход в какую-то пещеру, а в пещере такие глубокие норы-дыры в гору, кажется, "сифоны" называются, я туда тоже полезла и сорвалась, надо было руками-ногами упираться в стенки и ползти, а они скользкие. Провалилась в подземное озеро, вода ледяная, благо, утонувший фонарик не погас, подсветил дно, не так страшно было, и вытащил меня один смелый парень.

   Так что в окончание своей пионерско-скаутской карьеры я познала на практике, что друг познаётся в беде, но с тех пор ни-ни. Никакого экстрима, хочется ещё пожить. Тем более, что в том же лагере был ещё один случай, поплыли мы к какой-то скале в море за пару километров, возле Парагельмена, и обратно я еле доплыла, реально стала тонуть.

   Нет, думаю, третьего звонка не буду дожидаться... Конечно, сводить только к туристам скаутов-пионеров нельзя, помимо восстановления храмов есть ещё одно достойнейшее направление - поиск непохороненных солдат, но там уже, как правило, не дети, а молодёжь, старше 14 лет участвуют.

   А относительно идеологической составляющей в патриотическом воспитании - тут я пас. Уметь с парашютом прыгать, плавать, ездить верхом и попросту выносливым быть, уметь жить в палатке, сварить себе кашу на костре, терпеть гнуса и грязь, жару и холод - это я понимаю, зачем нужно прежде всего мальчикам. И девочкам не помешает.

   А дальше вся моя идеологическая программа сводится к личному опыту, что в таких необычных условиях дети бодрее становятся и лучше церковнославянский язык усваивают, тем более, что можно играть с ними в переписку на берестяных грамотах, хоть и жалко, конечно, обдирать березки, всё хорошо в меру.

   Остальное, по-моему, уже политические махинации и та "земля недостижимая", в которую по какому идеологическому маршруту не иди, хоть в коммунизм, хоть в антикоммунизм - всё равно не дойдёшь.
 
    Так что вопрос остаётся открытым: вступать ли сыну в белорусские пионеры. Для него, боюсь, решающим аргументом будет то, что галстук красивый и обстановка торжественная, остальное за скобками, в том числе и то, что прямого отношения к походам и закалке это вступление не имеет, в школе и палатки-то ни одной нету.

    Да что палатки! Недавно на попечительском совете школы совместно с администрацией думали думу родители, как прочий спортинвентарь закупать, на какие деньги, если и на ремонт приходится из родителей выколачивать ...

    Во двор я намедни уже четвертый за год футбольный мяч купила, посмотрю, на сколько хватит. По-моему, всё только дороже и непрочнее становится...

   И главная проблема: МУЖЧИНЫ. МУЖЧИНЫ ДОЛЖНЫ МАЛЬЧИКОВ В ПОХОДЫ ВОДИТЬ!

   Это так очевидно, что не стоило бы и писать, но на практике - не находится на стотысячный город двух-трёх мужчин, чтобы в отделе краеведения и туризма занять соответствующие совершенно незавидные для них по оплате вакансии. 

   И в сущности, ситуация создалась такая же, как и сто пятьдесят лет назад у вдовы Баден-Пауэлла...

   Вот такая история, и поскольку далеко не все мамы так решительны, видимо, сейчас только в армии есть реальные шансы на то, чем с детства должны мальчики заниматься: пионерами расти!

   И ещё несколько слов об идеологии. На Западе у истоков молодёжной политики стояли иезуиты. Лично борец с Реформацией Игнатий Лойола или его ученики и последователи - точно не скажу, но во всяком случае на территории нынешней Беларуси была масса их коллегиумов (самый известный в Полоцке), а у иезуитов ведь главный воспитательный принцип какой? Развивать честолюбие и "лидерские качества", отсюда все эти баллы по поведению и соревнования между "звёздочками|звеньями", или как там у них они назывались. Плюс доносы друг на друга начальству.

    На русской почве, как и в целом с марксизмом, получилось так, что у пионеров-октябрят некоторое западные принципы не прижились. Соревнования-то и баллы по поведению остались, но о доносах ко времени моего пребывания в пионерах речи не было, не помню даже, чтоб "разбирали" кого-то на собраниях.

    Зато хорошо помню "своего" двоечника, за каждым сильным учеником закрепляли слабого, чтоб подтягивал. Конечно, я по-детски к этому подходила - просто давала списать домашнее задание и контрольные, не получалось вместо учителя объяснить и научить, но всё-таки...

    Хотя это уже другая сторона вопроса, общепедагогическая, и к пионерам прямого отношения не имеет.  Вот не знаю, как будет по-пионерски: дать списать товарищу или нет. Я не жадничала, последний раз, помню, давала списывать в Свято-Тихоновском на экзаменах одному пожилому многодетному священнику, жалко, что ли?  И, наверное, когда перестанут дети друг другу списывать давать - тогда конец света совсем уже не за горами...

     Безо всяких шуток. "Сам погибай, а товарища выручай", - не можешь в великом, так хотя бы в малом, а если каждый сам за себя - вот это уже и есть социал-дарвинизм и прочие ЕГЭ.
 
   А в политические интриги не хочется вникать. Смутно припоминаю, что наше северное, сыктывкарское движение скаутов сначала толерантным было, и ездила целая делегация в Финляндию на региональное Джамбори, и в Англию на всемирное Джамбори отдельные представители.

    Но по мере воцерковления и переименования скаутов в следопытов "последовали санкции", приглашать на Джамбори перестали, зато прошёл Съезд православной молодёжи в Москве в Храме Христа Спасителя, с патриархом Алексием. Дочка ездила, жила наша делегация на Патриаршем подворье в Крутицах, которое я хорошо знаю, поскольку не раз туда как "старший скаут" за Вифлеемским огнём приезжала. Его возили под Рождество скауты через Австрию-Польшу-Беларусь, экуменизм, словом.

    Но на севере люди не вникали, раз, помню, меня такая толпа народу встречала на вокзале, несколько священников, прямо крестный ход. Время самое что ни на есть ельциновское было, даже на билет на поезд и ночёвку в Москве еле как наскребали мы со спонсоров в скаутском центре, а уж о том, чтоб самим лететь на Пасху за Благодатным огнём - и речи тогда не было...

   И, по-моему, педагогической пользы от реальной работы по расчистке завалов в храмах было больше, чем от Съезда в Москве. Хотя, понятно: контакты, впечатления, по святыням московским возили молодёжь со всей страны...

   Но! Если только за пиаром и контактами с "первыми лицами" гоняться, то так можно и до Селигера докатиться, где уже сплошное иезуитство. Политика то бишь.

   И по-моему личному ощущению тут круг и замыкается...

   
   На фотографии: 9 мая 1975 года, площадь Победы в Минске, слева за мной одноклассник Серёжа Дыко (Серёжа, привет!)


Рецензии
Спасибо огромное, автор! Очень интересно и познавательно. Хоть сам я был только октябренком, а пионером так и не стал, потому что СССР не стало, прочел с огромным удовольствием. Так держать! Творческих успехов!

Мартин Сабилло   30.07.2018 14:15     Заявить о нарушении
На это произведение написаны 3 рецензии, здесь отображается последняя, остальные - в полном списке.