Воздушная крепость Часть 2 Глава 18 Луганск

В середине тревожного августа первого года войны Зинаиде Смирных, матери Андрея дозвонилась дочь Таня и захлёбываясь слезами попросила:
- Пускай Андрей срочно приедет к нам в Луганск!
- Зачем? - спросила она.
- Николая ранили, - зарыдала Татьяна, - а у меня закончились деньги...
Зинаида временно жила в Донецке, так как в Снежном сильно стреляли. До вечера она репетировала речь, чтобы убедить неуступчивого сына помочь сестре. Когда он пришёл с работы начала издалека:
- Ты помнишь своего одноклассника Сивцова?
- Помню... - буркнул Андрей, уминая горячий борщ. - Двоечником был, а потом уехал в Россию, учиться в военном училище.
- Вчера похоронили в Снежном.
- Как похоронили?! - изумился он. - Что Сивцов там делал?
- Он служил старшим лейтенантом военно-десантных сил России, - пояснила Зинаида. - Мне его мать рассказала… Всех военнослужащих, кто родом из Украины якобы отпустили в отпуска и отправили сюда.
- Для чего?
- Типа здесь воюют только местные…
Пока он доедал ужин, мать посчитала, что отпрыск растрогался достаточно и сказала:
- Тебе нужно съездить в Луганск.
- Зачем? - едва не подавился Андрей.
Зинаида торопливо объяснила, что сестра попала в беду и просит денег.
- Вижу цель – не вижу препятствий! - капитулировал он. - Всё есть, кроме денег!
Они собрали остаток наличных средств и следующим утром Смирных выехал туда. Луганск встретил его как-то хмуро, словно давно болеющий хозяин, не радующийся незваному гостю.
- Будто рядом нет войны! - огляделся он.
По Советской неспешно прогуливаются цивильные горожане обоего пола, открыта аптека, молодой человек вполне боеспособного вида, устроившись на раскладном стульчике, торгует разноцветными шариками и надувными игрушками.
- Кому война, а кому мать родна! - горько пошутила сестра. 
Они сидели в кафе, пили плохой кофе, и Татьяна рассказывала, как с её мужем случилась беда:
- Наш комбат «Лютый», которого Николай вытаскивал из всяких приключений и запоев, теперь вообще «крутой»: ездит на отжатой машине, завёл любовницу-повариху ополченскую. С женой отношения испортились. Жена его ко мне пришла, плачет: «Дима совсем озверел, пьёт каждый день, руку стал на меня поднимать. На машине пьяный ездит, уже двух женщин сбил. Боже, прости меня, хоть бы его грохнули укропы, что ли!»
- А причём здесь Воробьёв? - уточнил Андрей.
- У нас был друг Вадик со Стаханова, до войны был начальником ГАИ по Перевальскому району. У него много связей, с помощью которых хорошо помогал нашей базе. 29 июня его закопали в Луганском аэропорту, расстрелял его командир батальона.
- За что расстрелял?
- Из-за денег. Вадик ехал выкупать друга у подразделения «Сокол» из Перевальска. За него просили два миллиона гривен, порешали на 300 тысяч. С ним поехало три человека, в том числе Коля. Кто-то слил информацию. Всех остановили, заставили выкопать могилы и закопали. Расстреливали их «Бес», Дима, «Рыжий». В Вадика было сделано пять выстрелов, он упал и хрипит. Эти говорят: «Да он живой!» «Братан, разреши, я его добью, пацан мучается, ему же больно!» - предложили комбату. «Я сам!»
Сестра не выдержала и расплакалась. После десяти минут невнятных слов, всхлипываний и бормотания Смирных понял, что Воробьёву выстрелили контрольный в шею и небрежно закопали.
- Но у него сильные лёгкие, - заметила сестра, - он смог как-то вылезти из могилы. Дополз до дороги, какой-то дедушка вызвал ему «скорую». Под чужой фамилией 22 дня пролежал он в Луганской областной больнице в коме. Там я его и нашла.
- Как же они так со своими бойцами поступают? - удивился он. - А если Мозговой, которому подчиняется ваш батальон узнает?
- У «Лютого» всегда одна отговорка - нацик-предатель. Как говорит Дима в таких случаях: «Поступила информация».
- Что там у вас творилось? - расстроился Андрей.
- Если начну рассказывать всё в красках, у тебя зубы вспотеют! - усмехнулась она. - Как заставляли украинцев плавать и стреляли по ним, чтобы они быстрей плыли. Как потом вырезались пули, чтобы не оставлять следов. Все те люди закопаны у нас на базе, как собаки, за загоном для страусов - там целое кладбище.
- А почему вы это терпели?
- Меня всегда возмущало, что творится на базе, я даже тырила в санчасти обезболивающие таблетки и давала пленным: они же все больные, простреленные, у кого ухо отрезано, у кого нога.
- А кто они?
- Пленные в основном гражданские, - пояснила Таня, - кто нарушил комендантский час, кого задержали пьяным. Однажды позвонила женщина: «Муж меня бьёт!» Его забрали, убили, закопали, а на следующий день она приходит: «Отдайте мужа, скотины, проклинаю вас!» 
- И так поступали со всеми? - спросил брат.
- Большую часть пленных убивали, забивали, насиловали как девочек, издевались, ставили опыты. За кого привезли бабки, тех отпускали целыми и невредимыми - так, надают лопатой по спине.
- Насиловали мужиков? - не поверил он. - Неужели это кому-то интересно?
- В батальон понабирали кого угодно, многие с больной психикой…
- А что за опыты?
- Ну, например, что будет, если пенис отрежут.
- Реально отрезали?
- Распиливали болгарками людей, - подтвердила сестра. - Конечно, было много нормальных ребят. Но просто так уйти с базы нельзя только, как у нас говорят: «Через Одессу - это значит, богу душу отдать!»
Где-то около часу дня начался дежурный артобстрел окраин. Судя по звукам выстрелов и разрывов, работала тяжёлая артиллерия. По их силе Смирных примерно определил расстояние.
- Километров 15-20.
- Это в районе посёлка Металлист, - подтвердила Таня. - Там стреляют каждый день.
Посетителей кафе происходящее, кажется, не беспокоит никак. Ни одно лицо не меняет выражения, никто не торопится расплатиться и панически ускользнуть. Война рядом, можно потрогать руками, но всё-таки не прямо здесь.
- Хочешь сделать что-нибудь хорошо – ничего не делай! - Андрей даже попытался шутить. - Не давай воображению разгуляться - оно может потеряться!
- После всего что с нами случилось, - призналась она, - я потеряла веру в ЛНР!
Сестра жила у родственников мужа и вечером к старшему брату Воробьёва пришли гости, которые оказались в верхних эшелонах власти, «в чинах», как они сами говорили.
- Многие мои одноклассники в ополчение подались от безысходности, - предупредил Пётр, - из-за безработицы пошли. Там разбогатели…
Они притащили еды всякой: тушёнки, сгущёнки и водки.
- Есть среди них убеждённые сильно, - размышлял Смирных, - а в основном луганчане плывут по течению, куда повернуло, туда и они.
После первой бутылки новые управленцы Луганска стали обсуждать министра обороны Плотницкого и его людей:
- Гуманитарку знаешь какую они получают?.. Да они машинами везут такое, чего в мирной жизни не видели. А то, что дают людям – крошки. Дадут, телевидение чтоб показало местное, вот и всё. Хлеб дешевый из муки гуманитарной пекут! Безобразие и воровство в правительстве, а русские вообще охренели, нас затирают, а мы же у истоков стояли!
Но вместе со всеми этими признаниями прозвучала фраза, которая Андрея загнала в ступор:
- Ещё немного потерпеть осталось, и Путин поставит их на место!
Ему было грустно от того, что до войны это были вполне нормальные люди, они работали, любили, строили планы.
- Многие из них потеряли семьи! - оправдывал их агрессивность Смирных, - их жёны и дети либо погибли, либо не хотят их знать.
Было очевидно, что они не могут и не хотят покаяться, ведь на их руках кровь мирных людей. Чаще всего говорящих на русском языке.
- Я не знаю, мучает ли совесть и спокойно ли они спят по ночам, - думал он. - Но, как мантру, повторяют фразу: «Скоро придёт Россия и всё будет хорошо!»
Такие люди всегда ждут, что кто-то более мудрый, большой и могущественный придёт и одним махом сделает их богатыми и счастливыми. Андрей краем уха слушал их разговоры, где то и дело мелькали выражения:
- «Армия Коломойского», «укропы наступают», «в Украине всё дорого, не то, что у нас!»
Раньше он пробовал осторожно с ними дискутировать, пытался анализировать и сделал такие выводы: большая часть тех, кто тяготеет к России, служили в армии СССР или учились в военных училищах.
- Они понимают только язык силы, - понял Смирных, - любая демократия для них не ответственность в принятии решений, а безнаказанность и слабость.
Вечером, когда люди включили свет, он увидел много тёмных окон, половина Луганска, не меньше, уехала из города от голода, безработицы и бесправия.
- ЛНР не более, чем миф, концерт по заявкам Кремля… - неожиданно сказала сестра, когда они вышли провожать их. - От этого кровавого шоу устали все: те, кто ждёт Украину, и те, кто верит в могущество России. Даже «зелёным человечкам» хочется приобрести нормальный, человеческий вид.
Утром Андрей с Петром пошли в центр города. Вчерашние знакомые обещали гостю из Донецка экскурсию по осаждённой республике. Он шёл по почти пустым улицам и наблюдал:
- Если не съезжать с главной улицы на боковые или параллельные, может показаться, что жизнь идёт обычным чередом.
Только выделяются заклеенные крест-накрест бумагой окна и сформированные войной отстранённо-нервные выражения лиц редких прохожих. Такие лица получаются, когда человек вынужден ежесекундно вылавливать посторонние звуки, чтобы успеть в случае опасности моментально найти укрытие.
- На этом месте 2 июня погибли люди… - указал Пётр.
Возле здания Областной государственной администрации на асфальте возле входа фотографии и венки. Горят поминальные свечи. 
- Самолёт украинской армии нанёс ракетный удар по зданию и его окрестностям.
Внутри здания на столбе висела строгая табличка:
- «Сдай оружие!»
Народный губернатор Валерий Болотов издал распоряжение: ополченцы не должны находиться в здание с автоматическим оружием.
- Пистолет можно не сдавать? - интересуется очередной визитёр, направляющийся в столовую.
- Не сдавай, - милостиво разрешает охранник.
Их встретили радушно, выделили легковую машину, на которой они поехали к посёлку Металлист. На блокпост, где под миномётным обстрелом погибли двое российских журналистов. Звуки выстрелов из тяжёлых орудий и разрывы приближаются.
- Кто стреляет? - спросил Смирных ополченца с золотыми зубами.
- Наши позиции обстреливают в Александровке и чуть левее здесь, - ответил он. - Там каратели из «Айдара» шалят.
- Как именно?
- Похищают людей, что поддерживают Луганскую республику!.. Пытают, расстреливают. Насилуют женщин!
Канонада звучит километрах в двух-трёх от них. Неожиданно танковый выстрел громыхает буквально под ухом, и из рощицы, сдуваемое ветром в сторону, выплывает сизоватое облако дыма.
- А это что? - Андрей не понимал, что происходит.
- Это наш танк стреляет, - широко улыбнулся золотозубый.
Он явно доволен произведённым эффектом.
- У нас тут всякого оружия хватает. Так что пускай заходят.
- Так они не пойдут, - объясняет старший батальона, который держит боевые позиции. - Сначала попробуют раздолбать наши укрепления авиацией и артиллерией.
Смирных выдали защитную каску, как оказалось не зря. «Айдаровцы» встретили их пулемётным огнём с противоположного берега. Ему в голову, словно кувалдой со всего замаха, неожиданно ударила пуля. Спас шлем. Только мысль мелькнула:
- Ну всё, ****ец!
Повалился на землю, начал прощаться с родными. И тут до Андрея доходит:
- Стоп. Если я думаю, значит живой!
Попробовал ползти – по нему начали стрелять. Он затих и смог выбраться из-под обстрела только через пару томительных часов.
- Пора возвращаться в Донецк, - решил Смирных. - А то ещё убьют…
Тем более, что мобильная связь в Луганске напрочь пропала вместе с электричеством и водой. Стационарной телефонной связи тоже не было. Чтобы позвонить матери ему пришлось освоить новую профессию – «ловца мобильной связи».
- Связь можно поймать в районе магазина «Эпицентр»… - сообщил Пётр. 
Район активно обстреливался. Тем не менее, находилось немало людей, которые ехали туда, чтобы дозвониться кому-то. Внутри города люди сравнительно быстро научились обходиться без телефона.
- Чтобы иметь нужный тебе разговор, - усмехнулся Пётр, - ты просто идёшь туда, где, по твоим расчётам, находится нужный тебе человек. Каменный век!
- Слава Богу, что у нас в Донецке такого нет! - обрадовался Андрей и очевидно накаркал.
продолжение http://www.proza.ru/2016/05/14/16 


Рецензии
И где теперь "народный губернатор" Болотов.

Владимир Прозоров   03.11.2017 20:18     Заявить о нарушении
Причина войны не в местных людях. Они верят телевизору. Причина в нечеловеческой власти в Кремле.

Владимир Шатов   03.11.2017 20:52   Заявить о нарушении
На это произведение написаны 3 рецензии, здесь отображается последняя, остальные - в полном списке.