Кто не успел, тот опоздал

Какие только приключения не происходят с людьми в канун Нового года! Этому отрезку времени посвящено множество историй. Свою собственную поведаю и я.

К концу приближался 1983 год. Мне нужно было на две недели съездить в Москву в институт Гипроцветмет, который располагался в пяти минутах ходьбы от здания МИДа на Смоленской-Сенной. Билеты на обратный путь на самолёт были у меня заранее куплены ещё дома в Свердловске на 30 декабря, вылет в 11:30.

Я поселился в Фирсановке. Это Подмосковье, в Фирсановке на улице Чехова проживал хороший друг моего отца в добротном кирпичном 3-этажном доме. Ника – так звали хозяина дома, Николай Иванович Гордиенко. По образованию гидрогеолог, окончил МГУ, воевал, на фронте потерял глаз, очень много времени работал за границей, большей частью в Африке, свободно владел английским языком. Он  в то время был на пенсии. Это был человек-легенда. Он мне много рассказал любопытных историй, как из заграничной жизни, так и из своей жизни в Союзе. Это, пожалуй, заслуживает отдельного рассказа.

В то время я трудился в одном свердловском НИИ. Основная цель моей командировки – сбор материалов для проведения в будущем году научно-исследовательской работы для разработки меднорудного Удоканского месторождения. Я ежедневно добросовестно приходил в проектный институт и собирал необходимые материалы, которые мне могут понадобиться в будущем.

После работы я ходил по московским магазинам, чтобы купить то, что мне заказали из дома и кое-какие знакомые. Свои покупки я складировал на вокзале в автоматической камере хранения. Вечером, часов около десяти, я приезжал в Фирсановку. Электричка отходила от Ленинградского вокзала. Моя остановка, как помню, была после Сходни. Я приходил, ужинал и ложился спать. Так проходили дни.

Стремительно приближался Новый год. И вот уже 29 декабря. Завтра я буду  дома! Работу в этот день я завершил пораньше. Отметил командировочное удостоверение. ГИП* по Удокану, Владимир Васильевич, включил меня в список на приобретение продуктов к Новому году, и я прикупил ко всему ещё три  заказа с красной солёной рыбой, сырокопчёной колбасой и баночкой лососёвой икры. По пути на Ленинградский вокзал я забежал в какой-то магазин, купил там 2 кило буженины и 2 бутылки «Плиски». «Плиска» - для того времени считался хорошим болгарским пятизвёздочным коньяком. Примерно через два часа я стоял на пороге дома Николая Ивановича.

В доме пахло елью. Она вносила предновогоднее настроение.
     - Вот, Николай Иванович, завтра отбываю домой. А сегодня давайте посидим, коньячку выпьем, - с этими словами я достал бутылочку «Плиски», пакет с бужениной, горбушу, колбасу и баночку лососёвой икры.

Прошёл в отведённую мне Николай Ивановичем комнату, переоделся, умылся и появился на кухне. У стола суетилась супруга Маша - так её звал Ника. Вскоре мы втроём уселись за стол. Я открыл бутылочку «Плиски» и разлил по рюмкам коньяк. Начали закусывать. Завязалась беседа. Было всё на высоте - салаты, затем борщ, далее котлеты с картофельным пюре. Время быстро летело. Супруга Николай Ивановича удалилась в спальню. Я принёс вторую бутылочку «Плиски», и мы продолжили беседовать. Около двух часов ночи отошли ко сну. Николай Иванович принёс мне будильник,  я завёл его на 6-00, лёг в постель и моментально заснул.

Утром около семи часов меня разбудил Ника: «Сергей, ты не опоздаешь?». За окном, естественно, темно. Я взглянул на часы – на 7-часовую электричку я уже не успевал. Но я не терял надежды – минут через двадцать проходила следующая.

Я быстро собрался, попрощался и пустился на станцию. Кстати сказать, до станции быстрым шагом надо было идти минут пятнадцать. Вскоре я сидел в электричке, которая приближалась к Москве. Я соображал – надо взять свою ношу в камере хранения Ленинградского вокзала и с этими узлами (как выяснилось позже, их оказалось шесть!!!) надо добраться на метро до Павелецкого вокзала, сесть в электричку или на экспресс, который идёт в аэропорт «Домодедово». Сколько это займёт времени? Ведь уже в 10-00 начнётся регистрация на мой рейс, а закончится она за 40 минут до вылета! Я почувствовал, что начинался цейтнот.

Принимаю решение ехать на такси до аэропорта. И вот, достав все свои вещи из камеры хранения, и кое-как приспособившись их перемещать, я двинулся к стоянке такси. Достигнув стоянки, я сообразил, что нужно отстоять не менее часа в очереди, прежде чем сядешь в машину. Я сделал попытку без очереди занять машину такси, но нервы у людей были на пределе и я отступил. Положение моё было как в шахматах – цугцванг - каждое следующее принимаемое решение, ухудшало моё положение, то есть я неминуемо опаздывал на свой рейс. Ещё были и руки заняты.

Но вскоре я вытащил лотерейный билет – один шофёр согласился на «чебурашке» (это «Москвич» с кузовом пикап) доставить меня в аэропорт. Сказал, что быстро довезёт, но цена по тем временам тоже была не хилая – 25 рублей – четвертак. В то время билет на самолёт от Москвы до Свердловска стоил 25 рублей. Но в моём положении выбирать было не из чего и мы рванули. Шофёр «чебурашки» быстро выехал на трассу, машина развила хорошую скорость, но вдруг впереди мы увидели колонну автобусов, которую нельзя было обогнать, так как полосу обгона занимала машина ГАИ, специально препятствовала обгону. Мы покорно плелись в хвосте колонны до самого аэропорта.
Водитель помог мне донести вещи до стоек регистраций и оставил меня – я стоял посреди океана людей. До отлёта уже оставалось минут 50. Казалось, было ещё время. Но в этот день не работало почему-то табло. Народу было жуть – кипел зал ожидания, стоял тяжёлый гул толпы, куда двигаться я даже себе не представлял. Что же мне делать? Я поставил свои вещи без присмотра прямо посередине этого огромного зала. Там таких же вещей была целая уйма, и отправился на поиск стойки регистрации. За полчаса мне только удалось выяснить, что регистрация на мой рейс окончена, самолет уже улетел, а мне посоветовали пройти к администратору аэропорта, который находился в этом же здании на втором этаже, чтобы поставить отметку в билете о том, что я опоздал на рейс и приобрести себе новый билет. Протискиваясь через массы людей, я подобрался к двери администратора. Объяснил людям, стоящим у дверей, что я опоздал на рейс, мне отрезали в ответ: «Тут все опоздали!». Я пошёл искать конец очереди и, наконец, пристроился в её конце – передо мной было примерно человек сорок. Я прикинул - мне придётся отстоять примерно часа два, не меньше.
   
Дождался, пока за мной не встали люди, такие же опоздавшие, как я, и отправился посмотреть на свои вещички. Нашёл их взглядом со второго этажа, успокоился – там ещё прибавилось вещей и мои уже стояли уже не с краю. Прошёл около междугороднего телефона – народу как шпрот в банке. Хотел позвонить домой, чтобы сообщить о своём опоздании на рейс – дома знали, когда и каким рейсом я возвращаюсь из командировки.
 
Проходя вдоль очереди к администратору, я краем уха уловил, что одна дама, стоящая в очереди значительно ближе к заветной двери, с моего рейса. Я завёл с ней разговор, договорился, что зайдём к администратору вместе. Но всё равно ещё стоять надо было примерно около часа, и я отправился, с разрешения моей компаньонки, познакомиться с расписанием вылета самолётов, чтобы установить, когда вылетают ближайшие рейсы на Свердловск.

Подойдя к расписанию, выясняю – Оба-на! – мой  рейс улетел, судя из расписания, на два часа раньше, нежели отмечено в билете, так как именно 30 декабря изменяется расписание движения самолётов! А ближайший рейс, следующий через Свердловск, примерно через два часа и далее – море транзитных рейсов следуют через мой город. Я спасён. «Делать нечего, улечу», - пронеслось в моей голове.

В приподнятом настроении я сообщаю эти разведданные своей компаньонке. Кстати, я вам её не представил, её имя Галя, а проживала она в городе Каменске-Уральском, который находится в сотне километров от Свердловска. Самое замечательное, так это то, что нам не придётся покупать билеты за полную стоимость. Наконец, наша очередь подошла, и мы зашли в заветную дверь!
Администратором был мужчина лет под сорок с заметной проседью в волосах. Когда я его увидел, то мне искренне стало жаль парня, честное слово. Он не глядя на нас спросил: «Что у вас?» Я постарался ему объяснить, что опоздания нашего не было, это чистое недоразумение. «Помогите, пожалуйста», - закончил я. У меня сложилось впечатление, что его работа – это какое-то адское наказание – вокруг шум, гам, приходят люди с подобными вопросами, им надо дать какой-то ответ, решить проблему, а проблем за дверью, прибавляется с каждым часом. Ещё ежеминутно на столе звонит телефон. Он взял наши билеты и наискось написал: «Посадить на ближайший рейс». Счастливые, мы с Галей выпорхнули из кабинета и побежали искать стойку регистрации ближайшего рейса на Свердловск.

Табло, уже к нашему счастью уже заработало. Мы прибежали к стойке, у которой шла регистрация билетов. Но что там творилось! К стойке не подойти ни справа, ни слева, потому что справа на регистрацию стоят пассажиры с билетами на этот рейс, а слева – такие же, как и мы и каждый из них старается просунуть свой билет. Попрыгав у стойки минут пятнадцать, я услышал: «Мест на этот рейс больше нет!» Но значит, они всё-таки были! Это вселяло надежду. Я думал, что эти люди нам не конкуренты. Ведь у меня же на билете написано: «Посадить на ближайший рейс!» Через час ситуация повторилась с другим рейсом, следовавшим с посадкой в Свердловске. То же произошло и в третий раз.

«Здесь можно сутки прыгать, но это не факт, что улетишь!», - такой неутешительный вывод был нами сделан. Надо менять тактику - искать другой путь. И вскоре я его нашёл – грузчики аэропорта. Всё обсудил с одним из них и договорился дать по 10 рублей за каждого пассажира. Ударили по рукам, но он спросил: «А багажа-то много».
     - Конечно! Шесть мест, - отрапортовал я.
     - Не-е, тогда не пойдёт, - сказал грузчик, повернулся у пошёл.
     - Как не пойдёт? – закричал я.
     - Когда выяснят, что есть свободные места, багаж будет уже в самолёте. Не могу, парень.
     Такого «облома» я не ожидал. Пришёл и сообщил эту новость Галине и добавил: «Похоже, нам придётся здесь всю ночь торчать, мне надо свои вещи хоть в багаж сдать что ли?»

Выяснилось, все автоматические камеры хранения все заняты, и чтобы сдать вещи надо опять же встать в очередь и отстоять ещё примерно час. Но делать нечего, тем более, что у Галины были тоже две увесистых сумки. Вещи лишали нас манёвра – это с одной стороны, а с другой стороны – багаж надо иметь рядом с собой, чтобы улететь. В общем, сдали всё в багаж и поплелись к кассе. В кассе выяснили, что вероятнее всего, где-то в пять часов утра, будет  известно о наличии свободных мест на улетающие утром рейсы в интересующем нас направлении. Поэтому, надо к пяти часам утра подойти к дежурной кассе с билетами и паспортами.
     - Откуда они вдруг появятся? - спросил я.
     - К этому времени могут снять бронь и её направят в продажу, - ответила мне кассир, - утром передача смены, всё должно быть известно.
     - Спасибо, - поблагодарил я кассира и пожалел, что у меня не было с собой шоколадки.

Отстояли с Галиной очередь в камеру хранения, сдали багаж. Порадовало правило: «Получение багажа – без очереди». Часы показывали около 16. Проснулся аппетит. Начали обходить точки общепита в аэропорту. Но везде одно и то же – очереди,  какой-то гул, как в улье … Вышли на улицу. Напротив здания аэропорта увидели здание гостиницы и внизу – аккуратная вывеска: «Ресторан».
      - Пойдём спокойно пообедаем, отдохнём, наберёмся сил, - предложил я.
     - С удовольствием, - согласилась Галя.

Минут через десять мы вошли в ресторан. Казалось, что мы попали на другую планету. Тишина, зашторенные окна, мягкий свет, свободный зал – лишь за несколькими столиками сидели группки людей. Мы разделись в гардеробе, прошли в зал и заняли место за столиком у окна с видом на здание аэропорта. Вскоре официантка принесла меню. Мы были страшно голодны и поэтому заказали: салат, по солянке, бефстроганов с картофельным пюре, минеральную воду, бутерброды с красной икрой и бутылочку «Тамянки».

В ожидании заказа с иронией вспоминали о всех перипетиях наших мытарств в аэропорту. Вскоре подали салат, хлеб, принесли бутерброды с икрой, бутылочку «Тамянки». Наступила какая-то лёгкость и непринуждённость. Мы расслабились на удобных стульях, поскольку после приезда в аэропорт, как выяснилось, мы даже не присели. По правде сказать, в этом «муравейнике» вряд ли можно было найти хоть одно сидячее место. Из музыкального автомата доносились спокойные инструментальные мелодии. Спешить нам было некуда и мы наслаждались спокойствием.

Неспешно говорили обо всём, в том числе и о своих вторых половинках. Галя была замужем, у неё был сын, которому исполнилось 5 лет. Муж работал на заводе начальником цеха, жили в отдельной квартире, машина была «Жигули».  Я поинтересовался: «Значит, жизнь получилась? Счастлива?»
     - Была бы счастлива, но уж больно ревнивый муж достался, - ответила Галя.
     - А в чём это проявляется?
     - Вот, если задержусь где-нибудь, он такое нафантазирует, - ответила она как-то робко.
     - Так тебе предстоит, значит, полный «разбор полётов», - с иронией сказал я.
     - Предстоит. Не будем об этом больше, - предложила Галя.
     - Хорошо, - согласился я.
Автомат заиграл знакомое танго.
     - Давай потанцуем, - сказала Галя.
Я был несколько ошарашен: я себе представил полупустой зал, и мы вдвоём танцуем. Я был совершенно не готов к такому повороту. Но, тем не менее, поднялся с места и подал руку своей спутнице. Мы вышли на свободное место в зале, начали танцевать. Я держал её за талию, мне было приятно от её прикосновений. Мы медленно кружились на одном месте и о чём-то разговаривали. Музыка умолкла, мы заняли свои места за столом и продолжили трапезу.

После танго беседа наша пошла более доверительно: я рассказал свою историю, как познакомился со своей супругой, о том, что она преподаёт фортепиано в музыкальной школе, что у нас есть сын, которому уже исполнилось 6 лет и он ходит в детский сад, и какие подарки я им приготовил и ещё очень многое …

Прошло уже три с половиной часа нашего пребывания в ресторане. За окном стемнело, в зале прибавилось народу. Попросили счёт, рассчитались и пошли в здание аэропорта.

В аэропорту было по-прежнему многолюдно. Изучили расписание. До 5 часов утра через Свердловск транзитом следовало 4 рейса. Делали попытки улететь, но безуспешно. И после последней попытки во втором часу ночи решили устроиться подремать, но не тут-то было – найти свободное место было совершенно невозможно. Но «барражируя» среди кресел зала ожидания на втором этаже нам посчастливилось занять два места (слава Богу, объявили посадку на какой-то рейс).

По-хорошему, надо было позвонить домой, предупредить, что я нахожусь в Москве. Но, заняв хорошую позицию в зале ожидания, не хотелось никому звонить. Было уютно и тепло. Мы задремали в креслах …

Сейчас я не припомню, снился ли мне сон, но какая-то сила меня разбудила в 4 часа. Я тихонько приподнялся и пошёл к дежурной кассе. И правильно сделал! Там уже стоял один мужик – потенциальный конкурент, который следовал толи в Новосибирск, толи в Красноярск. Мне пришлось пристроиться за ним. К шести часам в дежурную кассу выстроилась внушительная очередь, и я мысленно благодарил Господа, что он направил меня в кассу. И чудо свершилось - мне достались два билета на рейс, который следовал транзитом в Абакан! Счастью не было предела. Примерно через час мы сидели в самолёте! Ура!

Заняв места в салоне и взлетев, я и Галя, задремали в креслах, опираясь головами друг в друга. Через два часа самолёт приземлился в «Кольцово» – аэропорту Свердловска. Был полдень. Тепло. Пролетали редкие снежинки. Получили багаж. Расстались с Галей как старые знакомые. Для чего-то обменялись телефонами.

Галина осталась в аэропорту дожидаться автобуса до Каменска-Уральского, а я взял такси и поехал домой.
Дома мне, конечно, вставили «клизму», так как все волновались. Рейс, которым я должен прилететь прилетел по расписанию, а меня нет. Все иззвонились, ничего не добились и мои родители поехали в аэропорт, там ничего выяснить им не удалось. Тогда мой отец написал заявление в котором просил сообщить о моём местонахождении, указав рейс, на который у меня был куплен билет.

Приготовление к Новому году быстро охладило пыл родственников. Сын и муж нашёлся. Начали готовиться к встрече Нового года. Я с сыном занялся ёлкой. Жена занималась на кухне. Пригласили родителей к себе вместе встречать Новый год. Стол был шикарный по тем временам. Хорошо и весело отметили Новый год. На улице было тепло. Ночью катались с горки. Угомонились около пяти часов утра.
 
2 января надо было выходить на работу. Начались трудовые будни. Это сейчас себе люди устраивают зимние каникулы – Новый год, рождество… А в то время отдых был коротким, если 1 января выпадало на воскресенье, то будь добр 2 января – на работу.

10 января мои родители получили телеграмму из аэропорта «Кольцово»: «30 декабря такой-то таким-то рейсом не вылетал».

Галину я больше не встречал. Мы не созванивались ни разу.

Об этом эпизоде жизни мне напомнила короткая запись в старой записной книжке: Галина Ч., г. Каменск-Уральский,
тел. х-хх-хх.

________
* ГИП – главный инженер проекта
                11 мая 2016           02:10


Рецензии
На это произведение написаны 3 рецензии, здесь отображается последняя, остальные - в полном списке.