Воздушная крепость Часть 2 Глава 19 Иловайск

В конце кровавого июля Антон Макаренко в составе добровольческого батальона «Донбасс» отправился в Кутейниково, посёлок вблизи блокированного Иловайска. Взятие этого города означало завершение операции по окружению занятого ополченцами Донецка.
- Военное командование Украины планирует перекрыть им пути снабжения, которое осуществляется из России, после чего вынудить их сдаться, - сказал бойцам командир батальона «Днепр1» Берёза. - К середине августа нами созданы условия для блокирования незаконных вооружённых формирований в районах Луганска, Донецка, Горловки, Стаханова и Алчевска.
- Скорей бы! - зашумели бойцы.
- Это позволит надеяться на успешное завершение антитеррористической операции уже к середине сентября. Но там будет жарко!
- Ясно, - сказал кто-то из общего строя добровольцев, - а когда пойдём в город?
- Когда прикажут, - отрезал Берёза и спросил: - Кто не хочет выдвигаться на Иловайск?
12 человек нерешительно вышли из строя. Они сдали личное оружие и поехали в Днепропетровск. На следующий день начались постоянные обстрелы в селе, где они стояли на территории комбикормового завода.
- Каждый день по нам «Градами» лупят! - переговаривались солдаты.
- И не только…
Отделению Макаренко приказали уничтожить мост, контролируемый ополченцами. Они подошли к селу, в окошки позаглядывали. Их было трое, командовал «Юрист».
- Здесь почти все поддерживают ДНР! - предупредил он.
Постучались в один дом, там сидела за столом семья, зашли поговорили. Хозяйка угостила вкусными галушками. Спросили их про мост, что где-то не далеко должен быть. Испуганный хозяин сказал:
- Подойти к нему будет трудно.
Антон предложил командиру:
- Пусть её муж нас проведёт, чтоб хоть не заплутали.
Хозяйка ударилась в обильные слёзы:
- Его убьют, не берите!
«Юрист» успокоил женщину:
- Ладно не будем!.. Не плачьте.
Но мужик сам настоял:
- Я покажу дорогу.
Провёл их через балку, и по берегу речки Крынка вывел к мосту. 
- Спасибо, иди домой, - поблагодарил Макаренко.
- Нет, я хочу посмотреть…
Взорвали они мост, а отлетевшим куском железобетона мужчине размозжило голову. Возвращаясь Антон увидел в селе Осыково дивизион украинских самоходных орудий большого калибра, которые только вырвались из окружения на границе. Чёрные от солнца и гари артиллеристы рассказали, что в прошлом бою по ним били с территории России.
- Расстреливали боезарядами, которые жгут сталь, - уточнили они, - осколки прожигают сталь, как бумагу...
- Неужели Россия полезет к нам в открытую?
- Стопудово полезет!
Вскоре Макаренко лично убедился в правдивости этих слов. Первая серьёзная попытка штурма Иловайска была предпринята 18 августа. Основной удар наносили бойцы шести добровольческих батальонов МВД Украины: «Донбасс», «Днепр», «Миротворец», «Ивано-Франковск», «Свитязь» и «Херсон».
- В реальности батальонами они являются только на бумаге… - подумал он. - Сил явно не хватит! 
Поэтому атака провалилась, они получили «люлей» возле первого укрепрайона - двое погибших, семь раненых. По крайней мере, в город со стороны Грабского получил возможность зайти основной «Донбасс». 19-го числа они с «Азовом» решили зайти со стороны Виноградово, но наткнулись на второй укрепрайон, который находился возле церкви.
- Нужны подкрепления! - понял Антон.
20-го числа к ним приехала ещё одна рота «Азова» и часть «Шахтёрска».
- Народу, скажем прямо много, но без техники.
Вечером их окружили миномётами и стали по ним валить со всех сторон. Они даже видели, как ополченцы миномёты сгружают, но АГС взвода до них не доставал, а заказывать артиллерию из Многополья не рискнули.
- Пока нужно выйти из города! - решило командование.
Повезло, что вояки уничтожили один миномёт как раз там, где они собирались выйти. Так «Днепр», две роты «Азова» и «Шахтёрск» вышли из ощетинившегося города без потерь. После такого приёма два последних подразделения отказались воевать.
- Мы в эту мышеловку больше не полезем!
- Поддержку обещали крутую, - оправдывал побратимов Макаренко, - и танки, и «грады» и что хочешь, а по факту ничего нет.
Им сказали, что через два дня отдыха их приедет заменить тысяча человек из Нацгвардии, хотя в это не сильно верилось. Вечером Антон лежал на тёплой земле на окраине Иловайска и слушал музыку через наушники мобильного телефона.
- Какая же это пророческая песня! - чрезмерно громко, так как забыл, что он в наушниках, завопил Макаренко.
- Чего орёшь? - возмутился сосед.
- Ты только послушай. - Антон выдернул из правого уха поролоновую подушечку и протянул ему.
- Так она ж на русском языке? - скривился он.
- Изначально песня была на украинском языке, - пояснил Макаренко, - написал её Виталий Коротич в Киеве.
- Тогда ладно!   
«Юрист» несколько раз прослушал песню и заметил:
- И что тут пророческого?
- Ну как ты не понимаешь, - горячился Антон, - вот первый куплет: - Переведи меня через Майдан, через родное торжище людское. Туда, где пчёлы в гречневом покое, переведи меня через Майдан.
- И что?
- Украина в лице автора просит, чтобы свершился Майдан, - заверил он. - Причём имеется явный намёк на Ющенко.
- Это как?
- Пчёлы упоминаются, а он известный пчеловод…
Вокруг них собрались уставшие солдаты, которые услышав шутку заржали как жеребцы.
- Давай дальше… - попросил кто-то.
- Переведи меня через Майдан. Он битвами, слезами, смехом дышит. - Макаренко цитировал на память. - Порой меня и сам себя не слышит, переведи меня через Майдан.
- Ну?
- После первого Майдана пришедшие к власти люди действительно не слышали народ и друг друга. Но Украина нужно двигаться дальше.
- Лихо! - оценили слушатели.
- Дальше становится только интереснее, - заверил товарищей он. - Вот слушайте: Переведи меня через Майдан, где плачет женщина, я был когда-то с нею. Теперь пройду и даже не узнаю, переведи меня через Майдан.
- Женщина - это Тимошенко! - догадался друг.
- Правильно, - одобрил Антон, - только в песне нарушен стихотворный размер. Вместо - Теперь пройду и даже не узнаю… Я бы написал - Теперь пройду и вспомнить не сумею…
- Да ты поэт! - засмеялись побратимы.
- Особенно интересны последние куплеты! - сказал Макаренко. - Переведи меня через Майдан, где тучи пьяные на пьяный тополь тянет. Мой сын поёт сегодня на Майдане, переведи меня через Майдан. Переведи… Майдана океан… Качнулся, взял и вёл его в тумане.
- И как это понять?
- Сыны тех, кто делал первый Майдан запели на втором, который был весь в тумане, то есть в дыму от автомобильных покрышек…
- Дыма там действительно хватало! - подтвердил «Юрист».
- Когда упал он мёртвым на Майдане! - похоже пропел Антон. - А поля не было, где кончился Майдан.
- Сколько наших хлопцев погибло там… - помрачнел он.
- Вот только последнюю строчку я не понимаю, - признался Макаренко. - Какого поля не будет, когда закончится эта война?
- Боюсь, что после ничего не будет!
21 августа, отдохнув, в город зашли бойцы «Донбасса» и «Днепра». Они пошли на штурм города через пешеходный мост над железнодорожными путями на сторону сепаратистов. Когда подошли к мосту, с ними были ребята из Грабского на БМД-2.
- Но мы не можем вас никак поддержать, - предупредили они, - потому что по мосту невозможно проехать.
- Поэтому нужно идти пешим порядком, - определился «Юрист». - Без прикрытия брони.
Как только перешли на другую сторону, их заметили ополченцы и из бокового переулка выскочил древний «УАЗик» с бойцами противника. У них был гранатомёт в кузове, но они не успели им воспользоваться.
- Огонь! - крикнул командир добровольцев.
Они азартно влупили со всех стволов и разнесли врага в «лапшу». Затем продвинулись чуть дальше, и буквально метров через 250 навстречу выехала перекрашенная пятнистая «Газель». Когда её остановили, люди, которые в ней находились, спокойно вышли, не подозревая, что их тормознул противник.
- Сепары! - сообразили добровольцы.
Семерых человек взяли в плен. Внезапно раздалась близкая автоматная очередь и пулей ранило в колено Олега, позывной «Безымянный».
- Срочно к врачу! - велел «Юрист».
Поскольку его надо было на чём-то вывозить, Антон сел за руль захваченной «Газели». С этого момента вышло так, что в следующих боях раненых и убитых вывозил он. Привозил к мосту, а по нему ребят выносили на руках.
- У нас там завязался конкретный бой… - сообщил товарищам.
Продвигаясь вперёд в составе штурмовой группы наткнулись на засаду, в их сторону полетели гранаты. Одна из них упала прямо в гущу наступающих. Скорее всего, погибли бы все, в том числе и Макаренко. Но Андрюха Снитко, не задумываясь, лёг на гранату грудью. Раздался взрыв.
- Нужно позвонить его родителям, - сказал «Юрист», глядя на истерзанное осколками тело. 
- Он сирота… - уточнил кто-то.
Но самые большие потери нанёс сепарский снайпер. Всего на ту сторону пошло около 70 человек, погибло трое.
- Сколько раненых я даже не могу сказать, - думал Антон, - но много.
Ему приходилось активно перевязывать их, тягать, и вывозить. Именно там он понял, что команды командами, а голову надо на плечах иметь. Был момент, когда Макаренко подъехал, а «Юрист» говорит:
- Езжай вон туда, там есть раненые, надо забрать.
Пятак, где ему надо было проехать, простреливался снайпером.
- Я не самоубийца. - Антон немного подумал, и нашёл другой путь - через пересечённую местность, по кочкам.
Ещё и раскачивался со стороны в сторону, пока ехал, думал:
- Хрен, ты в меня попадёшь!
С Божьей помощью, проскочил. Подъехал к ребятам, которые стояли, укрывшись за зданием, в зоне, которая не простреливалась. Оттуда вытащили погибших «Шульца», «Скифа» и пару раненых. 
- Я считаю, что «Газель» просто подарок судьбы. - Макаренко погладил тёплый бок машины. - Если бы не она, масса ребят там бы и осталась.
В машине всё стёкла были прострелены. Он сильно устал и вместо него за руль сел парень, который решил проскочить напрямую. Того сразу ранил вражеский снайпер в челюсть.
- Слава Богу, жив остался и сумел вернуться! - обрадовался Антон и вывез его. 
Параллельно с ними должны были наступать другие подразделения со всех сторон. Всё должно было происходить одновременно, но получилась единичная атака, и со всего города к ним начали выдвигаться ополченцы. После последней ходки Макаренко «Юрист» дал команду отходить.
- Когда не знаешь, что делать - опорожни весь магазин автомата, - пошутил он. - Если ты потерял контакт с противником, оглянись назад. Выходим!
Они выходили под очень плотным огнём и выбрались вовремя, потому что зажимали со всех сторон. Когда вышли, Антон ещё часа два ходил в бронежилете, в каске, на адреналине, полностью в кровище, потому что много раненых ребят перетягал.
- А на самом ни царапины! - удивился он.
На другой день одна сторона Иловайска была полностью взята сравнительно небольшими силами. Самым многочисленным был батальон «Донбасс» - 192 человека. Далее шёл батальон «Днепр» - 78 бойцов, «Миротворец» - 52 человека. 
- Даже в усечённом составе батальоны практически выбили противника! - радовались заведённые сражением украинцы.
Вечером впервые прошла информация, что в Амвросиевке стоит колонна техники из ста единиц с белыми флагами. К ним приехал усатый дядька на пыхтящем мопеде и говорит:
- Хлопцы, к вам сюда движется российская техника.
- Откуда знаешь? - не поверили бойцы.
- Видел…
Ему не поверили, так как перед этим две ночи были очень тихие. 24 августа с крыши девятиэтажного завода им тоже стало видно, как к городу едет российская боевая техника.
- Будим уходить или воевать? - спросил бойцов «Юрист».
Они решили стоять до последнего. После обеда, наконец взяли первый укрепрайон Иловайска. Там забрали своего погибшего, который пролежал неделю - ещё с первого штурма.
- Лежит на том же месте, - отметил Макаренко, затаскивая распухший труп в верную «Газель», - только карманы все вывернуты...
- Лишь бы нам не оказаться на его месте! - буркнул «Юрист» и скомандовал: - Поехали!
продолжение http://www.proza.ru/2016/05/17/34


Рецензии
Иловайск, по крупному, это тоже следствие растраченного времени вокруг Славянска, отпущенной колонны Гиркина, изначального пренебрежения власти к общению с населением - глухоты.

Владимир Прозоров   03.11.2017 20:43     Заявить о нарушении
Никто тогда не понимал насколько это серьёзно...

Владимир Шатов   03.11.2017 20:53   Заявить о нарушении
В принципе, конечно 12.04.14 я на дистанции пару тысяч километров оттуда не мог знать о том, что мужички в берцах, с рюкзачками, постепенно уже пробираются в места сосредоточения по всему Донбассу. Но местные видели. А мне приходилось подпрыгивать каждый день на стуле от новостей из Славянска и от параллельных "интерпретаций" событий российским ТВ, в непрерывном ожидании открытого вторжения.

Владимир Прозоров   04.11.2017 20:03   Заявить о нарушении
На это произведение написаны 2 рецензии, здесь отображается последняя, остальные - в полном списке.