Под тихий стук колес

Резкий шум электрички, стремительно пронесшейся по соседнему пути, вывел меня из оцепенения. Я вздрогнула. За окном плацкартного вагона темнеет, мелькают яркие огни вечернего города, того самого, что слезам не верит. С оглушительным жужжанием перегоняют друг друга дорогие блестящие авто, непрерывно, без сна и отдыха растут новые здания из стекла и бетона, обворожительные девы красуются на билбордах, а у обочин шоссе, замерзая, тусуются мрачные сутулые фигуры в засаленных телогрейках и с бутылками в руках. Сегодня мы выучили новое слово, дети, - "контраст".

Но долго размышлять о несправедливости бытия у меня нет желания. Поезд выехал из Москвы, посторонние звуки исчезли. Теперь есть только тихий стук колес, который осторожно снял с моего плеча рюкзак, набитый тревогой, Бэконом, Булгаковым, Тоинби и Фукуямой, и мягко окутал меня уютным пледом из воспоминаний детства, когда такая поездка в поезде была самым долгожданным событием, как Рождество, приключением, почти магией. Сейчас же для меня особой магией было то, что еще утром я выезжала из города, полностью покрытого снегом, промерзшего до основания, а теперь вокруг меня деревья, тоже белые, но не от комков льда, а от нежных распускающихся цветов. Пушистая зелень газонов против скользкого асфальта, синяя бесконечность неба против паутины смога заводов. Я в эту минуту словно пересекаю границу двух миров, а мой поезд вовсе не обычный № 15, а самый настоящий "Хогвартс - экспресс".

Новоиспеченные соседи по вагону тихо раскрывают друг другу свои секреты, распивая крепкий чай. Меня всегда забавляла эта закономерность - чужому человеку в путешествии мы рассказываем больше, чем тем, кто рядом с нами. Отчего так выходит? Неужели так действительно проще - открыть все сокровенное тому, кто забудет о тебе на следующий же день? И так сложно - быть собой с близкими? Это такое наивное и отчаянное желание открыться хоть кому-то, но упрямый страх оказаться непонятым, отвергнутым в своем порыве. Людская натура непостижима, однако.

За окном уже совсем темно, теперь идет дождь. В наушниках хрипло надрывается "Сплин", вторя стону рельс, и мрачное экзистенциальное полотно романтизма тотчас же расстилается передо мной. Густой вечер сковал эфир за мутными окнами вагона, но тут, внутри, был свой эфир, проецирующийся на сетчатку глаза холодными бликами плазменного экрана. На нем, словно на глянце некогда модного, но уже изрядно помятого и потасканного журнала, перелистывая страницу за страницей – без каких-либо эмоций, так, по привычке, - я увидела ее. Луну. Она робко проглядывала сквозь рыдающие тучи, слабо бросала свои лучи, подсвечивая капли дождя серебром, мелькала на фоне ив, пытаясь отвоевать себе немного места. От ее отчаянных иллюминаций меня стало клонить в сон. Веки отяжелели...
Как только моя голова коснулась маленькой подушки, мир закружился вокруг меня, поплыл, и вот я уже не здесь. Желтоглазый поезд покинул бескрайнюю степь и переместился в космическое метро, что пронизывает пространство и время. Я мчусь мимо перекрестка, где Веге встретился Альтаир. Я спешу к Авроре, прядущей звездное полотно. Я лечу вперед, вперед, минуя Алиот и Дубхе. А рядом со мной луна, и у нее лицо, кажущееся мне знакомым... Я помню частности: кожа, губы, скулы, неловкость рта... Луна превращается в фигуру, встречает меня в белом (естественно), с букетом полевых цветов в руках. Мы встречаемся и с улыбкой шагаем с ней по звездам, ступнями сминая млечный путь. Лунный воздух - он горько-сладкий, с нотками корицы и яблока. Я вдыхаю его, луна смеется, берет меня за руку. Космос дрожит и тонет в моей любви, а мимо летят кометы, разрезая тьму острыми хвостами. Луна подводит меня к краю Вселенной, отступает на шаг, дарит последнюю улыбку и...

4:30, я просыпаюсь от холода. Сердце все еще сильно колотиться, на руке чувствуется прикосновение, и аромат корицы не тает в воздухе. Я не знаю, почему все это предстало именно так, но я знаю, что мне снился кто-то, кого я еще не встретила, но очень жду.

Жестокое утро превратило в прах эти чудные мгновения. Призрачная ласковая улыбка и пустая надежда найти кого-то из сна в реальном мире - все что мне осталось.

Луна - ты мой ночной незнакомец, мой сонный мираж, воплощение страсти и нежности, мой идеал. Ты исчез с рассветной дымкой, но в полночь, на перекрестке, у автострады других миров, я снова буду ждать тебя, с букетом полевых цветов. Одета я буду не броско - в белое, естественно. Ну а пока... чай, музыка и тихий стук колес.


Рецензии