Заговор Вудвиллов. Действие II, картины 5, 6

                ДЕЙСТВИЕ ВТОРОЕ. Картина 5.

        Задник авансцены раздвигается, показывая зал Королевского Суда в Тауэре. Чёрт, обнимая Гастингса, вводит его в зал, а затем отходит от него, стараясь быть в поле зрения. В зале полукругом сидят судьи – члены Королевского Суда – вельможи и епископы, в центре, между ведущим заседание судьёй и архиепископом как Регент и Лорд-Протектор сидит Ричард Глостер. Слева, у входа в зал, ближе к авансцене, стоит Уильям Кэтсби, адвокат Гастингса. Он пытается приветствовать Гастингса поклоном, но тот отталкивает его и, подбоченившись, высокомерно оглядывает зал, подмигивая чёрту, который многозначительно показывает ему сомкнутые в знак солидарности руки.   

ПРОКУРОР (встаёт и обращается к судьям).
Высокочтимый суд! Здесь перед нами
Стоит преступник, дерзнувший посягнуть
На волю короля...

ГАСТИНГС.
Захлопни свою пасть, старый осёл!

ЧЁРТ.
Вот так! И заклинание прибавь...

ГАСТИНГС (взмахнув руками и подпрыгнув).
Каррамба-памба-па!

ПРОКУРОР (гневно).
Что вы сказали, сударь?! 

ГАСТИНГС (глядя на чёрта).
Утрись своим дерьмом, ублюдок! (Подпрыгивает и хлопает в ладоши.)
Каррамба-памба-па!

КЭТСБИ (Гастингсу).
Милорд, вы нездоровы! Позвольте мне
Вести вашу защиту! Я дело к миру приведу!
Ручаюсь!

ГАСТИНГС (отпихивает его).
Иди ты к чёрту, выродок кошачий!
Мне твоя помощь не нужна!
Вон убирайся! (Пинает его ногой.)
Я сам себя сумею защитить!

СУДЬЯ.
К присяге приведите подсудимого!

ГАСТИНГС (возмущённо).
Меня к присяге?!.. Ах ты, помёт собачий!
Свиное рыло! Ты смеешь сомневаться
В моих словах?!.. Что вы тут мне суёте?

        Гастингс с отвращением смотрит на Библию, которую ему подносит слуга,
и отпихивает её.

ГАСТИНГС.
Зачем мне эта книжка? Прочь её! (Слуге)
Возьми себе и ею подотрись. 

ГОЛОСА СУДЕЙ.
...О Боже! Он безумен! Он бесом одержим!..
...Пусть поднесут ему скорей Распятие!

ГАСТИНГС (судьям).
Что взвыли, дураки? Что выпятились?
У-у, все вы – волчья стая!..

               Слуга подносит Гастингсу Распятие, тот смотрит на чёрта и, подчиняясь его знаку, плюёт. Чёрт удовлетворённо ему кивает и в знак солидарности поднимает сомкнутые руки.

СУДЬИ.
Нужно немедленно прервать процесс
И вывести его! Он одержим Нечистым!
Пусть его испытают!

ПРОКУРОР.
Зачем испытывать? Он  доказал уже,
Что одержим Нечистым, и должен быть
Разжалован в простолюдины и на костре
Сожжён, как богохульствующий еретик!

ГАСТИНГС (злорадно).
А, сучьи дети, головы гусиные, загоготали?! (Кривляется.)
Гу-гу-гу-гу, гу-гу-гу-гу! Вы мне противны!
Я плюю на вас! Тьфу!!! (Повторяет за чёртом.)
Вы недостойны целовать моё...

        Гастингс получает удар от стражника и прерывает речь к великой досаде чёрта.

СУДЬЯ (гневно).
Да выведите же его отсюда! (Стучит молотком.)
Суд объявляет перерыв на полчаса!

ГАСТИНГС (кричит стражнику).
Прочь руки от меня! Холоп!.. Хам!..
Выродок!.. Дерьмо собачье!..
Да как ты смеешь выворачивать
Мне руки?! Ты что? Забыл, кто я?!
Прочь руки, говорю!.. (Пытается вырваться и его ударить.)

                Чёрт удовлетворённо ему кивает. Упирающегося Гастингса уводят.               
               
                ДЕЙСТВИЕ ВТОРОЕ. Картина шестая.

              Глостер читает записку и выходит на авансцену, задник которой представляет собой наружную стену здания Королевского суда в Тауэре, а авансцена –  ограждённый с двух сторон дворик с  подстриженной зеленной лужайкой. Кэтсби приветствует его поклоном. Глостер кивает в ответ.
 
РИЧАРД ГЛОСТЕР.
Вы адвокат Уильяма Гастингса?

КЭТСБИ (кланяясь).
Да, ваша светлость...

РИЧАРД ГЛОСТЕР.
По правде говоря, не задалась у вас защита...

КЭТСБИ (волнуясь).
Я должен сообщить вам, что лорд Гастингс
Сегодня не в себе...

РИЧАРД ГЛОСТЕР.
Это заметно...

КЭТСБИ.
И дело тут нечисто...

РИЧАРД ГЛОСТЕР.
Это понятно. Что-нибудь ещё?

КЭТСБИ.
Вас втягивают в подлую игру...

РИЧАРД ГЛОСТЕР.
Кто втягивает?.. Поясните!

КЭТСБИ.
Елизавета Вудвилл через миссис Шор,
Которая была любовницей милорда Гастингса
В течении последних трёх недель,
Предшествующих вашему приезду в Лондон.
Его безумие, враждебность к вам,
Участие в покушении на вас и богохульство –
Всё это козни и проделки королевы,
Осуществляемые через миссис Шор.
А суд над Гастингсом –  звено в интриге,
Направленной против него и против вас.

РИЧАРД ГЛОСТЕР.
Подробно объясните, как сложились
Все эти обстоятельства и в чём конкретно
Заключается вина Уильяма Гастингса,
Прелюбодейки Шор и королевы?

КЭТСБИ.
Первоначально Уильям Гастингс
Был виновен в том, что он, милорд,
Вам первым сообщил о смерти короля 
И новом вашем назначении Лордом
Протектором и Регентом страны.
Когда о его дерзостном поступке
Стало известно нашей королеве,
В чьи планы не входило вас оповещать,
Она, по-видимому, страшно
Разозлилась и отомстить задумала,
Вам, ваша светлость, и лорду Гастингсу.
Об этом я могу предположительно
Судить, поскольку в заговоре сам
Не состою, а только наблюдаю
Перемены, происходящие с милордом
Гастингсом, и сопоставляю факты.

РИЧАРД ГЛОСТЕР.
Излагайте факты.

КЭТСБИ (загибая пальцы).
Факт первый: после смерти короля,
Его стареющая фаворитка, миссис Шор,
Стала любовницей маркиза Дорсета.
Но когда слух прошёл, что господин мой,
Уильям Гастингс, предупредил запиской
Вашу светлость, лорд Дорсет вдруг к нему
Симпатией проникся, свёл дружбу тесную
И навязал свою любовницу ему в подруги.

РИЧАРД ГЛОСТЕР.
И всё это случилось до того,
Как он украл казну и проводил
В Святилище Аббатства королеву?

КЭТСБИ.
Всё так, милорд. И это было бы
Естественно вполне, если бы Дорсет
С Гастингсом были тогда друзьями.
Ведь, кажется, само собой понятно:
После того как государь наш умер,
Его любовнице необходим сожитель,
Вот и находит он ей покровителя и друга.

РИЧАРД ГЛОСТЕР.
И что же в этом странного?

КЭТСБИ.
В то время Уильям Гастингс был врагом
Заклятым для королевы и её родни, –
Вечным соперником по дружбе короля.
Успеху Гастигса завидовала королева,
Как и успешному фавору миссис Шор,
И люто ненавидела обоих. А тут вдруг
Через сына своего, маркиза Дорсета,
Она их в одночасье сводит и превращает
В пару любовников, влекомых вожделением...

РИЧАРД ГЛОСТЕР.
А вы уверены, что всё это –
Интрига королевы?

КЭТСБИ.
Лорд Дорсет шагу без согласия
Матушки не ступит.

РИЧАРД ГЛОСТЕР.
И что же дальше?

КЭТСБИ.
Лорд Гастингс опасался связываться
С миссис Шор – к чему ему стареющая
Потаскушка, пусть даже бывшая зазноба
Короля? Но маркиз Дорсет ему сам её
Настырно навязал и клятвенно пообещал,
Что тот останется доволен ею, и страсть его
К новой подружке не угаснет.

РИЧАРД ГЛОСТЕР.
Какое отношение это имеет к делу?

КЭТСБИ.
О, самое прямое, ваша светлость!
Клянусь, милорд, за эти три недели,
Что продолжались их любовные утехи,
Лорд Гастингс полностью преобразился.
Он словно бы почувствовал себя юнцом!

РИЧАРД ГЛОСТЕР.
Что ж, видимо, в этом заслуга миссис Шор...

КЭТСБИ.
И еще зелья, которое она ему в напитки
Подливала.

РИЧАРД ГЛОСТЕР.
Откуда вам это известно?

КЭТСБИ.
Я слышал сам. Лорд Гастингс говорил
Про некое душистое вино, которое она ему
Готовит. И так он к этому вину привык, 
Что без него он чувствовал себя больным.
А миссис Шор, этим его пристрастием
Пользуясь, всё повышала цену своему
Напитку и заставляла Гастингса сорить
Деньгами и выполнять любую её прихоть.

РИЧАРД ГЛОСТЕР.
Есть мнение, что миссис Шор
Была связной при королеве
И прочих заговорщиках...

КЭТСБИ.
Исключено, милорд! Ведь миссис Шор
И Гастингс были неразлучны!
В тот день, когда вы, ваша светлость,
Вместе с  королём вернулись в Лондон, 
Она его не выпускала из постели, она же
Не позволила ему поехать вас встречать. 
А в остальные дни ему не разрешала даже
Вам нанести визит! Во всё то время,
Что они встречались, она его держала
При себе. И вдруг покинула его внезапно!
Лорд Гастингс из-за этого переменился
И с каждым днём он всё сильней страдал –
Томился и по ней, и по её душистому вину.
Потом он заговариваться стал и начал
Разговаривать с самим собой. Он слышал
Голоса и с ними спорил или соглашался.
Им подпевал или под пение их кружился
В танце. Потом стал мрачен и озлоблен.
Его озлобленность усиливалась с каждым
Днём. А после в дом к нему явился Томас
Стэнли и за бутылочкой вина...

РИЧАРД ГЛОСТЕР.
Того же самого? Душистого?..

КЭТСБИ.
Возможно... Уговорил его пойти к вам
На приём вместе с двумя епископами...

РИЧАРД ГЛОСТЕР.
Я остальное знаю.
Но, как вы думаете, мистер...

КЭТСБИ.
...Кэтсби. Уильям Кэтсби,
К услугам вашей светлости! (Кланяется.)

РИЧАРД ГЛОСТЕР.
Скажите, мистер Кэтсби, в чём конкретно
Вы видите интригу, направленную именно
Против меня? Пока что достаётся лишь
Несчастному Уильяму Гастингсу...

КЭТСБИ.
Вот именно, милорд, – несчастного
Уильяма Гастингса, близкого друга
Короля, заслуженного перед домом
Йорка человека, при помощи этой
Интриги королева на многие мучения
Обрекает, чтобы впоследствии его
Представить невинной жертвою кровавого
Террора нового Регента, Лорда-Протектора...

РИЧАРД ГЛОСТЕР.
То есть меня...

КЭТСБИ.
Увы, милорд, вы знаете её оружие:
Интриги, клевета...

РИЧАРД ГЛОСТЕР.
И отравление. И этим средством она
Пользуется не впервые. Это я знаю. (В  раздумье.)
Но как же мы поступим с Гастингсом?
Ведь не прощать же ему богохульства,
Да при свидетелях ещё, публично, на суде!

КЭТСБИ.
А что, если представить это порчей,
Что навела на него ведьма, миссис Шор?

РИЧАРД ГЛОСТЕР.
И на неё взвалить всё обвинение?

КЭТСБИ.
Но это так, милорд!
Я видел, как она морочила его!   

РИЧАРД ГЛОСТЕР.
Но богохульствовал-то на суде лорд
Гастингс! И, значит, главная вина на нём! 
И он теперь же будет осуждён на казнь,
Как еретик, колдун, богоотступник!..

КЭТСБИ.
Вот в этом-то и заключается подвох:
Милорда Гастингса теперь разжалуют 
В простолюдины, а после этого сожгут –
Никак не меньше! Или казнят мучительной
Тройною казнью, ему прибавив и позора,
И страданий!..

РИЧАРД ГЛОСТЕР.
А после этого его изобразят страдальцем,
А меня – извергом с кровавым топором
В руке! Что же нам делать, Кэтсби?
Подскажите! Вы – адвокат его,
Вот и  подумайте, как приговор смягчить...
Ведь смерти-то ему не избежать!..

КЭТСБИ.
Пусть он умрёт достойно, как дворянин, 
По всем его заслугам перед домом Йорка...

РИЧАРД ГЛОСТЕР.
Но что вы предлагаете конкретно?

КЭТСБИ.
Не позволяйте Гастингса разжаловать
В простолюдины, лишать дворянских
И имущественных прав! Пусть остаётся
Дворянином и гордо примет смерть,
Как подобает рыцарю и человеку
Его заслуг и сана. Пусть его близкие
Избегнут нищеты и унаследуют
Его богатства, титулы и земли,
Как если б он погиб в сражении.

РИЧАРД ГЛОСТЕР.
Он и погибнет в битве с королевой.
А вместе с ним и репутация моя.
Боюсь, как бы теперь топор кровавый,
Во мнении англичан не прилепился бы
К моей руке навечно...

КЭТСБИ.
Милорд, все знают вашу щепетильность,
Заботу о душе и доброту, но вам,
Как подобает Регенту и Лорду-Протектору,
Необходимо защищать всё государство
Наше от врагов. И прежде всего тех,
Кто хулит Всевышнего...

РИЧАРД ГЛОСТЕР.
А это значит, Гастингс обречён на смерть...

КЭТСБИ.
Он очень болен и страдает тяжело
С тех пор, как перестал пить то душистое
Вино, которым потчевала его миссис Шор.
И быстрая и наименее болезненная казнь
Лишь сократит его терзающие муки.

РИЧАРД ГЛОСТЕР (задумчиво).
Одну я знаю наименее болезненную казнь,
И это – усыпление и утопление в бочке
С мальвазией, – так по приказу королевы
Казнён был брат несчастный мой,
Джордж Кларенс, в день своих именин.
Но Гастингс как преступник, совершивший
В суде, при множестве свидетелей,
Тягчайшее из всех возможных
Преступлений, теперь уже оправдан быть
Не может и казни не сумеет избежать.
Единственное, что мы можем сделать,
Чтобы избавить Гастингса от страшных мук
Сожжения – не предавать его церковному
Суду. А чтобы не успел отяготить он
Своей вины каким-нибудь кощунством новым,
Ввиду особой срочности процесса,
Сегодня же его осудим судом светским.
Тогда хотя бы честь его спасём, а его
Душу, исступлённую, больную, спасёт Господь.
Теперь же, Кэтсби, мы вернёмся в зал суда,
Где судьи собрались для вынесения приговора...

КЭТСБИ.
Но умоляю вас, милорд, смягчите
Приговор ему, как только можно,
Ведь это также в ваших интересах...

РИЧАРД ГЛОСТЕР.
Всё сделаю, что в моих силах.
И вот ещё что...

КЭТСБИ.
Да, милорд?..

РИЧАРД ГЛОСТЕР.
Я не позволю Гастигса казнить публично,
На Тауэрском холме, под издевательства
Толпы и злобные насмешки черни. Пусть
Казнь его свершится здесь, на этом дворике,
И сразу же по окончании суда и чтения приговора...

КЭТСБИ.
Ему позволят перед смертью исповедаться?

РИЧАРД ГЛОСТЕР.
Да, разумеется, если он сможет
Поцеловать Распятие.

КЭТСБИ.
И вот ещё, милорд: своей последней волей
Ваш брат, король Эдуард Четвёртый, пожелал,
Чтобы лорд Гастингс захоронен был часовне,
Георгия Святого, в Виндзоре, подле  него,
Рядом с его могилой.

РИЧАРД ГЛОСТЕР.
Да будет так! Исполню волю государя.
Пусть с миром упокоится душа Уильяма
Гастингса.

КЭТСБИ.
А самому ему прибавится почёта
После смерти...

РИЧАРД ГЛОСТЕР.
А мне – увы, посмертного позора
За казнь невинного, что осуждён
Из-за чужой интриги. О Господи!
Как трудно в нашем королевстве
Быть Регентом и защищать закон.

КЭТСБИ.
Увы, милорд...

РИЧАРД ГЛОСТЕР.
Да, и ещё: я сразу же по окончании суда
Хотел бы вас принять к себе на службу,
Мистер Кэтсби. Хотите у меня служить?
Мне требуются умные и преданные люди.
А вы к тому же и хороший правовед!
Ну как, согласны?

КЭТСБИ (с поклоном).
Почту за честь служить вам, ваша светлость!

РИЧАРД ГЛОСТЕР.
Я буду рад вам как помощнику и другу!
Ну, а теперь пора вернуться к судьям.
Всё будет так, как мы с вами решили:
Я настою на мягком приговоре.
Семья виновного при том не пострадает.
И мы через глашатаев об этом известим
Народ. Гастингс умрёт, но не уронит
Чести... И пусть отныне действует закон,
Что дети за вину отцов не отвечают!

КЭТСБИ (с поклоном).
Храни вас Бог за вашу доброту, милорд!

РИЧАРД ГЛОСТЕР.
Амен! Идёмте, мистер Кэтсби,
Нас приглашают уже в зал суда...
   
                Уходят.
   
                На заставке - внутренний дворик перед залом заседания Королевского Суда  в Тауэре. В центре огорожено место, где обезглавили Гастингса.



             Читать дальше:http://www.proza.ru/2015/10/13/327


Рецензии