Не отпускайте женщину на юг...

   Лиза стояла возле шкафа, растерянно доставая вещи и складывая их на кровать. Она впервые собиралась в отпуск на море, оттого и смущалась в выборе одежды. Окинув глазами багаж, Лиза накинула чёрное платье на плечики и вернула его в шкаф. Алексей стоял в дверном проёме и пристально смотрел на жену. Не выдержав, он съязвил:
- Что это ты платье с глубоким вырезом забраковала? Самое то, по танцулькам на югах бегать. Спасибо Верке, удружила брату.
     Вера, старшая сестра Алексея, с самой весны доставала его вопросом, чтобы он отпустил Лизу на море. Вера уверяла брата, что с Лизонькой всё будет в порядке, что она старше Лизы на целых десять лет, и что за его женой будет капитальный присмотр. Алексей зло ворчал на Веру, доказывая, что Лиза увезёт много денег, а он долгое время копил их на новую машину. На это Вера напористо и деловито парировала брату:
- Лёшенька, так Лизочкиных денег нисколько не меньше сложено в ту копилочку. Ты попробуй отвести в школе шесть занятий по математике, потом репетиторство два-три ученика в день. А после приготовить вам ужин, забросить постирушки, погладить на завтра, ну и другие вечерние хлопоты по дому. Ей же в радость иногда с учениками в театр выехать. Хоть и на работе, но приятно. Так что - заработала. И не возражай.
- Да я каждый заработанный рублик к рублику в кучку складывал, каждой копеечкой дорожил, - взвился Алексей на слова сестры. - И что теперь? Вот так взять, и промотать на непонятно что? Когда я эти изъятые деньги снова добавлю? К Новому Году? Так это плюсом бы ко всему пошло.
- Не ори на сестру, - отбилась Вера. - У тебя глаза застит от этих рубликов, жизни сквозь них не видишь. И жене не даёшь смотреть. Купи поросёнка-копилку, сделай в нём дыру побольше и копи туда свои рублики. Надёжно будет, разбить-то жаба задавит, - Вера сверкнула на брата шаловливыми глазами. - В спальню его поставь, под кровать, чтобы ночью щупать и поглаживать.
- Верка, - зло рыкнул Алексей, хлопнул дверью и вышел из дома.

     В ближайший выходной Вера возила Лизу по магазинам. Прикупив пару туник и бриджей к ним, небольшую соломенную шляпку, открытый раздельный купальник, Вера уговорила Лизу и на то чёрное платье.
- Лиза, там обязательно будут развлекательные вечеринки для отдыхающих. В чём пойдёшь? Как в школу - в юбке-карандашике и блузке? - говорила Вера, стоя в тесной кабинке примерочной. - Надо выглядеть элегантно.
- Оно таких денег стоит, я даже боюсь его надевать. Лёша ругать меня будет.
- Самое то! - воскликнула Вера, словно и не слышала Лизочкиных возражений. - А брата я беру на себя.
Немного помявшись, Лиза всё-таки влезла в это платье.
- Красавица! - ахнула Вера, и глаза у неё заблестели. - И не длинно, и не коротко. Полёт для фантазий есть. И идёт тебе очень, на твою гитарную фигуру.
     Несмотря на рождение двух детей, фигура у Лизы не испортилась и даже приобрела ту округлость, которая ничуть не мешала её стройности и делала формы аппетитными. Открытые плечи, роскошное декольте чёрного платья - гармонично отражали её тонкую шею. Чуть вьющиеся светлые волосы падали на плечи и дополняли картинку роскошной женщины, стоявшей в зеркале примерочной. Лиза любовалась собой. Струясь по телу, тонкая ткань красиво облегала грудь, переходила вниз и обнимала талию. Дальше, платье спускалась до бёдер, плотно охватив их объём, и заканчивалось в районе колен, не прикрывая их на пару сантиметров.
- Ткань, какая посмотри, в мелкую-мелкую складочку. Это похоже на волны, скользящие по морю. Красотища! Себе бы взяла, да тебя нарядить надо, - Вера тихо и довольно засмеялась. - Лиза, это твоё платье.
     Сейчас Лиза стояла и смотрела на это платье, вновь висевшее на плечиках в шкафу. Смотрела, и с тоской думала, как красиво оно на ней сидит. Взглянув виновато на мужа, она со вздохом сняла платье и вернула на кровать. Муж усмехнулся.
- Лёш, оно и правда мне идёт. Хочешь, я надену его для тебя?
- Абсолютно не интересно. Тем более в него вбуханы такие деньги.
- А Вера сказала, что это моё платье. И ещё сказала, что мне можно и моднее вещи покупать, а то так и прохожу в допотопных тряпках.
- Я тоже не хочу на допотопной машине ездить.
- Лёш, так мы и на эту машину всегда копили. Мы с тобой, сколько живём, и всё копим, копим, и копим. А когда жить-то будем?
- Так это и есть жизнь, когда устраиваешь её удобной для себя.
- А почему я не могу устроить для себя удобную жизнь? Живу, и мне кажется, что я всем, что-то всегда должна. Разве я свободна в выборе? Нет, - Лиза помолчала и добавила: - Лёш, можно мне хоть раз в жизни съездить к морю? А осенью я возьму студентов на репетиторство, и все деньги верну.
Хлопнув дверью, Алексей вышел из дома. Лиза села на кровать, и её глаза наполнились слезами.

     Они познакомились с Алексеем одиннадцать лет назад. В тот день Лиза сидела у фонтана на территории зоопарка и ела мороженое. День был жарким. Побродив возле клеток со зверюшками, они с подругами немного устали. Лиза к тому же натёрла ноги новыми туфлями и искренне мечтала о простых шлёпанцах. Девчонки убежали на карусели, а она решила подождать их у фонтана. Алексей пару раз прошёл мимо, а потом нерешительно подошёл и присел рядом. Они разговорились, пообщались, и неожиданно решили, что непременно ещё раз встретятся. Вскоре, Лиза бегала на свидания в парк, они ходили в кино, гуляли по набережной.
     Алексей был довольно сдержанным человеком, рациональным в отношении денежных трат и немного зажатым в плане чувств. Всё у него было, как-то через чур правильно. Сидя в зрительном зале на просмотре фильма, единственное, что он мог позволить себе, это взять её руку в свою. Никаких слов, и никаких лишних эмоций. Зажав её ладонь, он мог просидеть так весь сеанс, а потом скупо отпускал её и они выходили из зала.
     Поначалу Лиза списывала всё на его серьёзность, обнадёживая себя мыслью, что это, в принципе, хорошо. Не бабник. И когда Алексей сделал ей предложение, то она с некоторой заминкой всё-таки согласилась: он вселял в неё уверенность хорошего мужа и семьянина. Через пару лет у них родилась дочка, а спустя четыре года - сын.
     С первых дней замужества Лиза ждала проявления его мужских чувств к ней, ждала ответного тепла, которого ей хотелось. Как любая другая девчонка, она грезила мечтами засыпать на мужской руке, а на рассвете просыпаться со словами любви и нежности. Но, увы... Чуда не произошло. Алексей был сдержан в чувствах и поступках. Уделив ей какое-то внимание, и то по своей личной необходимости, он отодвигался на свою половину кровати и поворачивался спиной. Вскоре, до Лизы доносился мягкий звук посапывания: она слушала его, а по щекам текли слёзы. В такие моменты она вспоминала сестру мужа - Веру, которая, не стесняясь, говорила ей, что Лёшка пожизненный сухарь, и к тому же денежный жмот.
     Лиза вздохнула, вытерла слёзы и решительно стала складывать вещи в чемодан. Ну, нельзя же не ехать, если очень хочется!.. Она твёрдо решила, что несмотря ни на что - на юг она поедет. Всё!
     Алексей увёз их с Верой в аэропорт. Выгрузив чемоданы на площадке у входа, он сел и уехал, не испытывая никакого желания помочь им с багажом. Лиза опустила уголки губ в обиде, а Вера развела руки в стороны и сказала:
- А я тебе, что говорила? Сухарь - он и есть сухарь.
- Вера, а может, и не надо было ехать? Тишину в доме тоже надо беречь.
- Надо. Отдохни. Не надоело ещё сопли под носом тереть. Пусть поживёт один, поскучает. А за детками мама присмотрит. Поехали.
И они улетели.

     Атмосфера юга, моря и заметного феерического настроения захватила Лизу сразу. Отличный номер на двоих, пляж, разноцветные вечерние огни и музыка на танцполе создавали ощущение ненавязчивого праздника. После завтрака они с Верой бежали на пляж, стараясь занять удобные шезлонги. Там, Вера учила её, как правильно подставлять солнцу бока, чтобы загар ложился ровнее. Лиза немного стеснялась, а Вера уверяла её, что зажимать себя с такой-то фигурой просто бессовестно.
     После обеда они закрывались в номере, спасаясь от дневной жары, ели фрукты и смотрели фильмы. К вечеру они снова бежали к морю, где всё было забито отдыхающими. Или уходили к недалёким скалам, чтобы полежать в тишине от гудящего пляжа. Шум моря убаюкивал. Немного мешала громкая музыка из разряда «попсы», но Лиза научилась не вслушиваться в её ритмы. После ужина Вера звала её на площадку, где проходили развлекательные программы.
     Сделав лёгкий макияж, Лиза надела купленное чёрное платье и чёрные же туфли-лодочки. Повертевшись перед зеркалом, она заколола белокурые локоны заколкой: благо, что волосы были вьющимися и послушными, и как бы она их не завернула, это было похоже на элегантную причёску.
     На медленный танец её пригласил крепкий коренастый мужчина в джинсах и светлой рубашке с коротким рукавом. Она вспомнила, как пару раз он проходил мимо, бросая короткие взгляды на них с Верой, когда они лежали на скалах у воды.
- Ну-ну, - пошутила тогда Вера. - Лизонька, девяносто девять процентов даю, что это по тебе такие бега. Видела, какой скакун?
- Вера. Ну, как ты можешь? - возразила она. - Я - замужняя дама.
- Ну-ну, - ещё раз повторила Вера. - Все мы тут замужние и женатые. А взвизгнуть-то, ой как хочется.
Лиза только пожала плечами на эти слова.
Сейчас перед ней стоял тот мужчина, и она не смела отказать ему: уж больно настойчиво приглашали его глаза. Она оглянулась и нашла Веру среди танцующих: она выглядывала из-за плеча мужчины, который вёл её в танце, Вера одобрительно сигналила ей - соглашайся. И Лиза пошла.
     Они познакомились, мужчину звали Егор. Волевое лицо, чётко очерченные губы, стрижка - по минимуму, слитое спортивное тело. Это она ощутила в танце. Было чувство, что он, похоже, имеет связь с довольно серьёзной работой. Они разговорились. Егор спрашивал о делах, работе, семье, а она так и не посмела спросить у него что-то подобное.
     После танца Вера подошла к ней и на ушко предупредила, что ночевать Лизоньке придётся в эту ночь одной. Лиза шокирующим взглядом посмотрела на Веру и, запинаясь, воскликнула:
- Вера. Не делай этого! Это же... А как же муж?
- Муж? А муж пусть пиво пьёт дома, и храпит потом как надорванный. А в перерывах - до туалета скачками. Ну, чтобы совсем уже не спёрло.
- Вера, а я бы так не смогла. Как-то нечестно всё, бессовестно получается.
- Бессовестно? А я считаю бессовестным женщину свою любить пару раз в месяц, да и то в перерывах между пивом. Достало всё! Я хочу запах мужчины рядом с собой чувствовать, а не пивной прокисший ларёк, - у Веры блеснули глаза, и дрогнули губы. - А ты, что видела? Чем ты-то можешь хвалиться? Ты думаешь, что я ничего не вижу? Или не знаю? Лиза, да это ты не знаешь. Всё, молчу!
- Что я не знаю? Говори.
- Потом поговорим, в номере. Иди, танцуй. К тебе вон, всё тот же кавалер идёт.
     Лиза танцевала, причём танцевали они вальс. Партнёр уверенно вёл по кругу, и она порхала в его руках словно бабочка, почти не касаясь пола.
- Где вы так научились вальс танцевать?
- Научили, в военном училище, - Егор улыбнулся.
- Ах, ну-да, ну-да. Военный, красивый, здоровенный. И где вы воюете?
- Я не хочу говорить о работе. Пойдём, погуляем, Лиза. Красивое у тебя имя, редкое.
- И где мы будем гулять? Пойдём к морю?
- Пойдём. Я провожу тебя после прогулки до санатория.
     Гуляя по песку, Лиза сняла туфли и несла их в руках. Егор шёл за её спиной. Незаметно перейдя на «ты», они оживлённо беседовали на отвлечённые темы: что-то из ряда звёзд и вообще космоса. Отдохнув на берегу, Лиза устало запросилась в санаторий. Егор проводил её, и они мило попрощались.

     Эту ночь Лиза провела в номере одна, без Веры. Вера пришла утром, улыбчивая и довольная, с лёгким запахом насыщенных духов и букетом ярких гербер. Она села на стул у столика и, подперев щёку рукой, чуть ли не пропела:
- Лиза-а. Какую обалденную ночь я провела. У меня от шампанского голова кружится.
- Вера, осуждать я тебя не стану, но понять твою выходку отказываюсь.
- Лизка-а. Не порть мне праздник, я хочу отдохнуть. От всего. Просто расслабиться и отдохнуть, - Вера жестом остановила Лизу, когда та попыталась что-то сказать. - Не перебивай меня. Я весь год пашу как ломовая лошадь, забивая на все свои могу-не могу. Я устала ждать, когда мой лучший в мире мужчина вспомнит обо мне и протянет руку. И с годами, поверь, он вспоминает обо мне реже и реже. Любви хочу, ласки мужичьей, откровенной, и чтобы во всём подчиняться. Чтобы сорвало голову, и я вообще забыла - кто я такая. Нет, Лиза, - Вера покачала головой, - не считай меня гулящей, уехавшей на море, чтобы уйти в полный разнос. Нет. С этим мужчиной я встречаюсь здесь шестой год. И пусть он будет, я не жалею. Всё.
- Вера, а ты не жалеешь, что открылась мне сейчас? Нет-нет, я ничего никому не скажу. Просто я теперь буду знать твою тайну.
- Лизонька, а чем ты лучше меня? Я хоть домашней кассой заведую, в этом у меня полная свобода. А ты? Ты даже своими заработанными деньгами не можешь распоряжаться. У тебя всё под контролем. Лиза-а. Очнись! Ты ведь даже нижнее бельё только по спросу покупаешь, да и то с выгодой - дорого-недорого.
- У меня есть свои ценности, это дети и семья.
Вера встала и сняла платье. Взяв тунику, она ушла в душ, и там монотонно зажурчала вода. Лиза молчала, переваривая всё сказанное.
- Лиза, - позвала её Вера из открытой двери ванной комнаты, - не обижайся на меня. Я знаю своего брата, Лёшка всегда был сухарь, его всегда интересовали личные проблемы и личная выгода. Он не способен на проявление нежности к женщине. Он - потребитель. Он - пользователь. Он уверен в том, что ты обязана ему собой. Он просто использует тебя, когда ему нужно. Лизонька, а мы - женщины, и у нас тоже бывают минутки нашего «хочу». Но в силу своей скромности мы сдерживаем себя, а невнимательные мужчины этого не замечают. Они спокойно храпят рядом, и им абсолютно наплевать на то, что ты лежишь и захлёбываешься слезами в невозможности что-то изменить. У тебя же долг!.. У тебя дети!.. У тебя искреннее желание сохранить семейную жизнь для благополучия и покоя своих детей. И страшнее всего - нежелание близкого человека чувствовать тебя, и пренебрежение тобой. Не так ли?.. Иногда я даже удивляюсь, что у вас получились дети. Как вы не проскочили мимо них при такой-то редкости отношений. Лиза, полюби себя. Жизнь проскачет галопом, и потом будет обидно за бесцельно прожитые. Женщина, она что? Она любовью жива. А Лёшка голодным на свои мужские потребности не будет, он будет пользоваться тобой. Да и не только, - Вера замолчала.
- Вера, ты вчера хотела мне что-то сказать.
- Вчера хотела, а сегодня уже не хочу. Что сейчас хотела, то я тебе сказала. Лизка, а возле тебя мужик хороший трётся. Вкусный мужик.
- Нет, ты что-то недоговариваешь, я чувствую, - последние её слова Лиза пропустила мимо ушей. - Выходи из ванны, и пойдём на завтрак.
     Вечером Лиза надела приталенное шоколадное платье с нарядным узким ремешком, Вера лёгкое платье с небольшим разрезом по бедру, и они спустились на танцевальную площадку. Там шли весёлые конкурсы, отдыхающие развлекались, смеялись, и пили у барной стойки фруктовые коктейли. Вера улыбнулась, когда чуть седоватый мужчина подошёл к ним и пригласил Веру на танец, слегка кивнув при этом Лизе в знак приветствия.
     Постояв немного в одиночестве, Лиза увидела поднимающегося по ступенькам Егора, который сразу направился к ней.
- Здравствуй, - улыбнулся он ей. - Я сегодня не встретил тебя у камней.
- На пляже были свободные места, мы с Верой там отдыхали.
- Понятно. Коктейль будешь? Или вино? Может за столиком посидим?
- Хорошо. Только мне - фруктовый. Вино? Нет.
     Они сели за один из столиков, стоявших чуть в стороне от танцпола, и официант принёс им заказанный коктейль из тропических фруктов. Егор откровенно бросал на Лизу внимательный взгляд.
- Лиза... Может по бокалу шампанского выпьем?
- О-о! Бокала мне много будет.
- Ну... Сколько сможешь, пусть останется.
     Выпитое шампанское слегка кружило голову, и это состояние нравилось Лизе. Непринуждённое такое, и даже ветреное. Они с Егором танцевали очередной медленный танец, и ей приятно было ощущать рядом с собой сильного мужчину. Её сознание боролось с неприятием очевидного факта: Егор ей нравился. И в то же время внутренняя пружинка собственного табу не позволяла ей переходить грани дозволенного.
- «Это всего лишь приятное и ни к чему не обязывающее общение. И только», - подумала Лиза.
Из-за плеча танцующего с ней мужчины, Вера прикрыла и открыла глаза, и кивнула ей в знак одобрения. Лиза улыбнулась в ответ и покачала Вере головой в знак глубокого несогласия с ней. Вера томно закатила глаза вверх и покачала головой в откровенном разочаровании.
     После танца Лиза извинилась перед Егором, что оставит его на несколько минут: ей необходимо было срочно поговорить с Верой. Взяв Веру под руку, Лиза увела её в сторону и спросила;
- Вера... Я чувствую, что ты мне что-то не договариваешь. Ты понимаешь, что это мучает меня? И не надо делать мне томных молчаливых намёков. Верочка, я живу своими жизненными принципами, и этот лёгкий флирт меня абсолютно ни к чему не обязывает.
- Позволь узнать, какими принципами? - в глазах у Веры заметалось волнение. - Лиза, клянусь тебе, что я никогда не позволю сказать что-то плохое в твою сторону. Отключись от всего и отдыхай.
- Вера, я хочу приехать домой и смотреть на мужа честными глазами.
- Ну-ну, - усмехнулась Вера. - Лиза-а. Какая же ты дура... Какая же ты дура, Елизавета Петровна, несмотря на то, что ты грамотный и профессиональный педагог в твоей любимой математике. Лиза-а. О-о! Объявили белый танец, и дамы приглашают кавалеров. Посмотри, Лизонька, в каком нетерпении ждёт тебя твой нечаянный поклонник. Иди уже, обрадуй приглашением.
Лиза посмотрела в сторону столиков, где в слабом освещении возле кустов стоял Егор, и улыбнулась. Он пристально смотрел в их сторону.
- Вера, ты не ответила на мой вопрос, ты скрываешь что-то от меня. Я это чувствую. Говори.
- Хорошая моя, - Вера прижала кулачок к губам, сдерживая слёзы. - Лиза... У Лёшки в городе есть женщина, продавщица в мясном отделе. И там есть ребёнок, девочка - полтора годика. Он им помогает, в том числе и твоими деньгами. Прости. Бывает так у мужиков.
     Слова Веры ввели её в ступор. Не осознавая до конца смысл сказанного, она прижала ладонь к щеке и в упор посмотрела в сторону Егора. Улыбнувшись, он жестом показал ей на столик, как бы приглашая составить ему компанию. И она пошла.
- Ты чем-то взволнована?
- Я хочу красного вина.
- Хорошо. Только можно я провожу тебя потом до санатория?
Им принесли вино. Лиза пила маленьким глоточками, и с каждой новой порцией в ней возрастала волна протеста. Её мысли бунтовали, разбиваясь на осколки в тупом вопросе: «Зачем, всё так несправедливо?».
- Егор, за разговором с Верой я пропустила белый танец, и сейчас хочу пригласить тебя. Пусть это будет мой танец.
Он улыбнулся, взял её руку и они вышли на край танцевальной площадки в полумрак деревьев. В середине танцпола в ритмичном танце веселились отдыхающие, а они танцевали медленный танец для двоих.
- Что тебя так расстроило? Ты вернулась за столик другой.
- Да так. Мелкие бытовые проблемы.
- Лиза, - Егор немного замялся, подбирая нужные слова. - Я не тот повеса, который ищет здесь лёгких курортных отношений. Я женат. Но, чёрт возьми! Ты шикарная женщина, и ты мне нравишься. Хочется поцеловать тебя. Можно?
Егор говорил ей эти слова, его дыхание скатывалось вниз по виску и слегка касалось щеки. Ей приятно было слушать этот голос. И Лиза раздвоилась... Одна её половинка кричала: «что ты делаешь, глупая твоя башка». А другая нежно шептала на ухо: «но ты же сама этого хочешь». И как эхом продолжение: «хочешь... хочешь... хочешь». И она сдалась.

     По приезду домой Лиза даже не спросила у мужа о его левых отношениях. Она больше не переживала по поводу холодности и невнимания мужа, не спрашивала его о неожиданных задержках на работе, пропускала мимо ушей все возможные колкости. И Лиза понимала, что раздражает Алексея своим безразличием. Лёжа в постели и слушая мирное посапывание отвернувшегося мужа, Лиза с трепетом вспоминала чужие мужские руки, сильные и настойчивые, и нежно целующие её губы. Она вспоминала то, чего никогда не было в её скупой супружеской жизни. И она была счастлива в тех ночных слезах, которые невольно выступали у неё благодаря воспоминаниям.
     В конце августа, когда Елизавета Петровна в приподнятом настроении встречала свой класс на перекличке, к ней в кабинет вошла Вера и сообщила, что за поворотом у ограды школы её ждут. Захватив букетики цветов, Лиза вышла из школы, совсем не подозревая, кто там её может ждать. У школьной ограды стоял припаркованный чёрный джип, и Лиза без сомнения подумала, что это кто-то из родителей её учеников. Она подходила всё ближе и ближе... Из машины, навстречу ей, улыбаясь, вышел Егор с букетом цветов. Она невольно опустила голову в подаренные учениками букеты и, смешно дёрнув губами, расплакалась.
     Лиза жила в небольшом городке, в подбрюшье у большого города. Переехал мост, и ты в городских границах. Она ничего не знала о Егоре. Знала только, что он - Егор, и, по её мнению, он военный. Она не знала, откуда он к ней приезжал и куда уезжал. Иногда он предупреждал её, что пропадёт на какое-то время, чтобы она не волновалась.
     Виделись они нечасто, раза три-четыре в месяц. Егор всегда находил время и средства на их тайные встречи. Он приглашал Лизу на концерты заезжих артистов: она могла списать это на походы «в культуру» со своими десятиклассниками. Пару раз он приглашал её в театр на балет, и они вместе смотрели «Лебединое озеро» и «Спартак». Сидя в зале с подтянутым, при костюме и галстуке, Егором, Лиза была счастлива в этой обретённой нечаянной любви. Егор не давал ей никаких обещаний, не говорил высокопарных слов о неземной любви, не задавал вопросов, и не требовал от неё бессмысленных ответов.
- Тебе хорошо со мной? - спросил он однажды и, услышав утвердительный ответ, добавил: - Ну и хорошо, больше нам ничего не надо.
Он просто к ней приезжал.


Рецензии
Здравствуйте, Наталья.
Понравилась ваша проза. Сюжеты, вроде бы, обычные, но рассказы читаются легко и с интересом.
Спасибо.

Марина Столбова   08.02.2018 19:18     Заявить о нарушении
Здравствуйте, Марина. Спасибо за визит и отзыв. Всего доброго Вам. Н.Ш.

Наталья Шатрова   08.02.2018 19:47   Заявить о нарушении
На это произведение написаны 2 рецензии, здесь отображается последняя, остальные - в полном списке.