Случай в небе

Серебристая сигара, выброшенная диспетчером из табакерки «Шереметьево» взревела по-бабьи всеми четырьмя турбинами и медленно стала подниматься в небо. «Нет, не вернусь никогда!» - выговаривала на все лады горделивая громадина, распутывая Гордиев узел земной гравитации.  Через пару минут рассерженная бегунья исчезла за облаками, и пора о ней забыть, если бы не сто двенадцать пассажиров, так неосмотрительно оказавшихся внутри серебристых диагоналей фюзеляжа. Конечно, никто и подумать не мог, что случится конфликт между самолётом, спокойно дремавшим неподалёку от взлётной полосы, и крутым дядькой-диспетчером. Что послужило причиной размолвки, кто теперь скажет? Самолёт улетел, диспетчер ушёл обедать. Но факт остаётся фактом. Сто двенадцать человек оказались заложниками очень некрасивой ситуации.
 
- Наш самолёт входит в полосу турбулентности, – в голосе самолёта чувствовалось раздражение, - просим всех пристегнуть привязные ремни!

- Скажите, что всё это значит? – возмутился невероятно толстый, холёный пассажир, сидящий в первом ряду салона бизнес-класса, - Ваши турбулентности, воздушные ямы, остывший и несладкий кофе наконец!.. Неужели стоило ради всего этого выворачивать карманы, выдёргивать из брюк ремень, выбрасывать огромное количество свежих, не съеденных продуктов и оправдываться за каждую баночку с лекарством? Я всё понимаю: командир поругался с диспетчером. Никто не хотел лететь так поспешно. Но произошло то, что произошло. Мы в воздухе. Так потрудитесь обеспечить нас элементарным комфортом наконец!
Толстяк выдохнул и вытер ладонью выступивший на лбу пот.
- От чего ж тебе так плохо, дядя? – спросил паренёк из экономического класса, обходя толстяка, развалившегося в кресле повышенной комфортности. Парень перепутал туалеты и совершил страшную ошибку – вошёл в бизнес-салон! Нет-нет, это не расизм, но…
- А вам что за дело? – раздражённо ответил дядя, - и вообще вам тут делать нечего.
- Да нет, делать мне тут есть чего, - улыбнулся парень, - мы с тобой, дядя, теперь, как братья, одной судьбой связаны. Случись что, оба друг за дружкой пойдём – не разлей вода!
Толстяк поглядел на парня. Казалось, его оплывшие от житейских удовольствий мозги начинают шевелиться. Но принять такое?! Кто Он, и кто этот шалопай! Впрочем, доля правды в словах парня была.
- То-то, дядя, - ещё раз улыбнулся парень...

P.S.
Самолёт надышался небом, забыл обиду и, встретив первого гостеприимного диспетчера, совершил посадку в аэропорту N. Сто двенадцать пассажиров благополучно сошли с трапа. Из них сто разбрелись кто куда, а два присели за кружечкой пива прямо в аэропорту, в привокзальной ресторации и долго-долго о чём-то беседовали.
...Над соломенной крышей ресторана взлетел самолёт. Урча турбинами, он устремился в небо, отрясая невидимые волокна гравитации. Поднимался он медленно, как бы раздумывая – а надо ли.
- Опять поругался! – не сговариваясь захохотали приятели.
- А ведь он домой полетел, - уже серьёзно добавил парнишка, провожая глазами самолёт.
- Э-э, нам какое дело? – не переставая смеяться, ответил его толстый приятель, - Ничего, полетает и вернётся!
- Нет, не вернётся…


Рецензии