Странная любовь

               

Серёга лежал на диване и страдал. Неделю назад от него ушла девушка, не объясняя причину. А ведь он так её любил. Она была красивая, с длинными и стройными ногами «от ушей», с роскошными каштановыми волосами почти до талии, осиной талии, большими карими глазами и пухлыми сочными губами. Её нежный голосок приводил Серёгу в трепетное состояние. Стоило ему только прикоснуться рукой к её упругой груди, как он мгновенно возбуждался. 

Несколько ночей подряд ему снились кошмары, после которых были тревожные и непонятные ощущения, а на душе как будто лежал кирпич и давил своей тяжестью так, что он не мог вздохнуть.
А этой ночью Серёге приснился необычный сон. Так хорошо и приятно за последнюю неделю ему ещё не спалось. Он ощущал лёгкость во всём теле. Кирпич исчез. В душе – нега и мление, которые неожиданно появились накануне,  вечером, вот так ни с того, ни с сего.

Серёге снилась его кошка, которую он назвал Моникой, в честь красавицы-актрисы Моники Беллуччи. Во сне он испытывал к кошке неземную любовь.
Они с Моникой пришли к синагоге. «Почему к синагоге?» - удивился Серёга во сне, православный по вере. И как он определил, что это синагога? Над входом в здание на фасаде был знак иудейской веры – семисвечник.
Но Серёга с Моникой не пошли в синагогу, а пристроились недалеко у входа, сели на траву перед холмиком и стали приводить его в порядок. Это могила. Но чья? На маленькой мраморной плите Серёга прочел имя любимой, теперь уже бывшей.
 
К нему подходит простая деревенская девушка и с одесским акцентом спрашивает:

- Вы не знаете, как пройти в синагогу?

- Да вы стоите прямо перед входом в неё, - вежливо ответил Серёга.

Как только девушка скрылась в проёме здания, с неба хлынул дождь. Моника прыгнула на руки к Серёге. Он, укрывая кошку руками, побежал к зданию, расположенному напротив синагоги, и укрылся под небольшим козырьком, всем телом прижимаясь к стене, чтобы ни одна капля не упала на любимую Монику.
А дождь стал превращаться в мощный ливень. Пока ливень с остервенением хлестал по асфальту и по мгновенно образовавшимся лужам, Моника лизала руки, которые её держали, а Серёга нежно гладил её и боялся задушить в своих объятиях от нахлынувших чувсв.
 
Затем кошка стала целовать Серёге щёки, глаза, нос, подбородок. Но когда она дошла до губ, Серёга окончательно сомлел. Они друг к другу испытывали такую неимоверно большую любовь, что в жизни, наверное, такой не бывает.
С неба падали потоки воды, гремел гром и сверкали молнии. «Откуда у меня к кошке такие чувства?» - подумал Серёга во сне.

- У меня заболел зубик. Ты отвезёшь меня к стоматологу?, - спросила Моника человеческим голосом.
 
- Да, конечно, дорогая. Ты можешь немного потерпеть, пока не прекратиться дождь?

Серёга прижимает Монику к груди, где уже вместо кирпича порхают бабочки, при чём очень крупные бабочки, которым негде в полную силу махать крыльями, и они пытаются раздвинуть и без того широкую грудь парня.  Он начинает лихорадочно думать, к какому врачу лучше отвезти Монику.

Дождь прекратился так же внезапно, как начался. В небе бриллиантами сверкала радуга, деревья, газоны и цветы блестели и переливались алмазными капельками в лучах яркого солнца. Моника нежно щекотала пышным хвостом шею Серёге, уткнувшись розовыми губками ему в ухо.
 
И он заорал во всё горло:

- Остановись мгновенье, ты прекрасно!!!
 
И проснулся.

Серёга лежал на диване и балдел от пережитых возвышенных чувств во сне к Монике. Он даже не пытался найти в этом логику. Её нет.
Он медленно открывает глаза. На него сверху, сидя на книжном шкафу, смотрит кошка. Может, пока Серёга спал, она его гипнотизировала? Он заставил себя подняться и медленно пошёл на кухню, кошка, спрыгнув на пол – за ним.
 
Открыв почти пустой холодильник, достал два кусочка недоеденной вчера печенки, купленной в кулинарии три дня назад. Один кусочек мелко порезал и положил в миску кошке, второй кусочек без аппетита пожевал и проглотил сам.
Затем Серёга выпил чаю, к которому ничего не было и с тоской посмотрел в окно – пасмурно. Моника, съев печёнку, запила её прокисшим молоком.

Ещё очень рано. Серёга, покопавшись в книжном шкафу, взял книжку Эмиля Ажара «Голубчик» и снова лёг на диван. Он по образованию филолог и знал толк в мировой литературе. Книга о дружбе молодого мужчины с удавом, который жил в его квартире.
 
Моника уютно расположилась на животе Серёги, периодически проводя хвостом по его интимному месту. Он так увлёкся сюжетом книги, что незаметно уснул под урчание кошки и урчания в животе Серёги от голода.

На сей раз Серёге ничего не снилось. Он поднялся и, проходя мимо кошкиного туалета, учуял зловонный запах. У Моники - понос. Жидким калом вышла переработанная в желудке печёнка, запитая прокисшим молоком. Воистину, от великого до смешного – один шаг! Ночью во сне у Серёги с Моникой возвышенно-чувственная любовь, а в жизни такое впечатление, что он только и делает, что убирает за ней какашки, периодически находя их в разных углах квартиры.

Только Серёга подумал: «И ни одна сволочь не позвонит!», как раздался звонок. От неожиданности он вздрогнул, и не сразу понял, откуда звонок. Звонили в дверь, настойчиво и даже как-то нахально.
 
Нехотя он подошёл к двери и открыл. В дверях стояла девушка.
 
- Привет! Войти можно? – и, не дожидаясь ответа, бесцеремонно прошла в квартиру.

Серёга молча рассматривал нахальную девицу. Она была полной противоположностью его бывшей девушки. Тощая, даже где-то плоская: ни груди, ни попы. Очень короткая стрижка, почти под ноль.  Волосы – белая пакля. Полное отсутствие макияжа на лице. На ней драные джинсы и мятая майка. Ему хотелось спросить, из какой помойки она вылезла, но промолчал. Мысленно он окрестил её Цытрой. Почему Цытрой, он не мог объяснить.
- Я ваша соседка по этажу из другого подъезда.
Серёга сделал удивлённые глаза.

- Недавно въехала в квартиру. У меня пропал кот. Предполагаю, что по периллам лоджии он перешёл к тебе, - как-то быстро Цытра перешла на «ты».

Её бледно-голубые глазки остановились на книге, лежащей на диване.

- Вот бы не подумала, что такой качок, как ты читает серьёзную литературу.

- У меня нет лоджии. В квартире рядом есть, - наконец произнёс Серёга.

- А это что? – с недоверием Цытра указала на дверь.

- Французский балкон.

- А чем это у тебя воняет? – скривила она тонкие губы в недовольной гримасе.
 
- У кошки понос.

Он открыл дверь французского балкона и в квартиру ворвался поток свежего воздуха.

- У тебя кошка? Вот бы не подумала!

Цытра стала раздражать Серёгу и он ждал, когда она наконец вывалит из его квартиры.

В это время из кухни показалась Моника, как бы почувствовав, что речь о ней. Увидев кошку, Цытра преобразилась. Она взяла Монику на руки и стала гладить по спинке, приговаривая: «Какая прелесть!»
 
В глазах Цытры засветились нежные голубые огоньки. И Серёга посмотрел на Цытру под другим ракурсом. Эта наглая деваха стала вызывать у него симпатию.

- Меня зовут Серёга. А тебя?

- Моника, - девушка посмотрела голубыми глазами прямо в душу Серёге.
Ему показалась, что она прожгла этим взглядом дыру в его душе. А невидимый молот бабахнул по голове так, что у него пропал дар речи.

А Цытра-Моника тем временем целуя кошку-Монику в морду объясняла происхождение своего имени:

- Папа с мамой обожают Монику Беллуччи. В честь её и назвали. Но получилась не красавица-актриса, а получилась я, такая как есть.

Она продолжала тискать кошку.

- А как её зовут?

Серёга сам не понял, как сказал:

- Матильда! 
 


Рецензии
Кошки - существа... не совсем обычные. Не даром у египтян они почитались за богов. Понравилось. С уважением

Николай Валентинов   27.10.2019 23:47     Заявить о нарушении
СПАСИБО!

Михай   28.10.2019 22:04   Заявить о нарушении
На это произведение написано 36 рецензий, здесь отображается последняя, остальные - в полном списке.