Поперечная

          -Санька, хватит валяться,- раздался резкий голос матери, - поди воды поприноси.
Уткам налей в колоду и поросятам, да щерицы  на огороде нарви, брось им.
Шляются всю ночь, потом не добудишься, -продолжала ворчать Антонида.
Санька вздохнула, спустила ноги с кровати, потянула ситцевый халатик со стула
       -Чо налить? - сонно пробормотала она.
       -Уткам воды, травы поросятам и воды.                .
       -Мам, не наговаривай ты много, все равно забуду.Дочь взяла два ведра в одну руку, а второй потянула со стола еще теплые оладьи.

        -Вот поперечная! Прости Господи. Все поперек тебе! Всю жизнь! -продолжала рассерженно мать
       -И чего она вечно меня поперечной обзывает,  - думала Санька по пути к колодцу.  Ни Вовку, ни Лёника никогда так не называет. Конечно, они с ней и не спорят. Соглашаются, а  делают по-своему всё равно. Конечно, я спорю, если несправедливо. Зато не вру и не притворяюсь. Поперечная! Ну и ладно! Зато  честная!
       -Мам, я когда буду  совершеннолетней, поменяю имя. Не нравится мне «Ляксандра», - передразнила она соседку Дивяниху.
        -Чего, - оторопела Антонида. Новости! Вот как есть поперечная!
      - Мам, ну что ты вечно меня поперечной обзываешь. Надоело! Сколько можно! Я справедливая!
      -Ух ты! А мать , значит, несправедливая?!.
      -Может, иногда...- ухмыльнулась Санька. Кто вечно виноватый?  -Я! Вовка? Как же?! Он же профессор! Самый умный. Леник  - маленький.
Одна я остаюсь.
       -С женского пола — больший спрос всегда. Так уж повелось. Будущая мать, - вздохнула Антонида.  Так уж и быть расскажу я тебе про поперечную, потом сама смотри, надо ли имя менять.-
     -Было это в послевоенные годы.
Тяжело  люди жили. После работы все, считай,шли всем коллективом на заготовку дров для школы. Зимы -то у нас, сама знаешь. А я в ту пору  уж беременной была с большим сроком.
     -Это мной что ли? - встрепенулась Санька, - И пошла?
      -Пошла, стыдно было парторгу  совхозному говорить об этом. Хоть отговаривали женщины. Молодая. Самоуверенная. Таскала бревна , как все.
И вдруг чувствую, будто в животе что- то повернулось. Да больно так! Я ойкнула и присела. Ну, отправили меня домой на подводе. Растрясло всю. И ночью началось. Довез муж до больницы. Сутки мучилась. Не получается.Вторые пошли.
         -Что не получается,?!- ужаснулась Санька.
         -Да то! Поперек ты шла!
       -Как это? - онемела Санька, вцепившись руками в крышку стола.
       -Вот такое случилось. Повернулась ты  как-то, от тяжестей. И ни в какую! Акушерка, моя подруга, Александра, ничего не могла сделать. Решили тут по кускам вытаскивать.
      -Меня? Но я же живая, - с ужасом пощупала себя  за плечи дочь.
        -Взяли у отца подписку, что выбирает мать. И что он согласен.
       -Согласен? Как? Живую?, - на глазах у Саньки появились слезы.
       -Живую. Уже инструменты принесли.Мою подругу Александру диарея прохватила от страха.
И вот в последний момент она закричала:
        -Дайте, я еще раз попробую толкануть!
        -И толканула. Ты и вышла  - ножками. -
Антонида вздохнула устало.- Дак и в рубашке.
        -В какой такой рубашке?,  -заикаясь изумилась Санька.
        -Да прямо  с тем местом, где ребенок  лежит внутри матери.
- Счастливая будет, - сказала подруга Александра. Да и упала. Нашатырем отхаживали. Очень намучилась я. А она и того больше.
Да нет её уже в живых, умерла два года назад.
Вот и решай теперь, будешь имя менять. Или как? -закончила Антонида,тяжело  поднимаясь. Пошла я скотину управлять.
Санька молчала оцепенело и, внезапно вскочив, закричала вслед матери:
         -Нет! Я не буду менять. Я все поняла! Александра - это мой Ангел-Хранитель!
Я поняла, почему поперечная,- тихо добавила она.


Рецензии