Чумной доктор Глава 9

Глава 9. Рыцарь чертополоха

Слезы всегда печальны, дороги всегда длинны.


Яркий оранжевый шар плясал над кромкой леса в такт движениям лошади. Иногда вдалеке можно было различить очертания гор, но они поспешно прятались за верхушками деревьев.
Адвен ехал впереди, наблюдая за молчаливым пейзажем вокруг, следом плелась повозка аббата и несколько слуг верхом на лошадях. Дорога пустовала, а редкие пешие крестьяне опасливо косились на мрачного всадника или вообще заранее сворачивали с дороги. Адвену даже показалось, что слуги аббата тоже его боятся и держатся поодаль.
Вскоре его догнал аббат, пересев с удобной повозки на лошадь. Тучный, неуклюжий аббат уверенно держался в седле, хотя было заметно, что дальние путешествия уже не для него. Послеобеденный сон явно пошел ему на пользу, аббат приободрился, и на его лицо вернулись надменность и властность. Вот только богатая одежда, расшитая золотом, делала его больше похожим на торговца тканями или специями, чем на знатного вельможу.
– О чем грустите, мой друг? – добродушно улыбаясь, спросил аббат, когда их лошади поравнялись.
– Я не грущу. Просто еду, охраняю вас, – с печальной усмешкой ответил Адвен. – Я вижу, вам уже полегчало?
– Да, полуденный сон всегда идет на пользу, – ответил аббат. – Но лучше ты, мой друг, расскажи, как тебя занесло в эти края? И где твоя лекарская повозка?
– Стоит тут недалеко, ждет меня. Путешествовать по лесу удобнее верхом, – ответил Адвен. – Вот сопровожу вас, потом запрягу лошадь в повозку и отправлюсь дальше, в свое бесконечное путешествие.
– Понимаю, жизнь лекаря - вечная дорога. По королевству уже ходят легенды о докторе исцелителе от чумы, чудесном спасителе с эмблемой чертополоха на груди, – одобрительно кивнул аббат. – Когда я услышал эти рассказы, то сразу понял, что это ты. Ты лекарь от бога!
– Я хороший лекарь, но я не лечу от чумы, – признался Адвен. – Чуму нельзя излечить, ее можно только остановить, и это обязательно должен кто-то сделать, иначе она поглотит все вокруг.
– Чума вспыхивает то здесь, то там. Зачем ты связался с этим мором? – спросил аббат. – Неужели ради славы? Или король пообещал тебе золотые горы?
– Нет, король только дал мне возможность спасать людей от смерти, – ответил Адвен. – И я делаю это не ради славы и денег, а во имя жизни.
– Как благородно. Словно преданный рыцарь, рискуешь своей жизнью ради других, – с плохо скрываемой усмешкой восторженно произнес аббат. – Рыцарь чертополоха! Звучит. И меч у тебя есть, жаль только, лекарей не посвящают в рыцари.
– Рыцарем можно быть в душе, без титула и доспехов, – не обращая внимания на иронию аббата, спокойно ответил Адвен, – а чертополох для меня как талисман, он приносит мне удачу.
– Эх, мой друг, вот что я тебе скажу, ты еще молод, хотя и мудр. Жизнь не в подвигах, настоящая жизнь в счастье, – вздохнул аббат, взглянув на двух молодых крестьянок, идущих по дороге на встречу. – Я думал, ты уже понял это и давно обосновался в каком-нибудь приморском городке, купил дом, завел семью и живешь спокойно.
– Да, хороший совет, – задумчиво согласился Адвен, – но у меня другая судьба.
– Судьба рисковать жизнью? – возмутился аббат. – Помнится, когда я тебя встречал последний раз, с тобой была черноволосая красавица. Ух! Яркая женщина! Ты даже купил домик в Лирнге. Как ты мог бросить такую прелестницу ради холодной дорожной постели?
– Я и не бросал ее, – тихо ответил Адвен.
– Она тебя бросила? – удивился аббат. – Ну и дура!
– Нет, она меня любила, – печально возразил Адвен.
– Вот как? – недоверчиво усмехнулся аббат. – И что? Разлюбила?
– Нет, – тихо ответил Адвен. – Она умерла.
– Как умерла? Такая молодая веселая? – удивленно воскликнул аббат. – От чего умерла?
– От несправедливости, – ответил Адвен и с тоской в глазах взглянул на аббата. – Чума забрала ее жизнь. Это случилось в Тварде два года назад.
– Ах, как жаль, как жаль, – искреннее огорчился аббат. – Как это случилось?
 – Мы жили в Лирнге, я даже открыл там лекарскую мастерскую. Однажды она уехала в Твард на ярмарку, и когда я узнал, что там вспыхнула чума, то сразу отправился туда, но было поздно, – с каким-то непонятным обреченным спокойствием ответил Адвен. – Я ничего не смог сделать.
– Да, трагедия, – помрачнел аббат.
Некоторое время они ехали молча.
– Ты не горюй по поводу нее, все в этом мире непостоянно, – задумчиво сказал аббат, глядя на дорогу. 
– Я не горюю по поводу нее, печаль в моем сердце, но не в душе, и сейчас не время для воспоминаний. Я лекарь и много раз видел рождение жизни и смерть, – признался Адвен, глядя куда-то вдаль, за горизонт. – Каждый человек рождается, живет и умирает. Так устроен этот мир.
– Почему тогда ты такой хмурый? Зачем бросился спасать других от чумы? – аббат внимательно посмотрел на лекаря. – Разве это не раскаяние?
– Нет, тут дело в другом. Она умерла не своей смертью, – ответил Адвен, продолжая задумчиво смотреть вперед. – Судьба у нее была иная. Я помог тогда многим, но ее не смог спасти.
– Чума страшная вещь, уносит жизни, рушит судьбы… – согласился аббат и тоже взглянул на дорогу.
– Нет, аббат, я говорю о другом. Иногда боги посылают людям испытания, иногда люди сами меняют свою судьбу, но во всем есть свой смысл и свое предназначение. Если внимательно смотреть на мир, то можно легко увидеть все это, – задумчиво произнес Адвен. – Но там, в Тварде, чума пришла не по велению богов и не по вине людей. Было что-то иное, но я пока не знаю, что именно.
– Говоришь загадками, мой друг, – заметил аббат и настороженно покосился на лекаря. – Не каждый может понять этот сложный мир вокруг.
– Да, вы правы, – спохватился Адвен, словно сказал что-то лишнее. – Но теперь это стало моей судьбой, моим бременем – спасать людей от чумы.
– Вот видишь, – одобрил аббат. – Хоть это и надуманно, возможно, боги пожелали от тебя добрых дел?
– Нет, боги не так жестоки, – возразил Адвен. – Они не карают невинных, скорее сам дьявол правит балом.
– А как иначе, не Бог же посылает на людей великий мор? – воскликнул аббат и перекрестился.
– Всему виной не дьявол и не Бог, они никогда не действуют своими руками, – тихо ответил Адвен. – Люди всегда сами творят добро и зло на этой земле.
– Ну и мудреный ты стал, Адвен, – усмехнулся аббат. – Говоришь как проповедник. Неужели ты так убежденно веришь в Бога?
– Верю? Скорее я точно знаю! – ответил Адвен и поднял голову к небу. – Нужно быть великим мудрецом и прожить целую жизнь, чтобы понять этот мир, и все равно этого будет мало. Но даже глупец способен понять, что этот огромный мир не возник случайно, из ничего, и не мчится сквозь пространство и время в никуда. И кто создал нашу землю и солнце, и все звезды, если не Бог?!
– Ты иногда говоришь как еретик, но всегда успеваешь в конце сказать о величии Господа, – заметил аббат.
– Я совсем не хочу сгореть на костре. Но могу говорить и по-другому, – признался Адвен и с вызовом взглянул на аббата. – При нарушении мирового баланса по вине людей или иным причинам, на мир обрушиваются стихийные катаклизмы, призванные вернуть прежний баланс и гармонию в этот мир. Так, если число зверей или людей растет непропорционально, то засуха или страшная болезнь ограничивает необоснованный рост популяции, но не истребляет полностью всех представителей данного вида.
Аббат удивленно выпучил глаза, явно не зная, что ответить на столь смелые и необычные слова.
– Может, мне все-таки изъясняться проще? – с печальной усмешкой предложил Адвен.
– Ага, – кивнул аббат. – А то тебя за такие непонятные речи чего доброго сожгут на костре. Да и меня заодно.
– И я так думаю, – согласился Адвен и задумчиво посмотрел на дорогу убегающую куда-то вперед. – Все мы дети Господни. Он дал нам жизнь и направляет нас по пути праведному.
– Ага, – кивнул аббат и перекрестился. – Аминь!


Рецензии