Ябеда

Солнце уже на половину скрылось за верхушками сосен, когда Степан вернулся домой с очередного обхода.
Повесил ружье, разделся, поставил сушиться сапоги, умылся и степенно уселся за стол. Жена хлопотала по части ужина.
Хозяин дома всю жизнь работал лесником на одном участке. Он всех знал и его все знали. Уважали. Мужик был строгий, но справедливый. Понимал, когда человек сделает порубку от нужды, а когда нахально для наживы. Мзду не брал.
Внешность имел располагающую: широкоплечий,  лицо открытое, умное, глаза смотрели на собеседника доброжелательно. Говорил неторопливо и немногословно, от этого каждое слово казалось более весомым. Не курил, выпивал по случаю и в меру. Верховодил над местными охотниками, браконьерства не терпел. Нарушителей, как правило, воспитывал сам. В основном, раскаивались и проступков больше не повторяли. Правда, один невоспитуемый был. И кто? Ближайший сосед - огород в огород - Алексей, так звали соседа, промышлял тем, что незаконно пилил лес, рубил срубы бань и продавал. Вырученные деньги пропивал с дружками. Семья бедствовала.
Степан неоднократно предупреждал беспардонного соседа, но все без толку - пришлось составить протокол. Алексея оштрафовали. С тех пор и он, и его жена затаили злобу. Соседка неоднократно в состоянии подпития упрекала:
"Не по-соседски ведешь себя, Степан, не по-соседски!"
Ну что с них возьмешь.
Сели ужинать.
"Степан, а ты помнишь, что тебе юбилей грядет - полтинник скоро разменяешь?" Жена как-то оценивающе посмотрела на мужа. Как время летит.
"Слушай, а ведь это событие нужно будет отметить, гостей назвать, дети приедут."
И тут начали прикидывать, кого пригласить. Родных и близких знакомых набиралось человек около шестидесяти.
Масштабно, однако. Нужно и накормить, и напоить... Ну, накормить ладно – все свое -поросенка зарежем, заготовок в подвале достаточно. Рыбки наловим, грибы, ягоды, а вот напоить? Гуляют-то в деревне минимум два дня, да учитывая аппетиты местных мужиков - без самогонки не обойтись.
"Слушай, что мы не сельские жители? Завтра закладываем брагу, а как подойдет, возьмем у кумы Петровны аппарат и тихонечко в бане ночью выгоним. Все так делают.»
Сказано - сделано. Брага получилась крепкая, чистая. Всю ночь Степан с женой в бане гнали самогон. Получилось пять ведер крепчайшего напитка. Как говорят знатоки - на пальцах горит. Жена для улучшения аромата (не всем нравится изначальный запах самогона) решила настоять его на травах - и вкусно и полезно. Одна проблема, казалось, решена, но не тут-то было...
Для современного читателя нужно пояснить, что самогоноварение в советское время было строжайше запрещено. Каралось вплоть до лишения свободы с конфискацией имущества, статья 14,2 УК РСФСР. Как не хоронились наши самогонщики, соседка все поняла. Во-первых, ночная суета, а во-вторых, этот процесс сопровождается выделением ароматов, которые сильно контрастируют со свежим деревенским воздухом. Ошибиться невозможно.
Утром, пока неутомимые труженики еще спали, мстительная жена Алексея направилась в соседнюю деревню, где была почта и следовательно был телефон. Некоторым читателям, наверное, не совсем понятно, но телефонов не было не только в домах, но и в отдельных глухих деревнях. Придя на почту, она позвонила участковому и подробно рассказала о ночном процессе, предположительно назвав количество произведенного продукта. Над будущим юбилярам нависла огромная темная туча...
Заведующая почтой приходилась дальней родственницей жены Степана. Услышав разговор с участковым, оно опрометью бросилась домой, окликнула сына и объяснила ему ситуацию. Тот вскочил на велосипед и изо всех сил, налегая на педали, помчался к леснику. Тем временем, недоброжелательница решила в этой деревне дожидаться участкового. Зашла в семью, затем пошла к знакомой, дом которой стоял возле дороги и проехать мимо было невозможно.
Участковый, один на весь сельсовет, ездил на лошади. В подобные экспедиции брал с собой общественников, а иногда кого-нибудь из сельсовета.
У лесника тоже была, можно сказать, служебная лошадь, на которой он ездил то в телеге, то в седле.
Получив пренеприятнейшее известие, он быстро запряг лошадь, погрузил самогон и средства производства, и отвез все это в лесную глушь, где еще с войны остались землянки партизан.
Вернувшись домой, распряг лошадь, все привел в порядок, а затем снял с чердака пятилитровую стеклянную бутыль, вымыл от пыли и наполнил водой из бочки, куда стекала дождевая вода с крыши. Вода была застойная, несвежая. Жена с удивлением смотрела на его действия. Степан задвинул бутыль под кровать, сел за стол и первый раз за день улыбнулся.
"Мать, давай поедим!"
Спустя какое-то время возле дома остановилась телега. С нее сошли трое мужчин во главе с участковым и доблестная заявительница. Она вся светилась. Наконец-то судьба предоставила возможность поквитаться с вредным лесником.
Участковый достал из-под сена автомат ППШ и трое мужчин вошли в дом.
"Здравствуйте. Степан Федорович, поступил сигнал, что Вы самогонку гоните"
Участковый обращался с лесником на Вы и по имени отчеству, хотя были они давние приятели. Но служба есть служба.
«Боже упаси, Михаил Спиридонович! Кто такую чушь мог сказать?"
"Ну чушь, не чушь, а мы должны у тебя тут посмотреть", произнес участковый, не поднимая глаз на хозяина. Лицо пошло красными пятнами. Было видно, что ему неприятно обвинять уважаемого человека.
Осмотрели дом, подвал, чердак, сарай, хлев. Один из старательных общественников попросил убрать собаку, чтобы поверить собачью будку. Ничего.
"Степан Федорович, выдай сам, отделаешься штрафом, обещаю."
«Так выдавать же нечего, Михаил Спиридонович.»
Тот же старательный повторно посмотрел на печке, заглянул в чело, посветив спичкой, пусто.
Встал на колени, залез под кровать. Оттуда донесся ликующий возглас: "А говорил нет!"
Испачканный в пыли, но счастливый, ярый борец с самогоноварением вытащил на свет стеклянную бутыль, наполненную слегка мутной жидкостью.
"Ну что теперь скажешь?"
"Да не самогонка это, мужики! Хотите - попробуйте!"
Хозяин взял большую алюминиевую кружку, которая стояла возле ведра с водой, налил из бутыли и все трое по очереди из нее понемногу отпили. Поморщились - это что-то несвежее, но не самогон - факт.
"Что это у тебя, Федорович?"
Тон у участкового потеплел. Степан сделал пол оборота в сторону образов, висевших в переднем углу, как и во всякой русской хате, и истово перекрестился.
"Царство небесное, теща, когда померла, то знающие люди посоветовали собрать воду, которой ее обмывали. Ноги  меня побаливают, хожу много, вот и натираю - помогает…"
Незваные гости столкнулись в дверях друг с другом. Не все успели выскочить на улицу. Чистило их до зеленых сгустков. Заявительница, которая все это время оставалась на улице и ждала, когда поведут лесника под конвоем, убежать не успела. Бумага не выдержит, если изложить все то, что было ей сказано... Вдобавок ее оштрафовали за ложный донос. Юбилей у Степана состоялся. Было много народа, было весело, был и участковый.
Соседки не было... А могла бы быть, если бы была человеком...


Рецензии
Прекрасный рассказ !!!
Спасибо за позитив !!!)

Валерий Махатков   13.01.2021 11:27     Заявить о нарушении
На это произведение написано 8 рецензий, здесь отображается последняя, остальные - в полном списке.