Путешествие в Тамбов и Тарханы

«ОН РАНЬШЕ ГОРОД БЫЛ ОПАЛЬНЫЙ…»

            Тамбов на карте генеральной
            Кружком означен не всегда,
            Он раньше город был опальный,
            Теперь же, право, хоть куда…

                (М.Ю.Лермонтов)


      Здесь муж Саша отдыхал в детстве и хотел посмотреть старые места. Он меня давно уже приглашал в Тамбов, а я всё не ехала, хотя причин для визита оказалось достаточно много.

      Во-первых, у меня в Тамбове образовалось три виртуальных знакомых: сёстры-близнецы Ирина и Марина с Фикбука и Татьяна-библиограф с ветки любительниц сериала «Институт благородных девиц». Все очень интересные, и нас объединяет увлечение творчеством артиста Александра Арсентьева.
    
       А во-вторых, в Тамбовском институте благородных девиц начинала учиться моя бабушка Анна Николаевна.

      
                ТАМБОВ

       Выехали из дома в воскресенье, 20 сентября. Более 460 километров проехали,  и через шесть часов были уже в Тамбове.

       Понедельник был посвящён интереснейшим местам. Новая знакомая Татьяна нам устроила экскурсии и беседы в Тамбовском университете, а также показала, где находится архив, в котором можно заказать документы о предках.

      Прежде всего, мы пошли в музей Тамбовского университета, посмотрели залы, посвящённые тамбовскому образованию, институту благородных девиц, где училась моя бабушка. Заведующая Надежда Николаевна расспрашивала меня, что мне бабушка рассказывала о Тамбовском ИБД. У меня прямо целый бенефис получился.

      Затем мы попали в архив к Татьяниной знакомой Галине Ивановне и заказали, представляете, личное дело моей бабушки! Но там было немногое: бабушка училась всего полгода. На обратном пути я изучила восемь листов личного дела. Очень интересно, прикоснулась к истории.
 
       В архиве сохранилось 25 личных дел учениц бабушкиного класса. Есть личное дело бабушкиной подружки, фотография которой у меня есть. И там можно было почитать послужной список её отца, свидетельство о крещении девочки в полковой церкви. Жаль, что бабушкины документы были отосланы в Белостокский институт (правда, она там не училась, а попала в Петербург, на Фонтанку) и в Тамбове не сохранились.

       Посмотрела список класса, известные фамилии: Огарёва, Вадковская. Алопеус – из финских шведов. Я раньше слыхала эту фамилию. Тер-Нерсесова Сатеник – армянка, очевидно. Но они православные. Корбут - однофамилица или родственница знаменитой гимнастки. И, что интересно, в классе аж две Ариадны! 1902 года рождения. Модное было имя.

       День завершился очень насыщенной экскурсией в музей потрясающего человека, Юрия Кирилловича Щукина, на медицинском факультете ТГУ. Он врач, преподаватель медфакультета Тамбовского университета. У него интересный музей, кунсткамера  с медицинскими препаратами, заспиртованными, в формалине и проч. Щукин интересно рассказывал на душераздирающих примерах о том, как нелепо может окончиться жизнь. После этого Васильич мне не разрешал рассасывать леденец во время движения на машине: вдруг не в то горло попадёт! Девочкам-первокурсницам медфакультета во всех подробностях описывал, как происходит аборт. И правильно, им надо это знать и осознавать все последствия.

        У Щукина вышло 37 книг по краеведению, большинство в соавторстве с другими. Он потихоньку создал небольшой музей вещей, связанных с институтом благородных девиц. Страшно интересно. Даже балясины чердачной лестницы и кирпичи старинной кладки, альбомчики с песнями и пожеланиями, медицинские приборы того времени, волшебный фонарь с лампочкой накаливания и проч. Обувь воспитанниц, нарукавнички, физические приборы для уроков, альбомчики со стишками и проч. Я пофотографировалась в здании, с памятником институтке.

        Проехали с Сашей в Периксу, деревню на окраине Тамбова, где он раньше отдыхал, с 1973 по 1979 годы. Всё застроено, заросло, запущено… Пляжа нет, нет даже подхода к реке. Печально и плохо. НарушИлось всё.

                ТАРХАНЫ

       Во вторник мы направились в Тарханы к Лермонтову и были там до субботы.
Тарханами называли перепродавцов-коробейников, тарханить – значит «спекулировать».

       200 км от Тамбова. Здесь осень, прохладнее, чем в городе. Воздух свежий, чистый, деревенский. Всё близко друг от друга.
 
       Похоже на Болдино, не на Михайловское. "Где нивы светлые, где тёмные леса?" – вспоминается пушкинский вопрос. Леса есть, но ближе к Тамбову. Чернозёмные поля, степные пейзажи. Аллеи, пруды, барский дом. Я была поражена его небольшими размерами. Хотя 30 шагов на 24 – не так уж и мало, 120 кв.м. примерно, да ещё и второй этаж.

       В первый вечер мы погуляли немного по парку, посидели на зелёной скамейке, похожей на онегинскую. К половине седьмого уже солнце село.
Погода жаркая, но всё равно кругом листья жёлтые, они опадают. Золотая осень. Прекрасная погода! Небо чистое, голубое!

       В среду ходили на экскурсии. Вначале вводная экспозиция о Лермонтове в здании гостиницы (там и касса), чтобы напомнить факты жизни и творчества великого поэта. Потом пошли в главный дом, в церковь Марии Египетской, в избу ключника и проч. Экскурсовод много знает, не сбивается при расспросах, однако она сказала, что «Княгиня Лиговская» – продолжение «Героя нашего времени». После «Героя» уже ничего не будет: Печорин умер.

       Вечером пошли в церковь Михаила Архистратига, на могилу Лермонтова. Цветы возлагаются централизованно, такой демократии, как в Святогорском монастыре, нет. Церкви названы по именам Машеньки и Мишеньки – единственных дочери и внука Елизаветы Алексеевны Арсеньевой.

       В пятницу ещё раз погуляли в Тарханах, ходили к дубу, в дальний парк, на место воинственных игр Мишеньки с деревенскими ребятишками. У него было два холма с рвами и валами, где удобно устраивать крепости, а потом штурмовать их двумя армиями. Сосновая аллея очень красивая, беседки, белые кружевные мостики над прудами. Молодые плодовые деревья.

                АПАЛИХА

       В четверг в музее был санитарный день, и мы поехали в Апалиху – бывшее имение родственников и друзей Лермонтова и его бабушки Шан-Гиреев, в трёх верстах от Тархан. Там сохранился только парк. Похоже на Тригорское:  липы на склонах, речка, аллеи. Но, в отличие от псковских краёв, – много вётел. Грустно смотрятся остатки фундамента на месте усадебного дома. Великолепная элегическая атмосфера как нельзя лучше передаёт печаль этого места.

       Прекрасные деревья, настоящая золотая осень. Жарко было!
Молодые ряды яблонек и вишенок заставляют вспомнить: «Мы насадим новый сад, лучше прежнего! Вся Россия – наш сад!»

                БЕЛИНСКИЙ

       В Белинском – бывшем Чембаре, это тоже не так далеко на своей машине, – посетили интересный музей В.Г.Белинского, послушали экскурсию. Там три здания, где можно посмотреть экспозиции о великом критике.

       В здании уездного училища позже была устроена церковь для встречи Государя императора, так что там такой зал роскошный (в деревенском смысле) посреди помещения.

       Усадьба родителей Белинского, деревянный дом с обширной террасой для приёма посетителей (отец был доктором, неподкупным человеком, поэтому небогатым) тоже очень плотно обставлена экспонатами. Наверху башенка, в которую помещается один человек. Можно забраться и посмотреть на окрестности сверху.
И в третьем, каменном здании – литературная выставка.

       Мы взяли общую экскурсию. Нам рассказали о годах детства Белинского, его учёбы в уездном училище, о семье, о папе и маме, затем о Московском университете, о сотрудничестве с передовыми литераторами, о  Лермонтове, о Пушкине, о Гоголе, о Тургеневе… Упоминаний о статьях Белинского о Пушкине и Лермонтове мне не хватило… Хотелось бы больше вспомнить.

       Из Белинского поехали в какую-то Куваку, где граф Воейков открыл источники живой питьевой воды. Но мы опоздали на экскурсию, и нас не пустили уже, мы поехали домой. Вода продаётся в местных магазинах. Вкусная. У нас ещё пятилитровка стоит в кухне.

                ПОИМ

       В субботу проездом в Тамбов зашли в краеведческий музей села Поим. Он начинался как школьный, и там много всего собрано с большой любовью к истории и землякам. Старообрядческое село, до 19 тысяч населения было, а теперь всего три тысячи. Но школа есть, садик – и то хорошо. Понравилось, что нам провели там экскурсию, всё рассказали про село, про экспозицию, про замечательных людей посёлка.

                ТЕАТР

        В Тамбове устроились в гостиницу и отправились в театр, на Островского, «Свои люди – сочтёмся!» Мы сами играли в Одинцовском любительском театре Большова и Аграфену Кондратьевну, так что на этой пьесе «собаку съели», но всё же пошли посмотреть, а как это в Тамбове играется?

        Театр открыл 229 сезон. Здание меня поразило своей роскошью. Я ходила, разинув рот, и фотографировала. Туалет – хоть балы устраивай, не говоря о фойе и буфете. В буфете цены демократические. Бутерброд, к примеру, 30-50 р.

       В фойе выставка, посвящённая артистке театра – знаменитой Татьяне Еремеевой из Малого. Её фамилия была Битрих, и в 30-е годы она подверглась репрессиям. Мама говорила, что Еремеева одно время играла в Устюге в театре, о чём, кстати, и здесь упомянуто было, в Тамбове. А мы её видели году в 1993, не раньше, в спектакле «Волки и овцы» Малого театра, её «Я уж, да уж… Где уж мне уж…» запомнилось на всю жизнь. Её не забудешь! Это сколько лет ей было? 80? Если она 1913 года рождения. Потрясающе. Хотя вот Быстрицкой уже под 90, и она тоже играет! А Вера Васильева!

       Места у нас были во втором ряду партера в середине, видно было прекрасно.
Я, честно говоря, ожидала другой спектакль, потому что название его изменено на «Аферисты», а в аннотации я прочитала так, будто это «пластический спектакль». Я думала, что будет что-то вроде «Отелло» в Вахтанговском или в том же Пушкинском – «Дама с камелиями» режиссёра С.Землянского.

       Постановка была точь-в-точь, как в Мытищинском театре «ФЭСТ». Постановщик тот же – Владислав Константинов, а художник-сценограф тоже Борис Голодницкий, как и в Мытищах. Так же вначале приказчики возили Липочку в неглиже на тележке, так же маменька глупо переспрашивала: «Чего это?» и проч. Поэтому было немного скучновато. Спектакль отличался от того только актёрскими работами.

       Васильичу показалось, что игра с налётом провинциальности. У меня разные впечатления.
Я так и не поняла, что за актёр играл Подхалюзина (возможно, Сергей Ключников всё-таки), ¬– он мне больше всего понравился. Живой человек, не злодей и не добряк. Своя рубашка ближе к телу – это да. И сам по себе артист очень симпатичный.

       Рисположенский понравился своей неожиданностью. На словах о водочке он вначале отыгрывал непьющего, но потом стало понятно, что это алкоголик законченный и беспробудный. Так же, как в Мытищинском театре, показалось, что зловещие приказчики в конце убили Сысоя Псоича.

       Маменька с плоским широким лицом тоже ничего, хотя не очень похожа на московскую купчиху. Отношение, оценка, живые интонации в хрестоматийных строчках Островского – всё понравилось.

       Купец не взаимодействовал, слова забывал, хотя он один на этой роли у них. «А позвать сюда Лазаря!» - Все: «Да Лазарь тут!»  - «А, Сысой Псоича!» Не понравилось, что и купец, и приказчик были без бород.

       Липочка старовата, даже слишком. Хотя в последних костюмах – на помолвке и после свадьбы – она была нарядна, прелестна и женственна.

       Устинья Наумовна напомнила Юлию Гусеву в роли Аси Черневской. Такое же плоское и малоподвижное лицо, такие же глаза, и интонации похожи. Не очень убедительная сваха.

       И для меня было непривычно, что Устинья и Рисположенский вообще не пересекаются, даже в сцене свадебной пьянки: «Врёшь, не уйдёшь, проволочная шея!» В нашем спектакле их играли муж и жена, режиссёр и художественный руководитель, так что их взаимодействие было ярким и впечатляющим.

       На тамбовском спектакле вспомнились слова Ирины Лесной о нашем с одинцовскими спектакле: «Кажется, будто побывала на очень красивой свадьбе, и, несмотря на то, что Подхалюзин и Олимпиада бессовестные, эта пара оставляет ощущение чего-то красивого». Так и здесь мне показалось. Роскошные туалеты мадам Подхалюзиной, розовый сюртук Лазаря… 

       Расходясь из театра, молодёжь ворчала: «Знали бы, что по Островскому, не пошли бы!» А зря! Очень педагогическая и насквозь современная пьеса. Если что не дошло до публики, в этом и постановщик виноват, и некоторые актёры. В целом, нам спектакль показался недостаточно внятным. Сверхзадачи не прослеживается, на мой взгляд, да и Васильич согласен.

                ДУШЕЧКИ

        Библиотекарь Татьяна оказалась очень милым и простым человеком. Это только в сети она очень сильно важничает. Живёт в частном доме на окраине, у неё свой сад есть. Яблоками угощала и мяты дала с собой. Очень много знает, много показывала и рассказывала интересного.

        С Ириной и Мариной не успели наговориться. Их мама домой быстро позвала. А они, хотя им и по тридцать лет, такие деточки, сразу послушались.

        Татьяна им подарила диски с 90 сериями «Института благородных девиц», так как они были изначально увлечены «Адъютантами любви», А.Арсентьевым, его героем из «Адъютантов любви» – д'Арни, – но не нашим любимым сериалом. А теперь «нашего уланского полку прибыло», как сказали виртуальные душечки в нашей группе на Фейсбуке: Ирина и Марина начали смотреть и «Институт благородных девиц». Сейчас уже больше половины посмотрели.

        Мне понравилось, как мы встретились, погуляли по улицам Тамбова, увидели здание бывшего Тамбовского Александринского института благородных девиц, памятники. Мы погуляли около фонтана со светомузыкой. Даже в Москве я такого не видела. Много и взахлёб говорили о различных ролях нашего любимого артиста, я, важничая, рассказывала, как брала у него автограф и фотографировалась с ним. Я оказалась вся в подарках!

         Душечкам в моём лице понравилось дарить подарки Арсентьеву, и они (я) решили повторить. Поклонницы д'Арни сильно настаивали (до того что я прониклась), что Александр собирает пивные кружки и не стоит ли её ему подарить! Я сама по себе подумала бы, что не нужно лезть с кружкой, что небось у него их - "целая куча - во!" (цитата из «Доброго человека из Сезуана», так персонаж Арсентьева, Янг Сун, говорит о друзьях). Однако раз настаивают – другое дело!.. Короче, мимо пивной кружки с тамбовским волком и я не смогла пройти. Сами девочки открытку для него подписали.

                МУЗЕЙ КУПЦОВ

       В воскресенье пошли с душечками в музей Асеевых. Это купцы, промышленники, суконщики, которые построили в Тамбове особняк в стиле модерн, архитектор Лев Николаевич Кекушев. С 1905 г. там жили купец и его жена с восемью детьми.
В 1912 году, одновременно с моей бабушкой, точно две дочери Асеева учились в институте. Софья в выпускном классе и Надежда – помоложе. Это я в архиве мельком нашла такие сведения.

        В 1915 году получили потомственное дворянство и Асеев, и его жена, и дети. Но толком воспользоваться всеми преимуществами не успели. Их выселили в 1918 г., и они уехали в Сербию.

        Потом в доме был санаторий для туберкулёзников и тут же детский санаторий, и никто не заморачивался возможностью заражения. Только в 2009 году начали реставрацию особняка, год назад музей открыли.

        Роскошные интерьеры, высокие потолки, плафоны расписаны, крепкий паркет, который за сто лет эксплуатации не испортился. Живопись на холстах, приклеенных к стенам. Буфет в стиле неоренессанс. Резьба, решётки поверх цветных витражей. Кресла в стиле Луи-Филиппа.

        Из приёмной можно пройти в кабинет хозяина. Там он принимал посетителей. Коллекция бюстов российских императоров. Встроенная мебель. Швейцарские напольные часы вызванивали гимн «Боже, царя храни!», они указывают дату, ходят до сих пор.
Белый зал с позолотой. Паркет с рисунком «ступенечками», как прокомментировали нам, «три Д». Зеленоватые портьеры, мраморные бюсты героев и красавиц. Светильник – фигура девушки с букетом из цветов с лампами на концах длинных стеблей. Диван с картиной на спинке.

        Женская гостиная в стиле рокайль. Сетка по карнизу – характерный для стиля элемент декора. Зеркало для женщин – в стиле барокко, резьба с позолотой, очень пышно,  дорого, богато. Уютные кресла, диванчик на низеньких ножках, с невысокими спинками и подлокотниками такой же высоты. Канапе в эркерной зоне. Деревянные элементы мебели покрыты крупной непрорезной резьбой. Мебель, стулья в стиле «русский классицизм», обивка бархатная вердепешевого цвета, зеленоватая, по форме – скруглённые четырёхугольники несколько неправильной формы.

        В мужской половине дома – бильярдная комната, в ней посредине потолка люстра в 8 рожков в линию, для освещения стола. Охотничьи трофеи, двухметровая фигура медведя, добытого самим хозяином. Когти острые, большие. Асеев был членом Императорского охотничьего общества. Страстный охотник.

        Скульптура «Джигитовка» скульптора Лансере: коневодство – ещё одно увлечение хозяина дома. Каслинское литьё мелких скульптур. Ломберный столик – играли в карты. Светлые, серовато-бежевые стены, фотографии на них.

        Столовая для взрослых (детей кормили отдельно в малой столовой): ковка, чеканка на люстре, на стеновых панелях, на буфетах. Очень красиво, художественно всё оформлено. Из столовой можно было выйти на открытую веранду, типа большого крыльца с деревянной отделкой, резьбой. Там обедали в тёплое время года.
В доме были вода, канализация, электричество, телефон.

        Короче, всё замечательно, роскошно, но мне не очень понятен пафос музея. Что он прославляет, чему учит, каков посыл, какова, наконец, «сверхзадача»? Я всё рассматривала и записывала: авось, для фанфиков пригодится!

                ПРОГУЛКА ПО ТАМБОВУ

        После экскурсии мы прогулялись по набережной реки Цны. Цна, между прочим, происходит от «Десна» (правая, правый приток, правая по ходу славянского племени река), «Дсна», «Тсна» и «Цна». И опять вышли к бывшему институту благородных девиц. Зашли с Ириной и Мариной в художественный музей, а Васильич с Татьяной прошли в парк. Мы посмотрели выставку украшений из камней, я что-то купила для себя и в подарок.

        В галерее есть интересные картины, портреты, скульптуры. Жанровые сценки напоминают любимый сериал и ту эпоху. «Перед венчанием», как будто Сонечка с мамой перед помолвкой с Хованским; «После венчания» – молодая жена, фата сброшена и смята, старый муж смотрит на неё с определёнными мыслями, а она как перед казнью. «Семейная сцена»: девочка в чёрном платье с пышным бантом в причёске «татьянкой» и вокруг талии тоже широкий пояс, завязанный сзади на пышный бант, играет на пианино, её слушают старая няня и мама с кругами вокруг глаз, в трауре. Молодая женщина больна, и муж скончался – сплошное горе.

       После обеда в кафе мы зашли ещё в выставочный зал, где я нафотографировала военные награды Российской империи. 

       В понедельник с утра ходили в архив. Купила в магазине халатики, салфеточку, затем в кафе с Татьяной ели пирожные. На закате Васильич читал стихи, я даже спела маленько Татьяне.

                М.Д.СКОБЕЛЕВ

      Обратно из Тамбова в Москву ехали долго, завернули в усадьбу «белого генерала» Михаила Дмитриевича Скобелева, который под Плевной одно время командовал 16 пехотной дивизией, где служил мой прадед Н.М.Кутневич.


      Приключением было проехать несколько метров по полю, по тракторной колее. Это самая граница, на переезде из Тамбовской в Рязанскую область. Со стороны каждой области дорога есть, ведёт к райцентрам, а между областями грунтовка, на самой границе – просто поле распаханное, кукуруза растёт. Чтобы объехать по дорогам, надо сделать крюк вёрст в 150! Потрясающее российское… не знаю как назвать.

      Обидно, что во вторник в музее был как раз выходной, но мне было главное – проникнуться атмосферой места. Место печальное, осеннее. Всё усыпано листвой. Клёны в основном, каштаны, липы, ясени...

       Осталась в Заборове церковь, осталось здание школы, в которой расположен музей. На месте усадебного дома – стенд с планом. Большой дом, двухэтажный, много комнат.

       На схеме указано место захоронения любимого генеральского коня Геок-Тепе. Очень трогательно.

       Резной деревянный крест, посвящённый павшим воинам. "Не нам, не нам, а имени твоему".. "В память русских воинов, ветеранов Великой Освободительной войны, 1877-78 гг., спящих в этой земле, поставлен и освящён сей крест, 25 июля 1990 года, имена же их Ты, Господи, веси". Богадельня была тут, "Дом Инвалидов" по-скобелевски.

       Ну, а потом потихоньку, через объезд Рязани, доехали до своего Волгоградского проспекта. По дороге купили деревенскую картошку. В Зеленинских Двориках, на повороте к Константинову есенинскому, я проголодалась, и купили пирогов.

      


       КОЛЛАЖ. Открытка «Привет из Тамбова». Вывеска на здании института; альбом институтки; я в вестибюле около памятника институтке. Мы с историками около бюста Г.Р.Державина в Тамбовском госуниверситете; я с девочками около дворца купцов Асеевых; сам дворец. Васильич в Тамбовском драмтеатре; Тарханы, дом; я в Тарханах за кроснами; г.Белинский, дом Белинских; Васильич в театре. Три фотографии – Апалиха около Тархан, усадебный парк; бюст М.Д.Скобелева в усадьбе Заборово, между Тамбовской и Рязанской областями.


Рецензии
Прекрасное путешествие. Рада за вас. Вот не хватает фотографии Татьяны в яблоневом саду. Новых приятных путешествий вам!

Татьяна Азарова Плесовских   30.08.2016 15:54     Заявить о нарушении
Татьяна против размещения своих фотографий в сети.

Наталья Ромодина   30.08.2016 18:27   Заявить о нарушении