Лекарства

Подарил мне сын   сумочку с армейским сухим пайком.  Содержимое в виде тушенки, галет и концентратов закончилось, а  брезентовая   упаковка осталась:   аккуратная,  прямоугольная сумочка защитного цвета  с молнией,  размером с визитку.  В таких   обычно водители хранят документы, и  я ее выбрасывать не стал.
Сам я уже в том возрасте, когда    лекарства  становятся  обязательными спутниками по жизни.  И вот два десятка аптечных наименований получили место в новом общежитии.  После очередного посещения врача  к ним  добавлялись новые, перемешиваясь по срокам хранения,  размерам, цветам  и упаковкам.  Иногда приходилось   делиться запасами с окружающими,  при этом  меня всегда смешили просьбы дать таблетку  «от головы».  Я обычно  спрашивал: -  Сильно мешает?
И получал серьёзный ответ:
- Мучает зараза,  сил нет.
Причины,  вызвавшие головную боль,  обычно никого   не интересовали.  Главное - устранить последствия.
Но это неважно,   вернёмся  к моей сумке.
  Некоторые таблетки,  потеряв собственную упаковку,  катались по всему пространству, забиваясь в дальние углы.  И только по цвету и размерам можно было,  хотя бы приблизительно  определить их названия.   Одним словом,   бомжи. Но я приспособился   и никогда не ошибался  в назначении таблеток,   потерявших опознавательные знаки.
Один  из скитальцев,  Анальгин в мятой,  серой,  выцветшей  от времени обертке однажды не выдержал:
- Граждане жильцы, пропустите меня вперёд. Измучился я уже тут тереться  между вами. Я самый старый из вас, имейте уважение к ветерану.
Пенталгин в ответ рассерженно зашуршал в  новой, яркой упаковке:
- Ну,  ты,  снятый с производства,  затихни! Ты вредный для здоровья. А вдруг наш хозяин от тебя загнётся? Кому мы тогда  будем нужны?
- Может,  я  когда-то  и был вредный, но срок хранения давно истек и   во мне уже не осталось той силы, что была раньше. Самое большее  - это хозяин получит расслабление желудка.  И не нужен будет новомодный   Мизим .   Можно сказать, он тут лишний.
Мизим сразу обиделся:
- Я, между прочим,  красивый и одобрен  минздравом, а уж сколько  рекламы в мою честь по телеку,  где я  облегчаю  состояние переевшим!
Тут из угла подал голос   Иммодиум:
- Очистка организма – это хорошо.  Но у хозяина язвы. Одна грушевидная и  две целующиеся.    Знаете, чем заканчиваются поцелуи?  Детьми.  Много мелких язв от Анальгина -  и уж точно наш хозяин попадёт в больницу.  Зачем мы ему тогда? А если  не дай бог…
-Нет, нет, -   дружно перебили   его лекарства,  тревожно шурша своими упаковками. И на всякий случай  задвинули Анальгин на самое дно. 
Зашевелился  Омепразол,  играя на свету  алюминиевой  капсулой:
- Давайте я подлечу хозяину язву, тогда  и остальным работа найдется. 
-  Вы думаете, если исчезнет проблема с желудком, он вдруг захочет принимать  валидол? -  заговорили самые крупные таблетки в сумке
- Разве что от печали по  ушедшей язве.
- Всё это пустые разговоры,   – заявили таблетки от давления:   – Нас он как  принимал ежедневно, так  и будет принимать.
- Ну,  не скажите, -  заявил Цитрамон:  - В последнее время наш больной  записался на курсы йоги.  Так что вы, Нолипрел,  скоро можете остаться без работы. А вот я всегда нужен.  Беспричинная  головная боль была, есть  и никуда не уйдёт. В последнее время он даже увеличил дозу,  и это нас радует.
- Не радовать это вас должно, а настораживать,  – ехидно заявил  Спазмалгон:  - Увеличение дозы говорит  о том, что вы становитесь  бесполезны.  Наверное,  не от хорошей жизни он недавно пригласил меня, хотя  моя стоимость  гораздо выше цитрамоновой.
Тут проснулись самые чёрные  таблетки в сумке,  Активированный Уголь:  - Коллеги,  вы совершенно справедливо  бьётесь за место под солнцем,   но кто-нибудь заметил, что мы всё меньше и меньше пользуемся у него спросом? Вспомните,  скоро уже неделя, а  он ничего не принимает.
Лекарства зашуршали,  подтверждая сказанное.
И сразу напряглась  упаковка бактерицидных пластырей: -
- Что,  разве вы не знаете,   он в отпуск собирается ехать,   на озеро,  и жить там в палатке. По утрам начал делать зарядку, ходит в фитнес клуб. Скоро всем вам придёт конец,   или в крайнем случае  просрочка. Всем, кроме меня!
Таблетки загалдели, не соглашаясь с пластырем.
Бальзам вьетнамский приоткрыл крышку и что-то хотел сказать, но все зашумели на него:
- Вонючка  азиатская,  закройся,  без тебя душно!  Ты только и можешь, что  жжением и запахом отгонять микробов. Которые  всегда возвращаются в химзащите и противогазах,  а нам потом с ними бороться!
Таблетки   сильнее занервничали,  предчувствуя  беду,  с которой пока не ясно,  как бороться, но что-то же нужно делать.
  Потому что все свои болезни  хозяин  усердно собирал и лелеял.  Некоторые получили  высший статус и называются хроническими, то есть приобретёнными на всю оставшуюся жизнь. И невозможно бросить его в опасности без помощи.
Валидол глубоко вздохнул:
- Поживём - увидим,  а пока давайте  отдыхать и надеяться на лучшее.  То есть, что  мы ещё пригодимся. 
Таблетки  притихли и задумались.
В тут комнату зашел  человек и открыл молнию на сумке.  Лекарства  с надеждой  напряглись в своих упаковках.
 Человек закашлялся и чихнул.
 Для них ещё не всё потеряно.


Рецензии
Интересный рассказ. Мне как врачу было интересно почитать. Спасибо Вам. Не знал что таблетки разговаривают.

Залимхан Абдулаев   13.02.2017 00:14     Заявить о нарушении