Звезды падают вверх... гл. 7 окончание

 

                7.


     Артиллерийский дивизион  майора Мартынова вошел в деревню Обручи в пять часов пополудни. Сам  командир вместе с ординарцем и связистом старшим сержантом Черновым остановились у опушки леса напротив  белорусской хаты у самого края деревни. Внимание майора привлек копошившийся у калитки  карапуз.   Он нагибал ветки кустарника, пытаясь отыскать на них  засохшую прошлогоднюю ягоду. Исхудавшее лицо мальчика было испачкано золой.
     — Слышь, Чернов,  — обратился командир к  сержанту из  роты связи, — пойди,  расспроси пацана, что к чему. Что-то не нравится мне здесь:  дома стоят, а живым духом не пахнет.  Деревня как будто вымерла. Не уж то все жильцы двинулись  в лес, к партизанам?
     Связист поправил пилотку и,  сделав несколько широченных шагов, оказался у  калитки рядом с ребенком.  Мальчонка не проявил ни капли беспокойства при виде незнакомого человека.  Он держал  во рту палец  и  с любопытством поглядывал на советского солдата. Уж очень мальцу  приглянулась   начищенная до блеска  пряжка  со  звездочкой на солдатском ремне.  Такую звездочку  ему  показывала мама, и мальчик,  хотя и коряво, уже умел ее рисовать.
     —  Как звать  то тебя, орел? —  нагнулся к ребенку   старший сержант.
     —  Ильюшшша, —  ответил   мальчуган. Букву «ш»   он  научился выговаривать  совсем недавно,   старался произносить  ее  правильно,  поэтому шипящий звук выделялся из других звуков.
     —  А по фамилии тебя как кличут?
     Тут Чернов опомнился, что говорит  с малым ребенком и похлопал себя по карманам. Залежалого куска сахара в них не нашлось, зато связист обнаружил завернутый в носовой платок кусок ржаного сухаря.
     Мальчонка  схватил горбушку, и принялся жадно ее грызть.
     —  Так как твоя фамилия?
     — Малыш  что-то нечленораздельно прошепелявил  в ответ, и солдат попросил его повторить.
     —  Шшшварц  – моя фамилия!  Я –  Ильюшшша  Шшшварц. Понял? А папа мой  – Роман Шшшварц. Понятно?
     —  Значит, Шварц, говоришь?
     —  Да! — улыбнулся мальчуган. — А маму зовут Ганна. Папа мой на войне, а мама ушла на работу и не вернулась.   И кушать нет…
     Ильюшка доверчиво прижался к солдату, обхватив ручонками его за ноги.
     —  Я даже боюсь в дом заходить,  — признался он. — Там холодно и мыши. Дяденька, вы не оставите меня здесь одного?
     У старшины Чернова, тридцатилетнего чернявого красавца,  захолонуло сердце. В  левом кармане гимнастерки бережно хранилась карточка его родного  сынишки.  Фотографию на фронт прислала  жена Тамара.  В начале  войны семья Чернова  успела эвакуироваться за Урал.  Старшина опустил руку на белесую голову мальчика,  провел по   волосам.
     — Стало быть, мы с тобой –  однофамильцы. Моя фамилия – Чернов,  и твоя,  в переводе с немецкого языка,    тоже   обозначает:  «черный цвет». Значит, брат, мы с тобой –  родственники, и  никуда нам друг от друга не деться.
     — Ах, да. Я забыл представиться: Чернов Андрей Пантелеевич –  гвардии старший сержант.  Прошу любить и жаловать! — Сержант  шутливо приложил руку к пилотке: — Честь имею!
     — Вот окончится война,   сменю я военную гимнастерку на брезентовую робу сталевара.  И начнется мирная жизнь.   До войны ведь  я,   братец,  металл  варил.  Как ты думаешь, что мне больше идет: военная форма или рабочая спецовка?
     — Конечно,  форма! Она такая красивая…  — Ильюшка мечтательно коснулся  звездочки на пряжке солдатского ремня.
     Вокруг связиста и маленького мальчика уже стали собираться солдаты и офицеры. Каждый из них старался чем-то угостить мальчика.  Увидев в руках у одного из солдат  ракетницу,  Ильюшка заинтересовался:
     —  Дядя, а что это  у тебя за игрушка?
     Чернов перехватил взгляд сослуживца, и тут же ракетница оказалась в его руках.
     —  Ты настоящие звезды, когда-нибудь видел,  сынок?
     —  Только в темноте и на небе, —  отозвался малыш.
     —  Правильно, гвардеец!
     Чернов взял  ребенка  на руки и загадочно посмотрел ввысь.
     —  Давай  вместе зажжем  звездочки на небе,  — сказал он.

     Повернув ракетницу вверх, связист вырвал запал. Раздалось легкое шипение, и сотни маленьких юрких звездочек устремились в  сумрачное небо, и уже в воздухе дружно взорвались ярким, разноцветным фейерверком.
      —  А почему звездочки падают вверх?
      Глазки Ильюшки сверкали от любопытства. Он ждал ответа от своего однофамильца.
      —  Как тебе это объяснить, парень.   Представь себе, что  маленькие звездочки, летящие  вверх, это –  людские души.  Еще вчера они были  советскими солдатами и защищали нашу родину. А сегодня их души превратились в эти искры, и полетели на небо  зажигать другие звездочки. Видишь, как их много на небе!  Все они передают тебе привет, ждут, когда ты вырастешь, и станешь настоящим воином – защитником своей родины.  Ведь ты будущий  солдат, Ильюшка!  Защитник своего Отечества!
     Старший сержант Чернов снял с себя пилотку и нахлобучил ее на лоб мальчугану. Утопая в пилотке,  Ильюшка Шварц  повернулся к изумленным воинам и, приложив к виску оттопыренные пальчики, торжественно  произнес:
      — Да, я  – солдат!  Великой родины – солдат!



г. Кельн, 2005 год.


Рецензии
Очень грустный рассказ, тронул до глубины души.

Ольга65   08.06.2019 20:11     Заявить о нарушении
На это произведение написано 20 рецензий, здесь отображается последняя, остальные - в полном списке.