А. Эндерс

Старшее поколение, наверное, помнит портрет Сталина с надписью «Капитан страны Советов».  Стоит вождь на капитанском мостике и держит  обеими руками штурвал корабля. Тысячи этих плакатов были развешаны в клюбах,конторах, столовых, магазинах, чайных,- везде, на каждом шагу.  В одной такой совхозной столовой плакат слетел со стены (гвоздики протерли бумагу), и кто-то положил его на стол, за который сели обедать трактористы. Случайно у одного из них каша из ложки упала на плакат, прямо на усы Сталина. Второй тракторист, Ячменев, - его фамилию до сих пор помню,- возьми да скажи: «Давай, Иосиф Иссарионович, с нами овсяной кашки покушай». И Все! Приговор уже был подписан. Все трое получили по 10 лет заключения.
Столько же присудили студенту Васе Баранову. И опять же милостью «мудрого и любимого». Слишком грамотным оказался Вася, да еще и «троцкистом».  Знал и сказал, что Сталин  сразу после революции был фигурой не очень заметной, да и пост занимал не нужный никому. – Народный комиссар по делам национальностей. Вот Троцкий действительно был оратором мирового масштаба и в президуиме всегда рядом с Лениным сидел.

Нельзя было знать такое студенту.

Вождь был не просто личность непогрешимая, но неприкосновенная. Он был идолом, божеством, и все песни и стихи нашего замороченного времени звучали как молитвы этому «богу» на земле. Страна от края и до края на всех языках слагала гимны кровавому тирану и вынуждала любить его больше, чем самих себя.

У меня появляется грустная улыбка, когда я вспоминаю  такого «политического», как Федя-хохол.  В лагере все знали, кто и за что отбывает «наказание». Вот и Федю спрашивали, за что срок по 58 статье получил.
-Так мне казалы, що я какого-то Сталина ругав,- разводил руками Федя.
- Да ты хоть знаешь, на кого замахнулся?- подначивали мы.
-Да хиба я знаю. Наверно, у нас в райони  робе.
И смешно и грустно, и до боли жаль этого человека.

Как и Петра Саламатина, колхозного пастуха.
- Ты, наверно, колхозных коров агитировал, чтобы Советской власти молока не давали,- шутили заключенные.

Шутка нас спасала, поднимала дух и не давала превратиться в скотов.

С купюрами из статьи Андрея Эндерса "Любовь» отца родного".

Об Андрее Эндерсе можно прочитать здесь:

http://www.proza.ru/2005/06/20-89


Рецензии
Всё у нас было. И хорошее и плохое. Вот только нет критериев - где кончается плохое, а начинается хорошее.

Всё бы можно было принять. Вот только плохо, что история (статьи) резко начинают изменяться. А ведь у нас были такие могучие историки как Костомаров, Ключевский и др. ... .
С уважением,

ИраЛео

Ирина Склярова   25.02.2017 09:11     Заявить о нарушении
Грань между добром и злом имеет тонкую грань.
Где кончаются личные впечатления, услышанное рассказчиком...
Позиция времени для пережившего,рассказчика и читателя может быть разной.

Валентина Томашевская   25.02.2017 11:22   Заявить о нарушении
На это произведение написаны 3 рецензии, здесь отображается последняя, остальные - в полном списке.