Сюжеты для всех желающих

Вступление

     Хрестоматийный пример: Пушкин подарил Гоголю сюжет повести "Шинель". В итоге литература не обогатилась прекрасной, может быть, пушкинской повестью "Ружьё" (при чём тут ружьё, читатели знают), но было сказано: все мы вышли из гоголевской "Шинели"...
     Я — не Пушкин. Куда мне!
     А подарить свои не написанные сюжеты тем, кто, может быть, станет новым Гоголем, я решил давно. Когда понял: век мой идёт к концу, а с помощью всех моих болячек, врождённых и приобретённых, этот век не будет долгим (хоть Пушкина я уже пережил). Выставляю файлы на всеобщее обозрение.  П о л ь з у й т е с ь!  Т. е.: всё, что вами будет написано, будет написано  с  п о л ь з о й   д л я   ч е л о в е ч е с т в а.  Таково моё единственное условие. 
     Разрешаю вам для начала немного посмеяться надо мной, стариком: дескать, что учудил! Но только для начала. Продолжало должно быть серьёзным.
    
________________________________________________

«Крысолов-2019»

     Помнится, Аркадий Натанович Стругацкий, выступая перед нами в Свердловске (во время фестиваля фантастики «Аэлита» в редакции журнала «Уральский следопыт»; Екатеринбурга то ли уже не было, то ли ещё не было, но «Следопыт» был и, с его фантастической рубрикой под водительством Бугрова и Халымбаджи, слыл одним из центров советской фантастической мысли!) и в Новомихайловском (в Краснодарском крае), довольно спокойно относился к идее заимствования эн фэ идей и эн фэ сюжетов нами, начинающими, у них, общепризнанных мастеров. Мол, попробуйте-ка, попробуйте, а коли будут у вас получаться эн-фэ романы, повести и тэ дэ реально лучше, чем у нас, — мы за вас только порадуемся! Со временем возник даже проект «Время учеников», где «дописывались» и «Понедельник начинается в субботу», и «За миллиард лет до конца света», и ещё много чего. Как относился к идее сбывшихся прогнозов из эн-фэ романов, повестей и тэ дэ, Иван Антонович Ефремов, предсказавший, ведают знатоки, не только голографические снимки и таёжные алмазные разработки, но и два варианта постиндустриального будущего, — я не знаю, я с ним не встречался, хотя оба — дальневосточники, у обоих часть сознательной деятельной биографии добровольно-сознательно посвящена Дальнему Востоку (только Аркадий Натанович, тоже помню, не любил вспоминать свои курильские военно-переводческие будни, а Иван Антонович, говорили мне знавшие его, гордо именовал себя «бывшим нанайцем»). Случаются также эн фэ прогнозы, сбывшиеся с точностью до наоборот, как у Василия Аксенова, хотя дальневосточницей — притом не по своей воле — была только его мать, которой «Остров Крым» посвящён... но сделанный братьями Стругацкими в эн фэ повести «Отягощенных злом» эн фэ прогноз сбылся во всех отношениях!
     Явление, которое у Стругацких называлось — «флора»... странные молодёжные одёжки... странные молодёжные диалекты, понятные только самой молодёжи, да и то лишь отчасти и не всей... странное поведение... странная социальная роль, которую отвела себе современная бездельничающая «флора»... ещё более странная перспектива, ожидающая эту генерацию рода человеческого в недальнем будущем... у-зна-ё-те? Сбы-лось? Сбылось! С пугающей точностью! Сильно пугающей! Опасной! Для самих «фловеров» (кусачих, но слабых и тонких), — опасной в первую очередь!
     Другой прогноз, сделанный братьями Стругацкими в другой повести, в «Гадких лебедях» («Времени дождя»), — тоже сбылся. И — с ещё более сильно пугающей точностью до наоборот. Ибо в реальности не видать поблизости тех добрых инопланетян-«мокрецов», которые звали детвору разного (в том числе и изрядного) возраста в светлое, неясное, но, ясно уж, не мрачное будущее. Не видать даже доброго землянина — бывшего спецназовца, ныне преподавателя, описанного в вышеупомянутых «Отягощенных злом». Зато видны рядом злые земляне. Сманивающие земную разновозрастную детвору в тёмный — притом определённо тёмный! — вариант будущего. Ух, видны! Они, вон, даже планы маршрутов противозаконных шествий в телефонных чирикалках и на интернетовских форумах выкладывают, куда ещё виднее?..
     Кто «произнесёт», говорил артист Галкин? Кто за сюжетец «Крысолов-2019» возьмётся?
     Вроде бы, брались за что-то такое. Вроде бы, что-то печаталось много лет назад в сборнике «Время учеников». О «гадких лебедях», то ли вяло расправляющих, то ли вяло опускающих крылья в пору уже не дождей, а, наоборот, засух. Но уж очень много лет прошло... 
     Заглавие я предложил: не «Гадкие лебеди — 2019» и не «Отягощенные злом — 2019», а именно «Крысолов-2019». Гаммельнский крысолов XIII века был, известно, простой муниципальный крысобой соседнего городка, просто возжелавший подзаработать во время очередного отпуска в близком Гаммельне, но при оплате просто обдуренный и оттого разозлённый с осложнениями. Его участие в «детских крестовых походах» XIII века научной историей оспаривается. Но российские фантасты ХХI века пишут не научную историю, а фантастику. Социальную. Того направления, которое в Болгарии, братской и народной  во времена «Аэлиты» и Новомихайловска,  тоже помню по тем временам, с разговора о которых я начал, именовалось: прогностика. А «детские крестовые походы» продолжаются...
     Если на ваших улицах, как на улицах Хабаровска поверх свежих синих граффити «ЗА ЛДПР» и старых выцветших чёрных «ОПИАТЫ», мелькает свеже-намалёванное «#ПСИОРУЖИЕ» и «#КАРАТЕЛЬ», — рассматривайте сие как подсказку. Современные Крысоловы не на дудочках играют. Даже в XVII веке, каковой воссоздан в повести А. Валентинова «Небеса ликуют», дудочка выглядела анахронизмом и один из героев, заблудший монах, в канун восстания Богдана Хмельницкого пользовался церковными колоколами — тогдашней продвинутой техникой. А нынче ж вовсе XXI век на дворе!.. И действовать современные Крысоловы будут не во время очередного отпуска, но в своё фиксированное рабочее время... и за фиксированную зарплату... и больше подсказывать я не стану, я ещё в школе приучен, что подсказывать решение задачек — фу-у, задачки решать должен каждый самостоятельно. Думайте сами, решайте сами. Тогда — получится.

________________________________________________

Бунт французский и английский, бессмысленный и беспощадный

     Из дневника:

     "30.05.16.
     К телевизору страшно подходить. Франция бунтует. Прямо-таки по Пушкину, только наоборот: бунт не русский, а французский... по-русски бессмысленный и беспощадный. Многие уже заметили сходство с событиями на Украине.  Н а ч а л о с ь  похоже:  с любви к халяве. Французы-де привыкли работать меньше всех в Евросоюзе и не хотят от этого отвыкать. П р о д о л ж и л о с ь   похоже: законодатели решили под сурдинку заставить французов работать больше всех в Евросоюзе, да ещё и без гарантированной, а главное — понятной, системы компенсаций.  К о н ч и т с я  может тем же: вместо Орланда придёт править-рулить такое чудо, по сравнению с которым даже Сеня Кролик покажется плюшевым зайчиком! Ай да галлы, ай да сукины дети... хоть Пушкин этого не говорил!
     А вслед за галлами могут забунтовать каледонцы.
     Ну, шотландцы которые.
     Там, по только им ведомой причине, по-кельтски мягко смяли вопрос о своём отделении от Соединённого королевства, которое их шотландский век заедает, шибко долго зажилось. Там могут поднять вопрос ещё раз, притом по-кельтски жёстко.
     Я затрудняюсь сказать, будет ли в Эдинбурге, как в Париже, иметь место быть ритуальное — сделавшееся за долгие годы и многие разы ритуальным — битьё ни в чём не повинных витрин и ритуальное — сделавшееся за долгие годы и многие разы ритуальным — сожженье ни в чём не повинных автомобилей. О горящих автопокрышках говорить я и затрудняюсь, и боюсь: шибко уж они воняют, пылая! Ещё я боюсь, что всем сиим дело не кончится. Боюсь, что всё дойдёт до драк с британским аналогом украинского "Беркута". Если до драк с французским аналогом у французов уже дошло. Но больше всего я боюсь: ой, не дай Бог увидеть, как в Шотландии происходит делёж на западенцев и донбасских... оh, sorry, на горцев и береговых... а особенно — как начинается делёж на католиков, протестантов   и   я з ы ч н и к о в,  адептов древних каледонских демонов... а особенно — как начинаются разборки, какой клан в каком веке и тысячелетии украл овцу у соседнего клана... и поплывут через море, от войны спасаться, на всех подручных средствах шотландские беженцы, как сейчас плывут арабские...
     Кстати, шотландские беженцы уже были. Я знаком с их потомками. В России их много. Пусть меньше, чем в Америке, но много. Некоторые с удовольствием вспоминают о своих корнях, участвуют в культурном движении "Кельтика", учась сражаться друг с другом на двух клинках (вместо одного) и изводя соседей заунывной древней музыкой (вместо современных электронных дребезжаний, на слух почти таких же). Некоторые отчего-то помалкивают. Отчего? Спрашивал. Отмолчались-отшутились.
     А уж если вместо идеи  з л о б н о г о   р а з о б щ е н и я    в какую-нибудь бешеную голову придёт идея   с т о л ь   ж е   з л о б н о г о   о б ъ е д и н е н и я,  попирающего всех соседей, чтобы встать на них и сделаться выше, — и народится какой-нибудь древне-каледонский вариант будущего вселенского государства... 
     Единого кельтского государства вообще никогда не было. Пробовали. Дело дошло лишь до единой кельтской идеи. Хоть кто же, право, узнает эту обще-кельтскую идею в общемировой культурной ценности под названием "Сказание о рыцарях Круглого Стола и о короле Артуре"...
     Ну а если снова захотят попробовать?
     С матобеспечением не в виде струнных музыкальных инструментов странствующих бардов-сказителей, а с матобеспечением в виде Интернета?
     Игиловцы, вот, попробовали. Получился ИГИЛ, запрещённый во многих странах, в том числе в России.
     Достичь единства и величия можно двумя способами. Либо — попрать всех соседей, чтобы встать на них и сделаться выше. Либо — самому вырасти, никого не попирая.
     Что изберут?

***

     24.06.16.
     Новости: Соединённое королевство проголосовало за выход из Евросоюза (хоть оно туда никогда полностью не входило, всё на каких-то особых своих условиях).
     Дальше что? Появится вышедшая из Соединённого королевства Шотландия? Пока — одна Шотландия, не разделённая на две, на горскую и береговую, на католическую и протестантскую.
     Появится вторая Ирландия? Поскольку первая уже есть. Причём, она — смирный, добропорядочный, хоть и временами полуголодный член Евросоюза. Она не поспешит объединяться с гарантированно сытым, но перманентно бунташным Ольстером, для которого, как для какой-нибудь деревни в Афганистане, центральное правительство — всегда плохое, потому что премьер не из этой деревни родом, а постоянных друзей, как и постоянных врагов, не бывает, всё в деревне зависит от... от... ну, в общем — от обстыятельств... а щщё больше, дык, — от настырыения. Если кто-нибудь скажет ольстерцам, как Скарлетт о`Хара своей родне в продолжении "Унесённых ветром", чтоб ни одного пенни не тратили на порох, — ольстерцы только хмыкнут, истратят сразу два пенни на тринитротолуол и влезут в Интернет за новым рецептом "коктейля Молотова".
     Неизвестность.
     А главное: вообще мало что известно! У Джона Булля, человечка-символа Соединённого королевства, — ещё какой-то козырь в рукаве! Прицел на ещё какой-то союз! Вроде Евросоюза. Поскольку оно, Соединённое, в последний раз решало свои проблемы за свой собственный счёт, в одиночку то есть, очень-очень давно. То ль при лорд-протекторе Кромвеле, когда шла Английская буржуазная революция, то ль при королеве Елизавете, когда шла война против Испании с  её Непобедимой Армадой. И оно, Соединённое, не любит об этом вспоминать. И оно привыкло возлагать свои проблемы на чужую шею. Вариант: шеи. Когда явится возможность сразу привлечь сразу несколько дурачков — политически неполноправных союзничков. Вариант: припрячь сразу несколько слабачков — колониальных вовсе бесправных холопов. Всякие варианты были. Но всяко использовались. С пользой. С пользой для Соединённого королевства, естественно. Кого-нибудь ещё раз приберёт пузатый Джон Булль. Встанет на его голову толстыми ногами в английских ботинках с гетрами. Да и выйдет из ситуации.
     Но какие козыри в других рукавах? Например, у тощего дяди Сэма — человечка-символа Соединённых Штатов, когда-то являвшихся частью Соединённого королевства, но решивших больше не являться?
     Вдруг, наоборот, не Британия кого-нибудь приберёт, а — кто-нибудь приберёт Британию?
     Может быть что угодно.
     Если окажется, что прав британский драматург Бернард Шоу (кстати, фамилия — ирландская) и что Штаты вознамерятся порвать Декларацию независимости да любовно слиться с прародиной своей, Британией, — я не удивлюсь.
     Или удивлюсь только по простодушной своей привычке удивляться человеческому хитроумию... как и человеческому безумию, впрочем.

***

     26.06.16.
     У тёзки моего, Сергея Брилёва, в больших еженедельных новостях вчера были интересные соображения касаемо того, что происходит в Англии. Одна из заслуг, которыми она-де безусловно обеспечила себе особое уважение в мире будущего, — английский язык. Как годный для того, чтобы долго  оставаться международным. Ну, другие её заслуги-де — это медиабизнес, созданный именно в Англии, когда прогремели именно английские "Битлы", создавая всю будущую музыку, и... Британское Содружество бывших колоний, над которым-де до сих пор не заходит солнце. Ладно, мнение Брилёва есть мнение Брилёва... при том, что уважать чужое мнение — само по себе из Англии пришло... и насчёт языка всё очень похоже на правду! English достаточно примитивен, безпадежен, кубикоподобен, чтобы сразу изучить его азы на уровне матросского "you me go go"... и достаточно глубок, чтобы оказаться даже частью языков программирования!
     Будем дальше посмотреть!
     И надо будет смотреть не только на теле-карикатуры, где крысы, украшенные британскими "Юнион Джеками", прыгают с тонущего корабля "Евросоюз". Надо будет слушать не только теле-рассуждения о том, что альтернативой Евросоюзу станет именно Британское Содружество, своего рода новый — по сравнению со старым Евросоюзовским — колхоз. Или, ладно, новое акционерное общество. Тоже — со старым привычным скрытым бесправием всех, кроме председателя и его собутыльников-бригадиров, на фоне декларируемого полноправия и равноправия всех, вплоть до глухой бабы Кати из крайней избы. Надо будет ждать главного слова. Сами скажут. Проговорятся... проврутся... да правду и скажут! (У тех, кого бесы водят, — всегда так. Так же, как у самой нечистой силы. А что дело там — тёмное, нечистое, и так ясно. Дом, разделившийся в себе! Который — не устоит).

***

     Дописываю вечером.
     Тон комментариев по поводу Англии и Брэкзита резко изменился. Мол, англичане проголосовали против того, чтобы ими манипулировали люди, которых Англия не избирала и которых она в глаза не знает. Сами так захотели — так и проголосовали. Ну да, правда... целые графства в глубинке голосовали за Брэкзит... и это, в самом деле, крайне неприятно, когда по европейским стандартам трудно приготовить английский завтрак, чайники закипают через полчаса, напруга в сети слаба по-евросоюзовски, и тосты в тостере прожариваются с третьего-четвёртого раза... нервирует это всё... однако ж, прав Стивенсон, если Джеки в деревнях хватаются за дубины, ты сразу смотри, сэр Дэниэл, кому из пэров в Лондоне это выгодно! У пэров всегда всё заранее спланировано бывает. Притом — во многих вариантах. Не прошёл через парламент вариантец Эй, общины проголосовали не за тех либо против не тех, — достаём вариантец Би, который тоже сулит пэрам выгоду за счёт мужичьей невыгоды! Вариантец  Си пускай лежит. И Ди. И Эф... хотя варианта Эф нету, вы поняли? Не-ту! No! Хотя... он есть. Когда о нём никто не знает, — он всё равно есть.
     Кстати, Евросоюз о варианте Эф не знает. Раз в Евросоюзе — такая паника...
     Либо, наоборот, — знает. Притом знает много. Раз в Евросоюзе, опять же, — такая паника! (Противоположные вещи зачастую выглядят одинаково. А крайности смыкаются, будучи противоположными краями одного целого).
     Я подозреваю даже: кто-нибудь вообще знает всё. От Эй до И.
     Будем дальше посмотреть. И послушать. Проговорятся — правду скажут!.

***

     2.07.16.
     "Право знать!" с участием Александра Рара не досмотрел. Устал от криков. С нашей расейской интеллигенцией, ладно, ничего уж не поделать, как были верхушечно-образованные смутьяны, которые вечно не согласны с Москвой (если даже сами суть москвичи в энном поколении) на том лишь основании. что "она — Москва!!!", "там — бюрократы!!!", "взятки берут!!!", "бюджет пилят!!!", так и останутся они таковы. Но по-евросоюзовски учёные немцы, тот же Рар, сами начинают ворчать на свою евросоюзовскую Москву, на Брюссель, по-немецки честно признаваясь себе и другим, что-де не понимают, чего Брюссель добивается и что в Брюсселе евробюрократами задумано — п р о с т о  себе чиновничью карьеру сделать, привычно плюя на всё и на вся, либо же х и т р о сделать супер-государство типа Соединённых Штатов Европы...
     Больше всего удивило Рара: для ради  ч е г о  Англия так быстро ринулась долой, рискуя нарваться в ближайшем своём будущем не столько на выгоды, сколько на неприятности, связанные с новым статусом "Отсоединённого королевства"?  К а к и е  процессы она разглядела в Евросоюзе? От  к а к о й  роли, ей Евросоюзом написанной, ускакала? Рар осторожно проронил, впрочем: наверное, не  о т   п е р в о й  роли. Не от такой, к каким имперская Британия привыкла. А поляков, которые сейчас генералитет и командирят в Евросоюзе, попрекнул: дух, мол. у вас — имперский, кого бы того, хотя империей вы — в отличие от британцев, немцев. испанцев, итальянцев, — никогда не были!
     О чехах Рар не говорил. О чехах в другой передаче говорилось. У Брилёва. Что-де они не только задумались, на кой им такой Евросоюз, но и — на кой им НАТО. Там же, у Брилёва, прозвучало и вежливое ехидство Путина, высказанное в МИД на двухгодичной, по-моему, встрече с послами РФ: мы-де в евросоюзовские и в британские дела не лезем, это их дела, пусть сами их делают, а мы посмотрим, как там у них работает их ими созданная демократия!
     Евросоюзе дела начинают напоминать собою то, что привело к развалу другого союза в другом году, четверть века назад. Многие заметили сходство! Сам Рар сие пожевал чуток, пожевал... да сразу выплюнул. Европа 2016 года начинает напоминать собою Украину 2014 года. Тоже многие заметили! А сам Рар сие тоже пожевал чуток, пожевал... да тоже выплюнул. И ведь... прав он! Как по-немецки — "не буди лихо, пока оно тихо" — герр Александр знает. По-русски тоже знает, из первой волны российской эмиграции он. Из послереволюционной, 1917-1922 годов. (Не предпоследней послепутчевской 1991 и дальше). Опыт у таких людей — большой. Они его помнят... надеюсь, что помнят...".
    
    
________________________________________________

Государев интерес

     Из дневника:

     "16.05.16.
     Помнится, ансамбль "Дальний Восток" великолепно пел о российских землепроходцах, а в одной песне были слова: "Мне снилась Родина, которой нет на карте, и в дальних тропиках её искали мы". (Жаль, не знаю, кто автор слов).
     Ещё помнится, в книге С. Маркова "Вечные следы" о российских землепроходцах было: сошли с корабля на берег дальней тропической Австралии казаки в форменных фуражках с малиновыми околышами, поспрашивали о какой-то ими чаемой землице, затем уехали-уплыли на том же корабле. (Марков писал не только об известных землепроходцах, но и о безвестных... хотя всегда ссылался на весть, притом весть официальную, сиречь на документы разных эпох).
     А теперь — вопрос: чего искали в дальних тропиках?
     Ну, командор Крузенштерн искал не в тропиках. Антарктиду ледовитую искал. Хотя шёл к ней, да, через моря тёплые. И, прежде чем идти, с каждым из матросов будущей своей команды поговорил лично... предпочитая, кстати, брать уроженцев российского Севера, Поморья да Беломорья. С офицерами особо не разговаривал, всякий ведь уважающий себя офицер считал за честь служить под началом Крузенштерна. Зато вот с матросами... хотя кто тогда, в те начальничье-невольничьи времена, разговаривал с матросами?!!
     А   м а т р о с ы   с   к о м а н д о р о м   г о в о р и л и?
     П о м о щ ь  с в о ю  и  з н а н и я   с в о и,   о т   д е д о в   с в о и х   п о л у ч е н н ы е,    п р е д л а г а л и?
     Русский мужик сер, да разум у него не чёрт съел! У всякого мужика. Не только у поморянина, человека не барского, но царского-государского, аж почти свободного для тех начальничье-невольничьих времён. Те времена идеализируются. Некоторые авторы некоторых газетных статей аж уверены: под конец правления-царствования Александра Первого Россия жила аж в настоящем правовом государстве с по-настоящему гарантированными правами для каждого подданного. Хотя не надо идеализировать.  Нынешнее "я начальник, ты дерьмо" пришло к нам от них.  Но  ведь  г о с у д а р е в ы   л ю д и,   зачастую — родом как раз поморяне, землепроходцами становясь, чей интерес блюли?  Всяко  г о с у д а р е в   и н т е р е с.  Не забывая, вестимо, о своём... но и не только о своём думая. То ж прошли за срок жизни одного поколения всю Евразию от Белого моря до Игнорирование моря, конкретно до пролива Дежнёва (который, вестимо всем, омывает берега и Чукотки российской, и Аляски американской, бывшей Русской Америки)!
     Ко временам Крузенштерна прямое потомство Дежнёва, Хабарова, Атласова в государственной службе, конкретно — флотской, знать, перевелось.
     А другие поморы состояли.
     О делах и мечтах дедовских они знали.
     О какой-то сказочно богатой, сказочно благодатной "вольной стране Беловодье без бояр, без дьяков, без тумаков", которую искали землепроходцы.
     Сказочно, может быть, знали. Без указаний, где расположена. То ль в Сибири, то ль где ещё. А — знали!
     Плавание Крузенштерна — девятнадцатый век, самое начало.
     В предыдущем веке, восемнадцатом, ближе к концу, поморский крестьянин Михайло Васильев сын Ломоносов, генеральские чины государевой службою на ниве науки заслужив, издал книгу о вероятных океанских плаваниях. Ту самую, в которой писано: Россия будет прирастать Сибирью и Ледовитым океаном. Хотя... быть может, напечатал он в те времена лишь то, что счёл нужным напечатать в той ситуации? Далеко не всё, что знал и думал? Поскольку он, заодно со всем иным, знал: начальство, в отличие от мужика, предпочитает искать не там, где есть, а... там, где оно укажет.
     В следующем веке, двадцатом, в самом начале, некий старик-казак с Колымы, узнав, что полярный капитан Колчан идёт далеко на север, сказал: "Это ж точно к людям, что в домах с златыми крышами, заедут". (Слово "Колыма" ещё не соотносилось со словами "Чёрная планета". Соотносилась со словами "Река богатая", "Колымага" на языке эвенов. Ещё — похоже на русское слово "Коломна", сиречь "Около",  "Поблизости"... но о том надо рассуждать специально).
     Заодно пришёл мне на память советский фильм "Сибириада". Один из героев сказал: мы на так называемой Чёртовой гриве, куда твой предок дорогу рубил и где выходы природного газа, бурить не будем, мы возле деревни бурить будем, на кладбище, не то ж застучат, ты знаешь, у начальников эти пишущие машинки!.. А ещё один из героев, коренной сибиряк Алексей Устюжанин, чей предок всю жизнь рубил просеку "на звезду, которая ярче светит", — едва не расплакался.  "Б у р и   в   м о е г о   д е д а ,   б у р и   в  м о ю   б а б к у!" Устюжане — это тоже из Поморья. Из Великого Устюга. Из той округи и Хабаров вышел, и Дежнёв, и отец Атласова. Кстати говоря.
     Хотя... казаки ведь искали и в австралийских тропиках...
     О том, какую большую роль играли казаки в экспедициях, писано-переписано. Хотя бы, в экспедиции командора Беринга в первой половине восемнадцатого века. Каковая экспедиция (по Петрову указу, далеко не всеми исследователями корректно цитируемому!) должна была ехать с норда... на зюйд, до вовсе не полярных стран, взять сведения, чьи то земли да какого государя, положить берега на зее-карту и без промедленья возвращаться с информацией в Петербург.
     А о том, как простые подчинённые, государев интерес блюдя, всё ж старались отвратить командоровы замыслы от  гибельного начальничье-невольничье-бесполезно-затратного варианта "я начальник, ты дерьмо" (казённо-стандартный витаминов лишённый хлебный рацион, со скандалом у сибирских мужиков отнимаемый, вместо поморского противоцинготного природного витаминами богатого рациона, и хрупкие шлюпы вместо кочей поморских ледоустойчивых) да превратить-повернуть к варианту житейски-полезно-незатратно-народному, — ещё мало что писано.
     И о том, как командор Беринг (уроженец другого Поморья, Поморья балтийского, где стёрлись даже следы датских мореходов-викингов, не говоря уж о следах славянских мореходов-бодричей во главе с Буривой-князем, которого викинги страшились аки чумы со холерою) трагически не понимал их. Даже офицеры командоровы не понимали (и немцы родом, и родом русские... с их-то всей европейского образца наукою, по Петрову ж указу изученной...).
     Надо разбираться!
     О том, чего искал в двадцатом веке, в середине его, в Антарктиде и, почему-то, в от Антарктиды далёком Северном Ледовитом океане Гитлер со своими знатоками "тёмной стороны силы", надо сказывать сказ вовсе отдельно.
     Сказывать не так, как сказывают авторы многочисленных публикаций о фашистских полярных станциях, на которых даже образованные офицеры травились, по нагло-тупому незнанию своему, мясом белых медведей.
     Не так, как о фашистских полярных для подводных лодок базах, где возможность умереть от кессонной болезни, судя по всему, была матросам гарантирована. Их бин командир, ти есть дерьмо, выполняй приказ, шнель-шнель! (В немецких анекдотах о флоте часто фигурирует матрос по фамилии "Браун". То есть, "Дерьмо". Хотя... не только... это ведь также и "Мужик", и просто "Коричневый"... а о том, что в немецком флоте среди прочей офицерской экипировки законно фигурировала плётка установленного стандартного образца, немногие знатоки знают. Хотя Валентин Пикуль, например, знал. Упомянул).
     Почему Гитлер не сыскал ничего нигде, — надо сказывать сказ вовсе заново.
     Г о с у д а р е в ы   и н т е р е с ы,  что ль,  враг-немчин преследовал? Свои. Только свои. А ещё и... не как свой. Как враг.   
     К т о    с    и р о д о м   г о в о р и т ь,   п о м о щ ь   е м у   п р е д л а г а т ь   с т а н е т? 
     (Викинги, что ль, из гробов встав?
     Либо рыцари-тамплиеры, мореходы славные... да — как и викинги — недобро-славные, тёмною богопротивною славою себя отметившие?
     Ну, ну!..
     Гитлер возможностью считыванья информации о давно умерших людях интересовался, кстати, хоть... сие — уж вовсе другая тема)".


______________________________________

Друг другу не подходим

Из дневника:

     "30.09.16.
     Получил приглашение на работу на местное телевидение. Пришёл: постоянная работа с постоянным окладом — не лишняя даже для члена Союза Писателей, а жизненные впечатления просто необходимы. И — ушёл: не подошёл им. Стар. Аж пятьдесят шесть лет. Дали вежливый от ворот поворот:
     "Мы всё понимаем... всё отлично понимаем... вы когда-то именно вот здесь, на телевидении начинали по распределению после университета... но вы нам не подходите, возраст, просим понять нас правильно".
     Я сказал:
     "Ну и хорошо. Вы мне тоже не подходите как работодатели работовзятелю".
     Удивились.
     А ведь и в самом деле: они мне не подходят! Я могу работать в журналистике только так, как раньше работал: чётко вставая на чётко определённые классовые позиции. На позиции тех общественных сил и отдельных их представителей, которые, я считал, правы и интересы которых, я считал, следовало защищать силой яркого слова да цветного изображения (цветное оборудование "Перспектива", точно такое же, как то, с которого транслировалась Олимпиада 1980 года, установили в Хабаровске при мне, в 1982 году). Именно за это тогдашняя тележурналистика  меня из своей среды вытолкнула. Как шибко конфликтного. И не шибко здорового (имеется в виду первый мой инфаркт, который со мной именно в те времена произошёл: довели коллеги). Объяснила: телевидение есть организация развлекательная, оно должно развлекать зрителей по вечерам, а не раздражать, оно даже острые проблемы поднимает не для того, чтобы их решать, а для того, чтобы развлекать зрителей по вечерам, ты понял? Я не понял. Сказал: в партийно-правительственных документах о средствах массовой информации и пропаганды говорится как-то по-другому. Она сказала: ну, знаешь!.. И вытолкнула меня. Дали отпуск без содержания на неделю, чтобы я нашёл себе другую работу. Я нашёл. Потому что понял: доказать ссылками на партийно-правительственные документы никому ничего не смогу даже в отделе пропаганды крайкома. Ушёл в газету, где прославился как фельетонист-раздражитель (мои герои пробовали меня убить!), потом (после второго инфаркта) — в книжное издательство, потом и сам начал книги писать.
     Современная тележурналистика изменилась до сих пор развлекает зрителей. Острые проблемы поднимает не для того, чтобы их решать, а для того, чтобы развлекать зрителей по вечерам... то есть, уже не только по вечерам, но практически круглые сутки, и это — единственное, что там изменилось к лучшему.
     Хотя время изменилось к лучшему наверняка и во многом: не только работодатель вправе смотреть, кто ему подходит, но и — работодатель, сейчас нет распределения после университета (которое тогда, в 1982 году, тихонько называлось "крепостным правом").
     Сие пока удивляет.
     Ведь они удивились.
     Но со временем все привыкнут, что именно так выглядит равноправие.
     Живу, как жил много лет подряд: летом работаю на даче, зимой — за письменным столом".


________________________________________________

Журавль в руках и очень светлое ненастоящее

     Из дневника:
     "16.08.16.
     Вечерняя "Право знать!". Когда ж теле-говоруны перейдут со скользких, словно мыло, накатанных стереотипов к реальности, стереотипов не признающей и решающей все вопросы разово?
     Хватит ля-ля!
     Приглашённый — декан экономического факультета МГУ — начал, вроде, жизненно: было, дескать, великое кино, в том числе "Летят журавли", была великая социально-ориентированная литература, в том числе романы братьев Стругацких о мире Полудня, и — не было чего поесть, не было чего надеть, всюду царил дефицит, все всё доставали по блату с заднего кирильца — "и Гюгу, и Дюму, и Муму" — у спекулянтов (не считавших себя, кстати, спекулянтами), ну а сейчас есть что поесть, есть "во что себя упаковать", все всё просто покупают с переднего кирильца без спекулянтов, а люди отчего-то "с удивлением вспоминают, что ведь мы были когда-то великой страной"...
     Но потом началось! То, что братья Стругацкие, кстати вот, называли: зелёный шум. Только не очень зелёный. Пожухлый. Унылый.
     Мол, инвестиции в будущее, инвестиции в будущее... а для того — кредит доверия правительству, кредит доверия правительству... а для того — правительство должно уметь видеть через Кремлёвскую стену на десять лет вперёд, хотя, конечно, это мало, но хотя бы...
     Да сколько можно!
     Дождались бы сначала, когда я — живой свидетель, помнящий, как оно было!
     А было так: светлое не являлось настоящим, настоящее не являлось светлым.
     Правительство долго-долго смотрело через Кремлёвскую стену — мимо меня, не выходя из-за стены ко мне, — на много-много десятков лет вперёд. Вплоть до очень далёкого, очень светлого, очень общего будущего. А я... чем взрослее я становился, тем отчётливее понимал: правительство меня конкретного не видит, я конкретный до запланированного правительством очень далёкого, очень светлого, очень общего будущего элементарнейше не доживу. Сил моих не хватит. Здесь. В моём настоящем. Мне мало что дают, но много отнимают... много говоря о том, что-де кое-что мне дали. Меня просто грабят. И я, родившись, не живу: я тяну принудиловку до смерти. (С дня рождения моего начиная. С того дня, когда я, для чего-то унесённый от мамы в холодную, длинную, напоминающую телятник общую палату, нажил там хронический пожизненный отит на сквозняках).
     Моё настоящее не было светлым. Наяву. Не на экране великого кино. Я имею в виду это. Я ведь не в кино жил. Не в телевизоре. Мои права были ненастоящими. Мои надежды были несбыточны. Моё положение было несерьёзным: надо мной все посмеивались и говорили, что я не умею жить.
     Я обладал правом на охрану здоровья — но я ни разу не побывал ни в бесплатном доме отдыха, ни в бесплатном санатории: зимой мне туда не хотелось, а летом туда ездили другие. Бесплатная поликлиника не ставила своей целью вылечить меня: только поднимала меня с постели, убирала видимый симптом, закрывала больничный и загоняла меня, хиляка, обратно в строй юридически-здоровых, попутно напоминая, что я — хиляк и что мне пора заняться спортом, спорт полезен для здоровья. Другие бывали в бесплатных домах отдыха и санаториях. По много раз. В бесплатных турпоездках — тоже. И за рубеж ездили. А я — нет.
     Я имел право на жилище — но не имел жилища: другие получали квартиры вместо меня, очередь в профкоме отодвигалась, служебное жильё мне не полагалось, от койкоместа в общаге я, дурак, отказывался.
     Я имел право на труд с воздаянием в соответствии с качеством и количеством — но зарабатывал меньше неучей, лентяев, алкоголиков, бракоделов.
     У моих соседей конкретное светлое настоящее было. По-настоящему. Они не скрывали: оно конкретно у них есть, им дяди дали, они — особенные, а я — не особенный, они — умеют жить, а я — не умею жить. Если посмеиваются, — это значит: не скрывают? Да? Ну а если — даже не посмеиваются, а откровенно смеются? Тоже да?.. Ещё они не скрывали от меня: они по-настоящему, с пеной у рта, ненавидят своё конкретное светлое настоящее, они с настоящим презрением относятся к идее об общем светлом будущем, они всерьёз мечтают "удрать за бугор на пээмжэ". (Перевожу: опять за рубеж, но не в турпоездку. Насовсем. Жить. И не возвращаться). Радовались, что их откровенные разговоры меня злят. Ещё больше откровенничали.
     Грабить меня прекратили только совсем недавно. Когда прекратились их откровения.
     Едва-едва мои умеющие жить соседи завопили о всеобщем ограблении народа, об отсутствии общих светлых перспектив, о неясности общего будущего, — у меня, не умеющего жить, вдруг появилось то, что раньше было только у них:
     хорошее качественное жильё, притом моё собственное, не служебное и не общага;
     хорошо оплачиваемая интересная работа;
     хорошо налаженная, пусть не бесплатная, медицина, которая готова меня лечить, а не только давать мне больничные листы на три дня.
     Я сделался особенным?
     Или я кого-то из них ограбил?
     Объясните мне с экрана: вообще, что такое для вас "инвестиции в будущее", которые предполагают восхищающее вас умение "видеть хотя бы десять лет вперёд, хотя, конечно, это мало, но хотя бы"? Образование — "инвестиция в будущее"? Здравоохранение — "инвестиция в будущее"? Социальное обеспечение — "инвестиция в будущее"?.. Кстати, кто из вас на экране вдруг перевёл с какого-то иностранческого языка, хихикая на родном языке: инвестиция, мол, — "неудавшаяся спекуляция, неудавшаяся попытка срубить бабки сразу"?
     Либо же образование, здравоохранение, социальное обеспечение — суть не инвестиции (то бишь вклады, делаемые конкретно сегодня с целью конкретно поиметь завтра, если уж не удалось поиметь прямо сейчас), но... всего лишь рутинная сиюминутная нормальная политика?
     Я понимаю, когда  неучи, лентяи, алкоголики, бракоделы рассуждают по принципу: "ты — мне, я — тебе". (Точнее, по принципу: "ты — мне щас, я — тебе когда-нибудь... может быть... сколько смогу... если получится...").
     Я не понимаю, когда умные, образованные, трудолюбивые, не злоупотребляющие, уважаемые за свой общепринято-качественный труд люди вроде вас рассуждают об образовании, здравоохранении, социальном обеспечении как об "инвестициях в будущее" в кавычках, а не как о нормальной сиюминутной политике без кавычек.
     Нормальная сиюминутная политика, при которой нам доверяют и свои и соседи, при которой в нашу экономику идут вклады и от своих и из-за рубежа, — это не когда "на десять лет вперёд, хотя, конечно, это мало, но хотя бы". Это — когда постоянно. Это — когда хорошее качественное жильё, притом собственное, а не служебное и не общага, появляется у всех. Когда хорошо оплачиваемую интересную работу могут найти все. Когда всем доступна хорошая, пусть не бесплатная, медицина, которая готова лечить, а не только давать больничные листы. Если раньше не было, но сейчас есть, — что ж лучше: бывшие абстрактно-бесплотные журавли, которые курлыкали на экране, или нынешние конкретные ощутимые журавли, которые курлыкают в руках? Что ж лучше: очень светлое ненастоящее — или не очень светлое настоящее (тоже — скорей светлое, чем не)?
     Б ы л о  великое кино, в том числе "Летят журавли"!  Б ы л а  великая социально-ориентированная литература, в том числе романы братьев Стругацких о мире Полудня!  Б ы л  всеобщий, вконец охамевший спекулянт, достающий с заднего кирильца "и Гюгу, и Дюму, и Муму", а попутно "и Гюгу, и Дюму, и Муму" презирающий! Но я крайне удивлён: отчего люди "с удивлением вспоминают, что ведь мы   б ы л и   когда-то великой страной"?!
     Может, мы — как раз сейчас, наконец-то,  с т а н о в и м с я  великой страной... и в не очень далёком светлом будущем  с т а н е м, если прекратим врать самим себе?
     Когда люди на экранах врут сами себе, они врут и всем остальным. Тем, которые на экран смотрят.
     А ложь — разрушительна.
      Варианты, при которых все всё имеют, чаще — не по праву имеют, а потому что дяди дали, но никто никогда никто ничем не доволен и никто никому ни за что не говорит спасибо, даже дядям, которые дали, — я рассмотрю в другой раз. Сии — тоже возможны. Но — отвратительны. Отвратительно заканчиваются. Заканчиваются так, что даже дядям, которые дали, приходится удирать за бугор на пээмжэ и не возвращаться.
     Варианты, при которых никто не имеет ничего, я вообще не берусь рассматривать. Они предназначены только для неучей, лентяев, алкоголиков, бракоделов. Вот пусть неучи, лентяи, алкоголики, бракоделы и рассуждают, отчего ж им везде, всегда, при всех условиях хреново. И в конкретном настоящем, и даже в общем будущем.
     Вариант, при котором человек, имеющий право на всё, не имеет ничего, я только что рассмотрел.
     Радуюсь: он, наконец, отклонён историей.
     Надеюсь: отклонён навсегда.
     Хватит ля-ля".

________________________________________________

Личное с общественным и причины со следствиями

Из дневника:

     "15.08.16.
     Вечером шла "Сила факта". Тема: "не выученные уроки истории 1905 года". Хотел не смотреть. Снова будут ругать царя за то, что-де "из всех вариантов упорно выбирал худшие... ну, в лучшем случае безрезультатные"... при том при всём соглашаясь, что они бы выбрали не лучшие, поскольку-де легко быть экспертом по 1905 году сто с лишним лет спустя с кучей готовых учебников истории под руками!.. Всё же посмотрел. 
     И убедился ещё раз: нельзя рассуждать о том времени в современных категориях!
     Тогда, в 1905 году, практически все россияне руководствовались практически единственно  своими л и ч н ы м и  расчётами. Своей собственной завистью: почему у помещика две тысячи десятин, а у меня — только две, отнять да разделить! Своей ленивой жадностью. Или, вариант, жадной ленью: плати, хозяин, нам больше, ещё больше, ещё больше, а работать мы будем... ну, как работали... ну, то есть, как будем работать. так и будем... чего тут больше, жадности или лени?.. А думать об  о б щ е м  благе никто не мог, если даже хотел. Тот, кто хотел, думал о благе общества так: вот придёт некий гениальный всесильный радетель, взмахнёт волшебной палочкой да и пораде-е-ет об общем благе, во-о, всё явится для всех готовенькое, чистенькое, а эти все, оставаясь такими же, какими были, похлопают радетелю в ладоши.
     Приучить россиян думать по-другому могли только большевики, соображавшие, каково оно такое есть, общее благо ентое... знавшие хотя бы в теории...
     А значит, что?
     А значит: для этого большевики должны были взять власть.  Отбить у тех, кто её не отдавал им. Удержать её. Продержать её семьдесят лет — до 1987 года, до тех пор, когда они, уже давно не называясь большевиками, уступят её своим потомкам.
     А если бы большевики не взяли власть в 1917 году?
     Вопрос!
     Правильный ответ на вопрос: было бы всё ещё хуже, чем при коллективизации.
     Даже кадеты в Думе ратовали за всеобщее отнять да разделить! Не за прибавить да умножить, а именно за отнять да разделить! Даже кадеты выступали за "отъём всей помещичьей земли сверх трудовой нормы"! И за "раздел её на основаниях священной частной собственности"!
     Что сие означает? Кто что заметил? Поднимите руки! Никто ничего не заметил? Повторяю: "отъём всей помещичьей земли сверх трудовой нормы" и "раздел её на основаниях священной частной собственности".
     Слышу вопрос с задних парт: чего тут, мол, нехорошего, ежель земля, отнятая у бар, у которых она, не вспаханная, зря кустом зарастала, будет разделена между мужиками-тружениками, которым по отмене крепостного права досталось землицы буквально с гулькин нос?..
     Отвечаю: слу-шать надо то, что я говорю! Ну... слушать то, что я говорю, а не то, что вы услышали!
     Я говорил, что всю помещичью землю сверх трудовой нормы собирались делить между мужиками-тружениками? Я только говорил, что делить её собирались на основаниях священной частной собственности! Собственность, она не только у труженика бывает! И не столько у труженика! А даже — в основном не у труженика!
     Опять не поняли?
     Наводящий вопрос для всех парт, с задних по передние включительно: иностранец может скупить у мужиков их земельные паи и овладеть сей российской землёй как священной частной собственностью?
     А иностранец, враждебно настроенный в отношении к России, тоже может?
     А такой иностранец — лучше, чем кулак-мироед, скупивший земельные паи у разорившихся (читай, пропившихся) незаможных хозяев... разорившихся... и избавлявшихся от земли своей, чтобы уйти в город разнорабочими на фабрики, поскольку на заводы такое перекати-поле не принимали, на заводах квалифицированный труд требовался... и на фабриках тех бастовать... и, в конце концов, устроить сначала революцию 1905 года, а затем уж и обе революции года 1917?..
     Кулак, он был хотя бы свой российский подданный!
     Не столь уж враждебно настроенный к России, кстати говоря. Даже когда кулак разбогател, отожрался, обнаглел, в ходе Империалистической войны научился стрелять, а в ходе Гражданской войны обзавёлся оружием, он не торопился устраивать очередные революции и в очередной раз ставить под убой собственное государство.
     Интеллигенция тогдашняя революционная была настроена к своему государству гораздо разрушающе-враждебнее... это я вам подсказываю...
     И царь это, кажется, знал.
     И принимал решения отнюдь не худшие.
     Ну да, безрезультатные. Поскольку тогда был 1905 год (а не 2016 год с кучей готовых учебников истории под руками). Ничего никому не было ясно. Новое было если не хуже, чем старое, то уж — не лучше.
     И именно такие решения были наиболее безопасны для России.
     Гораздо опаснее были бы варианты, при которых бы все всё растащили, все всё иностранцам пропили да, в результате, голодными остались".


________________________________________________

Людоедики большие и маленькие

Из дневника:
     "29.10.16.
     Вот говорят сейчас: ах, какая была царская Россия, ах, какая золотая была царская Россия, да вот пришли гады-большевики — и всё рухнуло...
     Ещё говорят: ах, какой был СССР, ах, какой золотой был Советский Союз, да вот пришли гады-перестройщики — и всё рухнуло...
     Во втором случае я возражаю: люди, вы хотя бы дождитесь, когда подохнет живой свидетель советских чудес, я то есть, и тогда уж врите! Я могу так возразить. В 1991 году мне было за тридцать. Я не только всё тогдашнее клопство помню, но и всё понимаю правильно.
     В первом случае я возразить не могу. В 1967 году, когда отмечалось 50-летие Октябрьской революции, я ходил в первый класс. Только моя бабушка всё помнила. И дед. И они говорили: "А-а, плохо было до революции, нечего вспоминать-рассказывать!"
     Но я могу спросить у очевидцев, достойных веры. У писателей. У мемуаристов. У художников. У фотографов.
     Это — надёжнее, чем самому рассуждать о прошлом, живя в настоящем".

     Рассуждать я, кстати, пробовал.
     Сначала я задал себе вопрос: а чем определяется надёжность политического строя вообще и государства в частности? И сам себе ответил: количеством людей, которые довольны всем и не хотят ничего иного. Если 999 человек из каждых 1000 в стране рассчитывают на дальнейшее улучшение своей жизни самим ходом самой этой жизни, а оставшийся 1 просто не знает, что ему вообще надо, страна может ничего не бояться, всегда устоит, а не устоит — так всяко поднимается. Если 999 человек из каждых 1000 не рассчитывают на улучшение своего бедолажного положения, поскольку в ходе обычной тихой жизни их положение может только ухудшиться в обычной степени, а если они поднимут шум и станут протестовать, то в необычной, а оставшийся 1 просто не знает, чего бы ему ещё пожелать, чтоб система выполнила его желание без малейших потуг и стараний с его стороны, такой стране надо бояться всего, рухнет от малейшего толчка и не поднимется даже с посторонней помощью.
     Затем я задал себе другой вопрос: почему Иван Грозный для одних — тиран-шизофреник, а для других — царь-надёжа, с виду грозный, но по сути добрый, как отец, с которым, если не злить, не хулиганить и двойки по поведению в дневнике не таскать, всё всегда пройдёт нормально? И сам себе ответил: первое — оценка тех, кому при Иване Грозном стало хуже, он убавил их удельную боярскую беспредельщину и резко прибавил ответственность за дела боярских белых рук их,  а второе — оценка тех, кому лучше стало при Иване Грозном, когда появился Судебник, упразднился боярский суд (ну, вотчинный произвол, совершенно не контролировавшийся со времён Киевской Руси), возникла возможность подняться из низовой безальтернативной грязи если не в князи, то по крайней мере во дворяне службишкою государскою и за всё за то, впервые после стародавнего Владимира Красна Солнышка, князя киевского, Иван Грозный вписан народом в народные сказки. (Следующим, кто вписан в народные сказки, стал Пётр Первый. Настолько ж противоречиво оцениваемый теми, кому при нём сделалось хуже, потому что до Петра Первого было чересчур хорошо за чужой счёт, и — теми, кому при нём хоть какой-то свет-просвет житейский показался сквозь строчки Табели о рангах и остальные законы о государской службе. Но это — к слову). Дальше я должен сказать о том, что дальше я, не вполне надеясь на свой ум, принялся по ума в люди хаживать. Спрашивать. Получать ответы.
     Ответы сводились к тому же: политический строй силён количеством людей, которые им довольны... а кто пострадал, тот за дело пострадал, сам виноват, надо было вовремя каяться, Господь заранее, задолго предупреждал!

     Поскольку мне сейчас хорошо за пятьдесят и я понимаю то, что я в студенчестве, не понимая, наспех прочитывал в полуобмороке предэкзаменационной суматошной ночи, я взялся, в том числе, за книгу Алексея Толстого "Похождения Невзорова, или Ибикус". В годы моего студенчества к обязательному изучению не рекомендовавшуюся: значилась в списке дополнительной литературы. Оттого — мною тогда прочитана. И позже перечитана. И только сейчас, по вторичном перечитывании, понята. Ну, жил-был милый людоедик! Настоящий герой людоедского времени! Такой с виду мелкий, такой с виду невзрачный, а у скольких крупных взрачных воров он дубинки покрал! Антиквара-мародёра обчистил. Батьку Ангела обчистил. И тэ дэ, и тэ пэ. И жив, курилка! Сам автор признал его непотопляемым! Неуязвимым! Худший паразит — тот, кто паразитирует на паразитах. Именно таков Невзоров, хозяин широкопопулярной много-прибыльной тараканьей беговой дорожки с тотализатором. И много таких было! Тьмы, тьмы и тьмы. Началась революция — вырвались из всех перетрясённых покрывал, как клопы...
     Но особо я сейчас благодарен Толстому за то, что есть в "Ибикусе" ненаписанный герой. Хороша книга, в которой есть ненаписанные герои: их присутствие заставляет читателя думать... и, притом, думать во многих случаях   н е   т а к,   к а к   а в т о р!  Есть таковой в "Ибикусе". Он мал, он даже на сцене не появляется. Ну, в сюжете. Но он есть. Папа оказался на одном пароходе, идущем из Крыма в Стамбул, мама — на другом, а их мальчик, которого только вот-вот держали за руку, в последний момент вдруг куда-то потерялся и теперь, наверное, горько плачет на севастопольском берегу... Помните, читатель? Я — не забуду. Меня как будто что-то осветило! Правда, в отношении владивостокского берега. У нас на Дальнем Востоке драп "земской рати" и иных прочих остальных был менее безобразен, чем белогвардейский драп в Севастополе: просвещённый культурный мир успел ужаснуться, честные люди успели среагировать, паникёров во время эвакуации по-быстрому выкидывали с трапов в море. Равно ж хамов. Равно ж всех, кто своими индивидуальными дёрганиями своей индивидуалистической людоедской натуры осложнял дело общее: дело общего спасения. Но эксцессов хватало.
     Если смогу, опишу, как моему герою, поручику Чербакову, пришлось тащить с владивостокского причала на берлинскую улицу  через всю Ойкумену такого вот мальчика, который горько плакал на владивостокском берегу в окружении стаи владивостокских береговых беспризорников и прочей шантрапы, каковая собралась поживиться брошенными на причале вещами. Опишу, как мой бывалый лётчик и начинающий звездолётчик, разогнав шантрапу, спросил у бедняжки: что случилось? Как узнал, что случилось и почему случилось. Мальчик решил покормить бродячую собачку! Отпустил мамину руку, покормил бродячую собачку, а мама куда-то исчезла в толпе, ломившейся на корабль! Это ведь само по себе не худо: мальчик взял да покормил бродячую собачку! Даже хорошо! Ведь бродячая собачка была голодна, а всякое доброе дело угодно Богу, Боженька это малое доброе дело учтёт и пару грехов скостит!.. Но худо другое: пробираться из Владивостока в Берлин через Индокитай и Париж легче одному, чем с таким мальчишкой. Каким? Вот портретик, который со временем нарисовался во всех деталях. Скверный мальчик из хороших кругов. Чербаков — "еле-еле дворянин", окончил учебное заведение, приравненное к высшему, у Брусилова на фронте дослужился до прапорщика, потом за уничтожение двух немецких дирижаблей из одного пулемёта с неполной лентой был жалован чином поручика, но мальчишкины родители — дворяне, которых жаловал ещё Иван Грозный. Даже родовая земля где-то есть. Пока. Вроде. На Херсонщине. (Херсонщина — это ведь не РСФСР? Значит, есть, злые комиссары не захватили). Хотя сами мальчишкины родители не прославились ничем хорошим. Дураки Дураковичи Дураковы. А сын-семилетка — весь в них. Неприспособленный, трусливый, ленивый, болтливый, гонористый, обидчивый, истеричный, плаксивый, мстительный. Умеет требовать и не любит благодарить. Никаких хороших уроков ни из чего не извлекает, но усваивает дурные уроки от всех окружающих, во всех возможных формах, со всем возможным содержанием. (От пошлого детского спиритизма над тазиком до пошлого детского онанизма над унитазом. Включительно. Считая приобретённые беспризорнические замашки и почти внутриутробное обрядоверие с развесистыми фантазиями на тему Бога, которое заменяло веру не только для него самого, но и, оказалось, для его папы-мамы-тёти-дяди-и-тэ-дэ). Не дебильный, пишет стихи, даже хорошие стихи, когда постарается, вполне сознательно изображает из себя дурака. ("Ну такой я! Такой! Да! Отвяжитесь! Вы отвязались? Нет? Сейчас завизжу дурным голосом"). И поди ты угадай, чем он тебя через минуту озаботит! Ничего ну очень плохого знатный отпрыск никогда не делал. Как-то вовремя останавливался на грани между смертным и не смертным грехом. Чувство самосохранения срабатывало. Хоть даже через трусость. Ну, один раз траванулся, съев от голодухи какую-то гнилую дрянь, и один раз заразился портовой холерой. Минимум. Но ничем ну очень хорошим его затеи никогда не кончались. Влипал во все передряги, в которые мог влипнуть. Ударялся, расшибался, рвал одежду и не только одежду, притом не только свою, но и чужую, ронял в воду с борта свои деньги и случайно прихватывал в каюте перед высадкой чужие документы, которые потом приходилось как-то возвращать хозяевам, простывал, потеряв пальто, падал от солнечных ударов, потеряв шапку, тонул, терялся в самых неожиданных местах и отыскивался на редкость дурном хищном окружении мелких людоедиков, которые готовились поживиться за его счёт по принципу "подобрали-накормили-обобрали"... а "еле-еле дворянин" Чербаков старался не сердиться на юного потомка древнего рода. Но сердился. И злился. И впадал в отчаяние. Поскольку знал из учения снегуров и, главное, из личной почти тридцатилетней непростой жизни (которая бросала его, совсем как солдата Сухова, от Амура до Туркестана, включая Шанхай, Индокитай, Париж, Берлин): это — вид людоедства. Социального людоедства. Не лечится. Если человек вольно или даже невольно истребляет другого человека, чтобы уцелеть, — это людоедство? Истребляет, истощает, ставит на грань лишений и гибели... Не лечится! И не вылечилось!.. Христианское смирение Михаила помогло обоим. Оставление в опасности — это преступление. Чербаков мальчишку не бросил. Живы остались оба.
     Если смогу, опишу, как это им далось. Опишу, прежде поблагодарив зам. председателя Московского кино-комитета, инженера-технолога, романиста, киносценариста, переводчика Алексея Толстого за сюжет. (Алексей Толстой сам почти так же возвращался в Москву из командировки на Украину, отчего прослыл эмигрантом). А уральского писателя Юрия Другаля (великолепен фантастический рассказ "Особый вид паразитизма") и... вот переклинило, не могу фамилию припомнить (кто написал "Хроники Нарнии", а?)... в общем, Юрия Другаля и англичанина — поблагодарю за мысль о том, как страшен внешне беззащитный, неудачливый, внутренне безжалостный, ненасытный, неотвязный паразит-энерговампир, в прямом и переносном смысле убивающий на корню всех, кто с ним свяжется, от нарнийских чудищ, которые из-за его упавшего фонарика погибли при неудачной ночной операции, до родных, которые, к счастью, остались живы. Если я помру, то опишите всё вы, дорогие читатели.
     Концовка? У меня она — такая. Привозит Чербаков мальчишку в Берлин, а мальчишкины папа-мама-тётя-дядя-и-так-далее не шибко рады. Чем-де мы его кормить будем? Ты его до сих пор нянчил? Ну, продолжай в том же духе! Нас заодно тоже будешь нянчить! Ням-ням! Чего-чего? Ну, понятно, ты — простонародие, что с тебя взять, никакого благородства в вас нету, поручик, произведённый в чин во фронтовых условиях! А оставление в опасности — это преступление! Вы — преступник! Да-да-да! Хотели мальчика бросить, а сейчас хотите бросить сразу всех нас!.. Такие, как они, и раньше-то были дворянами только де-юре, они уже давно де-факто оторвались от своего класса, служившего Отечеству на протяжении веков, деклассировались, опошлились, выродились морально и даже физически. Императора предали. Страну свою родную, то ли не сумев, то ли не захотев защитить, бросили. От родины вдалеке впали в уныние: сосать им стало некого, берлинских indigenes (дословно — местных жителей, в переносном смысле, ими самими введённом, — туземцев, дикарей, а в совсем уж переносном смысле, не ими вводимом, — недочеловеков) не долго пососёшь, немцы сами с кого угодно клок живой пятки на ходу сорвать готовы вместе с подмёткой (для начала недочеловеком обозвав). А тут — Чербаков! Ату Чербакова!.. Но поручик их пожалел. Вернее, снегуры пожалели. Гипербореи с гиперборейских времён знают, как с такими шуршанами быть. Фелисита фин. Глюкфиналь. Хэппи энд. Занавес.
     Трудно сказать, пожалели ли Чербакова мальчишкины папа-мама-тётя-дядя-и-так-далее, но это — следующий роман. О тридцатых предвоенных годах.
 
     А что до фотографов, мною выше упомянутых... отчего я упомянул их?
     Оттого.
     Оттого же.
     Объектив фотоаппарата — объективен. Что есть, то и отражает на плёнке. А фотограф — более объективный свидетель, чем художник.
     Но сие, по сути, — отдельный сюжет. Отдельного романа или романа в цикле "Наследники". Над ним тоже надо отдельно и много работать. Предупреждаю. Сам я попробую, конечно. Да, боюсь, сил и времени не хватит.
     В музее у нас я много раз ретушировал для журнала фотопортреты так называемых крестьян-переселенцев, ехавших на Дальний Восток по столыпинской программе. Было сие три с лишним года назад. Или четыре. Или больше. Но до сих пор я вздрагиваю, когда вспоминаю людоедские фоторожи!
     Кто-то из читателей возмутился?
     Повторю: людоедские! И фоторожи. У бабушкиных старших родственников на их семейных фотографиях — лица. А это — людоедские фоторожи.
     Трудно их забыть. Как фильм "Вий". Чересчур ярки впечатления. Явно сквозящая хитрость (без ума), лень, жадность (без хозяйственности, экономности, чего-либо ещё такого положительного), трусость (без какого бы то ни было смирения). Отчётливый вурдалачий отсверк водочно-бутылочного стекла в глазах, бессмысленных и беспощадных, как бунт. (Помните Пушкина? Помните Пушкина!). Явная печать врождённой дебильности, поверх которой столь же явно лежит печать сознательно приобретённой дебильности. ("Ну, дурак я от природы, чё с дурака возьмёшь... да ничё... вот я, дык, ещё вдобавок дураком-то и нарошно прикинусь..."). У так называемых переселенок — то же. С прибавкою врождённой и сознательно приобретённой истеричности, постоянно готовой к боевому наступательному применению. (Повторяю: наступательному. Захватническому. Даже оккупационному). Истерика — вид социального вампиризма. Хотя это — отдельная тема.
     Таков же был в переселенческой деревне под Усть-Уссурийском чербаковский заклятый друг детства Васька Клоп вкупе с Васькиными тятей-мамой-тётей-дядей-и-так-далее. Сперва Клопы просохатили землю у себя на родине, попав в почти крепостническую зависимость от соседа-крестьянина, вряд ли более умного, чем они, но наверняка более трудолюбивого. (Ну говорят же люди: кулак бедноту угнетал хуже, чем помещик... потому что кулак заставлял работать её так же, как сам работал! Правду говорят люди, значит). Потом Клопы просохатили столыпинские подъёмные. Потом долго ныли, выклянчивая у генерал-губернатора, который случайно, но, оказалось, вовремя на них посмотрел, какие-то другие дополнительные разовые "помочи" (в той среде сие так называлось). Что характерно: выклянчили. Через несколько лет они воевали за всех подряд. За красных партизан. За белых партизан. За чёрных партизан. (Вы не знаете, кто таковы чёрные партизаны? А таковы, между прочим, на Дальнем Востоке были. И в Белоруссии были, но позже на несколько лет: мне один старый писатель-белорус о них рассказывал в ялтинском Доме творчества такое непохожее на фильм Тарковского "Иваново детство", что я верить отказывался). Даже за хунхузов Клопы воевали. Потом Клопов раскулачил односельчанин, чтобы хоть какое-то время спокойно пожить: так они в селе всем нормальным честным людям надоели своим врождённым гадством, помноженным на благоприобретённый опыт человекоубийства, грабежа, контрабанды, спекуляции, остальных прочих искусств гражданской войны! Потом Клопы сточили корявым почерком ответные доносы  "в ДалькрайНКВД и лично товаришчу наркому Ежову". Потом самые молодые представители "фамелии" Клопов ушли на фронт, чтобы не сесть за дезертирство, на фронте быстренько сдались в плен, в плену заделались лагерблочными капо. Кто такой капо и что такое лагерблок, рассказывать не буду. Противно. И о делах не выдуманной реальной (в отличие от Клопов) "фамелии", о которой я знаю от отца, не буду. По той же причине. (Жили-были три брата-мужика, один — страховой агент, другой — почтальон, третий — просто старичок на покое, от завалинки до завалинки болтался, сплетни плёл. Итого: Советской власти во всей волости не стало. Газеты не приходили. Письма не уходили. Доходили по адресам только доносы).
     Нет, российских крестьян я люблю. Зря вы. Бабушка Варя как раз по столыпинской программе сюда приехала вместе с прадедом да прабабкой. (И до смерти уважала Столыпина, хранила старый широкотиражный портретик среди фотографий: "Этот дедушка нам землю дал"). А российских дворян уважаю. (Настоящих, имею в виду. Не тех, кто заседает здесь по праздникам в нынешних так называемых "монархических дворянских собраниях", которые кончаются пьянками).
     Я ненавижу только человекообразных клопов, вампиров, остальных иных паразитов, настолько паразитических, что способны паразитировать даже на паразитах.
     Деклассированная маргинальная среда — среда для всех видов людоедства. Для всех уголовных и политических преступлений против человека, человечества, человечности. Жаль, на Нюрнбергском процессе не осуждена. Хотя германский нацизм зародился в такой же клопиной среде. И итальянский фашизм. И японский милитаризм, я подозреваю, тоже. И... ну ладно, прекращу перечень на этом, пусть в моём тексте тоже будут ненаписанные отрицательные герои.
     Бывший солдат питерского автобата Маяковский сделал (как он выражался) с объективной натуры комедию "Клоп". Вы делайте по объективным историческим свидетельствам сразу роман! В роман больше мыслей войдёт!
     Можно — киносценарий. Год российского кино продолжается, конкурсы идут. Да и впредь идти будут. Пора давать хорошее умное кино вместо нынешних тупых "боевиков" (сиречь плохих пустых фильмов о плохих людях), столь же тупых и ущербно-примитивных, как старые советские "трудовики" (плохие пустые фильмы о хороших, в общем-то, людях). Давайте! Хорошее и разное, как говорил Маяковский же!
    
    
    
________________________________________________

Майдан, слово турецкое

     17.07.2016.
     Из дневника:
     "В Турции — свой Майдан. Ещё не утих Ла-Манш, так — нате: Босфор забурлил! Восток — дело тонкое... а где тонко, там и рвётся... а уроки из чужой истории кое-кто всё ж извлекает!
     Наверное, Эрдоган внимательно смотрел репортажи из Киева в 2014 году и ещё внимательнее — репортажи из Москвы в 1991! Да и эйзенштейновский фильм "Иван Грозный" — тоже. Тоже — внимательно. С хорошим переводом. Хорошо знают русский язык там, я полагаю, не только горничные да официанты в отелях курортов Антальи. Политтехнологи тоже знают.
     Интересно бы знать, как звучит в турецком переводе фраза, сказанная Иваном Грозным по поводу смерти дурачка Старицкого: "Не царь убит, шут убит, отпустите Волынца"?
     Говорят — все предыдущие военные перевороты в послеататюрковской Турции были, да,  п е р е в о р о т ы.  Выползал из норы реальный реально затаившийся до поры дракон. Только последний раз удался... м-м-м, как это по-турецки... ну, по-русски сказать — н е д о в о р о т:  вытащили люди из норы прошлогоднюю шкуру дракона, сброшенную звероящером во время прошлой сезонно-ростовой линьки (рептилии старую шкуру скидывают, чтоб не мешала расти), принялись люди ту шкуру кока-кольными банками за хроническим неимением шапок закидывать да ремешком от штанов за временным неимением газовых гранат захлопывать, легко закидали-захлопали, а дракон на это действо любуется, в кадр особо попадать не стараясь...
     Из всех комментаторов оказался ближе всех к истине истинный грубиян Сатановский, которого Ника Стрижак вежливо допрашивала перед микрофоном: выступили НЕ те военные, которые могли победить без проблем кого хошь, НО те, которых спровоцировали на выступление вполне невоенные круги, видя их о-о-очень проблематичную способность победить хоть кого, кроме собственных подчинённых, в строй выстроенных и дисциплиной связанных. (Солдатская дедовщина в натовских армиях, я не от Сатановского слыхал, есть, равно ж есть мордобой командирский). Фильм "Жуков" в Анкаре тоже смотрели. (Хотя такого сложного устройства из мобильника и телекамеры, по которому Эрдоган обратился к народу своему — выходите на улицы, во времена Жукова не бывало. Наскоряк придумали).
     Да и вот такой "народ", вот так умело вышедший на улицы, я где-то когда-то на каких-то экранах видел. "Народ" не по-простому не по-народному спортивненький, крепенький, нахальненький, самоуверенненький, заранее по-правосекторовски подготовленненький, заранее газовыми гранатами, чтобы в турецкий "Беркут" швырять, снабжённенький. Либо там не "Беркут" от газовых гранат кашлял, а армейские подразделения?.. Я, вообще-то, не об этом. Я вот о чём. Уж ОЧЕНЬ, говорю же я, УМЕЛО этот не по-простому не по-народному спортивненький, крепенький, нахальненький, самоуверенненький, заранее по-правосекторовски подготовленненький, заранее газовыми гранатами снабжённенький "народ" ВЫДВИНУЛСЯ на турецкие майданы, сиречь площади, отстаивать, отпрыгивать, отбегивать интересы своего президента горячо любимого! Ещё недавно — горячо нелюбимого, судя по другим майданным погромам да уличным терактам, но сейчас, вот, любимого ну прям ж до не могу, как по команде!
     Чтобы так умело выполнять команды, обыкновенного курса молодого бойца мало. Потребны более серьёзные тренировки на полигонах.
     Или даже не на полигонах, а на реальных полях реальных войн.
     Какая там реальная война идёт поблизости от Турции... до сих пор идёт... не прекращаясь... с помощью самой же, кстати, Турции в том числе и не прекращаясь... наводященький такой вопросец... для наводященького такого ответца...
     Стоп!
     Пока — стоп!
     Доказательств у меня нет.
     Пока — нет.
     Сначала я думал: всё в Турции идёт по иранскому сценарию. С пенсильванским акцентом. Хотя пенсильванский аналог аятоллы Хомейни — в отличие от реального тогдашнего аятоллы — нынче едва ль не самым последним узнал, что он назначен на эту роль. Чилийский вариант явно не прокатывал. Раз шефа турецких военных, явно назначенного на роль генерала Пиночета, турки до сих пор по телеку не показали и даже по имени не назвали. А вариант, вышло, — турецкий!
     Турецкий Майдан.
     Кстати, майдан — слово тоже турецкое. Площадь. Торг. Переносный смысл — торжище политическое. Место для извлеченья политической выгоды.
     А дальше? По Маяковскому: питерцы-де прыгают детишками малыми, а Невский проспект с ленточкой красной на лацкане кителя, слега припарадясь, уже кишит генералами... либо как там у Маяковского про Невский проспект?.. В Анкаре проспекта нету. Хотя лацканы у анакарских генералов есть. Равно ж военных генералов и гражданских генералов. А ленточки будут. Велик, что ли, труд, накромсать ленточек соответствующего политического колера? Хоть красного, хоть оранжевого, хоть аж фиолетового... фиолетового, кажись, нигде пока не бывало, ась?..
     Придётся мне искать доказательства. Либо доказательства за, либо — против.
     Придётся опять тратить слабые мои глаза на глядение очередных телерепортажей, как я тратил их в 1991 году и в 2014.
     И внеочередных. С пометкой "Срочно".
     Пока никто не скачет на турецких майданах, повторяя по-турецки: "Кто не скачет, тот... ну, не наш". Пока никто не выступает с армейской бронемашины, поправляя на себе гражданский галстук и мусоля в руках машинописные странички. Но уже вырубаются под корень — как в известной не турецкой поговорке "лес рубят, щепки летят" — турецкие судейские да следовательские кадры: знать, расправа над врагами, спешно назначенными на роли врагов, будет вестись по аналогу не турецких внесудебных троек. Или четвёрок. Или там ещё чего. Главное слово: внесудебных. Я пока не вижу ни у кого из героев теленовостей ни красных, ни оранжевых, ни фиолетовых ленточек. Хотя мне уже страшно. Страшно от мысли: скорее всего, цвет ленточек будет чёрный".

________________________________________________


Мелкий руководящий бес

     16.06.2016.
     Из дневника:
     "Джуть пистолетная! Моя старинная знакомка С. — крупная бизнесвумен, местный медиамагнат, депутат местной Думы, фигурант многих крупных судебных процессов, на которых то она своим ближним устраивает Санта-Барбару, то ближние устраивают ей Санта-Барбару же... мама дорогая! Она ли это? Был ли в ней материал для этого всего? Помню её существом вполне бесцветным. Бесцветным по убеждению. Изображала из себя дурочку, потому что знала — с дурочки спросу меньше, а оклад такой же. Оба родителя — советские люди во втором поколении. Она, соответственно, — в третьем. Работала сначала профессиональной комсомолкой в махоньком сельском райкоме, затем, когда комсомол был убит по приказу свыше, — журналисткой в махонькой ведомственной многотиражке. Никаких звёзд ни с каких небес никогда не хватала. И не собиралась. Потому что не знала, на кой эти звёзды ей, на комод их класть сушить либо сразу в суп крошить. Но вдруг... она ли это? Смотрю на фотографию из её газеты с цветными картинками: она! Не очень изменилась внешне. Но очень изменилась внутренне: вместо журналиста чисто советского типа — нате вам — медиамагнат типа чисто антисоветского. Откуда что взялось? Она даже не могла ниоткуда, кроме фильмов типа "Санта-Барбары", узнать, что это такое — крупный бизнес и какого он цвета! Кто-то мог ей, из-за бугра из служебной несколько-недельной командировки вернувшийся, рассказать-объяснить? А она бы поняла хоть что-то, кроме слов? Понимается только то, что накладывается на имеющийся опыт и сравнивается так с уже понятными вещами. Наложить что-либо на не имеющийся опыт — нельзя. Значит, сие у неё было наложено на  ч у ж о й  опыт. При условии: чужое сознание, в котором этот чужой опыт сидит, подчинило себе сознание самой С.! Подчинило и контролирует. Наводящий вопрос: кто  и з  л ю д е й  может так подчинить человека и вкачать в серую посредственность такой чёрный-пречёрный опыт злого гения? Чёрный-пречёрный злой гений. Вот кто. Чёрный-пречёрный злой гений, знающий всё-всё о мире и о медиабизнесе в мире, даже сейчас для С. почти закрытом (ну, по крайности, мире практически недоступном, только теоретически приоткрытом на время кратких поездок С. за рубеж, во время каковых поездок ей, как всегда хозяева гостье, не всё показывают и уж далеко не всё из показанного объясняют). А кто знает о мире всё? Наводящий вопрос. Наводящий ответ: князь мира сего знает. И его дружина. Они присутствовали при сотворении сего мира. Они были, когда людей не было. Из людей никто с ними в познаниях о мире не сравнится. Люди им подсказать ничего не могут. А вот они людям — всё. При условии, если люди позволят им внедриться в свои умы и уступят им свои души.
     К слову: ближние так и характеризуют С. — ведьма она, душу дьяволу продала!
     Ну, может, и не дьяволу. Куда ей!  М е л к о м у   б е с у  из дьяволова окружения. Он сейчас ею и руководит. Либо — чем-то-там-водит, поскольку рук у бесов, духов бесплотных, нету.
     Это — не "Мелкий бес", роман Соллогуба, давным-давно написанный. Это — правда. И — сейчас.
     И таких случаев — легион! Жил-был крысёныш, от земли не видать, вдруг трах-бабах — держит в своих крысячьих лапках всю, к примеру, область! Воротила бизнеса. Чаще всего — теневого. И обязательно — с готовыми воротильческими манерами, понятиями, словечками, даже с готовой воротильческой миной на крысёночьей мордочке! Крибле-крабле-бумс! Никакого мошенства, всё взаправду! Хоть и без ловкости рук тоже. Нету рук у падших духов. Они для того в людей и внедряются, чтобы обрести, хоть на время, подвластное подконтрольное тело. Только для этого. А что люди думают... бесов то совершенно не интересует, что люди думают и думают ли люди вообще.
     Что бесы — не с рожками и не с копытцами, читатели сами знают. Распространяться не буду. Духи да и духи. Вообще никакие на вид. Не видать их вам. Только по делам их и узнаете их. Если будете смотреть, а не говорить заранее: чего-де там смотреть, нечистая сила-де — сказки детские, нечистой силы-де не существует, потому что нам так в газете написано, соседка читала только что".


________________________________________________

Невероятные приключения экстрасенсов в России

     7.5.16.
     Из дневника:
     "Сказка о том, как некие шибко ушлые инопланетяне, работая под некую иностранную разведку, которая, в свою очередь, делала вид, будто она — некая со-о-овершенно местная некоммерческая организация для поддержки местных талантов на деньги заграничных налогоплательщиков, раз местные налогоплательщики налогов не платят и не собираются, всё в чулок складывают, чтобы за бугор удрать, устроила приют для особо одарённых тутошних жителей. Экстрасенсов, телепатов, телекинетиков. Что-то вроде психушки наоборот. Если считать психушкой не наоборот ту больницу, в которую попала с подачи родни странная миссис Сэвидж в исполнении Аросевой: палаты — отдельные, сад гулять — все дружненько вместе... и попробуй ты не пойди, санитары тебе помогут. Одного только ушлые не знали! Не знали, с кем связались! Тутошние особо одарённые всю свою допрежнюю жизнь только о таком и мечтали, работая кто где, в разных узко-отраслевых НИИ да в разных проектных конторах! Чтобы их кто-то кормил. В сад водил. А делать ничего не заставлял. Ничего конкретного. Только так... ну, что получится... ну а если не получится, то чё ж вы хотели, особо одарённый человек есть узкий специалист, узкий специалист не за станком стоит. не стандартные гайки по чертежу вытачивает, дело тонкое, а где тонко, там и рвётся!.. Ой, тяжко пришлось инопланетянам с местными!
     Тяжко пришлось и местным талантам с инопланетянами! Аборигены вскоре поняли: благодетели эти зеленодольские за каждый израсходованный витаминчик потребуют, как Остап Бендер с Шуры Балаганова, уйму мелких услуг... и не только мелких, но и крупных... притом в конкретике и вне зависимости от того, чё получилось да чё не получилось! Кушал? Работай! Халявы нету.
     Но инопланетянам оказалось всё ж тяжелее. Аборигены взяли да сдали их тёпленькую зеленолиценькую компанию куда следует. Ну, куда земляне привыкли земных иностранных разведчиков сдавать. Такое качество, как стукачество, у них, особо одарённых, было отработано. До уровня полнейшей виртуозной гениальности. Или гениальной виртуозности. Усё! Хва! Любимый город может спать спокойно! Мы — коли такой халявы не получилось — станем пользоваться другой халявой. Которая у нас получалась многие годы. А именно: станем ходить  в свои узкоотраслевые НИИ да в разные проектные конторы. Ляпать кой-какие — какие получатся — научные отчёты. Мастрыить кой-какие — какие получатся — проекты. Отводить на сё и на то процентов по пять, по десять оплаченного рабочего времени. Когда уж начальник за бездельем застал и выкручиваться как-то надо. А остальные девяносто или девяносто пять процентов тратить на ерунду. На доморощенную экстрасенсорику, телепатию, телекинез. Ещё — на болтовню об экстрасенсорике, телепатии, телекинезе. Ещё — на злословие о том, что-де некуда талантливой личности у нас деваться, только в НИИ да в КБ, иное дело — за границей... и ещё более иное дело — на других планетах...
     И всем было бы хорошо. Да началась перестройка. НИИ да КБ позакрывались".


________________________________________________

Овщина

     20.04.2016.
     Из письма, которое друг прислал вчера:
     "Повторно штудирую спорную острополемическую книгу бывшего главного редактора "Военно-исторического журнала" генерала Филатова "Власовшина РОА: белые пятна". Очень хорошую встряску для мозга получил и ещё одну инъекцию критического отношения к тому, что говорится и пишется в печати и в книгах, вещаетcя на TV. Поначалу гипотеза о том, что генерал Власов — не типичный предатель, а суперразведчик ГРУ, кажется чушью. Но когда подумаешь о том, с какого перепугу человек, из ничего слепивший 37 армию для защиты Киева, а затем прекрасно показавший себя в битве под Москвой, человек, которого лично Сталин отправил на Волховский фронт, вдруг  о т к а з а л с я   в ы л е т е т ь  из окружённой 2 ударной армии, вдруг сдался в плен, то и впрямь создаётся впечатление об операции ГРУ. Кстати, в предательство Власова категорически не верил Гитлер. И вполне возможно, что Власов и его товарищи по спецгруппе ГРУ стали жертвами внутрипартийных интриг, как позднее группа Вознесенского. А если это как фантастический сюжет отыграть?"
     Я согласился, что как сюжет — можно. И название придумал. Много было всяких   о в щ и н!  Явлений таких. Определённого  порядка. Когда идею (может быть, даже не самую худую) понимают и воплощают даже не с точностью до наоборот, а вообще так, что диву даёшься. Понимают не то, что сказано, а то, что они услышали (будучи готовыми услышать именно это). Итог? Печальный. Адмирала Колчака сгубила колчаковщина, атамана Семёнова — семёновщина, батьку Махно навек обесчестила махновщина... ну а вот тут мы имеем дел с власовщиной. Теми, кто не знал ни о каких разведзаданиях никакого ГРУ (буде таковые даже были), но умозаключил со всей великолепной простотой, которая ужаснее любого воровства оказалась: "В обороне без сна, еды, без боеприпасов сидеть страшно и плохо, в плену в обороне без сна, без еды, без боеприпасов сидеть не придётся, значит — в плену будет не так страшно и плохо, во ка-а-акия мы хитрыя-я-я!" Дело — не всегда в верховной идее, но всегда в том, как идею воплощают низовые исполнители. (С учётом возможности банального низменного вранья в низах, о котором не сразу и не вдруг узнает — если восхочет узнать — идеегенерирующий верх). Вывод? Не след генерировать таких идей, из которых может получиться очередная овщина. Как сюжет годится? Годится.


________________________________________________

Половина срока в пустыне

     Как говорится, за что купил, за то и продаю. Истории эти — не мною выдуманы. Мною они только услышаны. С разной степенью случайности. И — никаких выводов!Пусть каждый из читателей задумается о проблеме самостоятельно.
    
     "На век — это не навек"

     Кто-то из читателей думает, будто мифы, легенды, сказки рождаются только в первобытных пещерах, средневековых теремах и всяких прочих курных избах? Не надо так думать! Замшелые мифы великолепно плодятся на городском асфальте. Вот вам свеженький. Услышан от дамы, к мифотворчеству не склонной: следователя одной из силовых, по-телевизионному выражаясь, структур, любительницы точных формулировок в стиле чистого реализма, никаким вымыслом и домыслом не замутнённого. Сочинён тоже дамой, ещё менее склонной к мифотворчеству и ещё более склонной к реализму: она когда-то служила в тех же структурах, но решила перейти юристконсультом в некую фирму, где лучше платят, перешла и днесь пребывает там. Первая заглянула ко второй по делу. Но делу — время, потехе — час. Разговорились старые подруги. Первая спросила у второй, куда та собирается в отпуск в будущем году. Вторая весело ответила:
     — В семнадцатом году, да? Ну-у-у, сейчас всё упирается не столько в нехватку денег, деньги можно заработать, сколько в нехватку фантазии, трудно решить, какой именно вариант предпочесть из сорока восьми либо сорока девяти одинаково возможн... в семнадцатом году, ты говоришь? Семнадцатом?.. Слуш, подруга, и ведь точно — следующий год у нас семнадцатый год!!! — и перестала быть весёлой. Большого труда стоило первой даме вывести вторую из внезапного, но глубокого ступора. Всё-таки вывела. А вернув, в мир реальный, услышала от неё тот самый миф. Свеженький миф. Выросший на городском асфальте.
     Существуют, мол, два выражения: навек, то есть навсегда, и — на век, то есть на сто лет. Звучание — почти одинаково, значение — совершенно разное. А суть мифа — в том, что, когда произошла Октябрьская революция, изменилось всё не навек. На век. Кто-то, мол, решил посмотреть: как будут пользоваться плодами своей победы победители? На благо ли? Приумножат ли результат своей победы — или, мягко говоря, всё в одночасье потеряют? Как распорядятся их наследием их дети? А как — дети детей, которые успеют в пределах этого века, этих ста лет то есть, родиться, вырасти, вступить во взрослую деятельную жизнь, в течение которой придётся принимать решения, совершать поступки, отвечать за содеянное?.. Ну а когда век, сиречь сто лет, закончится, будут подведены итоги.
     — ..., ..., ...!!! — громыхнула вторая дама, как только окончила излагать всё сие первой даме. — Я только-только начала жить!!! Снова мне в петлю, что ли?! Туда, где все — равны, но некоторые всё-таки — равнее?!! Не хочу-у-у!!! Как я до пенсии дорабатывать буду?!! А на пенсии я чё делать буду, когда доработаю?!! На даче грядки тяпать, корм себе выращивать?!! ..., ..., ...!!!
     Первая дама, известив персонал фирмы второй дамы о том, что-де уважаемая юристконсульт отбывает до конца дня по своим юристконсультским делам, утащила вторую даму в машину. Как она тащила несчастную потом, из машины в двухэтажную её квартиру (на второй, конкретно, этаж) через двор элитного небоскрёба, в котором сплетни разлетаются быстрее, чем в неэлитных бараках? Надо рассказывать или не надо?
     Когда наступает время не только принимать решения и совершать поступки, но и отвечать за содеянное, страшно становится не только дамам. Но и — мы выразимся так — господам. Даже — регулярно посещающим "качалку". И имеющим хорошую охрану. И им, наверное, — особенно.


     "Незаменимых людей у нас нет.  Людей — тоже"

     Гостила у нас недавно Таня — милая приезжая с Северов. На Северах у истоков БАМа родилась, выросла, всю сознательную жизнь бухгалтером отработала, северную пенсию заработала. Оптимизм — настоящий тамошний, северный, без которого там (не только там, да, но  там — особенно) никак не проживёшь. Однако, отвечая нам на наш вопрос "Ну как ты отдыхаешь на заслуженном отдыхе?", она невольно помрачнела:
     — Никогда больше не буду работать в частных фирмах! И никому не советую! Хитростей да мудростей с бухгалтерией — столько же, столько всего надо знать, а платят... ну, сколько платят!
     И рассказала о том, как увольнялась.
     О том, как наша пенсионерка устраивалась и почему решила устроиться в фирму, производящую всякие там коржики, печенюшки, прочие рогалики, — мы не доведывались. Не от сытой жизни. Вот почему устроилась. Сколько Тане платила хозяйка за "полный рабочий день и туда-сюда двумя автобусами", — мы не доведывались. Коротко говоря, в два с половиной раза меньше платила, чем юному существу из числа многочисленных своих родственников, которое на работу являлось не каждый день, на малые два-три часа, зато "на Кипр и ещё много куда" ездило с большим удовольствием, отпусков очередных не дожидаясь. Вот сколько Тане платили. Но Таня работала. До тех пор, пока хозяйке не вздумалось пристроить менее юное существо из числа многочисленных своих родственников. На Танино место. Куда девать Таню? Мнение самой Тани озаботило хозяйку в самой ничтожной степени:
     — Танечка, учи Манечку, передавай дела, объясняя, где что лежит.
     И всё.
     В категорию "что где лежит" у них включается наличка, которую в сейф никогда не закрывали, чтобы хозяйка могла в любой момент прийти и сколько угодно себе взять, деньги-то — все хозяйкины, а как что списывать — проблемы исключительно бухгалтерские, хозяйку такая ерунда мало волнует.
     То есть, это — не всё.
     Ещё — хозяйка сказала Тане, какой торт купить на проводины. Хороший. Вот какой. 
     — Проставиться, Тань, не забудь. Так сейчас принято. А чего ты хотела?
     А напоследок:
    — Р а с ч ё т   б р а т ь   б у д е ш ь?  Ну ладно, Тань, у меня сейчас деньги есть, дадим тебе расчёт... ну, заходи в гости время от времени... очень жаль, что ты увольняешься...
    Вопрос: хозяйка всё это сама придумала?
     Правильный ответ: Танину хозяйку я видал, пусть даже давно, нет там у неё такого места, которое может придумать что-либо по-настоящему новое. Ни малейших ноль целых чуть-чуть сотых грамма. На все полтораста центнера нынешнего хозяйкиного живого веса.
     Второй вопрос: в классической литературе, повествующей о классическом капитализме, такое людоедство описано? К примеру, в "Саге о Форсайтах"?
     Второй правильный ответ: не описано.
     Третий вопрос: откуда тогда взяла?
     Третий правильный ответ: я уже говорил, что с Таниной хозяйкой я встречался! Когда она ещё не была хозяйкой фирмы, пекущей рогалики. Была продавцом советского магазина "Гастроном". Лет сорок тому назад.
     Именно тогда я услыхал фразу, сказанную не Тане (Таня только-только в школе училась), а самой хозяйке, юному в ту пору существу, весившему всего сто килограммов с граммами и едва-едва окончившему училище:
      — Незаменимых людей у нас нет.  Людей — тоже. Увольняйся, если недовольна. Так сейчас принято. А чего ты хотела? Езжай на БАМ к комсомольцам-добровольцам, если чего-то другого хотела!
    

     Некомсомольцы-добровольцы

     Как строился БАМ, не киношный, а настоящий, — я, кстати говоря, знаю. Видел.
     Всё было, кстати говоря, похоже на то, как осваивалась целина за поколение до начала стройки века. Не видел, но тоже знаю. От людей, которые видели, как комсомольцы-добровольцы воровали овец в степных отарах. (Ну, не всегда воровали, случаи откровенного грабежа с мордобоем тоже случайно случались). Как блудили с девчонками в соседних аулах. (И с девчонками в своих палаточных городках — особенно). Как спекулировали, получая по почте целые тюки барахла. Как уклонялись от службы в армии. (Ну, не только от службы в армии: скрывавшиеся от правосудия тоже имели место). Как они там браконьерничали, рассказывать надо? А как устраивали степные пожары, чтобы позабавиться? А каков получился в итоге процент алкоголизма и наркомании, когда юные романтики целины узнали, что такое двенадцатисуточный кумыс и дикорастущая конопля? Ведь (я должен открыть читателям маленькую тайну, если она для них всё ещё тайна) молодёжь на целину попадала не с небес. С земли. Из реальной жизни. Воспитанная в реальных условиях. Не только в школе. И если кто-то рассчитывал, что безбашенная молодёжь ну прям-таки совершенно перевоспитается на целине, — зря он на это рассчитывал! Подвиги на целине, правда, тоже свершались. Во множестве. Но совершали их не все молодые романтики. Кто творил всё вышеперечисленное, те подвигов не совершали. Романтика оказалась сама по себе, романтика великих свершений — сама по себе. Романтика ведь разная бывает. Уголовная в том числе. А медали за освоение целины получили все. Как поколение спустя — медали за строительство БАМа.
     Сейчас БАМ уже не строят. И ещё не перестраивают. То же могу сказать о целинных и залежных землях. А безбашенная молодёжь, у которой бурлит в крови романтика, не имеющая ничего общего с романтикой великих свершений, — вот она. Некоторые соседских кошек потрошат, выкладывая картинки в Сеть. Некоторые потрошат даже соседей. Некоторые в другие дали отправляются великие свершения осуществлять. Имею в виду Донбасс. Добровольцы ведь разные, как оказалось, бывают. В карательных батальонах тоже добровольцы есть. И великие злодеяния там свершаются. О добровольцах ИГИЛ, запрещённого во многих странах, в том числе в России, говорить надо?.. Светлые подвиги сейчас, правда, тоже свершаются. Повсюду. Во множестве. Но свершают их, как и всегда, не все. Кто творит всё вышеперечисленное, те светлых подвигов не свершают. А остальные, кто пока ничего особенного не творит, — завидуют не всегда тем, кто свершает светлые подвиги.
     Пример?
     До сих пор перед глазами. И, если можно так выразиться, перед ушами. До сих пор слышу мелодичный, хорошо поставленный голосок девчушки младшего студенческого возраста, которая, едучи в автобусе на задней площадке за моей спиной, всю дорогу повествовала другой девчушке младшего студенческого возраста, как прошло её детство. Её детство прошло в одном очень известном северном городе на берегу очень известной северной бухты. Не упомянутой в песне "Ванинский порт", но тесно связанной со временами, упомянутыми в песне "Ванинский порт".
     Я девчушке искренне сочувствую! Во-первых, моё детство прошло в местах столь же романтичных (с условием, что романтика бывает разная). Поблизости не было Колымской трассы. Но была "глубина сибирских руд", в которую (я должен открыть читателям маленькую тайну, если она для них всё ещё тайна) ссылали не только декабристов. Я отлично знаю, какая эта опасная публика: домашние детки, которым слишком многое рассказали (да ещё и кое-что показали) не домашние взрослые! Как опасно может извернуться-изогнуться судьба! Как плохо может кончиться бесполезное многознание! (То, что без пользы, — вообще вредно. А тут — в частности. И в большой мере). Вся современность прорастает из прошлого. Некоторые мои сверстники тоже потрошили соседских кошек, хоть и — не выкладывая картинки в Сеть. (Интернет существовал только в фантастических романах, да и то не во всех). Некоторые потрошили даже соседей. Некоторые, побывав в Афганистане, привезли с собой по паре сушёных отрезанных ушей. Или не по паре. Больше. Знаете, что сие означает? Если нет, — вам бы и не знать! Ничего хорошего не означает!.. Это — вторая из причин, по которой я искренне сочувствую девчушке, щебетавшей за моей спиной в автобусе!
     Она ещё слишком мало знает! Хотя ей уже слишком много чего рассказали (и, надо думать, показали). Её собственные подвиги, до сих пор совершённые, сводятся к статье о мелком воровстве. Выкручивание лампочек в подъездах, где, по её словам, прошло всё её школьное детство, — тоже воровство, так ведь? Или мелкое хулиганство? Но она уже простила себе все свои грехи:
     — Ну да, я могла хоть каждый день хоть до упора гулять по берегу моря, но оно почему-то было всё такое ну какое-то слегка замёрзшее... поэтому моё школьное детство прошло в подъездах. На лестницах. И мы не выкручивали лампочки только на пятом этаже. Ты знаешь, на какой высоте в пятиэтажке находится потолок, когда стоишь на лестнице? К квартирам нас не пускали. А на лестнице там потолок — как раз для динозавра. Представили себе рост динозавра? Вот-вот!.
     А как насчёт будущих грехов?
     Я долго слушал щебетанье представительницы этого поколения, у которого практически все грехи — до сих пор в будущем. Оглянулся. Опять долго слушал её. Она, видя, что я весь внимание, принялась щебетать ещё громче и охотнее. Я хотел спросить:
     — Ты ещё никого не убила? Вот, и не начинай! Потом будет трудно остановиться!
     Она как будто почувствовала. Милые бойкие глазки сделались злыми. Её собеседницы посмотрели на меня испуганно. Одна спросила:
     — Вы  к т о?  Вы где работаете? Что вам надо? Мы ничего такого не сделали!
     Я молча сошёл на первой же остановке.
     Страх возможной встречи с дядей из силовых структур — это тоже из прошлого... хотя многих моих одноклассников он ни от чего не уберёг! Получилось: глаза боятся, руки делают, спина отвечает.
     Если для кого-то из читателей всё ещё является тайной полная версия известной поговорки, то пусть одной тайной на свете станет меньше. Полная версия именно такова. Спина отвечает за то, что творили руки.


     "Сорокалетку — досрочно!"

     Мы говорили о свежих легендах. Вроде той, где обыгрывается разница между "навек" и "на век, то есть — на сто лет". Хотя мне больше по нраву легенды древние. Которые научили уму-разуму много поколений людей. И до сих пор учат. В том числе — как Моисей водил народ свой по пустыне сорок лет. Пока не умер последний из рождённых в египетском рабстве. И, соответственно, пока не умер последний из тех, кто вспоминал о египетском рабстве так: "O, если бы мы умерли от руки Господней в земле Египетской, когда мы сидели
у котлов с мясом, когда мы ели хлеб досыта! Ибо вывели вы нас в эту пустыню, чтобы всё собрание это уморить голодом". Цитирую дословно. Так переданы в Библии попрёки, обращённые ко спасителю Моисею и брату его Аарону. Почти все, кроме самых юных, отлично помнили, что никаких котлов с мясом и никакого хлеба досыта в египетском плену не было, был только египетский плен, потому и бежали, чтобы вступить в землю обетованную. Но многие так говорили. А самые юные слушали говоривших. И, наверное, принимались тоже думать так. Итого: лишь сорок лет спустя с того дня, когда рабы фараоновы вырвались на свободу, народ вступил в обетованную — то есть, обещанную — землю. Умер последний из тех, кто родился в рабстве.
     Я не считаю советский период таким уж рабством. Всякое было. Потому что люди были всякие. Кто совершал подвиги светлые, кто — тёмные, кто — вообще никаких не совершал, только всем говорил: "Тебе чё, больше всех надо-о-о?" (В нашей школе эти слова считались самым страшным оскорблением. Наряду с вот этими: "Ты чё, умный, да-а-а?"). Жизнь шла... рубежи одолевались... но потом всё взяло да прекратилось-рухнуло! И легенда о тех древних сорока годах, проведённых целым большим народом в пустыне, не выходит у меня из головы. Сказка — ложь, да в ней — намёк, добрым молодцам урок. Тем добрым молодцам, которые способны извлекать положительные уроки.
     Всякий положительный урок можно усвоить как минимум двумя способами: по буквам и по смыслу. Если обратиться к первому... грустно становится: если считать с 1991 года, года крушения державы под названием СССР, — минула от силы половина легендарного срока, установленного легендарному народу для пребывания в легендарной пустыне! Сколько же ещё? Мама дорогая!.. Но есть ещё второй способ.
     Идти быстрее. Усваивать уроки прошлого (в том числе собственного прошлого) старательнее. Одолеть переход через пустыню не за сорок лет, а за... за... за сколько же?
     Как можно скорее.
     Вот за сколько.
     А человек многое может... когда он знает, чего он хочет.
     Знать только то, чего мы НЕ хотим, — сейчас уже маловато.

 
________________________________________________

Почтишники

     22.07.2016.
     Из дневника:
     "Почтишники. Странное словечко? Да нет, самое подходящее! По-немецки "fast" — то же, что по-русски "почти". Русские иной раз до сих пор ведь говорят — "фастун" или "фастать". "Почтишничать". Когда на словах всё — почти ах-ах или совсем ах-ах, а вот на деле — ох-ох или даже ха-ха-ха...
     Раз за разом повторяется новостной телесюжет о ловле мюнхенского одинокого стрелка бесчисленными силами мюнхенской полиции. Которая его таки ж не поймала. Даже ликвидировать не смогла. (Сам ликвидировался. Застрелился). Впечатление у меня осталось именно такое: хвастуны немцы! Голохвсты! Голое хвастовство! Внешней горделивости — валом, расхаживают ребята и дяди из машин "Polizei" важные, как киборги "Звёздных войн", в своих всех этих бронесферах-бронежилетах, мешают мирному населению мирно-нормально жить, пугают мирное население, бряцая амуницией, которая висит на них, как игрушки на новогодних ёлках, а одного-единственного парня с пистолетом, похоже, сами испугались аки чумы... Но оказалось: в немецком языке нет такого понятия — голое хвастовство. Нет даже аналога. Ну, bloss — "голое", "Prahlerei" — "хвастовство". Да вместе как? Никак?
     Видать, немцам до последнего времени такое словосочетание было явно не нужно, пока время у немцев было мирное и дела у немцев шли явно славно. Так славно, что были у немцев все основания твердить-повторять нам: у нас-де аллес ист гутт, ах-ах, только у вас в России всё швах... ваши милиционеры в России годами вели себя, аки полицаи в оккупированной деревне, мирное население их боялось (на помощь против хулиганья звать избегало, вдруг стражи порядка сами нахамят хуже хулиганья?), а милиционеры боялись хулиганов... ох-ох... но у нас — ах-ах, берите с нас пример, о йя! В газетах так писали. По телеку так показывали. На словах, в быту, так туристам из России говорили. Но время прошло... и у немцев у самих оказалось, наоборот, швах. Правоохранительная стратегия с профилактикой и со сбором информации — швах. (Оказалось: недостаточно простого привычного бытового стукачества, когда мирное германское население просто и привычно закладывало германских хулиганов и нарушителей правил дорожного движения через Интернет и Ютуб... тьфу, докладывало германской полиции через Интернет и Ютуб о хулиганах и о нарушителях). Элементы отработанной правоохранительной тактики — швах. (То, что я видел на экране сегодня, можно назвать тактикой действия правоохранительных сил с ещё меньшим успехом, нежели то, что я видел на экране во время теракта в Париже. Где такие же горделивые, новогоднеёлкообразно увешанные амуницией бесчисленные французские правоохранители едва смогли взобраться на сырой бугор. А охранить правопорядок и противостоять малочисленному, но умелому террору нимало не смогли. Даже когда кое-как на бугор взобрались). Пока аллес было гутт, мирно, имеющейся подготовки немцам хватало. Ну, "почти хватало". "Fast ausreichen". Но обстановка изменилась, усложнилась... и их "fast" превратилось в "mangel", "не хватает", а потом и в полный "null".
     Придумать немецкий аналог для русского "почтишники"? Термин придумывается, когда жизнь придумывает новое явление. Жизнь у них придумала новое явление. Надо придумывать для них термин...
     Или пусть они сделают так, чтобы явление там исчезло и термин перестал быть там необходимым для характеристики данного явления?
     Если сделают, я за них порадуюсь".

________________________________________________

Проклятие труда

Из дневника:

     "06.09.16.
     Недавно знакомый говорил: хамство бытовое — пережиток рабовладельческого строя. Следствие вечной униженности, вечной забитости, которая укоренилась  в генах и, споря сама с собой, время от времени даёт вспышки чего-то противоположного, хотя бы даже хамства, если на настоящую смелость сил нет. Нахамил — вроде как ритуально напал. Вроде как ритуально куснул. Чего-то там продемонстрировал, со смелостью сходное, кому-то из окружающих. И тут же отскочил. В настоящий, серьёзно наказуемый поркою на конюшне, конфликт не встревая. Кому захочется возиться с мелким хулиганом? И сейчас охочих мало, и раньше было не много.
     Может быть.
     Аналог: всякие шаманские практики по выкалыванию нарисованных глаз у маленькой куклы, имеющей подобие врага. Либо — втыкание иголок в то место кукольного тела, на котором у реального врага печень располагается. Принцип "часть вместо целого" или "малое вместо большого". Чтоб, знач, реальный большой враг тож заболел да подох. Говорят, бывало: реальные враги впрямь заболевали да подыхали. Аж два раза бывало. Срабатывало. Ну, три раза. В разных странах...
     И вот — сегодняшнее наблюдение, сделанное в нашем торговом центре.
     Погода — мерзкая, на улицу вообще не хотелось высовываться, однако — пришлось аж два раза. Утром не мог купить практически ничего из продуктов. Терминалы для кредитных карточек в магазинах не работали. Без объяснения причин. Не работали, да и всё. Связи не было. Почему связи не было? Не было, и всё. Днём кое-как появилась. И очереди появились. Я, кстати, сильно отвык от очередей. Долго их не видел. И вот опять...
     Кстати, не в первый раз связь пропадает.
     Причина?
     Первое, что вспоминается, — учебник истории за пятый класс: подневольные рабы, ненавидя труд, но будучи не вправе отказаться от него, ломали орудия труда, портили материал, калечили скот. Чтобы меньше работать. Оттого в Древнем, к примеру взять, Риме не привился своеобразный комбайн на бычьей тяге, быстро резавший колосья этакой острой гребёнкой и избавлявший человека от трудоёмкого изматывающе-однообразного ширканья серпом...
     Стоп! Нет ли тут противоречия? Сломать комбайн, чтобы хозяйка снова сунула тебе серп, давно опостылевший? Маловато логики!
     А её в ритуалах вообще маловато.
     Ломая нелюбимые орудия труда в частности, рабы совершали своего рода ритуал — ритуал уничтожения нелюбимого труда вообще. Труд — их враг. Причиняет им страдания. Но уничтожить врага они не в силах. Страшно. Не уничтожится. А хозяйка, узнав, возьмёт да выпорет на конюшне. Вот и уничтожают рабы его подобие. Действует тот же принцип "часть вместо целого" или "малое вместо большого".
     Интересно, срабатывает ли? Помогает ли хоть кому-то?
     Наверное, тоже два раза помогло. Или три. В разных странах.
     Сильны в нас древние пережитки!
     А жить всё равно хотим, как в Америке, где, принято считать, действует самый развитый капитализм, самый далёкий от исходной грубо-рабовладельческой дикости..."
    


________________________________________________

Рядовая мошка

     Из дневника:
     "11.09.16.
     Читая то, что до сих пор было написано и снято о гражданской войне в России 1918-1922 гг. (о ней будет ещё многое-премногое написано и снято, через год с месяцами — как раз столетие с её начала), я долго не находил ответа на вопрос: почему простые люди соглашались воевать простыми солдатами в Белой армии? Я не говорю о тех, кого взяли да мобилизовали, не шибко спрашиваясь, кто на что согласен и согласен ли. Я не говорю и о тех, кто соглашался воевать в Белой армии, но не простыми солдатами, а офицерами, генералами, адмиралами: те знали, чего хотят. Я не говорю и об идеологах. Я не говорю даже об идеалистах. Я веду речь о тех, о ком я веду речь. Не члены каких-либо партий... не сторонники каких-либо идей... не мстители за какие-либо обиды... простые люди с очень простыми мыслями и ещё более простыми желаниями... рядовые обыватели... те, о ком Маяковский сказал — "Мы просто мошки, мы ждём кормёжки..." они-то чего ради?..
     Но затем я вдруг нашёл ответ.
     Рядовыми солдатами становились обычные рядовые обыватели того времени.
     Простенько?
     Да нет, довольно сложненько.
     Каков был средний обыватель? Представим его себе. Чем он занимался? Много чем. Всяким разным. Иные в огородах копались, в своих да хозяйских, иные в лавках сидели, в своих да хозяйских... да мало ли! Но имелось у всех обывателей занятие, которое объединяло их всех. При сём при том отделяя, отличая от чиновничества, офицерства, интеллигенции, пролетариата, крестьянства. От всех, кто был способен поднапрячься — и, коль что-то не нравится, переделать так, чтобы нравилось хотя бы себе самим. Обыватель злопыхал. Отыскивал виновного во всём том, что обывателю не нравится, — и злопыхал. Но сам ничего изменяющего мир не делал. "Мы просто мошки, мы ждём кормёжки"!
     И вот — 1918 год...
     Ну, для начала — 1917 год. Долго-долго, десятилетиями, обыватель злопыхал в адрес проклятого самодержавия... вдруг трах-бабах, самодержавия нету, злопыхать больше не на кого! Погодьте как это не на кого? А бездарное Временное правительство? Обыватель принялся злопыхать на Временное правительство. Месяц злопыхает, два месяца, три месяца, вот уж почти полгода... вдруг трах-бабах, Временного правительства нету, есть Советская власть, злопыхать больше не на кого! Погодьте, как это не на кого? А Советская власть? А большевики? Кто, как не они,  т е п е р ь   во всём, что обывателю не нравится, виноваты?  Мысль о том,  надо поднапрячься — и, коль что-то не нравится, переделать так, чтобы нравилось хотя бы себе самим, у обывателя до сих пор не возникает... а Советская власть вообще и большевики в частности что-то вдруг не захотели, чтобы он в их адрес злопыхал. Более того: Советская власть вообще и большевики в частности что-то вдруг не захотели кормить злопыхателей. Кто не работает, мол, тот не ест. Ах, вы — мошки, ждущие кормёжки? Мошки, между прочим, — всегда паразиты. Кто какую букву не понял? Повторяем все буквы: паразиты. Мошки либо чужую кровь сосут, микровампирчики эдакие, либо по чужим тарелкам чужую еду лижут. Да ещё норовят яички отложить. Оставить потомство прожорливое.
     И вот — 1918 год, невероятная ситуация! Появился некто, согласный голодную обозлённую мошкару кормить. Созвал. Собрал. Обмундировал в форму со знаками отличия Белой армии. Накормил. Бесплатно. Солдат-новобранцев, между прочим, для начала кормят. Да, да! Вы не знали? Знайте! Бесплатно! Правда, правда! Только потом в бой на убой гонят, словно нынешний АТОшный батальон на другой гражданской войне в соседней стране... да так, что никуда не сбежишь, дисциплина называется... но это — другая тема...
     А что мы всё за 1918 год да за 1918 год, всё за Россию да за Россию? Вон, 2016 год вокруг! И все телевизоры вокруг полны репортажей о назревающей гражданской войне в Бразилии. Там тоже — мошки. Хоть и не просто мошки, как в России 1918 года было. Посложнее. Похитрее. Но — так же ждут кормёжки. Мысль о том,  надо самому поднапрячься — и, коль что-то не нравится, переделать так, чтобы нравилось хотя бы себе самим, у мелкого бразильского обывателя не возникла. Как и везде. У крупного бразильского обывателя — тоже не возникла. Вы знаете, что бывают крупные обыватели? Знайте! Бывают, бывают! Честное слово! Даже не просто крупные бывают, а и очень крупные. В Бразилии зовутся: "бароны". В кавычках пишутся. (Потому как путёвого дворянства, без кавычек, у них там никогда не было, даже тогда, когда у них возникла — ненадолго, правда — Бразильская империя... а термин "новые бразильцы" вообще не возник). И, как везде, обыватели всех степеней крупности там на кого-то злопыхают. Отыскивают виновного во всём том, что обывателям не нравится, — и злопыхают. Но сами ничего мироизменяющего никогда не делали. Максимум — ходили на выборы выбирать тех, кто должен всё делать (и кого в дальнейшем предстоит зазлопыхать до полного импичмента). "Мы просто мошки"... ну, то есть, не мошки, а вампирчики, дело ж таки в Бразилии происходит... и даже не вампирчики, а просто вампиры обычных вампирьих размеров... и даже не просто вампиры, а вампирищи размеров необычных, поистине противоестественных... и "мы ждём кормёжки"... и "не просто ждём, а требуем"... и, "как только явится некто, согласный голодную обозлённую вампирню кормить, мы к нему соберёмся"! Солдат-новобранцев там тоже для начала накормят. Да, да! Бесплатно! Правда, правда! Только потом в бой на убой погонят, словно АТОшный батальон... да так погонят, что тоже никуда не сбежишь, дисциплина называется... но это — тоже другая тема...
     Дай Бог мне ошибиться хоть в этот раз!
     (В предыдущий раз я НЕ ошибся. Насчёт гражданской войны и АТО в соседней незаморской стране. Дай Бог ошибиться хоть на этот раз в отношении заморской несоседней Бразилии!)".
    
________________________________________________

Саранчуки

Из дневника:
     "08.11.16.
     ""Вашингтонщина" выбирает нового главу "обкома" своего. "День тишины" там не предусмотрен, не всё то, что требовали от нас в перестройку, считают нужным выполнять сами, предвыборная говорильня продолжается. Да так, что Наташа ещё раз удивилась: "Совершенно башня отпала, никакой связи элиты со страной!" Мы ещё раз попереживали по поводу недавно виденного сюжета о "ржавом поясе", где старики-металлурги, которые весь век работали во имя величия страны своей, а теперь, когда производство выведено в Мексику с дешёвой рабочей силой и со сговорчивым экологическим законодательством, доживают век по кабакам, на которые только и смогли, оказалось, заработать, ходят всюду с пистолетами (ведь у празднофланирующей разноцветной шантрапы, которая понаехала со всех южных штатов "ввиду дешевизны жилья", пистолеты всяко есть... в отличие от желания трудиться) и готовы устроить вторую гражданскую войну, если победит "Клинтон-женщина". (Так сейчас говорят по телеку; ведь есть ещё "Клинтон-мужчина", и он вечно мелькает рядом с ней, внося путаницу). А я ещё раз убедился: правят Америкой не американцы. Правят какие-то существа. Возможно, они — даже земляне. Но до Америки им дела нет. Они живут по всему миру одновременно. Ныряют из одного офиса транснациональной корпорации с кондиционированием в другой офис транснациональной корпорации с кондиционированием, используя как промежуточную среду автомобили с кондиционированием и самолёты с кондиционированием же, знать не знают, какая на улицах погода и есть ли на улицах какая-то погода вообще, а если страна загремит в тартарары, дружненько снимутся и перелетят в другую страну, на другой материк, оборудовав новые офисы с кондиционированием. 
     Хотя насчёт того, земляне или не земляне, начинаю сомневаться...
     Так ведут себя только инопланетяне! Притом — не гуманоидные! Те саранчуки, которые в фантастических фильмах перелетали с одной планеты на другую планету, выжирали все природные ресурсы, опять перелетали... ну, и так далее, а полусожранным планетам предоставляли свободный выбор между "прям вот сразу помирай" и "помирай не сразу". Малопривлекательные существа! Умны только тогда, когда они — кучей. Поодиночке способны думать только о трёх вещах: как пожрать, как нагадить, как расплодиться. Даже о своей индивидуальной безопасности задуматься толком не способны (как тот, которому главный герой одного кина, негр-лётчик, легко набил серую морду). При всём при том даже кучей не шибко думают, потому как есть где-то их матка, которая думает за них за всех сразу... и которой все они вместе взятые, коль разобраться, коллективно по фиг: надо будет — матка новую саранчу наплодит, ей главно самой в живых да в здоровых остаться, кого-нибудь вовремя сожрав".

     Чем не сюжет для романа?
     Романа о том, как засекреченные контакты с фантастическими "серыми человечками" из пустыни Невада принесли, начиная с конца 1940-х годов, результат. С кем поведёшься... от того и наберёшься, правильно, правильно, фраза именно так заканчивается. Вслух для говорилось-кричалось: "никаких инопланетян нету, вы взрослые люди, вы должны понимать, сказки это всё!". По тихушке шли усиленные мастер-классы для не всех. Итого? Гуманоидная элита приобрела вполне саранчуковские негуманоидные (уж подавно — негуманные!) замашки. Ей всё равно кого жрать. Может и собственный народ уничтожить. Молодых — на безрезультатных войнах за океаном, стариков — в кабаках на родине, остальных, если шибко недовольны, — просто из пистолета в лоб. Процесс можно замаскировать. И нужно. И маскируют. Делая, для сравнения, кому-то рядом ещё хуже, ещё страшней, ещё безнадёжнее. И — никто не виноват. Потому что все виноваты. Когда на родине перестанет хватать мозгов и рук, можно привлечь новую волну иммигрантов. И ещё одну. И ещё одну. И ещё. Сколько понадобится. Было. Делалось. А когда не понадобится, — можно взлететь да улететь. За океан. Да, конечно, за океаном всё должно стоять заранее готовое. Свободный выбор оставшимся (ну, брошенным) между "прям вот сразу помирай" и "помирай не сразу"? Гарантируется. Привыкли жить в свободной стране, пусть доживают в свободной стране. Кто-то полетит вслед? Пускай летят вслед. Мешать им никто не будет. Особо помогать, впрочем, — тоже. На новом материке... ну, кто умный, тот догадался. Умные — это кто? Умные — это те, кто всегда догадывался. А дураков не жаль. Их и раньше не было жаль. А сейчас — тем более. Старые дураки помрут, новые народятся. Думаете, не народятся? Ещё как народятся! Хотите посмотреть? Когда захотите, — покажем.
     Это — сюжет №1. Кто из вас, читатели, за него возьмётся?
     Или кто-то уже взялся? Факты — в студию! Хочу знать!

     А вот — №2. Который начинается с вопроса: так, так, так, а они все... они на американской земле — первые такие вот умные... или кто-то там был умный до них?
     Индейских легенд о палеоконтактах много. Даже очень.
     И реальных нелегендарных научных данных об устройстве американских цивилизаций, от древнего мира до средних веков по нашей терминологии, — хватает. С лихвой хватает для того, чтобы удивиться: вот жили же люди! Как они вообще ухитрялись жить? Верхушка наблюдала за движением светил с вершин пирамид, составляла точнейшие календари, лечила болезни, которые до сих пор слывут безнадёжными, а низушка позволяла верхушке оставлять себя в бесконечном новокаменном веке. Ни колеса. Ни железа. Ни (как у инков) даже письменности. Перманентный працивилизационный социальный уровень... с которого, кстати, никто ведь, впрочем, не пытался лезть по узким крутым ступенькам социальных пирамид с низов на шибко высокий верх, да ещё и с шибко высокореволюционной скоростью! Календарь чётко — и правильно, очень правильно, если слушаться жрецов и не перебивать их, — указывал, когда сеять кукурузу, чтобы её родилось сколько угодно на каких угодно примитивных полях. Жреческая медицина была эффективна либо сверхэффективна, другой не бывала. Дороги строились отличные. А дураки? А дураки... дураки... последнее обстоятельство, оказывается, никому никогда не мешает, если из века в век соблюдается первое, второе, третье! Проблемы начинались только тогда, когда кто-то начинал перебивать жрецов. Изобретать что-то взамен и в дополнение. Умничать. Но проблемы, даже начавшись, быстро утихали. Сразу, как-то само собой, оказывалось: шибко умный — он глупее дурака, он долго не протянет, потому что шибко умный — глупее дурака, сам нарвётся, у него вскоре найдутся враги, буквально по соседству найдутся, рядом, не придётся далеко ходить, а если он сам смелый, то смело нарвётся, ну, тойсь, ещё больнее,  так всегда было, так всегда будет, вот, да, ну то есть типа как бы.  Кто не нарывался сам, — тому тихонько помогали. Либо не тихонько. Либо не мешали. Правда, потом пришли белые, у которых были колесо, железо, письменность, порох и, к слову о календаре, совершенно гожий календарь, вдобавок — ум у белых ценился, дураками у белых слыли только настоящие дураки, инициатива приветствовалась, социальное продвижение по социальной лестнице через посредство ума и инициативы вкупе с отвагой предусматривалось (хотя не шибко гарантировалось, чего уж греха таить)... но это — другая история. Не древний мир и не средние века. Новая история. С ещё одним новым попутным вопросом: отчего ж индейские племена практически повсюду разрешили белым победить себя... и, притом, практически повсюду белые побеждали одни индейские племена с помощью других индейских племён? Как звучат на индейских языках, пусть, на первый случай, только самых распространённых, древняя мудрость: "Привычка — вторая натура"? Она ведь на индейских языках тоже как-то звучит! Или я заблуждаюсь? Никак не звучит? И никогда не звучала?
     Роман №2, впрочем, написан. Не один. Давно. Когда работавший над этой темой фантаст Евгений Сыч ещё жил в Хабаровске. Спасибо ему! На вышеприведённый новый попутный вопрос он, правда, не ответил, но ему и других дел, им деланных, хватало.
     А есть сюжет №3. До которого, сколь знаю, руки российских фантастов ещё не дотянулись. Мои, по крайней мере, не дотянулись. Он остался в набросках. А потом (два переезда с квартиры на квартиру равны одному пожару, а я переезжал пять раз) потерялись.
     В общем, индейцы-общинники оказались в резервациях. И остались в резервациях. И могли оставаться дальше. На унизительном положении почти паразитов. Их там кормили? Кормили (когда не забывали). Их там поили? Поили (и не простой водой из речки). Их оттуда гулять водили? Водили. Аж в Голливуд. (Позволяли сниматься в массовках "индейских" боевиков. Тоже вид паразитизма, кстати: работать особо не надо, а заработок, хоть и не особый, есть). Что бунтовать-то?.. А они почти не бунтовали. Гордые такие, свободолюбивые, независимые, с гордой независимой натурфилософией, а — не бунтовали. Долго. Сто лет. Одно за другим росли в общинах поколения, в которых ни один человек никогда не работал. Даже с отъездом на чужбину и пересылкой заработка родным по почте не работал. Кто-то не мог устроиться, не сумев доказать, что у "цветного" мозги — такие же. Кто-то... ну, тоже не работал, да и всё. Хотя мой юный главный герой относился к первой категории. Он, окончив колледж на деньги племени, честно ходил по сан-францискским адвокатским конторам, предлагая свои мозги внаём. Наконец, отчаялся. В последний перед отъездом на родину раз (авиабилет уже лежал в кармане) взял газету с объявлениями "Требуются". На всякий случай. Увидел: требуется исполнитель главной роли для фильма о том, как индейцы в старину дружили с Пошёл. Готовился в очередной раз доказывать, что у цветного мозги — такие же. Удивился: доказывать ничего не пришлось. Подписал кастинговый контакт. Сдал билет. Получил сценарий. Разругал его в пух и прах. Посоветовал, как написать всё нормально, чтобы не потешались хотя бы белые зрители (индейцы-то всё равно посмеются). Через три дня павильонные съёмки в пределах основного контракта шли вовсю. Через месяц вовсю шли натурные съёмки с участием всей его общины в массовочных сценах (так он решил, так он устроил). Ещё через месяц, как раз в годовщину последнего индейского восстания, посетил планету Земля во второй раз... и оказалось: не только земляне когда-то вступили в палеоконтакт с инопланетянами, но и инопланетяне когда-то вступили в палеоконтакт с землянами. Влияние было  в з а и м н ы м.  Индейцы усвоили от зелёненьких полукузнечиков-получеловечков много саранчуковского, негуманоидного, негуманного, но позволяющего столетиями управлять обществом, предварительно отторгнутым от первоначальной индейской натурфилософии (которая ставит каждого в равноправное положение со Вселенной) и разделённым на вождей, способных ставить перед собой все задачи, чтобы добиться решений, да серую (пусть — красиво раскрашенную) массу, способную ставить перед собой только задачи жранья, ср... испражнения и совокупления, да и тех задач подчас не решать, позволяя относиться к себе как к живому расходному материалу, который, если сдохнет он, можно быстро заменить, всегда есть кем, таких масса. А саранчуки усвоили от землян много гуманоидного, гуманного, в том числе натурфилософию. (Которая у самих индейцев постепенно глохла, сводилась к словам без дел да наконец совершенно выхолостилась, свелась к самодовлеющему процесу. Не только у индейцев, кстати. Но не будем показывать ни на кого пальцем, а то йоги сильно обидятся). Усвоили. Вернулись с этим багажом к себе, в мир зелёной звезды. Оказали влияние на своих. И... сейчас мой главный герой увидал представителей, по сути, совершенно обновлённой цивилизации! У которой саранчуковским прежним был только внешний вид её преставителей, а души оказались совершенно человеческими: люди, земляне, мы помним прежнюю дружбу, мы ради будущей дружбы готовы вам помочь, готовы научить вас, как стряхнуть вам с себя этот полупаразитический унизительный modus vivendt, это легче, чем вы думаете, надо сделать то-то, то-то, не делая того-то, того-то и даже не помышляя о том-то, том-то и том-то, чтобы результат оказался таким... ну, каким надо... вам он понравится, мы у себя именно так всё сделали и оттого всем остальным, включая вас, добра желаем!!! Дальше мне предстояло описать реакцию племени. Благо, сотая годовщина последнего индейского восстания ведь наступала! И...
     И...
     Ничего я не описал.
     А рукопись потерялась.
     Кто, как говорит артист Галкин, "произнесёт"?
     Если я в чём-то заблуждаюсь, — пусть произнесший укажет, в чём именно.
    
    
    
      
________________________________________________

Старое понову

Из дневника:

     "06.10.16.
     Вечером смотрели телек.
     Ну, странные дела: была холодная война с совершенно двухполярным миром "СССР — США", вплоть до того, что даже переговоры между палестинцами и израильтянами сводились к переговорам между представителями СССР и США, иные остальные просто не слышали друг друга, не воспринимали, а стала холодная война с совершенно однополярным миром "США — США", умные люди заговорили об опасности его и о необходимости мира многополярного... а многополярного мира не получается, начинает понову вырисовываться старая брань "СССР — США" в виде "Россия — США", где противоположные стороны баррикад занимаются новым поколением людей, способных жить и думать только по-старому! Неужели ничего другого нет? 
     Есть. Наработано. Да — не усваивается. Потому что сделать новую идею идеей для одного из полюсов мира, признанную во всём мире, даже на другом его полюсе, могут только люди, которые... могут это. Пока не могут, — у людей ничего не получится. Поскольку получиться не может. Понимает только тот, кто способен понять. Видит только тот, кто способен увидеть.
     Аналогия. На днях читал очерк Владимира Щербакова о некоей запретной пещере в некоей тайной долине в Гималаях, куда регулярно ходят буддистские монахи. А как ходят? Вот так. Добираются туда правдами-неправдами, в основном без виз. Добравшись, морят себя постом до полуобморока. Наконец, идут с проводниками в пещеру. Проводники вдруг убегают. Включается голографическое изображение красного громадного глаза и звучит голос: что-де ты хочешь? Надо правильно ответить. Не обязательно — честно. Но правильно сказать все слова. Заранее выученные с помощью проводников. Тогда — войдёшь. Увидишь, что там. А там — машины не понять какого назначения, приборы, не понять что показывающие, художественные произведения, не понять что олицетворяющие... Голос спрашивает: ты понимаешь, для чего это? Отвечать надо честно. Соврёшь на этот раз, — проводники найдут тебя мёртвым, если вообще найдут. Однако если честно ответишь... ну, честно скажешь "нет"... голос отдаст приказ: вон там лежат материалы для заделки лаза, через который ты в пещеру залез, быстро заделай всё — и чтоб я тебя тут больше не видел!  Далее, опять же, варианты возможны. Всё зависит от того, когда вернутся за тобой проводники. Когда им придёт в голову вернуться за тобой и узнать, жив ли ты перед заделанным тобою лазом на голых камнях перед тайной пещерой, на спуске в тайную долину, где днём жара, а ночью мороз. Вот тебе условия, вот тебе среда... хоть, правда, для здоровия полезны холода! Но люди в пещеру входят. (Один ради этого через весь СССР поездом проехал в 1945 году).  И — выходят. Несолоно хлебавши. Приходят новые им на смену. Тоже уходят, ничего не поняв... поскольку мало что могут понять буддистские монахи, для которых все машины, приборы, художественные произведения суть "майя", маята, морока, грубый вещественный мир, отделяющий душу от тонкого мира, в который адепт Будды, родившись полубогом, должен влезть, совершив над собой операцию самоуничтожения, самостирания, самопревращениявничто! А чужие здесь не ходят. Может, какие-то ходили, прикинувшись монахами... но назад не вернулись. Не у кого спросить, понял ли там хоть кто-то хоть что-то.
     Мировая политическая система устроена так же. Мало кто мало что понимает. А тот, кто понял мало, — не может понять остальное многое. А остальные, вообще ничего не понявшие, бегут к этим за готовеньким, за пережёванным. Рты раскрывают. И — дальше возможны варианты: смотря к кому пришли пришедшие! Те, к кому искатель истины пришёл, рот раскрывши, либо грабят его, давая взамен ровно столько, чтобы в дальнейшем чужая выпрошенная интеллектуальная жвачка мёдом не казалась, как не кажется она индейцу и негру, — либо позволяют искателю истины грабить их самих, превращаясь в дойную коровушку и избавляя просителей от необходимости делать что-либо, кроме просящих жестов и несчастных голодных глаз. Каковы багажные идеи Африки? А Азии? А Латинской Америки? А Австралии в лице австралийских аборигенов? С каким светочем духовным в руках вступят они в многополярный мир? С каким правом угнездятся на тех многих местах, которые отведены для многих полюсов будущего многополярного мира? Ведь, говорили мне побывавшие (в том числе как корреспонденты российских газет), там есть только одна возможность для занятий разумной доброй вечной современной политикой, разумной доброй вечной современной наукой, разумным добрым вечным современным искусством: отгородись. Иначе неразумные, недобрые, невечные соседи будут толкать (вариант: пинать) тебя, их дети будут щипать (вариант: кусать) тебя, все вокруг будут показывать своими грязными пальцами на свои рты с отроду не чищенными зубами, отвлекая тебя от твоих высоких проблем и привлекая к своим невысоким (вариант: просто выпрашивая у тебя очередную банку халявного дринк с халявным фуд). Если ты отгородишься и  не вступишь в такой соседский диалог, — занимайся чем хочешь. По Интернету. Из ограды своей не выходя. Если ты не отгородишься и не вступишь в такой соседский диалог, — тебе будет больно. Ты какое-то время не сможешь вообще ничем разумным, добрым, вечным заниматься. Тамошняя медицина тебя сбережёт, но за очень дополнительные деньги. Тамошняя полиция тебя вообще не сбережёт. Она там сама из таких набрана. Просто не поймёт, чё доброму сагибу надо. Добрый сагиб, а такой глупый, как новорождённый ребёнок совсем, ничего не понимает! Отгораживайся... или уезжай (вариант: не приезжай).
     Таков другой взгляд на вопрос. С точки зрения других вопросов.
     Диалог, конечно, всё равно нужен...
     Как материальная основа для сближения...
     Но пока вот... везде являются новые поколения людей, способных жить и думать только по-старому!".

________________________________________________

Столпы и стены

     23.06.2016.
     Из дневника:
     "Странное впечатление производят телевизионные репортажи о Критском соборе православных иерархов! Точней сказать — один и тот же репортаж, по-разному смонтированный. Журналистов ведь там близко не подпустили, зато католики крутятся не близко, а очень близко, решив — видно по делам их, как в Писании писано — после встречи Папы и Патриарха в аэропорту, что им теперь всё разрешили не только Папа, но и Патриарх. Нового материала — ноль. А старый производит впечатление... ну я сказал же: странное...
     Поскольку я никогда не думал, что патриарх и пара монахов — это и есть церковь. Если даже патриарх и пара монахов — истинные столпы веры, ради которых Создатель и щадит мир сей. ожидая от мира плодов покаяния.
     У веры ещё и стены должны быть.
     Церковь без верующих не бывает, потому как она — и есть они.
     Любая церковь.
     По соседнему каналу проскочил сюжет о Тициане. Ну да, Тициан всю жизнь свою художническую положил на то, чтобы украсить венецианские храмы, а много ли было в тех храмах верующих? Ну, те умелые мастеровые... и пышные домохозяйки... и гераклоподобные матросы да портовые грузчики... и вертлявые портовые проститутки... и хитрые купцы...  и цепкие ростовщики... и ещё более цепкие работорговцы... ну, все те, которые время от времени заходили туда... ну, например взять, на Пасху либо на Рождество... они были в самом деле добрые католики? Либо —  п р о с т о  стояли в Венеции каменные здания с католическими крестами и с Тициановыми картинами, куда  п р о с т о  заходили венецианцы? Простота — хуже воровства. Как это по-венециански? То и стали — прав Тютчев — кольца венецианских дожей кольцами той цепи, на которой оказалась у воров, наконец, вольная Венеция! Да и весь католический мир испытал нашествие людей воровски настроенных, о чём история нам свидетельствует.
     Сравнение — вещь опасная. Но аналогии — вещь полезная. Полезная в деле познания.
     Идите в храм, люди! Притом — не только на Пасху и на Рождество!
     Только дорога к храму ведёт прочь от дома какого-нибудь местного диктатора с местными воровскими глазками!
     Хотя это — уже не Тютчев сказал. И не о Венеции сказано".

________________________________________________

Тиффози

     18.04.2016.
     Бразилия раскалена. Нижняя палата проголосовала за отставку президента, и электорат с раскрашенными под жёлто-зелёный флаг лицами по-футбольнофанатски прыгает, как на Майдане прыгал "Правый сектор", раскрашенный под флаг жовто-блакитный: "Это — закон, это — демократия, в Бразилии есть закон и демократия, коррупция не пройдёт!". Они разве не знают, что ломать способную стоять, действовать, даже улучшаться систему  (пусть изрядно коррумпированную) т о л ь к о  потому, что её  м о ж н о  сломать, это — не закон и не демократия, а начало гражданской смуты? Знают. О российской перестройке и украинских Майданах знают все. Кто хочет знать. Имеющий глаза да увидит, имеющий разум да уяснит. Однако те, кто не имеет  ЖЕЛАНИЯ  знать, не увидит и не уяснит ничего, имея всё. Будет прыгать  под хоровые речёвки. Не важно, какие именно речёвки. Слова найдутся. Особенно — в Бразилии с её отработанной традицией футбольного фанатства с футбольнофанатским скандированием. И эти люди, даже потерпев крах и пережив трагедию, останутся в уверенности что закон и демократия — это  т о л ь к о  инструменты для слома не понравившейся им системы (пусть изрядно коррумпированной, но способной стоять, действовать, даже улучшаться). А кто-то, глядя на них, сделает вовсе уж гибельный шаг: если-де систему можно сломать, то её ну прям-таки  н у ж н о  сломать, чево она там, возьму да сломаю! Благо, помочь сделать такой шаг есть кому: мудро заметила экс-президент соседней Аргентины, государственные перевороты возможны везде, кроме США, поскольку везде, кроме США, есть посольства и консульства США. Будет введён  нужный болтологический вирус из пробирки, завезённой с-за морей, с-за океанов, и — поскольку соответствующего иммунитета у бразильцев, похоже, нет, он, ещё более похоже, целенаправленно убит их собственными духовно-интеллектуальными услиями, направленными не на то, на что надо, — работать болтологичсескому вирусу станет до обидного легко. И он сработает. Мы знаем: враг почти никогда почти ничего не делает с нуля, но всегда использует в своих вражеских интересах местный отрицательный потенциал, чтобы сделать местные негативные явления ещё более негативными.
     Итальянцы называют беснующихся футбольных фанатов и бредящих тифозных больных одинаково: тиффози. Итальянцев в Бразилии довольно много. Может, они дадут явлению именно такое название?
     Тем более, что как раз итальянцы больше многих иных знают о таком явлении, как фашизм, который часто приходит к власти под футболофанатоподобные речёвки да прыжки. Приходит и надолго остаётся.


________________________________________________

Халява, сэр!

Из дневника:

     "26.08.16.
     Ездил на экскурсию в музей вместе с делегацией ветеранов: у них был заказан автобус, я с ними сел. Вечером смотрел по телеку "Право знать!" — и выключил. Устал. Обычные тамошние споры (интересные в целом) воспринимались как болтология. Почему европейцы ведут себя так? Будто вообще ничего не понимают: ни — в чём их проблемы, ни — как и что им решать, ни — даже — что решать всё придётся им самим! У нас — два "проклятых" вопроса: "Кто виноват?" и "Что делать?". У них — ни одного. Сплошные ответы, которые возникают задолго до того, как сформулированы вопросы. Полная утрата чувства реальности! Почему? Они давно не решали проблем? Решали. Может, просто — не решали  з а   с в о й   с ч ё т,   с в о и м и   с и л а м и, на кого-то перекладывали?  Старики, с которыми я сегодня ездил в музей, восстанавливали СССР после войны за свой счёт, своими силами. Европейцы, которым во время войны тоже досталось, восстанавливали свои страны... так, так, так, где энциклопедия, там есть картинка — такой плакатик о плане Маршалла... с флагами европейских стран на парусе кораблика, бойко идущего вперёд под попутным ветром... а ветер сей изображён бледненько, не вполне ясненько... хотя изображение доллара — почти как иероглиф, в любом варианте можно разобрать... ну, так чьими силами и за чей счёт восстанавливали свои фатерлянды после войны европейцы-то? Насчёт сил — подумаем: иностранные гастарбайтеры ещё при де Голле появились. И насчёт счёта подумаем. Кто им давал? Щедро давал: "берите, берите, отдадите  п о т о м,  к о г д а — н и б у д ь"!  У ж е  отдают.  Уже давно отдают, сказать лучше так. Но брать до "потом, когда-нибудь" — е щ ё  не отвыкли...

     27.08.16.
     Прочитал кой-что о плане Маршалла. Ой, хитрый дядька был Маршалл! Хоть не ихняя американческая фраза — "халява, сэр!", не он её придумал, но он в соответствии с этим принципом всё сделал! Столько взял из нашего опыта, далеко не лучшего притом, и столько взятого употребил себе на выгоду! Пора нам учиться на нашем собственном опыте самим, беря из него лучшее для себя, раз на нём учатся все вокруг, беря худшее... и оборачивая так, что оно становится ещё хуже!
     Вновь и вновь вспоминаются ветераны, с которыми ездил вчера в музей. В музеи ездят, в хоре поют, о фильмах на заседаниях клуба "Киноглаз" спорят... а каково им досталось! Столько они всего перенесли!
     СССР после войны восстанавливался народными силами и на народные деньги. Государственные. Народ их не видел, те деньги, но они были всяко народные, не из-за бугра.
     А у европейцев было из-за бугра. Трах, бабах, висят плакатики "План Маршалла" с парусным корабликом из европейских флагов, а в парус его дует-подувает бледненько, странненько, но узнаваеменько наросованный долларовый ветер! Приплыл, знач, тогда волшебник в голубом пароходе (если Сикорский голубых вертолётов ещё не соорудил), привёз бесплатно кинопередвижку с красивой кинушкой о красивом завтра... и миллиарды эскимо... ну, долларов... очень твёрдых таких, не расплавленных войной... отдадите, мол, когда-нибудь, и... вот, сейчас опять явился: отдавайте сейчас! Чем? А команды мои будете выполнять! Которые я вам даю из-за океана! Какие команды? Такие! С т о й   т а м,  и д и   с ю д а! Чё не выполняете? Ну-ка, начали!!! И... начали. Стоят там, идут сюда. И не сопротивляются.  О т в ы к л и  сопротивляться. С тех пор как  п р и в ы к л и, что кораблики из-за бугра приходят. И бесплатные эскимошки привозят. И, хотя никто конкретно тех эскимошек не видит, общее красивое кино каждый смотрит. С выгодой. С кайфом даже. Хоть и без пользы.
     А то, что без пользы, оно — во вред.
     И вред от эскимошек, заглоченных Европой семьдесят лет назад, обнаружился. В виде политической беспомощности, проистекшей от финансовой (на наркотическую похожей) зависимости. Де Голль, было, на короткое время очнулся... да — на короткое время. И в отставку ушёл. А его последовали спят да бредят...
     Проверим? Проверим. В каком году де Голль попытался получить американские золото на американские бумажки с американскими надписями "доллар"? И через какое время из-за бугра заявили, что, дескать, хва, доллар США лишён золотого содержания?
     Проверили. Сошлось.
     Халява вечной не бывает, сэр... то есть, месье!".


________________________________________________

Шестая колонна

Из дневника:

     "09.10.16.
     Помнится, лет пять тому назад одной из любимых постебушек у тех лиц, которые буквально жили в Интернете, в чатах, на форумах и иных остальных сетевых тусовках, выползая наружу только затем, чтобы получить зарплату или сдать экзамены, — была такая. Ругали, ругали родную страну, грязью всё и вся обливая, а потом — "да ладно, только бы войны не было... бу-га-га!!!" В каком смысле? Встречный вопрос: а какие-то слова они там вообще употребляли в прямом смысле? Всё говорилось в смыслах переносных, иной раз — даже в двух либо трёх переносных смыслах сразу. Понять всё могли только такие же, как они сами. Которые жили в Интернете, в чатах, на форумах и иных остальных сетевых тусовках. Которым только там было хорошо.
     Как они, мерзавцы, сейчас себя чувствуют?
     Мерзко им, поди?
     Ведь ко всем словам постепенно возвращаются реальные первоначальные прямые значения. И  словам "только бы войны не было" — тоже".

     Я, как и моё поколение в целом, пол-жизни прожил с такой мыслью: "только бы войны не было". Взорвут или не взорвут идиоты в погонах своё термоядерное идиотство? (Притом — без разницы, в каких погонах: в большезвёздных в порыве полит-паранойи "Русские идут!!!" или просто солдатских в состоянии очередного пошлого простонародного массачусетского марихуанного обкура). Либо не взорвут, дадут нам пожить ещё немного? На таких весах качалась тогдашняя моя судьба. И не только моя. Когда началась вторая половина жизни моего поколения — это как раз "то время, когда Горбачёв договорился с Рейганом", — моему поколению и тем, кто был ещё старше, понадобилось несколько лет чтобы успокоиться и поверить в то, что мир — это серьёзно, надолго, нас не взорвут, самого страшного не случится, то есть войны, а остальное, что случится, — всё-таки не смертельно, переживём, как раньше переживали. Нам это привычно. Хотя не могу сказать, что приятно. Могу сказать противоположное — неприятно даже вспоминать (думая: мля, да неужели всё — по новой?!!).
     А каково оно молодому поколению, которому это непривычно? Той пятой колонне, которая сформировалась, переформировалсь и пополнилась молодыми рекрутами за последние годы?
     Вношу ясность. Нет, я не объясняю без того ясный вопрос о том, что такое есть вообще пятая колонна. Ну да, Муссолини наступал четырьмя колоннами, а пятой считалась та масса его до поры до времени тайных сторонников на местах, которая — всё тайное становится явным — бурно возликовала, когда дуче захватил таки ж власть. Но я ставлю новый вопрос. Вопрос такой: а ей, той пятой колонне, хорошо было в фашистской Италии? Или — тоже... как всем, с хроническим когнитивным диссонансом в течение дня и хронической бессонницей ("едут брать соседей или меня самого?") ночью? Когда котёл кипит, в нём ни для кого нет прохладного места. Это, да, не итальянская поговорка. Даже не латинская. Но создана в эпоху Древнего Рима, хоть на прямо противоположной от Древнего Рима стороне Евразии. Там же, где создана другая древнекитайская поговорка: не пожелаю я и врагу своему жить в эпоху перемен!.. Правильный ответ на мой вопрос: если всем станет хреново, пятой колонне станет хуже, чем всем, поскольку к обычной дозе всеобщего облома добавится индивидуальная доза частного разочарования, а разочарование, горечь обманутых надежд, запоздалое раскаяние, смею заметить я, — сильные чувства (в разы слабее любви... но где-то на одном уровне с ненавистью). Предупреждаю. Возникнет страшная интеллектуально-духовная ломка. Настолько страшная, что никакие телесные (алкогольные, наркотические, токсикологические) не идут с ней ни в какое само-отдалённейшее сравнение. Реальность, реально искажённая военным конфликтом, который вы можете спровоцировать, расшатывая своими блудливыми грязными языками мир, — будет для вас горька.
     Возражения есть?
     Возражений нет. Поскольку оные могут быть только у тех, кто прочёл только буквочки, а не слова. Вы же поняли мои слова? Нет? Перечитайте всё ещё раз, припомнив заодно собственный житейский опыт свой, — и никаких возражений у вас не будет. Какие-то слова могут найтись, но — не слова по делу.
     Однако есть продолжение данной темы.
     Кроме пятой колонны, существует шестая. Люди, которые не просто живут в Интернете, в чатах, на форумах и иных остальных сетевых тусовках, поскольку им хорошо только там. Но — люди, которые реальный мир с реальными причинно-следственными связями вообще не представляют! Во-об-ще! Логика у них — не жизненная, а математическая. Как у компьютерных игрушек, где всё учитывается автоматически — найденные и проданные артефакты, уровень арморы, уровень мечей, уровень магии, наработанной и потраченной, уровень лидерства, степень ущерба здоровью в одной из игровых жизней... и, притом, ничто из дисковода в карман не выпадает, ни хорошее, ни плохое, всё остаётся кучкой безразличных электронов на диске (вариант: на флэшке либо ещё чём). Ну, то есть, они как-то представляют себе реальный мир. Как-то. Как вариант игрушки "III WW" или "Цивилизация". В игрушках ведь тоже может случиться такое: строишь ты, это, типа как бы такой космический корабль, достраиваешь, к старту к иным мирам (изгадив мир сей попутными продуктами своего роста и развития) готовясь, а тут приплывают парусные галеры с варварами и варвары нагло заявляют — эй, вы, местные, мы вас завоевали, вам понятно или не понятно, вы чё, тупые, что ли, можем вам вручную объяснить, кто тут сейчас новые хозяева и кто тут сейчас ваще никто, ну да, то есть уи!.. Такое сейчас — во Франции. И вообще в Европе. Там тамошние игрушечно мыслящие особи, взглянув, наконец, мимо экранов в окна на улицы, разглядели там настоящих варваров (правда, варвары не на парусных кораблях приплывши в Париж, Рим, Берлин, а добравшись всюду повсюду современными видами транспорта) и услышали реально произносимые обещания устроить всем варварски-злобный рукопашный объяснёж. Наступит ли у европейцев запоздалое реальное понимание, что игра — это игра, которую можно перезапустить с последней наиболее удачной записаловки, а реальный мир — это реальный мир, на который клавиша "Reset" никак не действует? Нет. То есть, но, ноу, найн. Не наступит никакое понимание. Наступит реальная гибель. Со всплеском дикого ужаса в последний миг. Вот и всё. Финиш. Без перезапуска. Без перезагрузки. Не только игрушка будет сметена, самая система будет разрушена, какая тут, мля, перезагрузка?!.
     Пятая колонна, столкнувшись с дикой политико-экономической фашистской преисподней, в которую превратился намечтанный ими ирреальный политико-экономический рай, всё-таки проявила хоть какую-то способность жить в этой реальности. Хоть какое-то чувство реальности у таких людей было. И оно некоторых из них в последний момент спасло. Некоторых из них. Не всех. С сожалением констатирую. Только некоторых. Тех, у кого чувство реальности, утраченное на девяносто девять процентов с сотыми, было на один  неполный процент сохранено. Да и таким пришлось не сладко, пока докипал политико-экономический котёл на огне, заливаемом кровью, пролитой на полях сражений по всему миру. А шестая колонна? Те, у кого чувство реальности вообще не сформировалось и компьютерно-игрушечное мироощущение является единственным вариантом мироощущения? Жизнеспособны ли они?
     Вариант вопроса: кто их спасать-то будет? Те же, кто в сороковых годах прошлого века и десятых годах позапрошлого спасал мир и конкретно Европу от варварства, располагавшего отнюдь не только парусными галерами?
     Ещё один вопрос напрашивается: а спасённые хоть маленькое спасибо скажут спасителям-то своим? Ведь в их любимых компьютерных играх не предусмотрена такая опция — "сказать спасибо"... но это — другая тема. Завершая эту тему, уточню — шестая колонна, как и пятая, реальна не только в Европе. Давно реальна. 

________________________________________________

Югоррайх

Из дневника:
     "19.10.16. Откуда берутся новые сюжеты? Этот взялся из случайно состоявшегося разговора в курилке НИИ, близкого к медицине, — и из случайно прочитанной статьи журнала "Вокруг света" о цинге, которой заболели в начале ХХ века канинские ненцы-оленеводы, вдруг массово сорвавшись переселяться с материка на острова Новой Земли в разгар зимы. (Переселились. Теряя стада и даже умирая от цинги, которая для них с их арктическим рационом, мягко говоря, нетипична). Почему — массово сорвавшись? Почему — на Новую Землю? Вопросики!.. Ещё один вопросик, чтобы ответить на них: а они сами СОРВАЛИСЬ или их кто-то СОРВАЛ? Во многих европейских языках эти понятия выражаются одним и тем же словом".
     О статье я сказал достаточно. Теперь — уже не из дневника — об европейских языках. И не только о европейских.
     И не только о языках, но и о разговоре, в котором я услышал от пожилого дядечки со званием ведущего научного сотрудника околомедицинского НИИ и внешностью старого дореволюционного земского учителя: Австро-Венгрия хотела разыграть так называемую "угро-финскую карту" в связи с Первой мировой войной. Точнее, даже не вся Австро-Венгрия. Венгры, которые в ней жили.
     Ненцы, саамы, вепсы, коми, пермяки, ханты, манси, мордва, марийцы, эстонцы, карелы, финны в конце концов, хотя с финнов надо было начинать, они все — народы... какие? Угро-финские. Правильный ответ.
     Венгры — тоже народ угро-финский. Интересный. Совершенно неевропейскй народ в центре Европы. Очень активный. Древний, но далеко не всё своё сказавший в современной истории до сих пор.
     Значение слова "венгр" (вспомните старое русское "вяньгать", усвоенное русскими поморами от беломорских предшественников своих, летописных югоричей): "крикун", "непослушный", "нахал", "горластый", "назойливо привлекающий к себе внимание и назойливо навязывающий всем своё мнение". Хотя "венграми" считала себя только элита общества, все неэлитарные слои именовались — "мадьяр". (Созвучно со словом "нэдьяр", которое у обских угров обозначает снежного человека. Или обезьяну. Во всяком случае, то дикое прямоходящее чудище, которое получилось-де, когда дух-творец Нум слепил первого человека из глины, а дух-пакостник Нылека обдул глину шерстью, чтобы сделался не "ненец", местный человек то есть, а как раз "нэдьяр". Человека местного Нум на следующий день сотворил. Уже — как следует. А нэдьяра вместе с первой собакой, которая и сама шерстью обросла, изгнал прочь от особы своей. Ну да ладно. Деталь).
     Венгры создали непобедимую гусарскую кавалерию, "кавалерию воинов дракона" — так можно перевести. (Поскольку, да прольётся ещё одна порция елея на души тех, кто любит фэнтези и играет по книгам Толкина роли тёмных сил, драконов в том числе, — "гус" у североевропейских и обских угров есть именно дракон, четырёхлапое чудо-юдо вроде Лох-Несского чудовища. Вообще, мифология угров чрезвычайно богата, иные даже соотносят её с мифологией ариев. И небесные крылатые красавцы там есть, и злобные уродцы из преисподней там есть. Как именуют первых, я не помню, а вот вторых именуют — "сиртя", помню точно. Помню и легенду о том, как сиртя помогли кольским финноугороязычным саамам перестрелять викингов, заманив с драккара в болото. Название местности, в которой сие легендарное событие происходило, звучит в переводе с саамского: Кровяные острова. Ну да ладно. Деталь. Ещё одну деталь хотите? Или сразу две. Или больше. Злая сказочная нечисть, волосатая да громадная, во многих европейских языках — "ogre" или "ugre". Карпатские горы, где гнездился выдуманный, как оказалось, кровопивец Дракула,  — "Ugre Mountains", а в "Слове о Полку Игореве" — "Горы Угорские". Наша растрёпанная Баба-Яга в избушке на курьих ножках либо в летательном аппарате марки "Ступа с помелом" переводится на английский язык как "Оgresse". Ну да ладно. "Яга" или "ёжка" — это, кстати, охотничья шуба мехом наружу. На Урале до сих пор так говорят. Была игра в "жожку", во время которой подбрасывали ногой кругляшок из меха. Мой отец в неё играл. Но прошу не путать вышеперечисленные слова со словом "юган": это — река, да и только).
     Венгры приняли католичество последними в Европе, но оказались теми последними, которые, по Писанию, могут стать первыми: ни лютеранская Реформация, которая довольно скоро сделалась более лютеранской, чем сам Лютер, ни — крайности смыкаются — католическая инквизиция, которая дерзала прослыть более католической, чем Папа Римский, в их землях никогда не разворачивались во всю из истории известную пугающую силу. Верили в Бога, а не только в конец света. (Хотя деревенские колдуны до сих пор есть. Могут такую штуку вырастить из плесени со старого горшочка из-под токая, — мексиканский мескалин, как говорится, отдыхает. И психотропное оружие известных электронных марок тоже отдыхает. Оно не в силах сорвать целое селение с места и заставить всех селян одновременно проделывать руками одни и те же движения да выкрикивать одни и те же слова. Хотя особо сильны были в сем колдуны саамские, так называемые нойды. И ещё пермские, которые поили врагов своих кваском с комочком специально выращенной плесени, чтоб у врагов началась зловредная психическая болезнь икотка вроде старинной сибирской мерячки. Знаете, кстати, как проявляется мерячка-то? Если во время зимовки во льдах вся команда вдруг прыгала с кочей на лёд и, нечленораздельно завывая, мчалась прямо к Полярной звезде, чтоб на бегу замёрзнуть, — это была мерячка. Если сибирский промысловик, забывши своё дело соболей гонять, вдруг принимался рубить просеку "на звезду, которая ярче светит", как годами рубился через отравленную природным газом Чёртову гриву Устюжанин, персонаж фильма Михалковых "Сибириада", — это тоже была мерячка. На Руси к западу от Урала-Камня, в Устюге, Ярославле да Суздале, сдревли бытовал свой вариант, кликушество, псевдопрорицательство, которое изучал наряду с пляской Витта и другими околорелигиозными психозами великий учёный Бехтерев, готовя вышедшую в 1920-х годах книгу о вопросах массового внушения и убеждения).
     (Ещё одно замечание в скобочках. А только ли деревенские колдуны на славном Дунае, он же Туна, химичили да биохимичили? Помню венгерский фильм, который в русскоязычном дублированном варианте назывался: "Лев готовится к прыжку". Об одном ну о-о-очень нехорошем дедушке из Будапешта, который, когда был ещё не дедушкой, занимался исследованиями болезней. По воле фашитстов. Каких фашистов, немецких или венгерских, — не сказано. Вообще мало что сказано. Главное, по-моему, внимание уделено сердечным приключениям другого героя, венгерского Супермена. Он даже видом на Супермена похож. Фильм заканчивается так: выныривает красавчик-герой из воды, усталый от своих подвигов во имя безопасности человечества, — а его ждут все любовницы, которых он в разное время бросил. Ну да ладно. Деталь).
     (Ой, ещё одно замечание в скобочках! А историю с Гаммельнским крысоловом вы помните? Он увёл из города сначала всех крыс, а потом, когда мэр зажулил гонорар, — всех детей, которых горожане сильно обижали. Мой знакомый, он родом с Карпат, Угорских гор по-старинному, вспоминал: его дед умел уводить змей с пастбищ, чтобы овцы лучше отъедались. О крысах знакомый не упоминал).
     Венгры долго держали в трепете всю Европу, а потом заставили немецкоговорящих австрийцев-эстеррайхеров себя уважать, Австрийская монархия стала Австро-Венгерской дуалистической. (Хоть до сих пор не пойму: если монархия, единое правление, — где же она дуалистическая, сиречь двойная? Не оттуда ли "двойная мораль" пошла?).
     Война в 1918 году кончилась... чем? Распадом Австро-Венгерской монархии, странного двухголового полит-Тянитолкая, который пытался бежать одновременно в обе стороны, но не бежал ни в одну. И — созданием Венгрии как самостоятельного государства. Правильный ответ? Правильный ответ. Ну, два ответа.
     Самые умные и самые честолюбивые венгры, считал мой собеседник, ещё в 1914, когда война начиналась, знали, чем всё кончится. И намерены были вести свою страну сквозь века, отрясая с ног весь прах, кторый для похода сквозь века не годился. Вот так. Вплоть до полного "в мировом масштабе". Каждый народ должен попробовать себя на роль "в мировом масштабе", считал мой собеседник. Не у всех получалось, мол. Не получилось, мол, и у венгров. Отчего? Вопрос отдельный. Говорил он мне: всё как раз оттого, что Первая мировая война быстро кончилась. Ой, не знаю, ой, не знаю... и есть ли в войнах хоть какой-то прок, я тоже не знаю...
     Как выглядело то, что не получилось? Тоже вопрос отдельный. Однако говорится ведь: по плодам их узнаешь их. По событиям, которые тогда вершились, пускай даже не до конца, и ныне известны, — вполне множно догадаться, как активна была венгерская элита, которая думала... ну, то, что она думала... и никому в мире особо не докладывалась.
     Переселение угрофинноговорящих ненцев на Новую землю, где проходил Северный морской путь, но грозные понятия "жандармский надзор" да "царский пограничный контроль" были, увы, безнадёжно-зыбко размыты по тысячам вёрст, летом непроходимо-топких, а зимой непроходимо-ледяных, — факт? Факт.
     Переселение угрофинноговорящих коми-оленеводов на Кольский полуостров, тоже внезапное и тоже не на соседнюю улицу, а далеко (через снега, через цингу ту же), прямо в зону отчуждения строившейся Мурманской железной дороги к портам и месторождениям, — факт? Факт.
     Предоставление независимости угрофинноговорящей балтийской Финляндии сразу после Октябрьской революции, когда Первая мировая война ещё шла, — факт? Факт. (С угрофинноговорящей балтийской Эстонией — не всё предельно ясно, там вмешались оккупанты, немцы, заклятые друзья немецкоговорящих австрийцев-эстеррайхеров... но новое национальное государство Финляндия там, где национального государства  н и к о г д а  раньше не было, были только территории, которые кому-то из соседей принадлежали, — ясный факт, до сих пор всех удивляющий своей определённостью. Так предоставляют независимость тому, кто готов взять её своими силами, не ожидая, пока ему, наконец, что-то предоста-а-авят! А кто владеет берегами, тот владеет морем).
     И вполне вероятно: вместо Австро-Венгерской дуалистической монархии, просторечное бытовое название которой — Эстеррайх, многие видели на гипотетической карте будущего Югоррайх. Империю угро-финских народов. Очень богатую. Богатую не только мехами полярных зверей, но и... 
     К слову! А немецкий ефрейтор Шикльгрубер — он откуда бежал в Германию, чтобы не попасть на войну под знамёнами Эстеррайха? Из Австро-Венгрии. Правда, на войну он всё же попал. Под знамёнами другой империи, заклятой подружки Эстеррайха. Которая, неохотно-недолго побыв после окончания Первой мировой войны Веймарской республикой, перед Второй мировой войной с возрождённым имперским смаком поглотила отощавшую Австрию. И задружилась с хортистской Венгрией. И с маннергеймовской Финляндией задружилась. И посылала, посылала, посылала оккультные (говоря, что они — только оккультные, да-да, то есть — йя-йя, для поиска заполярных арийских корней посланы, ничего криминального в том нету-де) экспедиции на советский апатитоносный Кольский полуостров... и совалась, совалась, совалась в советскую Западную Сибирь, где угрофинноговорящие ханты и  манси живут да уникальные запасы газа и нефти лежат (со стороны советского же сектора Северного Ледовитого океана совалась, кстати, где, многие говорят, но не доказывают, утонула когда-то заполярная прародина ариев)...
     Об апатитах, газе и нефти. Европа вела во время ещё Первой мировой войны жгуче-активную игру вокруг нефти кавказской (ссылаюсь пока только на Алексея Толстого с его "Эмигрантами", то есть, с его "Чёрным золотом", первое название романа таково, но  научно-исторические источники тоже известны). Перед Второй мировой войной сибирская нефть вполне обозначивалась на горизонте (хотел сослаться для начала на уже упомянутый фильм Михалковых "Сибириада", но не сошлюсь, научно-исторические источники тоже известны). После Второй мировой войны была найдена там, где обозначалась. И... как вы думаете, осведомлённые читатели: наше счастье или несчастье в том, что "Юкос" в Западной Сибири на Оби
     а) возник именно тогда, когда он возник (но не на десятки лет раньше, когда угрожающих проблем, включая возможную ядерную войну, было в десятки раз больше);
     б) возник именно в таком примитивно-безыдейном виде, в каком он возник, и
     в) прихлопнут был чисто домашними судебно-юридическими средствами, а не в результате грязного затяжного международного вооружённого конфликта, подобного современному иракскому?
     Я думаю, что счастье.
     Точней: что, как в пословице русской, — не было бы счастья, да несчастье помогло.
     О том, что Емеля-дурак с его щукой, из-подо льда ведром случайно зачерпнутой, — не русский сказочный персонаж, а карельский, опять же угро-финский, — говорить надо? Обожествляют щуку только угро-финские народы. А психология рыбаков и охотников, которые всё вокруг воспринимают как свою добычу, которая к ним либо приплыла, надо брать, либо не приплыла, сиртя с ней, приплывёт другая, ту и возьмём, — вообще не русская психология. Русская крестьянская психология — это: как потопаешь, так и полопаешь, без труда не выудишь и рыбку из пруда, лето для старанья — зима для гулянья. О том, что Емеля щуку именно зимой поймал, говорить надо... или я об этом уже говорил? Говорил. Помню. Хотя сейчас прошу обратить внимание на слово — добыча! И "не было бы счастья, да несчастье помогло" — чисто русская пословица. У угро-финнов, скорее, так: "не было бы счастья, да удача помогла". Ощутите разницу между счастьем и удачей! Разница — психологическая. Как между своими руками созданным и — из чужих рук вырванным. Очень глубокая разница. Из арийской, может, глубины эпох идёт.
     Хотелось бы ещё порассуждать, чего ради арийская прародина утонула в студёных полярных морях, как Атлантида в нестудёных тропических. Ну, за что её Господь утопил. Да ладно! Рассуждать об этом должен тот, кто хорошо знает, например, Индию. Хотя бы даже — только современную, БРИКСовскую Индию, где половина населения до сих пор, в той или иной степени, живёт вымогательством, цыганя подаяние у другой половины. Иногда — не только подаяние. И поди-ка ты им там не дай, себе дороже выйдет, эта публика — намного зубастее, чем нищеброды в старину на Руси! Говорят, вера местная в сем заключена. Не знаю, не знаю. Хотя догадываюсь, что Господь топит, изгоняет и низводит только тех, кто отказался переходить из первого класса во все остальные вплоть до выпускного. Второгодников нигде не любят. И никто не любит. От  таки делы.
     Я об этом обо всём мало знаю. Мало и неточно. Так, по жизни. Из случайных бесед со случайными Кто знает больше и точнее? Из книг из учёных, я имею в виду.
     И ещё — от таки делы. Генсек Компартии США Гэсс Холл, справочка для тех, кто забыл, приплыл за океан в эту громадную страну накануне Второй мировой войны из Финляндии... и не один приплыл, поскольку он был ещё ребёнком, а семья Холдбергов сорвалась за океан не одна. Число венгров-интернационалистов, рассеянных по другой громадной стране, исчислению вряд ли поддаётся. Вскоре после Октябрьской революции в коренной Венгрии произошла Венгерская революция, в которой громадную роль играли бывшие солдаты и офицеры Австро-Венгерской монархии, которые заразились на фронте совсем другими идеями, связанными с отряханием праха с ног. Их мечта тоже не сбылась. Или сбылась не скоро и не так: Венгерская народная республика законфликтовала с хрущёвским СССР. Или её законфликтовалИ с хрущёвским СССР? Сложная штука — противоборство идей в среде идеологических союзников!.. Кто знает об этом больше да точнее, чем я?
     Валентин Пикуль знал больше. Но не точнее. Написал ма-а-аленькую повесть об удивительном сибирском миллионере-промышленнике рубежа XIX-XX веков Сидорове, который проводил в Европе шикарные "Сибирские ночи", доказывая, что не только мехами славна, богата да прекрасна Сибирь, возродил старинную златокипящую Мангазею, в которой, говорят, бывали когда-то английские мореходы (а затем перестали бывать, поняв, что слабоваты для таких суровых морей-поморий), мечтал о большем, о гораздо большем... и мечта тоже не сбылась, "миллиона рублей не хватило" Сидорову, богатырю с русской фамилией, доставшейся от прадедов, и типичной угро-финской внешностью, доставшейся от прабабок. Однако Пикуль сбился на анекдоты. Увы. (И в "Сибириаде" Михалковы тоже сбились на анекдоты, кстати. Тоже увы). За деревьями не увидал леса. Ну, пармы. На языке легендарной древней приполярной Югры, в которую ходили походами раннесредневековые новгородцы, мешая ходить туда походами раннесредневековым же викингам, лес называется: парма. Пермь, стало быть, — Лесная. Но это тоже — к слову. Да и повесть... ма-а-аленькая она совсем! Надо больше, читатели!
     Кто, как говаривал артист Галкин, "произнесёт"?

________________________________________________

Юмор лакейского происхождения

     19.06.2016.
     Из дневника:
     "Смотреть КВН стало невозможно. Потому что там стало ничегошеньки не понять: отчего люди в зале смеются, когда смеются над ними люди на сцене?
     Да потому. Лакейский юмор предназначен для лакеев же. Не для окружающих. Лакеи окружающих презирают.
     Кто такие были лакеи? От слова "lucky", "счастье". Счастливчики мира крепостных. Которым выпало счастье служить барину — верно писал Лев Гумилёв — не с лопатой в огороде, а с подносиком в горнице. И юмор у таких счастливчиков — свой. Основанный на понятии: нам повезло — мы умные, им не повезло — они ы-ы-ы!
     И барин лакею — всегда враг. Кормит каждый день, бьёт не каждый день — и всё равно плох! Потому что барин!
     Хотя без барина они просто сдохнут. Ни за что не пойдут на огород с лопатой! Гордо сдохнут с голоду!
     К правительству лакеи относятся точно так же, как в барину.
     И зачем только дали лакеям гражданские права, в то числе — право избирательное? Что получилось? Сперва — Первая Государственная Дума, которую царь разогнал. Погодя — Вторая. Только погодя-погодя — Третья, наконец. Которая до конца своего срока доработала. Ну а затем получилась Февральская революция...
     Сейчас лакейское происхождение мало кого интересует. Смотрят, не чей ты, а какой ты.
     Но кое-кого всё же интересует.
     А юмор московских потомственных лакеев понятен только московским потомственным лакеям. Потомственные лакеи остальных краёв и областей до самых до окраин тоже смеются, но — смеются, ничего не понимая. Чтобы на сцене не подумали, что ни в зале вообще уж ы-ы-ы. Чтобы на сцене подумали, что они в зале не совсем уж ы-ы-ы.
     А мне противно.
     И непонятно.
     У нас на Дальнем Востоке ведь крепостного права никогда не было".

_______________________________________________


Рецензии