Охотники

               

Николай    услышал  сквозь  сон,   как  где-то  недалеко  треснула   ветка,  и  открыл  глаза.  На  часах   было   половина   четвёртого,  и  он  не  спеша    стал  одеваться.   Рядом,   укрывшись   с   головой  в  огромный   спальник,  мирно  сопел  Вадим.    Стараясь  не  разбудить  напарника,  он  аккуратно   расстегнул  палатку  и  вышел  наружу.   Довольно  прохладный   воздух  разогнал  последнюю   дрёму   и  Николай   осмотрелся.  Над  отрогами  Сихотэ-Алиня   появилась  узенькая  полоска  света.    Где-то   не  далеко  подала  свой  голос   лесная   пичуга.  Он   закурил  и   не спеша    направился  к  Василию,  что  недалеко  от  их него  лагеря,  коптил  лосиное  мясо.  Василий,  тракторист  из  местных,   был  прикреплён   к  стройотряду  из  Одесского  политеха,  что  строили   посёлок  для  лесорубов.    А  8 партия,  15 экспедиции   Ленинградского   института  «Лесгидротранс»,   с  которой  и  пришёл   Николай,  разбила  свой   лагерь   рядом  с  будущим  посёлком.
 Небольшой   костерок  из  мелких  веток  ольхи,  распространял   ароматный  дымок.   Николай  поздоровался  с Василием   и  присел  на  бревно.
- Ну  что,  ещё  не  стреляли?    Спросил  он.
- Пока  нет,  вот  жду.
Накануне   вечером,    трое  студентов   ушли   на  охоту,    на   далёкий   залив,   где   ночью,   как  правило,  кормились   лоси.   Удивительное   дело,  но   Василий   по   звуку      определял  удачный   выстрел  от   промаха,    и  безошибочно   выезжал  на  своём   трелёвщике  за   добычей.  Вот  и  захотелось   Николаю   тоже   прочувствовать   этот   момент  и   проверить   свои   возможности.    Время    тянулось    медленно   и  они,   тихо  разговаривая  ни  о  чём,   внимательно  слушали  тишину.    Вокруг   молча,   стояла   тайга.   Только   редкий   комариный  писк,     да     слабый   свист   какой-то  птахи,   нарушал  ночной   покой.   Как  всегда,   неожиданно,   раздался    выстрел.   
-  Не  понял,  -  чуть  погодя,  сказал  Василий.  -  Вроде   попали,  а  вроде  нет.
- А  как  ты  определяешь?
-  По  звуку.  При  попадании   слышно  как  жакан  ударяется   в  тело  зверя.  Это  с  опытом  приходит.   Поживёшь  с  моё,    в  тайге,   научишься.
Они  замолчали,    вслушиваясь    в  тишину,  но  больше  выстрелов    не  было.
- Ну  что,   утром  поедешь?  -  Спросил  Николай.
- Пожалуй,   нет.   Если   добыли,  придут,   скажут.    Вот  после  работы  и  съезжу.
- А   мне   можно  с  вами?
- Да  ради  Бога!    Крепкие   руки  никогда   не  помешают.  -  Василий  начал  подкладывать    мелкие  веточки  в  костёр.  Они  ещё   немного   поговорили,   и  Николай   вернулся  в  палатку.   Не  раздеваясь,   он   прилёг   на  спальник,   и   вскоре   послышалось   уже  два   громких   посапывания.
Восьмая  партия   пятнадцатой  экспедиции,   шла   по  вершинам   довольно  низкой   гряды   сопок,  рассекая   тайгу   просекой  шириной  в  семьдесят  сантиметров,   по  которой,  ориентируясь   на  выставленные   реперы,  пройдёт  новая  автотрасса.   Жара  стояла   неимоверная.     Воздух,   пропитанный    ароматом   багульника,     слегка   кружил   голову.     От   жажды   начали  трескаться  губы,   но  солдатские  фляги  с  чаем,  давно  опустели,  и  только  в  небольших    курумах,   да  и  то,  не  у  всех,   можно  было  напиться   холодной,   настоянной  на  хвое,  воды.      Николай   время  от  времени   поглядывал  на  часы,  боясь  не  успеть   к  поездке  за  лосем.    Солнце   почему-то    именно  сегодня   медленно  клонилось   к  горизонту,  а   комары   особенно  настойчиво   нападали   на  вспотевшее  тело  и  никакой    деметил   не   мог  их   остановить.
Придя  в  лагерь,  Николай  сразу   же   пошёл   искать  Василия.   Тот   в  это  время   лебёдкой,  загружал    на   площадку  трелёвщика    большую  клеть,   в  которой   возили   мох,  а  рядом   стояли  пятеро  студентов  с  ружьями    готовые   загрузиться  в  неё.    Ребята   рассказали,  что   раненый   сохатый   поднялся   на  крутую    сопку   и   там,  на   самой   вершине,  испустил  дух.     Задача   простая,   его   надо   стащить   вниз   и  погрузить   на   трелёвщик.   Николай   быстро   сходил   за    своим   ружьём   и   вскоре   они  уже   «мчались»   на   этом,  таёжном   вездеходе   по  марям,   подминая   подлесок.
Высота  сопки  была   метров  сто,  сто  двадцать,  но  против  её   крутизны,  трелёвщик   был  бессилен.   Отряд   выгрузился   и  молча,   стал  подниматься  на   вершину.    Поднявшись  на  сопку,   они  не  обнаружили  лося,  и   только   широкая   полоса,   очищенная   от    опавшей   хвои   да   прошлогодней   листвы,   указывала  на  его   исчезновение.
- Всем  тихо, - шёпотом   сказал   Василий. -   Медведь   где-то  рядом,   уходим.
-  А   давай   посмотрим,   куда  он   его  утащил.  -  Прошептал   один  из   студентов. – Говорят,   он  заваливает   добычу   ветками.   Интересно  же.   
- Это  опасно,  -  Василий   был   в  нерешительности. – Он  всегда   охраняет  свою  добычу   и  туда   лучше   не   соваться.   Неизвестно,   откуда   он   может   выскочить.
- А   мы   тихонечко – тихонечко,  -  тоже  шёпотом   предложил  другой   студент.
- Хорошо,   но   только   идём   осторожно,    чтоб   не  только   ветка   не   хрустнула   под   ногами,  но  и  лист   не  шуршал.
Пройдя   метров  пятьдесят,   они   обнаружили   тушу   сохатого   слегка   прикрытого    валёжником.   Было   такое   ощущение,  что   животное   отдыхает   и  может   в   любое   время   подняться   и  убежать   в  тайгу.   Ребята   замерли,   глядя   на   лося   и  вдруг,   в  этой   звенящей  тишине,   прозвучал   выстрел.   И  тут  же,   где-то   совсем   рядом,    раздалось   грозное   рычание.    Небольшой   отряд,   как   по  команде,   рванул   вниз.   Потом   вспоминая   это  бегство,  Николай,   смеясь,   рассказывал:    «Нас   из   сопки   как  корова   языком   слизала».    Он   краем  глаза   успевал   заметить,   как   то  один,   то  другой   студент,   падал,   катился   кубарем,   поднимался   и  снова   падал.   Кто-то   успевал   тормознуть,   хватаясь   за   ветки   кустов,   кто-то   на   мгновение   успевал  обнять  дерево   и  бежать   дальше.   Шум   от   треска   ломаемых   сучьев,   стоны,  охи  и  чей-то   крик:  «Ой,   мамочка!»   -  наполнил   тайгу.   Когда   перепуганные   и  запыхавшиеся   все   собрались,   тяжело  дыша,   возле   трелёвщика,   тракторист,   с   мрачным,   ничего   хорошего  не  предвещающим   видом,   спросил:
- Ну  и   кто  это   у  нас,  такой   смелый,  стрелять   начал?
А   в  это  время,  там,  на  вершине   сопки,   прозвучало   новое,   как   показалось   Николаю,    весёлое   рычание.   Кажется,   сам  Хозяин   тайги   смеялся  над   бегством   горе   охотников.


Рецензии
Повезло ребятам. Их было много, поэтому медведь и не напал. А Василий, оказывается, не такой уж и опытный...

Николай Валентинов   08.06.2016 19:50     Заявить о нарушении
Нет, Василий мужик опытный, но добрый. Трудно отказать пацанам в такой просьбе, а ещё, как можно предвидеть, что кто-то начнёт стрелять? Понятно, что дураков много, но нам кажется, что они где-то там, далеко....

Пётр Карауш   09.06.2016 14:05   Заявить о нарушении