Даша

Посвящается А.С.С. (07.06.1983 – 09.04.2012)
~ ~ ~ ~ ~ ~ ~ ~ ~ ~ ~ ~ ~ ~ ~ ~ ~ ~ ~ ~ ~ ~ ~ ~
Прошлым летом Серёга решил замутить бизнес, я вышел в отпуск и понеслась. У нас было: два строения (жилой домишко и прокаченная домобаня с телевизором импортным, DVD-плеером отечественным, минибаром, музыкальным центром), порог Большой Толли, приезжие каякеры, энтузиазм и погоня за лёгкой наживой. Не то, чтобы это был необходимый запас для извлечения профита. Но мы расклеили объявы по деревьям и принялись ждать. Ничто в мире не бывает более вонючим и измотанным, чем водный турист. Мы знали, рано или поздно кто-нибудь позвонит.

                I

Большого наплыва посетителей не имелось, поэтому мы решили, что одного человека, следящего за хозяйством вполне достаточно, а так как отпуск в загородном домике на окраине дачного посёлка мне был вполне по душе, то и жребий кидать не пришлось.
Часы одиночества я в основном коротал на природе. Шарился по местности, кидался шишками в белок и дома соседей. Те были людьми весьма доброжелательными – расспрашивали о нашем предприятии, советовали, как лучше заманить туристов – в общем, жили мы душа в душу.
С Максимом Сергеевичем я познакомился практически в первый же день. Дедок жил неподалёку, без перерывов на зиму, считал себя коренным посельчанином и знал все местные байки. Как-то во время плановых посиделок у костра, он поведал мне историю дома, в котором я тогда жил.
Я знал, что мать моего дружбана купила этот участок только зимой, а вот у кого именно – нет. Оказалось, раньше здесь обитал некто Владимир – бывший сотрудник госнаркокартеля. Он ни с кем из местных нормально не общался, а гулянки закатывал такие, что вся округа не спала вместе с ними. Хозяин и гости упивались в хламину, и было несколько стычек с молодёжью, после одной из таких подросток оказался в больнице. Само собой всё замяли, но по крайней мере серьёзных конфликтов до конца пребывания отморозка в посёлке больше не возникало.

– Дурно так говорить, да поделом ему, – Сергеич перекрестился, повествуя об автомобильной аварии, в которую попал прежний хозяин нашего "поместья". – Знаешь, почему у нас в Карелии все дороги зигзагом? За повороты больше платили, вот дорожники и клепали их пачками. На одном из таких и занесло его, пьяный был вусмерть, хорошо хоть никого с собой не забрал.
– А как же: "О мёртвых либо хорошо, либо никак"? – поддался я мистической атмосфере, думая о том, сколько мне ещё одному ночевать в обиталище мертвяка.
– Да пока-то не бзди, малец, вот сейчас дорасскажу, тогда и отправлю тебя восвояси по ночи, – дед загоготал, лукаво прищурился и продолжил, – наверно, в курсе, что здесь до тебя жили бабуля твоего друга со своим хахалем?
– Ага, "Малдуном" мы его звали. Тихий такой был, пакостный.
– Так вот, он ведь здесь и представился! Зашёл в баньку, да и остался там. А когда спохватилась хозяйка, было уж поздно.
– Я думал, он в городе скончался, болел вроде…
– Ну, я сам видел, как выносили ногами вперёд. С сердцем беда приключилась. Видимо, пришло его время, – с грустинкой в глазах закрыл тему сосед.
Чуть позже сославшись на какую-то фигню, я поспешил домой пораньше и невзначай перебрался из бани в основное жилище, где в гостевой комнате на втором этаже находился довольно древний комп. Из развлечений на нём числился эмулятор Dendy, этого оказалось вполне достаточно для убийства времени перед сном.

Примерно через неделю после переезда произошло вот что. В один из вечеров, предварительно кикнув Стального Клюва и налакавшись пивасом, я лёг спать. Естественно, через некоторое время мочевой пузырь напомнил о своём существовании и оборвал путешествие в царствие Морфеуса на самом интересном месте.
Обычно вместо толчка я использовал пустые полторашки, однако в тот раз, впервые бесталанно просчитался. Ссать в печку не комильфо, а ближайший пункт приёма мочи на улице. Короче, пришлось спуститься до сортира и всё бы хорошо, но на обратном пути краем глаза заметил слегка приоткрытую дверь в банный домик.
Сохраняя покер фейс и направление движения до койки, я судорожно пытался анализировать ситуацию. Кроме нежданных посетителей ничего в голову не пришло, и оставалось прояснить факт нахождения злодеев в бане. Притом хорошо бы действовать максимально эффективно, минимизировав как материальные, так и физиологические убытки.
Мысли проносились в голове одна за другой, и в итоге на ум пришла одна гениальная идея.
Строение было устроено таким образом, что вначале идёт тамбур со второй закрывающейся дверью, а уже далее комната отдыха и парильно-моечная часть. Так как на ночь вторую дверь я никогда не запирал, замочный механизм должен находиться в состоянии рабочем, и если кто-то остался внутри, его можно было там запереть.
Запихав за пазуху нож (не, ну а чё?), я вооружился связкой ключей и с низкого стартанул в сторону покоцанного имущества. Забежав в предбанник, схватился за ручку двери (параллельно заметив буквально растворившийся в воздухе тёмный силуэт), успел её захлопнуть и провернуть ключ. Тотчас, подобно эмбриону ксеноморфа из грудины, кто-то начал усиленно ломиться на волю. Судя по голосам, два весьма невежливых мистера. Они спешно познакомили меня с тем, как будет развиваться моя судьба, если не открою, в ответ на что я инсталлировал несколько брёвнышек меж стеной и вратами нового Гуантанамо.
Окон практически нет, все выходы забаррикадированы, где там мой телефон?
Я вызывал подкрепление, а мои узники, кажется, успокоились. Новоиспечённый надзиратель приступил к ожиданию, но спустя некоторое время спокойствию в темнице пришёл конец.
Там происходила какая-то непонятная возня, шум нарастал, стали доноситься звуки падающих предметов. "Народ, бля, не усугубляйте! Пока это ток проникновение с взломом, сто тридцать седьмая! Даже не условка. Оплатите замок и всё!" – отчаянно придумывал я на ходу. Но вместо того, чтобы разрулиться, ситуация приняла совершенно неожиданный поворот.
Помимо криков о помощи и отчаянного стука в дверь я явственно слышал адово шарканье вперемешку с хрипом, будто долбанному Вию подняли веки и тот решил прогуляться.
Помню, как подошёл ближе – меня так и влекло открыть дверь – помню, как тянулся к упорным деревяхам, в глазах вдруг потемнело, шум прекратился.

Очнувшись от того, что меня кто-то слюнявит, я энергично вскочил на ноги и увидел перед собой довольную морду здоровенного голубоглазого хаски. Высунув язык, он пялился на меня, как на старого товарища, и никакой угрозы с его стороны совершенно не ощущалось. Я осмотрелся.
Мы находились на поляне, окружённой густым лесом, а в нескольких шагах от меня возвышалось дерево с закреплённым на нём самодельным домиком. Я осторожно поднялся по корявой деревянной лестнице: на полу валялись несколько заплесневелых кукол и мерзкий плюшевый медвежонок, от вида которого по моей спине забегали мураши, и захотелось убраться подальше от этого стрёмного места.
Внизу надрывисто залаял пёс, я спустился. Подбежав, он схватил меня за штанину, потянул на себя. Собака выглядела ухоженной, и я поддался на уговоры.
Провожатый уверено вёл за собой, не упуская из виду, и наконец в просвете между деревьями показался наш участок. Мой новый шерстяной друг сел у входа в баню, и на меня разом свалились воспоминания, однако теперь моё сознание окутывали уверенность и спокойствие. Я подошёл к открытой двери, зашёл в дом и не обнаружил никого и ничего, что бы соответствовало событиям ночи. Полный порядок: все вещи на местах, никаких следов погрома.
Когда я уже собрался уходить, на пороге снова возник хаски, это было немного неожиданно и в то же время мне захотелось скорей приласкать моего спасителя и досыта накормить. На втором шаге раздался треск, пол подо мной начал обваливаться и я сорвался вниз.
Над головой, не очень высоко, зияла дыра. Я встал и понял, что выбраться наружу нет возможности. Надо поискать другой выход или подставку под ноги. Стены уходили в темноту, падающего света не хватало, чтобы разглядеть концы коридора, хорошо со мной была моя верная зажигалка.
Не успев определиться куда идти, я услышал плач и пошёл на звук. Вскоре в стене появилась запертая дверь, рядом висел ключ. Я открыл им замок и вошёл внутрь. В комнате больше похожей на камеру заключённого, на кровати сидела девушка. Из одежды на ней была только изрядно потрепанная ночнушка, а лицо скрывалось за густыми, длинными волосами. Потупив с минуту, я всё-таки решился открыть рот:
– Кто ты? – пленница слегка пошевелилась, но не ответила.
Я попытался подойти ближе и тут она резко встала. Её волосы, точно по мановению волшебного жезла, рассыпались по плечам, и меня пронзил пылающий ненавистью взгляд. В миг лицо девушки побледнело, она отшатнулась. Юные глаза наполнились унынием и безразличием: я увидел в них измученного, эмоционально опустошённого ребёнка.
– Идём со мной, я тебя выведу. Поставим кровать на стену и по ней вылезем в дыру, в которую я…
– Он меня не выпустит, – прервал мою речь неожиданно низкий голос.
– Кто – он? – к горлу начал подступать комок, я почувствовал, как сердце собирается выпрыгнуть из груди.
Зажигалка потухла, воцарился мрак, и через паузу, разрывая тишину, до меня донёсся зловещий шёпот:
– Он идёт… – в эхе нарастающего гула я услышал хлопок закрывшейся двери, машинально обернулся, и в глаза ударил свет.
Я снова стоял около подпёртой двери в баню, сильно болела голова. Снаружи слышался шум двигателя, я вышел и на автомате поплёлся к ментовскому УАЗ-ику. Память постепенно возвращалась, необходимо было сообразить, что рассказывать, а о чём лучше умолчать.
После непродолжительной вводной беседы товарищи в форме открыли баню. Посреди поломанной техники, в комнате отдыха за столом, друг напротив друга сидели и пялились в никуда два неопознанных мной молодых человека. Мы переглянулись с нарядом, а я только пожал плечами и принялся пересказывать то, что реально видел и слышал. Помимо официальной версии, выразив при этом полную решительность пройти все наркологические экспертизы, если потребуется, "не для протокола" я решился поведать фараонам также и все свои глюки. Вместе поржали, и по завершению необходимых процедур дорогие гости в полном составе отбыли.
Под вечер приехали Серёга, его мать, мы обмозговали всё за графинчиком-другим «беленькой» и на следующий день я уже пьянствовал в городе.

                II

Вначале это были просто тревожные сны, не слишком угнетающие. "Малдун", бесшумно что-то говоривший, домик на дереве, тот самый подвал. Но потом начались настоящие кошмары. Такие, когда вскакиваешь посреди ночи весь мокрый и не сразу понимаешь, где находишься.
Главной героиней самых ярких и пугающих была пленница из видения, и уже дошло до того, что она мне стала мерещиться в реале. Тут еще подоспели известия о горе-грабителях, которые прописались в дурке на неопределённый срок. Я окончательно потерял покой и решил действовать, пока совсем не двинулся.
Встретившись с бывшим одноклассником Сашей, ныне доблестным хранителем правопорядка, я попытался через него выяснить про посёлок: не случалось ли в тех краях за последние годы висяков с участием девушки. Первый раз он позвонил и сказал, что ничего не нашёл. Не успел я приуныть, как раздался второй звонок. Оказалось, несколько лет назад действительно пропала некая шестнадцатилетка, правда проживала она в соседней деревне. Девушка проводила каникулы у бабушки и однажды не вернулась с прогулки. Дрожащим от волнения голосом я поинтересовался, нет ли для меня фотографии пропавшей. Санёк немного удивился просьбе, однако оценив серьёзность моих намерений, сообщил, что дело прикрыто и у него нет полного доступа. Он может дать только имя, фамилию девушки и данные её родни.
Для начала Дашу я попробовал найти в соц.сетях. В результате обнаружился только акк её матери, но пугать своим бредом потерявших дочь родителей я не решился.
Как мы все прекрасно знаем, алкоголь даёт нам силы и стирает сверхштатные границы, и вот в один прекрасный вечер кнопка "Отправить" дождалась своего часа. Сочинение на пару вордовских страниц, с подробным описанием всего произошедшего со мной и нелепой просьбой о фотографии ушло получателю. По прочтению и в ближайшую неделю ответа не последовало, а мой невроз расцветал буйным цветом.
Когда я уже почти сломался, на телефон пришло СМС: "даша.воскресенье.22-00.скайп:a9s4s12". Адрес оказался зарегистрированным, причём сразу бросилось в глаза, что имя и фамилия в личных данных аккаунта такие же, как у пропавшей девушки. Раньше срока контакт в сети не появлялся, оставалось только ждать.

Еле дотерпев до назначенного момента, я дрожащей рукой вызвал абонента. Почти мгновенно ответили, и на экране появилась симпатичная молодая особа. Она представилась двоюродной сестрой Даши, и сказала, что узнала обо мне от тёти, которая сообщила ей про какого-то психа из сети.
Мою историю Катя читала, но попросила подробнее остановиться на видении. Она внимательно слушала, задавала вопросы, и создавалось ощущение, что меня просто проверяют на вменяемость. Постепенно взгляд новой знакомой становился яснее и спокойнее, казалось, она мне верила.
Закончив, я вежливо поинтересовался насчёт фотографии её сестры, Катя поднесла к монитору живой фотоснимок и тогда меня отпустило. ****ец был не внутри меня, а снаружи: девушка из видения и Даша имели одно лицо. Я естественно сказал об этом, а также о своём желании на выходных съездить в тот самый дом, и тщательно досмотреть все помещения. Если понадобится – разобрать пол в бане.
Мы распрощались, и я впервые за последние несколько недель нормально, спокойно поспал.

Сказав, что хочу провести с подругой выходные на даче, я попросил у Серёги ключи. Он без проблем согласился, и в пятницу вечером автобус довёз меня до пункта назначения.
Я прошарил оба дома вдоль и поперёк – ничего. Уже реально подумывал о демонтаже нескольких половых досок в банном домике, однако оценив возможный ущерб, решил всё-таки дать мистике шанс.
Наверное, со стороны это смотрелась забавно, как внешне вменяемый чувак ходит по дому и разговаривает с воздухом и потолком, прося подать ему знак. В итоге чувак устал и расстелил себе прямо в бане.
Утренний рейс благополучно профукан, а следующий автобус в три. Я сидел и представлял себя со стороны: воображение рисовало мультяшную, светящуюся нецензурную надпись над головой. Каким инфантильным и психически недоразвитым надо быть, чтобы обмазываться кошмарами и вестись на сверхъестественную чушь, лучше бы, правда, взял с собой тёлочку и нормально отдохнул.
Когда я собрал вещички и уже готовился выходить, раздался звонок. В дверях внезапно приключилась совсем молодая девчонка в майке и шортах. Катя…
– Хэй! Уезжаешь?
– Привет! С чего взяла?
– Сумка, деловой вид, и я видела, как кто-то, возможно даже ты, закрывал второй дом.
– Обожаю быть собранным в любую минуту. Следишь за мной?
– В четверг будет три года как… На самом деле у нас тут теперь дом, родители недавно купили…

Совсем не чувствовался возраст, в котором умные девушки часто ведут себя не слишком адекватно. Мы прогуливались и разговаривали обо всём подряд, без какого-либо напряга. Как с близким человеком после долгого расставания и в то же время с интересным новым.
Прекрасный солнечный день, а я всё больше тонул в её голубых глазах. Волшебство, да и только. Был бы чуть младше, наверное, решил, что влюбился.
Под вечер нам приспичило топить баню. И будучи уже слегка навеселе мы не нашли эту идею чересчур дерзкой для практически первого дня знакомства. Дым повалил трубой, градус отношений повышался, и когда махровое полотенце пало к ногам голубоглазой чертовки, я шагнул к ней. Попробуйте оставаться благоразумным, если рядом семнадцатилетняя девчонка, которая только что вылезла из бассейна. Вернее, из душа...
У Кати были острые лопатки, а позвоночник из холодных морских камешков… Она тихо вскрикивала и дрожала… Хрупкая пёстрая бабочка в неплотно сжатом кулаке…
Тут раздалась оглушительная тишина.
Я вскочил на кровати, рядом уже никого не было. "Ушла домой?" – ну да сейчас не до этих мыслей. Виски пульсировали, очередное наваждение поселилось между моими ушами. Каким же я был идиотом, что искал исключительно под ногами! Стены! Они могли скрывать страшную тайну "поместья". Я бешено заносился по банному домику, вокруг него: искал пустоты и все излишки планировки. Ничего там не найдя, перешёл на основное жилище, и тогда-то всё и обнаружилось.
Даже с учётом устройства дымоотвода камин занимал слишком много места, и я как пойманный с поличным Санта-Клаус полез обратно в трубу. Порядком изогнувшись, и посветив себе фонариком из телефона, я обнаружил что-то вроде рычага. Механизм сопротивлялся недолго, и в итоге часть конструкции поехала вглубь стены. В здравом уме в это трудно поверить, но когда скрип и скрежет стихли, передо мной открылась лестница вниз.
Повеяло сыростью и гнилью. Я спустился.
С потолка свисал выключатель и после нажатия кнопки появился гул, очень похожий на звук заработавшей вытяжки, зажёгся свет. По бокам тянулись те самые стены, только теперь по одной стороне находилось две двери. Я медленно подошёл к настежь открытой первой и обнаружил там помещение с лежащей на боку железной кроватью и тёмными пятнами на полу. Больше ничего примечательного не нашлось, я отправился ко второй комнате.
Также как в видении она была заперта, также рядом на стене висел ключ. Причём на таком месте, что его и видно через окошко "заключённому", и в то же время никакой руки не хватило бы до него достать. Я попробовал заглянуть внутрь, но свет как-то странно почти не попадал в камеру, видно было совсем немного, а дальше пустота. Я открыл замок, вошёл, и меня словно окатили холодной водой. Волосы по всему телу стали дыбом, дверь позади меня громогласно захлопнулась, в глазах в очередной раз потемнело.

– Проснись, ты обосрался! – надо мной стоял улыбающийся друг. – Чё разлёгся, вставай уже!
Он, видя, что я немного не в себе, помог подняться.
– Вот, значит, с кем ты тут! Ну хоть познакомь что ли…
Серёга прочитал моё ночное СМС только утром, и после неудачных попыток дозвониться, приехал. Обнаружив открытый дом и странное подполье, он спустился. В открытой камере без сознания лежал я, а в углу на матраце гнил иссохшийся труп девушки.
Трупом, как позже выяснилось, оказалась пропавшая Даша, а пятнами в первой камере – кровь. Анализы показали, что она принадлежала неизвестной женского пола, и то ли было возбуждено новое уголовное дело, то ли два объединили в одно. Меня это не особо интересовало, свою миссию, как мне казалось, я выполнил.

                Эпилог

В городе меня навестила мать Даши. Она настояла на встрече и привезла с собой целый чемодан сладостей. За чаем мы немного пообщались.
– Извините, что не ответила вам в Интернете, сами понимаете…
– Любовь Геннадьевна, на "ты", пожалуйста, а то неудобно как-то.
– Хорошо, – она едва заметно улыбнулась, – в общем, спасибо огромное за то, что сделал! Другой бросил бы, а ты довёл до конца…
Минут пять меня благодарили, а потом пригласили в гости с ответным визитом, с надеждой на то, что недавно родившийся щенок хаски обретёт нового хозяина. Я пообещал зайти и поинтересовался насчёт Кати, с которой не общался с той ночи в посёлке.
– Какая Катя?
– Сестра Даши, двоюродная.
– У Даши нет сестёр с таким именем, и вообще только одна. Да, двоюродная, но она безвылазно живёт на Урале.
– Кто же это был? Молодая такая, сказала ещё, что вы её ко мне отправили.
– Может, бывшая подружка дочки?.. Правда, не представляю, кто это.
– Ничего страшного, разберёмся, – я выдавил из себя улыбку.
– Ну ладно, наверное, уже пойду, не буду больше задерживать, – через паузу сказала женщина. – Кстати, чуть ведь не забыла! Ты, кажется, просил?
В моих руках оказалась фотография с лесом, домиком на дереве и девушкой, обнимающей здоровенного пса. Снимок всё приближался, и всё отчётливее на нём вырисовывалось лицо "Кати", что не хотела (или правильнее сказать: "не хотело") отпускать меня далеко от своего дома всё это время. Земля начала уходить из-под ног, и перед глазами замелькали сменяющие друг друга образы, подобно кинокадрам из чужой жизни.
Я видел перед собой человека в маске сварщика: он колдовал над решёткой в бункере, а я чувствовал, как он безразмерно доволен собой и возбуждён... Следом на железной кровати – бледную девушку с юными глазами полными долгожданной свободы и перерезанными венами. На её мёртвом лице, кажется, застыла улыбка, адресованная похотливому мужчине, ворвавшемуся в камеру... Наконец меня изнутри разъедает сильный голод, а вокруг тьма и бесконечное одиночество. Огонёк во мне угасает, но ненависть и злоба не дадут уйти навсегда...
Я резко прихожу в себя: перед глазами кромешная тьма, а запах сырости и гнили придаёт ощущение реальности. Пелена видения спадает, только легче от этого не становится. Чувствуется незримое присутствие, и я знаю чьё именно – больше она меня не отпустит.


Рецензии
Да, местами жутковато, до мурашек! Зацепило!

Александр Балуков   18.06.2016 06:43     Заявить о нарушении
Это первый неминиатюрный сюжет, за который, вроде и не стыдно, тем не менее, в целом получилось не совсем то, что ожидалось. Хoтeлoсь сдeлaть жанр "ужасы", в итоге же повествование ушло больше в мистику, и одним из главных недостатков является отсутствие конфликта, напряжения. Акценты смещены в сторону загадочной, детективной истории, но и до хорошего детектива весьма далеко. В общем, ни то ни сё, правда, от выдумывания и продумывания длинных сюжетов – удовольствие приличное.

Анатолий Рыжиков   21.06.2016 14:15   Заявить о нарушении