Владимир Высоцкий и несостоявшийся побег

3 мая 2016

С Марком Эпельзафтом я знаком с тех пор, когда внимательно следил за деятельностью Иерусалимского клуба политической песни, где Эпельзафт был одним из двух главных действующих лиц наряду с Юрием Липмановичем, с которым мы тоже знакомы.

Эпельзафт позиционировал себя как наследник и продолжатель дела Владимира Высоцкого. Наследников у Высоцкого было много, как детей у лейтенанта Шмидта, но Марк позиционировал себя в этом качестве как-то особенно настойчиво. Творчество своего предшественника в искусстве он знает от начала до конца.

Я взаимно расфрендился с Эпельзафтом после начала Русской Весны, но иногда его выступления попадаются мне на глаза. И вот на днях на сайте "девятки" появилась его статья "Побег, который не удался", в которой Эпельзафт доказывает, что Владимир Высоцкий был убит подлой советской властью, потому что собирался бежать из СССР и перебраться на Запад. Там он, видимо, начал бы работать на радио "Свобода" и обличать советский режим. Эта перспектива не могла понравиться кремлевским старцам, поэтому по приказу старцев популярного барда аккуратно "убрали".

Не могу согласиться с этой версией. Высоцкий после того, как он женился на француженке Марине Влади, был абсолютно "выездным". В отличие от простых советских людей, он мог в любое время уехать в любую страну мира. Он побывал даже на Таити. Высоцкому не нужно было заранее готовить побег. Он мог просто уехать и остаться.

Но не уехал. Вряд ли Марк Эпельзафт, знаток творчества Высоцкого, не знает его песню "Нет меня, я покинул Россию", в которой есть строки: "Не волнуйтесь, я не уехал. Не надейтесь, я не уеду". Владимир Высоцкий написал ее в начале 70-х годов, но исполнял ее на концертах вплоть до самой своей смерти. Он был слишком искренним и цельным человеком для того, чтобы это петь и одновременно планировать побег.

Человек, намылившийся бежать на Запад, вряд ли стал бы петь и такие слова: "Я всегда во все светлое верил, например, в наш советский народ".

"А теперь представьте себе — любимец и совесть нации говорит по "Голосу Америки" все, что думает по поводу советских властей, по поводу войны в Афганистане. Обращается к советским гражданам. И граждане внимают. Внимают кумиру". - пишет Эпельзафт. А я не представляю себе такого сценария и уверен в этом, исходя из всей совокупности спетого, сыгранного и сказанного Высоцким.

Высоцкого не издавали в СССР, и это его очень обижало. Западные "доброхоты" очень хотели на этом сыграть. Когда Высоцкий выступил перед эмигрантами в Торонто, запись этого выступления была широко растиражирована и стала, пожалуй, самой популярной в тогдашнем СССР. Всемогущий КГБ то ли прохлопал идеологическую диверсию, то ли напрямую в этом участвовал - сейчас мы знаем, что он был засеян снизу доверху агентами влияния Запада, и это проявилось в последующие годы. Несомненно, Высоцкого обижали и подталкивали к отъезду.

Но от фрустрации до отъезда и работы на вражеском радио дистанция огромного размера. Эволюция Высоцкого полностью исключала такую возможность. При том, что в 70-е годы эта возможность была. Набирающий популярность бард выступал в основном перед интеллигенцией, которая всегда была антигосударственной и русофобской. Он играл на чувствах этой публики, и поэтому появлялась порой такая русофобская гадость как "Диалог у телевизора". Ранний Высоцкий был не прочь попаясничать и "сыграть клоуна". Уже позже аудитория Высоцкого расширилась, изменился и его тон.

По мере того как он рос и формировался как поэт, Высоцкий все дальше уходил от прежнего мироощущения и этого образа. В последние годы своей жизни он стал сознательным патриотом. Его песня "Райские яблоки" может восприниматься как аллегория той опции, о которой пишет Эпельзафт. В итоге ее герой бежит из рая, оказавшегося скучным и холодным местом, к своей любимой. В те годы, когда была написана эта песня, Запад воспринимался совковой антисоветской интеллигенцией как запретный рай, поэтому подтекст "Райских яблок" для меня очевиден.

Выбор поэта всегда зависит от масштаба и направленности творческой личности. Для сравнения, Александр Галич, если бы он дожил до наших дней, скорее всего разрывался бы и не мог сделать выбор. С одной стороны он был русофобом, что видно из его песен про Клима Коломийцева, с другой - хотел вернуться в СССР (см. "Когда я вернусь"). Так что тут, как говорится, "пятьдесят на пятьдесят".

С Высоцким такого вопроса не возникает вообще. Вся направленность и содержание его творчества указывают на то, что он в наши дни стал бы убежденным "ватником". Чтобы понять это, достаточно сравнить того же Клима Коломийцева, героя Галича, с героем песни Владимира Высоцкого, оказавшимся фактически в той же ситуации, что и Клим Коломийцев - в ситуации противостояния тупой партократической системе. Там, где у Галича выходит русофобская пародия на русского рабочего, у Высоцкого получился рабочий русский парень, вызывающий симпатию и желание похлопать его по плечу.

И неужели автор великих песен про войну присоединился бы к хору тех, кто утверждает, что советские люди завалили врага трупами, фактически проиграли войну, и лучше было бы, если бы мы пили баварское? Как же надо не уважать Высоцкого, чтобы строить такие предположения.

-----

А Марк Эпельзафт в последние годы полностью забросил израильскую тематику и переключился на борьбу с путинизмом, Россией и русскими. Один из комментаторов статьи на "девятке" метко назвал Эпельзафта "Антивысоцким". Если Антивысоцкий пишет это, можно себе представить, что писал бы в наши дни Высоцкий. А у меня возникает еще и другая ассоциация - с Моцартом и Сальери.


Рецензии