Чумной доктор Глава 10

Глава 10. Торг хитрецов

  Что продать мне? Может, совесть?
  Но товар сей не в цене.
  Хитрость – вот за что на рынке
  Платят золотом вдвойне.


Горы уже не прятались за деревьями, а величественно возвышались над лесом, безмолвно взирая на нежданных гостей. Ближе к вечеру путники встретили на дороге всадников. Трое мужчин уверенно ехали навстречу и, судя по всему, были настроены мирно. Впереди ехал знатный вельможа в роскошном темно-оранжевом костюме и яркой охотничьей шляпе, явно местный барон. Сопровождали его двое вооруженных слуг.
– Приветствую вас. Я барон Лингус, хозяин этих земель, – надменно вздернув подбородок, представился вельможа.
– Аббат Тетрис и его спутники, приветствуют вас, достопочтенный барон, – радостно объявил аббат. – Признаться, я очень рад нашей встрече.
– Взаимно, дорогой аббат. Признаю честно, я не ожидал увидеть вас здесь так скоро, – услужливо улыбнулся барон. – Но, издали завидев вас, сразу догадался, что это именно вы. Я ждал вас с нетерпением.
– Само провидение направляет нас! – восторженно заявил аббат.
– И раз само провидение свело нас на этой дороге, то я приглашаю вас к себе в гости, – настойчиво предложил барон. – До поместья Иринтов путь не близкий.
– Очень любезно с вашей стороны, скоро ночь, а путь действительно неблизкий, – согласился аббат.
– Не откажите, аббат, вас ждет хороший ужин и отличное вино, – добродушно улыбаясь, продолжал уговаривать барон. – А заодно обсудим наши дела.
– Ваше предложение столь великодушно, что я не могу вам отказать, – согласился аббат, хотя показные уговоры были лишь простым элементом вежливости.
– Вот и отлично, – заключил барон и обратился к одному из своих слуг: – Гедеж, скачи вперед. Сообщи о гостях, пусть готовят ужин.
Слуга учтиво кивнул и, пришпорив коня, поспешно ускакал вперед.
– И пусть достанут лучше вино! – крикнул вслед барон.
Немолодой, светловолосый, с юркими темными глазами, он чем-то напоминал лисицу, прячущую за показным великодушием свой скрытый интерес.
– Вечер обещает быть добрым, – заметил аббат и вспомнил о своем спутнике. – Барон, хочу вам представить - лучший лекарь королевства! Адвен Ивут из Ландоста! 
– Рад знакомству, барон, – Адвен учтиво поклонился, приложив ладонь к груди.
– О! Господин лекарь, я наслышан о вас, – воскликнул барон. – Победитель чумы? Белый доктор?
– Ну что вы, это все легенды и явные преувеличения моих талантов, – скромно улыбнулся Адвен. – Я просто хороший лекарь.
– Скромность украшает доктора Ивута, – добавил аббат. – На самом деле он лучший лекарь! Врачеватель от бога! Однажды он спас меня от чумы…
Аббат завел свою обычную веселую и увлекательную болтовню, и они продолжили свой неторопливый путь. Аббат всегда расхвалил Адвена, но при каждой новой встрече похвалы все увеличивались и обрастали лестными эпитетами. Когда-то давно Адвен действительно вылечил аббата от дизентерии, и теперь аббат Тенкрис с упоением всем рассказывал, как талантливый доктор излечил его от чумы! Дизентерия – по-своему опасная и даже смертельная болезнь, но история об излечения от чумы казалась поистине завораживающей, особенно с позиции больного. 

***
Барон Лингус действительно не скупился на чествование гостей и, лично сопроводив их в свой просторный особняк, закатил поистине торжественный пир. Свежий кабанчик, запеченная рыба, копченые колбасы и различные овощные закуски повергли аббата в полный восторг. 
Ужин был отменный, а вино превосходное, но Адвен только усмехнулся когда узнал, что барон является главным претендентом на покупку поместья Иринтов. После ужина, оставив аббата и барона в просторном зале за обсуждением условий сделки, Адвен тихо удалился в гостевую комнату. После долгой дороги хотелось отдохнуть и поспать на мягкой кровати, а не слушать хмельные беседы двух хитрецов.
Просторная комната, украшенная резным деревом и фресками, с живописными картинами на стенах и мягкими коврами на полу, впечатляла роскошью, как и весь дом барона. Окна были уже закрыты плотными шторами, в углу горел камин, на столе ждал таз с теплой водой и чистое полотенце.
Хорошо быть бароном или хотя бы гостем в таком доме. Тепло, чисто и уютно. 
Скинув куртку и сапоги, Адвен развалился на просторной кровати, закрыл глаза и с упоением подумал о том, как все же хорошо оказаться в мягкой постели. Все эти путешествия, длинные дороги, дешевые придорожные таверны, грязные постоялые дворы, ветер и дождь, разбойники и прочие неприятности так изматывали, что иногда хотелось все бросить, купить маленький домик у моря…
В дверь постучали, и, не дожидаясь разрешения, в комнату ввалился аббат с бутылкой вина и двумя бокалами.
– Мой друг, я надеюсь, вы еще не спите? – аббат был пьян, но еще уверенно держался на ногах.
– Прошу, входите, – снисходительно улыбнулся Адвен, наблюдая за тем, как аббат уже усаживается в просторном кресле у камина.
– Вы меня простите, мой друг, я понимаю, с дороги вам необходимо отдохнуть, – попытался оправдаться аббат, он был явно чем-то удручен, – но у меня к вам важное дело.
– Поспать я еще успею, рассказывайте, – вздохнул Адвен, уселся на краю кровати и поспешно натянул на ноги сапоги.
Манеры и правила приличия, куда без них, даже короли не принимают гостей с босыми ногами.
– Так вот слушайте, я расскажу вам все с самого начала, – аббат налил себе вина в бокал. – За участие в войне одному почтенному полковнику король даровал старое поместье и земли в эти местах, туда-то мы и направляемся. Поместье Иринтов, так себе «замок», старый дом в полном запустении и надел земли, но старому вояке и это хорошо. Титул барона само по себе почетно, но долго он пожить не успел. Походы и война, старые болезни. Помер. Но! У покойного никого не оказалось из родни. Последняя война унесла слишком много знатных людей на тот свет. Вот и завещал он все свое имущество нашему аббатству. Точнее завещал он только свой старый домишко на юге, давно еще, когда отправлялся на войну, но с тех пор завещание никто не менял. А в нем четко написано, что все имущество, то есть дом на юге, поместье и земли, все – отходит аббатству.
– Понятно, – кивнул Адвен. – И в чем проблема?
– В серебряном руднике, – многозначно заявил аббат.
– Каком еще руднике?
– Небольшой такой рудник, одна бедная шахта, но серебряная.
– Серебро это хорошо, из серебра чеканят королевскую монету.
– Верно, серебро дело прибыльное. В долине много рудников, серебро, конечно не золото, но солдаты хорошо воюют и за серебряную монету, – аббат допил вино и печально вдохнул. – Но дело в том, что барон Лингус не хочет за него платить.
– Хочет получить рудник бесплатно? – усмехнулся Адвен. – Как дар за щедрый ужин?
– Барон хитер, но проблема в другом, – загадочно ответил аббат.
– И в чем же?
– Рудник совсем заброшен. Слухи ходят разные. Говорят о чудовищах и нежити.
– Что еще за нежить? – оживился Адвен, а глаза аббата хитро загорелись.
– Разное говорят, чудищ ночных видели и призраков, толком и не понятно, но ходить туда люди боятся, – неуверенно ответил аббат. – Рудник совсем забросили после смерти старого полковника.
– Эти призраки появились только после смерти хозяина поместья? – усмехнулся Адвен.
– Я и сам не знаю, но барон Лингус наотрез отказывается платить за рудник, – удрученно ответил аббат и осторожно добавил. – Вот если бы решить эту проблему, то цена земли сразу возрастет вдвое…
– С призраками шутки плохи, – усмехнулся Адвен, уже понимая, к чему ведет разговор аббат. – Может, не стоит жадничать и продать поместье как есть?
– Может быть, вы и правы, мой друг, – согласился аббат и осторожно предложил: – Но я подумал, что вы могли бы мне помочь в этом деле.
– Я? Странствующий доктор? – наигранно улыбнулся Адвен.
– Опять ты прибедняешься, друг мой. Я много о тебе знаю, – взгляд аббата стал строгим, а голос серьезным. – Я балагур и шутник, но не глупец. Еще тогда, когда я впервые пригласил тебя, чтобы ты вылечил меня от дизентерии, будь она неладна. Еще тогда я много узнал о тебе. Давно мы с тобой знакомы? Адвен из Лондоста. Года четыре? Пять?
– Шесть, год спустя как раз случился мор в Тортане, – уверенно ответил Адвен. – Эпидемия тифа охватила город.
– Эх, чертово проклятье, а кажется, уже прошла вечность, – с грустью вздохнул аббат, но живо продолжил: – Так вот. Кем ты был тогда? Молодой и талантливый, но уже известный по всей округе! Я поспрашивал о тебе, но никаких внятных ответов не получил. Появился ниоткуда и непонятно кто такой. Да, был молодой ученик у известного лекаря в маленьком городке на краю королевства, но старый лекарь давно умер, а тебя никто уже там не помнит. А кто ты сейчас? Легенда! Белый доктор! Спаситель от чумы. 
Аббат прищурился и с вызовом взглянул на собеседника, ожидая ответа.
– Вы меня в чем-то обвиняете? – спросил Адвен, сохраняя полное спокойствие. – Настолько я знаю, вы и сами всячески поддерживаете легенды обо мне.
– И буду впредь это делать, миру нужны герои! Красивые истории дают людям надежду, – восторженно заявил аббат и осторожно продолжил, не сводя взгляда с собеседника: – Ты не подумай, друг мой, я вовсе не хочу узнать твои тайны, у всех людей имеются секреты, и тем более у героев. А ты герой! Слухи и легенды о тебе растут, хоть ты и меняешь имена, но чертополох приметный знак. А я собираю о тебе все сведения. И рассказы торговцев, и байки трактирных пьяниц. Ты, признаю честно, мой кумир! Настоящий рыцарь! Верный, благородный – истинный герой! Я даже начал писать трактат о великом Белом докторе – избавители о чумы.
– Лестно это слышать, я польщен, – пряча усмешку, поблагодарил Адвен. – И что же говорят об Адвене Ивуте?
– Многое. И как был там, и как был здесь, как спас в одиночку целый город и как вылечил нищего старика. Если так дело пойдет и дальше, ты вообще станешь святым, – беспечно ответил аббат и строго взглянул собеседнику в глаза. – Но рассказывают еще легенды об Ите, головорезе из Микка. Охотнике на нежить. Мало кто догадывается, что это один и тот же человек.
– Понимаю, но я особо и не скрываю своею деятельность, – Адвен изображал беспечность, но проницательность аббата была совершенно не к месту. – Нежить и черная смерть уносят жизни людей и с этим кто-то должен бороться.
– Все верно, я восхищаюсь тобой, искренне и честно. Доктор и воин в одном лице! – с явным одобрением признался аббат. – В одной руке жизнь в другой смерть. Великий вершитель судеб! Когда этот мир видывал такое? Твой наряд и методы, безупречное искусство исцеления и владения мечом. Уж не ведьмак ли ты?
– Нет. Время ведьмаков уже давно ушло, – печально усмехнулся Адвен, искренне радуясь тому, что именно эта забавная мысль пришла аббату в голову. – Может, где-то и остался кто-то из их великого клана, но это уже не то, что было раньше. Легенды о них до сих пор ходят по миру. В свой рассвет, несколько столетий назад, они истребили много нежити повсеместно, но те времена прошли, и в лесах опять опасно.
– Это верно, кто спорит. Я восхищен тобой. Даже с учетом того, что ты используешь магию и волшебство, что идет в разрез с учением церкви и науки, – заверил аббат. – И пусть ты не ведьмак, хотя твой медальон тоже что-то значит…
– Хорошо, давайте обсудим ваше дело, – Адвен резко прервал дальнейшие рассуждения аббата. – Что вы предлагаете?
– Не знаю, – аббат развел руками, словно и не ожидал согласия. – Я не верю в призраков и монстров, во всяком случае, в их существовании сильно сомневаюсь. Вы, мой друг, знаток в этих делах. Или в легендах о вас нет и капли правды?
– Все эти истории сильно приукрашены, но вампиры, оборотни и призраки существуют, – признался Адвен и, заметив удивление в глазах аббата, поспешно добавил: – Хотя чаще всего они обитают только в воображении людей.
– Да мне не важно, где они обитают. Путь бродят, где хотят! Главное, чтобы на моем руднике никого не было! – воскликнул аббат и, взглянув на закрытую дверь, тихо добавил: – Меня даже устроит, если вы съездите на рудник и объявите, что призрак изгнан. Продадим все по-быстрому и уедем.
– Ну и хитрец вы, аббат, – усмехнулся Адвен. – С призраками не все так просто. За изгнание нежити платят золотом, а золото даром никто не раздает.
– Я все это понимаю, мой друг, – кивнул аббат и тихо добавил: – Я заплачу вам сполна, и если не золотом, то серебром.
– Хорошо, я попробую вам помочь, – согласился Адвен и предупредил: – Но ничего не обещаю, а плату я беру только за результат.
– Вот и договорились, – обрадовался аббат и разлил вино по бокалам.
Выпив до дна за удачу, они попрощались, аббат ушел в свою комнату, а Адвен тут же улегся на кровать и уснул. Опыт показывал, что перед опасной схваткой с нежитью всегда необходимо хорошо выспаться.


Рецензии