вожди руси до Ярослава-великие князья или каганы?

На вопрос, поставленный в заголовке, читатель, знакомый с Повестью временных лет (далее – ПВЛ), уверенно скажет, конечно же, великими князьями. Откуда автор выкопал этих каганов? Каганы были во главе восточных государств. В частности, у восточных соседей Руси в Хазарском каганате. Хазария была врагом Руси, великий князь Святослав ее разгромил, тем самым, покрыл свое имя неувядаемой славой. И с какой тогда стати вождям Руси носить титул каганов? Особенно, сыну Святослава Владимиру – Крестителю Руси и внуку Ярославу Мудрому.
Вопросы справедливые. Однако такой титул применительно к вождям Руси применялся. В исторической науке уже нет сомнений в существовании в начале IX века нашей эры Русского каганата. Споры идут о том, где он располагался. Ваш автор на стороне тех, кто видит Русский каганат в Подонье (от Дона до Днепра, на Тамани, в Крыму). Иными словами, непосредственно на западных границах Хазарского каганата. Размещать его в других местах, с нашей точки зрения, странно. Это потребует серьезных доказательств того, каким образом русы в удалении от Хазарии  могли назвать свою страну каганатом, поставить во главе ее каганов и перенять многие обычаи «жизни каганов» Хазарии.
 Русский каганат был разгромлен венграми по наущению хазар за несколько десятилетий до призвания Рюрика. Часть его лидеров, воинов, народа переместилась на восток Балтики. Но кто-то, возможно, оставался на своих местах и во главе их по традиции мог быть каган, правда, зависимый от Хазарии или от венгров. В любом случае, для части русов Подонья титул кагана мог быть не чужд.
Восточные авторы и в первую очередь самый информированный из них ибн Фадлан (знавший русов не понаслышке) описывает нравы кагана Руси очень красочно. О них речь впереди. Но самое интересное состоит в том, что, хотя имя русского кагана ибн Фадлан не называет, но по времени правления это мог быть только великий князь Игорь.
И еще. Первый русский митрополит Илларион, сподвижник великого князя Ярослава Мудрого, называет Ярослава и его отца Владимира, Крестителя Руси, каганами.
Все это и подвигло разобраться с тем, кем же все-таки были вожди руси, каганами или великими князьями? Мигли ли великие князья Руси от Рюрика до Ярослава обладать титулом кагана?
Далее следует авторская версия ответов на эти вопросы. Ваше право соглашаться с ней, или нет.
Начнем с того, что нам известно об организации системы власти в Хазарском каганате. Она была двухзвенной. Во главе страны стоял каган. Особа священная, но, в основном, номинальная. Его делом было изредка показываться перед народом. В прочее время развлекаться с наложницами. Возможно, это было не развлечением, а демонстрацией перед приближенными мужской силы. Как только каган ее лишался, его могли отправить в мир иной. Там же он мог оказаться в случае катастроф, обрушившихся на народ, глобальных поражений, неурожаев и т.д. Как правило, кагану наследовал его сын. Но если кому-то (не из рода каганов) удавалось убить неугодного кагана, не смотря на мощную охрану, то он мог стать новым каганом. «Скучными» делами управления занимался бек, он же малик (царь). Он же был главным военачальником у хазар.
Вряд ли могут быть серьезные возражения против того, что примерно такая же система организации власти могла существовать и в Русском каганате. У соседей всегда перенимают лучшее или приятное. Косвенно это подтверждает такой факт. После призвания на Русь Рюрика, ПВЛ рассказывает о двух то ли князьях, то ли боярах  Рюрика – Аскольде и Дире. Они были посланы Рюриком на юг, где и обосновались в Киеве. Однако есть все основания считать, что Аскольд и Дир правили на юге до призвания Рюрика. Они даже организовали поход на Византию за два года до появления Рюрика на Руси.
При этом восточные авторы знают и прямо называют Дира царем (а не князем, и не боярином). Но главное состоит в том, что во главе Киева оказываются два правителя. Вам не кажется, что это могли быть каган и его заместитель, царь. И если Дир – царь, то тогда Аскольд – каган. Последнее подтверждает император Византии Василий 1. В одном из документов он назвал Аскольда каганом.
А теперь от дел восточных обратимся к западу. Конкретно к Рюрику. Идут ожесточенные споры, кем же все-таки был варяг Рюрик: скандинавом или славянином? А может, фризом, балтом, франком и много кем еще? Но в любом случае, он был западным человеком по отношению к Руси.
Близость варягов с франками, идущая возможно со времен «великого переселения народов» привела к тому, что у варяжских вождей могли быть франкские имена. В данном случае, у Рюрика, Трувора и др.
Так вот, Рюрик был западным человеком, призванным на Русь. Как он мог относиться к восточному институту «каганата»? Он ведь с ним наверняка столкнулся. Весьма вероятно, что сын его Игорь, как Вы увидите, мог стать каганом, правда, уже после его смерти.  Наиболее логичный ответ на поставленный вопрос таков. Относиться к этому он мог отрицательно.
Однако, обратимся к западу, к истории франков. Разве у них не было подобной системы власти, как в Хазарском каганате (без восточных нюансов, конечно). Да, у франков были не каганы, а короли Меровинги. Но и они имели номинальную власть. А делами королевства управляли мажордомы. И у них была своя династия. Видимо, еще до рождения (или в период юности Рюрика) мажордомы Каролинги захватили власть в стране полностью. Карл Великий создал Каролингскую империю. Но память о королях и мажордомах у Рюрика могла сохраняться. Так что ничего особенно нового в этом смысле у русов в их организации власти он мог и не обнаружить.
Какой при этом титул он носил после призвания? Скорее всего, князь, но точно не каган. Но вот вопрос престолонаследия перед ним наверняка стоял и стоял остро.
Это  никак не следует из ПВЛ. Там все обстоит просто. Умирая, Рюрик оставляет на руках то ли своего родича, т.е. князя, то ли боярина Олега своего единственного малолетнего сына Игоря. Иоакимова летопись уточняет. Матерью Игоря была сестра Олега Ефанда. Вот и весь сказ.
 Рюрик – язычник. Вряд ли у западного язычника был гарем, но то, что жен было несколько, к гадалке не ходи. Короче говоря, дети у Рюрика были, их не могло не быть, и сыновья, скорее всего, тоже. Тогда почему именно Игоря передали на руки Олегу?
Ну, во-первых, потому, что из всех возможных сыновей Рюрика только Игорь был племянником Олега.
А, во-вторых, тут важно понять, какое место мог занимать Олег в системе власти при жизни Рюрика.
Вероятнее всего, он был вождем той руси, которая после разгрома Русского каганата в Подонье переместилась на восток Балтики. В этом регионе и произошло соединение варягов (славян юго-запада Балтики) под руководством Рюрика и руси  под руководством Олега. Объединенный народ варягов руси выбрал в качестве князя Рюрика.  Вновь образовавшийся союз должен был быть скреплен чем-то существенным. Например, породнением Рюрика и Олега. Представляется, что женитьба Рюрика на сестре Олега, Ефанде, могла способствовать укреплению союза варягов и руси. Соответственно, рождение Игоря у Рюрика и Ефанды могло олицетворять собой «плод» этого союза. При этом русь в составе варягов руси могла признать только этого сына Рюрика, как законного его преемника.
Что же происходит дальше? Рюрик умирает. А Олег, вместо того, чтобы решительно укрепить свою власть на севере, подхватывает малолетнего Игоря и устремляется на юг. На первый взгляд странное решение. Ведь Олег покинул богатейший регион, поднявшийся в экономическом отношении, благодаря торговле с Востоком. Но не надо забывать, Олег был выходцем с юга. Его тянуло на родные пепелища. И потом, что там делали эти Аскольд и Дир?  Какие из них каган и царь? Кто они такие вообще? И как могут русы платить дань Хазарии? Нет, с этим надо кончать.
Сказано, сделано. Олег возвращается на покинутую родину. Его задача захватить власть  кагана. Какой бы не был на юге каган, но для  решения этой задачи его надо было убить, по-другому никак. Что и было сделано не только по отношению к кагану, но и к царю. Аскольда и Дира больше нет. Власть в руках Олега. И надо было принимать решение, что делать дальше.
Наверное, Вы подумали, что Олег становится каганом. Нет и еще раз нет. Не такой он был человек. Деятельный, инициативный, предприимчивый. При этом после пребывания на севере, он понял, Русский каганат – это прошлое Руси. Он будет непрерывно изживать себя. Но поскольку оставалось много людей на юге, для которых титул кагана не был пустым звуком, то пусть пока каганат сохранится. А каганом, судя по сообщениям восточных авторов, он посадил Игоря. Каган-ребенок – это нонсенс. Но Олег решает, что и так сойдет. Ведь не может на Руси одновременно быть два великих князя. А этот титул он примерил себе. Так  Игорь мог стать каганом.
Олег блестяще справляется с делами управления. Заключает выгоднейший торговый договор с Византией, открывает новые торговые пути. Да мало ли у него было успехов.
В это время Игорь подрастает, достигает половой зрелости. И Олег устраивает ему полноценную приятную во всех отношениях, жизнь кагана. Только, чтобы не мешался под ногами. По сообщениям ибн Фадлана эта жизнь выглядела так. Каган Руси (а кто это мог быть кроме Игоря?) жил на огромном помосте, столе. Отсюда нам видится происхождение слова «столица». Он не мог ступать на грешную землю. Коня для его переездов подводили прямо к столу. Стол окружали 400 богатырей. У каждого было две девушки. Одна для его обслуживания, другая для любви. С каганом на столе одновременно находилось сорок красавиц. Время от времени он должен был демонстрировать им и окружению свою мужскую силу. Ну, а наложницы производили «каганят» по образу и подобию  кагана.
Рано или поздно, это блаженное время для Игоря заканчивается. Умирает Олег. Видимо, незадолго перед смертью, Олег женит Игоря на своей родственнице, Ольге. При этом, скорее всего, на момент свадьбы она должна была быть в пеленках. Только в этом случае Ольга могла стать матерью Святослава в более или менее молодом возрасте, а не в возрасте бабушки (даже прабабушки), как нас пытается уверить ПВЛ. И даже в этом случае получается, что у Ольги и Игоря достаточно продолжительное время не было детей. Видимо, Игорь был слишком занят своим гаремом, и у него не было времени на общение с женой.
При таких условиях Святослав, действительно, мог стать единственным сыном Ольги. Но уж никак не Игоря. Если бы у Игоря не было детей от наложниц, его бы немедленно «освободили от должности кагана». Дети были, а значит, были и сыновья. Куда они делись, интересная загадка. Думается, разрешение ее находилось в руках Ольги.
Но вот, что происходило до рождения Святослава? Оставался ли Игорь каганом по смерти Олега, или решил стать великим князем, как Олег? Как ни странно, но мы, похоже, знаем, что Игорь решил стать великим князем и забрать всю полноту власти в свои руки.
Почему мы так решили? Из моравских источников известно, что после смерти Олега его власть принял его сын, условно говоря, Олег II. Как сын Олега, он был и родственником Ольги, если Вы еще не забыли.
Но Игорь смещает его с этой «должности». Олег бежит в Моравию, где становится князем. Венгры обрушиваются и на Моравию. Олег возвращается на Русь и живет  при дворе Ольги в качестве ее родственника. Но это случится уже после гибели Игоря. А пока Игорь берется за дела великого княжения. Что-то у него получается (победа над печенегами), что-то нет (крупное поражение от Византии). Тут важно еще и то, что нет-нет, но он возвращается к сладкой жизни кагана. А на  этот случай у него появился заместитель, Свенельд ПВЛ. Мы очень мало знаем об истинной роли Свенельда в русской истории. Только догадываемся. А она, эта роль, судя по всему, была велика. Настолько, что, видимо, даже возникла династия Свенельдов, как воевод при русских князьях. Похоже, Свенельд был кем-то наподобие  мажордомов у королей франков. Судя по имени, он мог объявиться на Руси из краев варягов или франков.
И так, Свенельдов на Руси могло быть несколько. Если бы он был один, то во времена великого князя Ярополка ему могло быть больше ста лет. Должность (титул) воеводы, которую занимал Свенельд, первоначально  могла иметь очень высокий статус, соответствующий князю, как минимум.
Первая Новгородская летопись младшего извода считает, что еще Олег был воеводой. Если это так, то понятия «великий князь» и «воевода» могли быть близки, Но более вероятно все-таки то, что первым русским воеводой стал Свенельд, как заместитель великого князя Игоря. Ну а последнего Свенельда, великий князь Владимир заменит на своего дядю Добрыню.
У читателя может возникнуть вопрос. А с какой стати мы зациклились на этих  Свнельдах? Дело в том, что Свенельд I мог сыграть роковую роль в гибели Игоря.
После тяжелого поражения в византийском походе Игорь мог начать стремительно терять свой авторитет. И Свенельд мог и, скорее всего, воспользовался этим обстоятельством. Из того, что донесла до нас ПВЛ, можно понять, что он был близок к цели свергнуть Игоря и заполучить высшую власть.
Но на пути его встала Ольга.
С нашей точки зрения, дальнейшие  события могли развиваться в следующем направлении. Надо думать, Ольге совсем не нравились «гаремные слабости» Игоря. Но она пожалела своего неудачника мужа, увидев его неуверенным, потерянным, услышав какие разговоры вело его окружение. Жалость Ольги вылилась в то, что она, наконец, родила от Игоря сына Святослава. Таким образом, на Руси появился законный наследник великого князя.
Но не на кагана. Если бы Игорь сохранял положение кагана, то его, после постигшей народ катастрофы, должны были немедленно убить. Значит о том, что Игорь был каганом, не вспомнили. Но после рождения Святослава и крушения планов Свенельда на власть великого князя, он не мог не вспомнить об этом. Это давало ему неплохой шанс занять место кагана в случае, если ему удатся убить Игоря и убедить всех в том, что Игорь оставался каганом до этого момента. И это действительно могло  быть так. Скорее всего, к тому времени «каганат» не был официально отменен. Свенельд задумывает план действий, на первый взгляд, без изъянов. Но он проваливается, благодаря необычайному уму Ольги.
Очень может быть, что план был таков. Свенельд одевает свою дружину в богатые одежды, одаривает драгоценным оружием. Советует дружине хвалиться своим богатством. При этом, дружина, охраняющая особу Игоря, попадается в расставленную сеть. Она начинает роптать.
Тем временем, Свенельд советует Игорю пойти с недовольной  дружиной и собрать дань с его, Свенельда, подданных, с древлян. Якобы, благодаря, древлянам, дружина Свенельда так разбогатела.
Таким образом, Свенельд выманивает Игоря из хорошо охраняемой резиденции в свои земли. А дальше делом техники было подкупить  большую часть дружины Игоря, чтобы она покинула «патрона». Дальше дело оставалось за малым. Убить Игоря и самому стать каганом.
Но Свенельд проявил нерасторопность. И Ольга его опередила. Спасти Игоря, у нее уже не было времени и возможности. А может она этого и не хотела, учитывая их сложные отношения. А вот связаться с князем древлян Малом ей удалось. В результате Игоря убивает не Свенельд, а Мал, который, по всем законам, «автоматически» становится каганом. Ольга выигрывает партию у Свенельда. Но в историю Руси вступает пока мало исследованная фигура Мала.
Ряд исследователей видит в нем потомка германцев готов, некогда занявших Причерноморье, но сбитых наступлением гуннов на запад. На это указывает то, что по византийским источникам, Игоря убивают германцы. И только эти источники указывают на способ казни, разрыв тела между двумя деревьями. ПВЛ об этом ничего не говорит. Но в школьные учебники истории этот яркий эпизод попал.
И еще. ПВЛ вдруг сообщает, что в русском правящем доме умерла какая-то Малфрида. Возможно, речь идет о матери Владимира, дочери Мала, Малуше. Итак, Мал после убийства Игоря,  должен был быть объявлен каганом. Что, видимо, и было сделано. Не без требования Ольги, которая тем самым отсекала Свенельда от высшей власти.
Эпизод этот нашел косвенное отражение в ПВЛ, которая рассказывает о сватовстве Мала к Ольге. Но засылать сватов к Ольге было лишним. Если Мал действительно был объявлен каганом, то Ольга «автоматически» становилась его женой. К нему переходил и весь гарем Игоря.
Правда, каган Мал после своего провозглашения был сослан, вероятно, в Любеч (Малко Любечанин источников). Где и жил тихо, незаметно, но со всеми положенными почестями и гаремом. Куда же без него. Правда и без Ольги.
А что же она? Ольга, хоть и формально, становится женой кагана (владыки языческой Руси), но тут же отрешается от этой своей роли, приняв христианство. Более того, она получает опеку  со стороны византийского императора. Опеку, с которой не мог не считаться Свенельд. Возможно, в ярости он сводит счеты с древлянами. Но вынужден сосредоточиться на своих воеводских обязанностях при сыне Ольги Святославе. Единственное, что Свенельд мог сделать в данной ситуации, это рассорить сына со ставшей ненавистной Свенельду матерью. И это, судя по всему, ему удалось.
Но при этом ситуация вокруг Святослава становится щекотливой. Он ведь был сыном свергнутого кагана и потерял права на его престол. В какой-то степени ему попыталась помочь Ольга, сведя его со своей ключницей, дочерью Мала, Малушей. В результате он становится зятем кагана. От этого союза рождается сын Владимир, будущий Креститель Руси. Но этого все же мало, чтобы всерьез попытаться заместить Мала, если с ним что-то бы случилось.
 А может быть, этого и не надо было делать, ввиду противоречивости и неясности в будущем положении каганата на Руси. И Святослав выбрал свою дорогу в складывающейся системе власти. Мать, Ольга фактически стала  выполнять роль великой княгини (в том числе и как заместитель кагана?). Святослав же стал великим князем, но вне Руси, в областях ее «национальных интересов», как сейчас бы сказали.
В результате возникло следующее положение дел: где-то находился глубоко спрятанный каган Мал. Царем при нем, то-бишь великой княгиней была Ольга. А вот Святославу (и вместе с ним Свенельду) места на Руси не нашлось.
Однако будущее княжеского дома виделось неясным. Дело осложнялось тем, что у Мала был сын, Добрыня. Он же Добрыня Никитич русских былин. Исследователи уже достаточно давно докопались до того, что отчество Никитич было переработанным народом отчеством Нискинич, или Мискинич, а Нискиня – это было имя князя, а теперь кагана Мала (имя кагана было священно и держалось в тайне, отсюда и прозвище Мал). Добрыня оказался человеком умным. Он официально отказался от претензий на титул кагана. Так на Руси о кагане забыли до поры, до времени, но надобность в нем снова возникла.
Ольга умирает, Святослав возвращается на Русь. Он великий князь Руси уже не при кагане, а сам по себе. Что при этом случилось с Малом неизвестно. Надо думать, что его уже не было, или не стало в живых.
Святослав определяет наследником старшего сына Ярополка и сажает его на Киевский стол. А Владимира отправляет, куда подальше от центральной власти в Новгород. Город неспокойный, вольнолюбивый, с особым отношением к князьям, Но рядом с Владимиром Добрыня.
Святослав гибнет в войне с Византией. Киевский престол по закону престолонаследия великих князей занял Ярополк. О каганах мог никто и не вспомнить, если бы не Добрыня, сын предыдущего кагана, на руках которого был Владимир, внук и кагана Игоря, и кагана Мала. Наизаконнейший претендент из-за отказа Добрыни на этот титул. ПВЛ определяет Владимира, как незаконного сына Святослава. В чем-то ПВЛ права, если исходить из прав Владимира на великокняжеский престол. Но вот на престол  кагана он был явным претендентом. И, судя по всему, Добрыня вынимает эту карту из рукава. Конечно, в Новгороде о каганах слыхом  не слыхивали. Но вот дать подзатыльник заносчивым киевлянам кто же откажется. И они с радостью отправляются в поход на юг. Что же до киевлян, то о каганах еще многие помнили.
Новгородцы, варяги поддерживают Владимира. В результате Ярополк погибает, а Владимир становится каганом и, одновременно, великим князем Руси. У Добрыни – титул воеводы, т.е. правой руки Владимира. И все довольны. И те, кто еще хочет, чтобы во главе страны стоял каган (люди, ориентированные на восток). Ну и те, кто предпочитает во главе страны – великого князя.
 И Владимир, как он показан в ПВЛ, похоже, с успехом играл обе эти роли. В отличие от деда, Игоря, у которого из этого совмещения функций (кагана и великого князя) мало что получилось.
Представляется, что Владимир относился к своему «каганству» как к развлечению после трудов праведных. Наступал момент, когда он уставал от забот великого князя и уходил в функции кагана с его бесчисленными наложницами. По русскому обычаю добавлял к ним еще и пиры с дружиной. Последнее запомнили русские былины. В это период бразды власти принимал на себя Добрыня (в былинах Илья Муромец и Добрыня Никитич). Но вот когда Владимир насыщался в своих гаремах любовью и напивался до «ручки» на своих пирах с дружиной, тогда он находил в себе силы для собственной активной деятельности. При этом Добрыня становился воеводой при нем. В конце концов Владимир ставит крест на своем «каганстве». Крестит Русь. И тут Добрыня его первый помощник.
Что же до Ярослава, сына Владимира, то митрополит Илларион называет его каганом по привычке, а не по сути. И вожди русов окончательно становятся великими князьями. Не знаем, насколько убедительной показалась приведенная версия, но она дает возможность четко и ясно ответить на вопрос. Кто из вождей Руси от Рюрика до Ярослава был каганами, а кто нет.
Так Рюрик не был каганом однозначно. Варяги в его время управлялись князьями, каковым он, собственно, и был.
Олег был вождем Руси на востоке Балтики. Какой титул у него был до объединения с варягами Рюрика, мы не знаем. Понятно, что каганом он точно не был. Официальные каган и царь, Аскольд и Дир, сохранялись на юге будущей Руси, но знатность Олега сомнений не вызывает. Именно на его сестре женился Рюрик, символизируя тем самым факт соединения варягов и руси.
После смерти Рюрика, Олег (с Игорем) идет на юг, осуществляет ритуальное убийство Аскольда и Дира. После этого Игорь становится каганом, а Олег – великим князем.
Что дальше? Ситуация запутывается со смертью Олега. Его сын Олег II вынужден покинуть Русь. Игорь то берет в свои руки власть великого князя, то сибаритствует как каган. На это время функции великого князя переходят к Свенельду. Он приобретает титул воеводы.
 Игоря убивает Мал и становится каганом, но каким-то странным. Он, конечно, где-то находится, есть, но при этом его и нет. Всем распоряжается великая княгиня Ольга.
Ее с Игорем сын, Святослав,  становится великим князем. Но при жизни матери функции великого князя выполняет только вне Руси.
Святослав гибнет. Великим князем становится Ярополк. Но тут почему-то начинают вспоминать о том, что каганат на Руси никто официально не отменял.
Скорее всего, инициатором такой памяти мог бы быть Добрыня, А если на Руси все-таки должен был быть каган, то это только Владимир, внук двух предыдущих каганов Игоря и Мала. А заодно и племянник Добрыни. Ход этот срабатывает. Ярополк убит. Владимир становится и каганом, и великим князем одновременно, по примеру деда.
А с крещением Руси речь о кагане никто уже не поднимал. Митрополит Илларион называет каганом Ярослава по привычке. Так на Руси утвердилось великое княжение, а не каганат.


Рецензии
Как фабула для исторического романа - годится.Как попытка реконструировать историю, пожалуй,нет.Слишком много предположений "от ума". Каганами восточно-славянские князья 9-10 веков, в дипломатических переговорах с вождями тюркских народов причерноморья и прикаспия именовались почти наверняка.
На эту тему у меня, на странице Проза.ру, стихотворные переложения в папке "Предания старины глубокой".

Юрий Бахарев   29.06.2016 23:33     Заявить о нарушении
Спасибо. Очень ценное замечание. Одно добавление. Своего вождя их послы назвали и в переговорах с Людовиком Благочестивым.

Игорь Тычинин   03.07.2016 10:55   Заявить о нарушении