Старец

   
Вся серия видений о Cтарце пришла ко мне как ответ на вопрос:
Почему меня так сильно во время выходов из тела пугает возможность не вернуться назад и уйти навсегда?

Сами выходы и предвыходные состояния сопровождались очень сильным шумом в ушах. Звук был такой силы, что казалось океан шумит в голове. Тогда и возникало ощущение, что я подошла к опасной грани. Потом накатывал панический ужас, что я не смогу вернуться в тело после выхода. Я выходила, и ужас сразу прекращался, потом спокойно возвращалась, ничего не случалось. В следующий раз все повторялось вновь.

Я не хотела этих выходов. Но поскольку выходы были самопроизвольные, я не могла их контролировать. Предвыходное состояние было ужасным.  Объяснить себе свой ужас я не могла. Меня это озадачило. И я решила разобраться со своими ощущениями во время выходов. Поэтому сформулировала внутренний вопрос, задала его себе и положившись на силу намерения стала ждать, когда подсознание проработает его и выдаст ответ.

Когда-то в "Виджняна - Бхайрава Тантра" я прочитала такую медитацию:

             "В этих полных нектара сосредоточьях сознания
             Ты представь себе, Дэви, санскритские буквы -
             Как буквы сперва, а потом утонченно, как звуки.
             А потом уж как самое тонкое ощущенье.
             И тогда, их оставя, - СВОБОДНОЮ стань."

Мне не надо было понимать, что здесь написано, потому что благодаря каким-то своим непонятным особенностям я жила на уровне этих самых тонких ощущений, лежащих за любым предметом. Единственное, чего я не могла сделать – оставить эти ощущения, чтобы стать свободной. Меня это вначале не очень и интересовало, я просто постигала то, что давали мне мои особенности восприятия.

Весь мой прежний опыт ограничивался вначале просто видением картин: природа, исторические эпохи, люди,  прошлые жизни (мои и других людей). Кроме чувственно-эмоциональной окраски и считки обыкновенных судеб не было ничего интересного. Правда я могла четко видеть и осознавать внутренние качества и структуры людей, но это были не совсем видения, скорее ощущения сознания плюс видения. И вот однажды мне эти видения опостылели так, что единственным моим желанием стало стать свободной от них. Потому что они уже не помогали мне двигаться дальше, а мешали. И тогда я внутренним решением от них отреклась, отказалась, потеряв интерес совершенно. Любые проявления видений подавляла усилием воли, пытаясь разотождествиться со своей структурой окончательно. После такой борьбы наконец наступила долгожданная тишина и черный фон. Так длилось несколько месяцев, а потом пришло нечто новое, странное.

Я стала ощущать реальную энергию, предшествующую формированию образов и понимать, что она означает. Если хотела могла видеть ее в цветах или образах, но это было не обязательно, потому что я не знаю как, но знала, что я ощущала. Это была реальность окружающая меня, но только теперь она стала полнее и насыщеннее и более реальной. Еще более тонкой. Описать это трудно, энергия вызывала определенные ощущения, которые осознавались и понимались. Вначале я была очень сильно поражена. Я то считала, что наконец-то получила долгожданную свободу от видений. А оказалось, что за одним типом ощущений, просто стоит следующий еще более тонкий класс. Когда я сумела разотождествиться со своей старой структурой, этот новый класс более тонких ощущений стал доступен моему сознанию. И у меня есть серьезные подозрения, что за этим классом ощущений стоит следующий класс ощущений, еще более тонких и дальше, и дальше…
Я очутилась в абсолютно ином мире, в другом измерении, где кроме этих ощущений ничего не было, и мое сознание не успевало реагировать. А потом я начала приспосабливаться и использовать образы для объяснения. И тут случилось невероятное. Я начала ощущать знания спрятанные внутри этих новых ощущений, просто знала, что означают эти ощущения и могла их объяснять. Вот это и было особенным в видениях со Старцем. Я знала обо всем,  что там было как бы изнутри, а настроившись могла фокусироваться и читать его знания, как из книги мы читаем нужную нам информацию. И тут оказалось, что из-за слабой логики, отсутствия технических знаний, я не могу добиться полноты осознания ощущений, которые получаю. Только какие-то жалкие крохи, которые мои личные индивидуальные качества позволяют мне собрать.


Встреча со Старцем

Первая картина «Старца» появилась спонтанно, без каких либо усилий, ее сопровождало необыкновенное ощущение древности. Глядя, как по пустынному морскому побережью идет старец в белых одеждах, я точно знала, что все, что я вижу произошло очень давно, так давно, что даже следов в истории не осталось. Картина явилась из глубины тысячелетий и предстала перед моим взором сама по себе, без моего желания.

Безбрежному морскому побережью не было ни конца, ни края. Сливающиеся с горизонтом море было спокойно, и только отражающиеся от его поверхности солнечные лучи ослепляли. Легкие волны мирно набегали на песок,  но вокруг стояла поразительно неестественная тишина. Раскаленное солнце палило и жгло, и лишь легкий ветерок осушал капли пота, стекающие по лицу путника. Путник – старец в длинном белоснежном одеянии, подвязанном на талии золотым шнуром, брел по совершенно безжизненной полоске суши – ни слышно было, ни крика птицы, ни малейшего шороха – берег был мертв. Вот старик подошел почти к самой воде, и я, с удивлением, увидела стоящий там странный предмет из белого камня. На высокой тонкой цилиндрической ножке была прикреплена узкая прямоугольная белая доска, напоминающая по форме раскрытую книгу. Старец подошел к этому странному предмету и остановился. Вот и вся картина. Больше я не видела ничего. Только ощущала необыкновенное чувство внутренней связи со старцем и то, что было это очень давно, тысячи лет назад.

В этом ответе я не нашла никакого объяснения своей проблеме и выкинула его из головы.
Прошли годы, я забыла об этом видении. Мои выходы, к которым я не стремилась, прекратились и больше меня не беспокоили. Но однажды, просматривая документальный фильм о пирамидах майя, я, начав подремывать, так как очень устала, перешла в состояние между сном и бодрствованием. Часть сознания еще смотрела фильм, а часть уже погружалась в сон, но еще не спала. Показали картину пирамиды внутри, и начали выдвигать предположения для чего она использовалась. Мое сознание тут же, без всяких усилий с моей стороны выдало позабытую картину старца и я, к своему великому удивлению увидела продолжение! Ответы полились сами собой, как будто дверь в неведомое открылась, или сознание наконец вспомнило позабытое. Все вывалилось на меня сразу, так человек обычно помнит свою жизнь, как то всю целиком и может объяснить произошедшее с ним в любой период времени. Тело покрылось гусиной кожей, физический признак, который я называю «ощущением правды».
Вот, что я узнала.

Старец был жрецом, жившим во время цивилизации, достигшей очень высокого уровня в использовании своего сознания. Жрецы умели сознательно действовать в тонких мирах, проникать в будущее, лечить и даже осуществлять физическую работу, используя свое сознание. Практики, которые они использовали, были уделом посвященных и достигались многолетними тренировками. Сознание – было основным инструментом.
Старец пришел на берег моря, где стоял алтарь, а вернее специальное приспособление, помогающее сознанию выйти в тонкие миры и осуществить там свою работу. Как алтарь работал?

Жрец, с помощью своего сознания визуализировал звук определенной частоты и алтарь, реагируя на вызванное в сознании  жреца ощущение звука, создавал точно такой же звук, звучащий в пространство. И когда сознание жреца покидало тело, звучащий алтарь не давал сознанию вернуться очень быстро, позволяя жрецу проводить необходимые действия в тонких мирах, а потом выполнял функцию возврата, не давая уйти из тела навсегда. (Это примерное описание, может быть и неправильное, потому что я многого из-за отсутствия технический знаний не понимала в своих ощущениях).

Выход был ступенчатым. Сознание выходило, потом притягивалось в тело, под действием алтаря выходило вновь, потом возвращалось, потом опять покидало тело. Туда-сюда, туда-сюда. Тут требовалось очень хорошее здоровье, да и нельзя было по другому. Длительное отсутствие вне тела и возврат невозможен, а это значит смерть. Жрец же должен был делать свою работу в тонких мирах. Многолетние практики позволяли ему не прерывать восприятие тонких планов, потому что выходы и возвраты производились тренированным сознанием автоматически и довольно быстро, он только ощущал их, но не обращал на них внимания, его наблюдатель продолжал делать нужное в другой реальности. Такому раскачиванию сознания сопутствовало чувство экстаза, но жрец не обращал на него никакого внимания и не наслаждался им.
Я увидела всю процедуру, только звук не могла слышать, думаю он был за границами, воспринимаемыми ухом человека. Жрец осуществил выход из тела и отправился созерцать будущее и настоящее, так как вражеская армия вот-вот должна была подойти к столице. Он увидел все, что ему было надо – численность, вооружение, слабые и сильные места противника, возможные варианты будущего исхода битвы. Теперь правитель будет знать точно, как победить врага. Алтарь перестал работать, и жрец обессиленный вернулся в тело, отдохнул немного, и отправился обратно в город.

Следующая картина меня поразила. Я была в центральном храме города, наполненном людьми. На возвышении сидел правитель и его приближенные. Жрец подошел к такому же самому алтарю в центре зала. Сам зал меня удивил. Храм был без стен. Только огромные белоснежные колонны, сквозь которые можно было видеть весь город, и крыша. Из центра крыши, в огромное круглое отверстие прямо на алтарь лился солнечный свет. Этот алтарь был точной копией виденного мною, но только макетом, он не мог работать. Жрец постоял возле него, поднял лицо к солнцу, прикрыв глаза, а потом начал вещать толпе все те вещи, которые уже видел на морском побережье. И все верили, что он только что их увидел! Лишь правитель знал. Я глянула на него и поняла, что он и жрец устроили это шоу для толпы. Моя душа возмутилась, вот так лгуны!

Но тут же пришло объяснение. Действующий алтарь – опасная вещь.  Сознание непосвященного покинет тело, но никогда не вернется назад. Включи его  и все вокруг умрут. А толпа тем временем ликовала. Я же оглядывала удивительный город окружавший храм. В просветах между колон виднелись белоснежные цилиндрические здания, высокие и маленькие, с бесчисленными окнами, разных форм. Крыши у зданий были тоже белыми и плотно подогнанными к стенам, только срезанными наискось, наверное чтобы дождь мог стекать. Стены и крыши были из одного материала и так гладко отшлифованы, что блестели и ослепляли, отражая солнце. Дорожки были такими же белыми и отполированными. А вот сам храм… Похоже во всем городе это было единственное квадратного вида сооружение, с уходящей ввысь куполообразной, с круглым отверстием для солнца в центре, крышей. Колонны и не одной стены. Но я знала, в глубине, под землей скрывается целый лабиринт сооружений, с настоящими, похожими на алтарь приспособлениями. Жрецы пользовались ими, чтобы устранять неугодных, убивать врагов, строить, лечить. Они умели вызывать и направлять звуковую волну так, что она убивала избранного человека, а других даже не касалась. Приговоренный же не  мог спрятаться никуда, и умирал, когда волна достигала его головы.

Я вижу как жрец безразлично глядит на специальное помещение в дальнем углу храма. Эта часть храма для толпы, где с помощью секса, обученные жрецы и жрицы, используя, и специальные снадобья, и психические методы, приводят посетителей в определенные состояния сознания, давая ощущение экстаза. Жрец знает цену этой глупости, но толпа требует удовольствий.  Секс вообще используется в этой цивилизации как основное средство изменения сознания и вводит людей в зависимость, действуя как наркотик. Что ж, аппетит невежд требует еды, он поставляет жрецам огромные суммы денег, а что до несчастных, впавших в зависимость, так не обуздавшим свои желания глупцам и не нужны настоящие знания.  Таких дураков надо использовать. Моя душа содрогается от абсолютного безразличия жреца, абсолютного отсутствия сострадания!

Тяжелые думы обуревают жреца. Все жарче и жарче становиться с каждым годом. Беспощадное солнце палит и палит, иссушающий зной убивает всякого, кто покидает пределы города. Все труднее осуществлять путешествие к морю, где спрятан алтарь. Пустыня все ближе подступает и скоро захватит все вокруг. Я же ощущая его мысли, удивляюсь, как же пустыня может существовать прямо рядом с морем?

С грустью вижу я, как в один из своих выходов, жрец не вернулся в тело. Что то случилось, и он отправился в такие слои тонкого мира, откуда уже не возвращаются. В бескрайней голубизне на него начал литься золотой свет и, когда он понял, что не вернется, его обуял ужас. Он ведь знал об опасности, каждый раз играя с судьбой! Он клянется себе, что если опять родится, будет обычным человеком, не станет играть со своей природой. Он не хочет умирать, хочет жить. Но хочет жить позабыв обо всем.


Прошло несколько дней после просмотренного мною видения, которое ввело меня в очень сильное состояние грусти, не имеющей никакого смысла, не поддающейся объяснению. Я чувствовала, что не все поняла в этом видении и решила исследовать его глубже, понять, что за личность был этот жрец-старик? Ответ пришел, но после этого мне стало еще грустнее.

Жрец всю свою жизнь посвятил изучению, и практике оккультных наук, и изменениям своего сознания. У него не было семьи, и хотя тайны физической любви были им хорошо изучены, он был безразличен и к этой стороне жизни. Люди не интересовали его,  были лишь толпой, которой он мог демонстрировать свои способности. Но и к власти над толпой он не стремился. Единственное, что приносило ему удовлетворение – наслаждение своими сверх способностями, стремление обладать ими всеми, какие только существуют, любоваться собой он любил всегда и везде. Развив тонкость до непомерных высот, он мог ощущать тонкие миры, свободно отправляться туда и действовать, предсказывать будущее, и много еще всего. Это и было его счастьем – наслаждение от все более и более утонченных состояний сознания. Он получал удовольствие от своих способностей, и это было для него своеобразным наркотиком. Над своими духовными качествами он никогда не работал.

Человеческие же его качества неприятно поразили меня. Абсолютное безразличие к человеческим чувствам, убеждение, что чувства эти вредны и не нужны. Он не убивал их в себе нет, у него их просто никогда не было! Передо мной была такая своеобразная сознанье машина, без сострадания, без любви, бездушная, но смертельно опасная, способная расправиться с человеком с помощью своего сознания и ничего не ощутить. Это было для него просто как стряхнуть пыль с башмаков и пойти дальше.  Чего же стоили его умения, думала я? И почему я ощущаю родство с ним и внутреннее отторжение одновременно? Почему душа моя содрогается глядя на него и корчиться от стыда?

Прошло немного времени, и информации о жреце стало больше. Все таки в нем было нечто человеческое. Зародыш какого-то сострадания и любви.   Перед самой смертью он спас от участи стать одной из секс - жриц  девочку подростка. Ей было лет десять, одиннадцать, когда он увидел ее. Тонкость сознания в ней показалась ему интересной, он смотрел на нее и видел себя в этом возрасте. Он решил обучать ее своему искусству и взял над ней опеку. Просто она ему показалась пригодной для более серьезного обучения. Увы, он умер, так и не успев даже начать ее обучать.

Я много раз пыталась увидеть, что с ним случилось. Почему он покинул тело и не вернулся? Увы, я натыкалась на непреступную стену, я не видела ничего.

В конце концов мне все эти бесполезные видения надоели, и я их забросила. И тут вдруг однажды вечером случилось нечто странное. Картины ушли, но пришли абсолютно иные ощущения. Я назвала их ментальными видениями.  Я стала получать информацию о знаниях, которыми Жрец обладал. Просто знала  эти знания. Просто ощущала как опыт и видела символы, которые могла объяснять, осознавая их изнутри.

Пирамида – символ сознания воплотившегося в материи. Я столько узнала о пирамидах, что за всю свою жизнь столько ни слышала и не читала. Это было тем более странным, потому что пирамиды вообще никогда меня не интересовали.  Когда я перерыла потом горы литературы, чтобы узнать, чего стоят мои «откровения», я не нашла ничего.

Сфера (объемная пустота) – символ «Я»

Звезда – символ окончательно пробудившегося сознания, излучающего свет- любовь (энергию) вокруг.
Это лишь вкратце.

То, что произошло дальше поразило меня еще больше. Я стала видеть Белый Город, где жил Жрец и получать знания о нем. Правда у меня из-за слабо развитой логики и отсутствия технических знаний не было абсолютно никакой возможности понять, что именно я вижу и ощущаю. Здесь невозможно было разобраться без инженерного образования. Инструменты, строения, способ получения энергии. Я могу описать все это на очень примитивном уровне. Что я и сделала ниже. Но вопрос все тот же –  Как все это связано с моими проблемами?


Белый Город

Белый Город был расположен неподалеку от моря и окружен пустыней. Для меня это выглядит немного странным. Я смогла рассмотреть город сверху, побродить по улицам днем и ночью. Вот что я увидела и узнала.

Место для города было выбрано специально и вначале заложено центральное здание храма. Для этого был вырыта очень глубокая яма, выглядевшая как перевернутая ступенчатая пирамида, похожая на спираль, уходящую в глубину. Затем эту подземную пирамиду окультурили, обложив толстым камнем, сделали пригодной для жилья и других целей. В самом низу, там где пирамида имела вершину, разместили специальные устройства, назначение которых мне пока не понятно.

Над вырытой пирамидой построили прямоугольный храм без стен – одни колонны и пирамидальная крыша с отверстием вверху, где солнечный свет мог литься прямо в центр на стоящий там алтарь. Я ложно думала, что это муляж. Это было просто другое приспособление, не для выхода из тела, а для того, чтобы передавать получаемую из вне энергию внутрь в центр пирамиды. Такой центральный собиратель энергии из вне, которая потом шла на многие цели внутри города и пирамиды. В этом городе использовали энергию солнца, молний и магнитную энергию, что-то еще, (понимания не хватает из-за  недостатка технических знаний). Я видела магнитные лодки, способные летать примерно в метре над землей и морем. Их форма напоминала большие вогнутые щиты, но не круглые, а состоящие из трех закругленных углов. Солнечная энергия собиралась наружными сооружениями (самими домами) и стекалась в центральный алтарь.

Цилиндрические здания из отполированного белого материала были расположены по окружностям, расходящимся от центрального храма. Между зданиями располагались огромные решетчатые в форме колон  каменные стены, они были даже выше зданий и не отшлифованы. Они стояли четко по окружностям между зданиями и чем дальше от центра, тем длиннее они были. По их колоннам вились какие-то растения и выглядели они запущенными. Сами же здания и дороги между ними сверкали белизной. Дорожки тоже стекались к храму, как лучи. Весь город был расположен так с какой-то целью, мне пока не понятной. Построен как цепь или сеть, позволяющая получать и передавать энергию. У меня возникло смутное ощущение, что он был связан с другими городами где-то вне острова. Этот город был частью огромной сети связанных друг с другом в единую энергетическую (или иную) систему городов. Ночью здания и дорожки испускали слабое свечение и во всем городе было довольно светло. Между дорожками повсюду лежал красноватый песок, которого я никогда раньше не видела. Чернозема не было, деревьев тоже не наблюдалось. Только вьющиеся как плющи растения на решетках-колоннах, да какие-то низкорослые, без листьев ярко красные, синие, желтые цветы возле зданий, покрывающие пространство наподобие мха. В храме в огромных кадках росли какие-то похожие на пальмы с огромными листьями растения, и вились те же плющи.

Ночью город был пуст, хотя свечение от зданий позволяло гулять свободно. Климат был очень жарким и влажным. Но гуляние по городу ночью было подобно самоубийству. Воздух становился не просто влажным, но  и ядовитым.
Стекол на окнах не было, а вместо них использовалось нечто, похожее на промасленные полотна из грубого холста телесного цвета. За городом я видела очень много прорытых каналов, где собиралась вода. После дождей она стекалась с огромной скоростью к городу и уходила под землю, откуда и подводилась потом к зданиям.
Город стоял на острове. Его построили здесь из-за каких-то специфических условий и использовали. В зданиях жили жрецы,  инженеры и другая элита, рабочие, слуги (рабы). Простолюдинов было мало, это был город для научных и жреческих целей. Была резиденция правителя, но он не жил здесь постоянно. Вся еда и вещи привозились из вне на летающих лодках. Я вижу их множество парящих в полуметре над водой возле берега океана.
Удивительно, но я не видела ни одного животного вокруг, даже комара или мухи. Такое впечатление, что это просто мертвая земля. Даже возле океана нет ни одного живого существа.

Все эти картины сопровождаются необыкновенным ощущением грусти, мне пока не понятной, но очень глубокой и безысходной. Была одна странность. Чувственная сфера в людях выглядела абсолютно не развитой и даже не проявлялась. Люди не проявляли чувств! Я не видела искренности, чистоты. И это было основной отличительной особенностью. Чувства не присутствовали, лишь отдельные эмоции, близкие к инстинктам. Люди были холодными, как рыбы, действовали, но их глаза были ледяными. Холод и безразличие какое-то повсюду. Поскольку я не могла разобраться как этот трансовый мир связан с моей проблемой, я прекратила свои изучения. Проблема моя пока так и осталась со мной.
Может быть я зря забросила эти исследования? Пока у меня нет ответа...


Что случилось со Старцем?

Продолжение картин о старце пришло внезапно через год и явилось полной неожиданностью. Совершенно случайно я прочитала одно слово «виманы», так назывались корабли атлантов. Меня это слово заинтересовало, и я решила найти в интернете больше информации. И как только начала читать описание этих кораблей, сохранившихся в древних индийских рукописях, продолжение вывалилось на меня сразу целиком. При этом ощущение было странным, я его уже знала – ощущение памяти. Я узнала продолжение, узнала всю историю Старца и наконец-то поняла, отчего все время при просмотре его жизни со мной присутствовало состояние безысходности, грусти и неотвратимости происходящего.
Вот что случилось со Старцем.

Цивилизация которой он принадлежал жила совершенно по другим законам, нежели наша. Жрецы знали, что если хочешь изменить что-то на физическом плане надо поменять сначала энергии в тонких планах, ибо тонкие планы – мир причин. Когда энергии изменены, на физическом плане все само меняется в необходимом направлении без каких-либо усилий. Поэтому жрец покидал физический проводник, уходя в состояние транса и отправлялся в тонкие планы, работать с энергиями. Надо сказать, что жрецы прибывали в мире причин, в тонких планах постоянно, даже в бодрственном состоянии в теле они как бы смотрели на физический мир из того состояния, для них оно было основным.

И все таки, чтобы действовать в тонких планах эффективно, надо было перенести в тонкий план все свое внимание, поэтому они входили в транс и покидали тело. Дальше совершали свою работу. Здесь у каждого жреца была своя специализация, в зависимости от индивидуальных предрасположенностей.  Каждый отвечал за свою область работы, встречались и особо одаренные и разносторонние, но в основном у каждого получалось что-то свое. Поэтому жрецы старательно выбирали себе замену. Надо было найти человека с похожей структурой, чтобы передавать свои знания. Здесь к кандидату было одно требование – особенности личного сознания. Не имело значения, кто был кандидат – простой раб или будущий наследник правителя. Жрецам разрешалось брать в обучение любого. Выбранный терял свою прежнюю жизнь навсегда и становился учеником жреца. Это было почетно и всячески приветствовалось. Если кто-то оказывался непригодным к серьезному обучению, его отправляли в обыкновенные храмовые служители, которые постигнув простые техники, доступные для среднего уровня способностей учеников, могли обрабатывать простых прихожан, не гнушаясь гипноза и т.п. , вводя в состояния сексуального экстаза. Это состояние называлось «дыханием богов» и всячески поощрялось среди населения. Бедняги верили, что боги снизошли на них и щедро платили за "озарение". Казна храма пополнялась. Деньги шли на нужды жрецов для их исследований, совершенно другого уровня, о которых простые смертные и понятия не имели.
Недоуменно гляжу я на это. Почему же они не работали со своими духовными качествами? Где их чувство сострадания и любви? Только выбирали подходящих и тренировали их, как люди тренируют собак.

И с ужасом вижу ответ – жрецы считали себя богоизбранными, почти богами, сила и всемогущество – вот атрибут бога. Чувства – удел варваров и простолюдинов, признак примитивного сознания. Для жреца – они только вредны, и мешают оттачивать мастерство. Ибо оттягивают на себя всю необходимую энергию, отбирают силу. Особо чувствительных учеников учили убивать в себе все чувства и эмоции – это было обязательное требование, с чувствами их практики становились им недоступны. Я не могу в это поверить, у меня в голове это не укладывается, и все.

У этой цивилизации была одна проблема. Использование острова и техник сознания приводило к некоторым побочным эффектам в природе острова. Надо сказать, что эта цивилизация жила на нескольких островах и материке, связанных друг с другом в энергетическую цепь, сеть, не без помощи специальных приспособлений, работающих с помощью энергии сознания жрецов. Простые люди не могли их использовать. Так вот, я не знаю пока, что там были за технологии, но надо было, чтобы над островами постоянно светило солнце и давало свет, который использовался. Поэтому специально обученные жрецы работали в тонких планах с энергиями погоды, и искусственно разгоняли дождевые облака, позволяя дождю идти лишь изредка, наполняя водные бассейны впрок.  И все шло нормально, но потом что-то случилось, они так поменяли энергетику в тонких планах, что дождь стало вызывать все труднее, а солнце само палило и жгло – уже без специальных энергетических действий жрецов. Была еще одна проблема – ядовитые ночные испарения. Их природа мне пока не понятна. Но продолжаться так больше не могло, цивилизация стала на грань вымирания. И тогда жрецы решили поменять погоду кардинально над островом, вернуть дождь и убрать причину ядовитых испарений.

Это было не слыханное до этого действо. Жрец упивался предстоящим, ведь это сделает его почти равным Богу по силе и могуществу. Он просто жил этим событием и не мог его дождаться. И вот свершилось. Жрецы образовали энергетическую цепь. Каждый был на своем острове, но они одновременно вышли в тонкий план, совместно работать с энергиями погодных условий. Мой жрец увлекся, все ведь получалось. Энергетическая операция прошла успешно, он стал возвращаться – и тут… оказалось, что его тела просто больше нет – вернуться он не может – некуда…

Жрецы добились желаемого эффекта, но вместе с ним пришел и побочный, неучтенный ими эффект, потому что они задели энергии, которые раньше не трогали. Им казалось, они поступают верно – энергии им подчинились. Но на физическом плане тут же пошло отражение на остров, суша на которой он стоял начала сотрясаться от землетрясения. Появилась гигантская энергетическая воронка, вихрь в тонких планах, а в реале – гигантский водный водоворот вокруг острова. Повсеместно начались самовозгорания. Что-то еще начало происходить с воздухом, но я не могу описать, не хватает знаний. Гигантские волны-колпаки накрывали трясущиеся, горящие острова, а потом все исчезло.  Дематериализовалось.  Жрецу не было тела куда вернуться.

Самое странное, что этот энергетический вихрь в тонких планах подхватил и самого жреца и унес в совершенно другие, более  тонкого уровня планы. И он, вначале безумно обрадовавшись, что сумел добиться таких невероятных успехов, упивался вновь открывшимися  ему планами тонкого мира, но все кончилось очень быстро. Он удержаться там не смог и стал стремительно лететь вниз, и тут увидел, что тела больше нет – вернуться некуда. Тогда его обуял ужас, он понял что произошло. А он упивавшись своим могуществом, даже не заметил, что все уже исчезло. И о ребенке- девочке он вспомнил с болью, потому что сам ее и погубил. Это единственное, может быть, за всю его жизнь человеческое чувство причинило ему очень сильную боль. Жизнь кончилась для него полным крахом, он проиграл, заигрался со своими способностями и доигрался, «откусил больше, чем смог проглотить». Поскольку он был главным в цепи жрецов, то это его вина, он все уничтожил.  Теперь он и хочет родившись вновь обо всем забыть. Он совершил отказ от своих способностей, проклял их. В своей следующей жизни он был самым примитивным человеком, аборигеном, полу животным и не помнил ничего. Так для него вновь началась новая цепь воплощений.

Здесь надо отметить, что потеря тела для посвященного жреца была событием из ряда ужасов, кошмаром. Потому что после смерти тело жреца такого уровня тут же заливалось в небольшую, всего несколько метров высотой прозрачную пирамиду, и сознание не могло долго это тело покинуть. Оставаясь  возле тела оно могло общаться с другими жрецами, направлять свою энергию через свое тело, и пирамида с телом жреца эту энергию излучала. Жрец становился как бы духом – учителем. И так продолжалось довольно долго. А потеря тела – это значит уход их привычной жизни в неизвестность тут же и навсегда. Это было адом. Только провинившихся жрецов после смерти придавали огню – изгоняли навсегда.

Дождь они все таки вызвали – он лил потом, не переставая, очень много дней.
В астральном теле земли на месте, где был остров произошли такие изменения, что этот энергетический вихрь до сих пор существует, как шрам или рубец. Он не такой силы как был, но он постоянно там прокручивается, жрецы его породили, создали на тонком плане и он до сих пор там. Место это не очень хорошее на физическом плане.

Все острова, на которых располагалась эта цивилизация, были связаны друг с другом в энергетическую цепь в форме треугольника, с одной из вершин на суше. Это было сделано с целью ограничить разрушение материка, в случае неудачных тонкоплановых экспериментов. Самый сильный эффект от операции мог быть только на территории этого энергетического треугольника. Цивилизация эта любила треугольники – энергетическая цепь всегда замыкалась в форме треугольника. Мне не понятно почему? Я вижу книги, тонкие белые длинные листы,  сложенные в огромные стопки,  где записи велись в столбики сверху вниз. Так они и читались на странице - по вертикали. Странные символы, это не буквы, а какие-то знаки.

Удивительно, но мой страх перед выходами из тела после просмотра этой картины полностью прошел.


Пирамида

Честно говоря, я думала, что завершила эту тему. Мой страх перед выходами из тела прошел, что сразу же сказалось на уровне и осознанности сновидений. Если я осознавала себя во сне, то не пыталась проснуться, как раньше, а спокойно изучала новое состояние – выход так выход, я больше его не пугалась.
Удивительное дело, пирамиды никогда не увлекали меня, их история не интересовала. Это была тема, которая всегда оставляла меня равнодушной, но теперь почему то именно пирамиды являются мне, и я смотрю на них глазами Старца.
Смотрю спокойно и отрешенно, без удивления и азарта, просто с грустью от того, что все это великолепие когда-то было обречено, как если бы кто-то, провожая в последний путь Титаник, знал точно, что он не вернется.

Почему то самая первая картина целой серии является всегда неожиданно. Какое-то слово, или нечто из чего сознание строит целую цепь ассоциаций,  вдруг вызывает ее перед взором, и она начинает прокручиваться снова и снова, повторяясь с теми же самыми подробностями опять и опять, пока тебе это не надоедает уже так, что хочется отключить ее и забыть навсегда. В этот раз я и хотела так поступить, потому что решила свою внутреннюю проблему, и не видела надобности в этих бесконечных перепросмотрах. Но тут в очередной раз просматривая одно и то же, вдруг сместился фокус моего зрения, и я увидела новый отрезок жизни Старца. Толчком стал фильм, который я смотрела, где выдвигали предположение, что пирамиды были кроваво красного цвета. Видимо это стало отправной точкой, потому что сознание тут же выдало продолжение.

Вначале я ничего не могла рассмотреть в своей картине из-за слепящего света. Будто я смотрела на солнце, потому что свет слепил меня. Потом фокусировка сместилась и я увидела нечто грандиозное, такое, от чего просто захватывало дух. Прямо передо мной возвышалась белая, отполированная, сверкающая как бриллиант на солнце в ясный солнечный день, громаднейшая пирамида.  Я стояла прямо около нее. На фоне голубого неба ее сверкание было завораживающим и слепящим одновременно. И тут я увидела, что мой Старец здесь же возле нее, но не видит в ней ничего особенного. Здесь вообще очень много народа. И тут все и вывалилось на меня опять -  вся его юность в  «ощущении памяти».

Старец – молод. Его волосы пшенично-золотые, а глаза прозрачно голубые, как небо ясным днем, он очень высок и строен. Одно мне непонятно – у него, на мой взгляд какая-то вытянутая в странный расширяющийся к верху овал, голова. Он одет также как  и раньше – в белое просторное одеяние, с длинными широкими рукавами, подпоясанное золотым шнуром. Я вижу на груди какую-то вышивку черной тканью. В круге по центру одна жирная ломанная черная линия, и по нескольку параллельных ей таких же черных линий, но потоньше. Жрец очень горд этой вышивкой. Он получил ее недавно – это звук, который течет как волна, подвластный его сознанию, порождая множество волн и отражаясь бесконечно. Он жрец звука.  Вернее не только звука. Я не могу найти аналога слов в языке. Он оживляет звук своим сознанием, делает его живым звуком, послушным его воле. Сознание его способно управлять звуком, наверное, так более правильно. Без влияния на него сознанием звук мертв.

Жрец счастлив. К пирамиде его привел какой-то праздник, вроде народного гуляния. Множество простолюдинов снуют туда-сюда, между ярмарочных лотков, украшенных цветами. Странные цветы. Они висят будто круглые шарики на длинных вьющихся нитках стеблях – оранжево-желтые, бледно желтые и белые – символы света, солнца. Этими цветами оплетены все лотки. Здесь продают всякую всячину, сувениры. Я вижу множество макетов пирамид, которые вставлены один в другой, как русские матрешки – от большой до самой маленькой. Они разных цветов, а есть и вовсе прозрачные – это священный символ, сознания, преобразующего себя в звезду. Звезда тоже есть - в самой маленькой пирамиде, спрятанная у нее внутри. Причем, когда подержишь пирамидку на ладони, звезда вдруг вспыхивает золотым светом и сверкает так ярко, что я даже не знаю, что это. Золото не может так сверкать, это какой то жидкий кристалл. Без тепла ладони, он просто виден в ней как маленькая золотая капелька в середине. Эту каплю надо освободить из материальных воплощений, зажечь самому, превратить в звезду. Это игрушки – детям они нравятся. Жрец вертит в руках такую пирамиду-матрешку, его думы о новом задании – изучении объемных изображений – каких-то символов.

Я вижу, как он вспоминает темную комнату, где в центре над круглым каменным столом появляются объемные мембраны, они просто парят в воздухе и похожи на голограммы. Жрец должен разгадывать их и отвечать. Комната пуста, он здесь один, но его прекрасно слышат. Ответы его – простые звуки, тут же меняют объемные символы.  Эти объемные изображения реагируют на звуки его голоса и меняются. Жрец думает об этом испытании, он неуверен в себе, что-то его тревожит. Это вообще странная комната. Мембраны (не знаю другого слова аналога) плавающие над столом очень чувствительны к звукам. Они меняют цвет и рисунок. Все рисунки на них в форме скрученных спиралей разных видов и размеров, но нигде не пересекающихся друг с другом. Жрец входит в определенное состояние сознания и произносит из него звук. Кричать не обязательно, но обязательно войти в состояние сознания, и тогда мембрана оживает и меняет цвет и форму, по этому его наставники определяют чего он смог достичь. Без вхождения в состояние сознания можно кричать звуки, мембрана не шелохнется. Сознание – инструмент. Звук – реализация состояния сознания во вне.

Он смотрит вверх, на пирамиду, я смотрю тоже и вижу отделанную золотом вершину и ярко сверкающий почти под самой вершиной огромный бледно-голубой камень – глаз (символ восприятия). Я знаю, что этот камень спрятан внутри и так вставлен в пирамиду, что виден с каждой стороны, но он один и большая его часть внутри, он смотрит во внутрь и наружу – как и восприятие человека. Пирамида – символ сознания, воплотившегося в материи.

Я слышу речь вокруг. Она странная, слова состоят иногда только из одних гласных звуков. Согласные почти не акцентируются, проскакивают очень редко. Очень тяжело слушать эту речь, я никогда не слышала ничего подобного, а уж повторить как это? Даже представить не могу. Но слова похоже здесь простые – по две гласные и все слово. Очень важны интонации, я вижу как простолюдины смеясь задают друг другу вопрос какой-то гласной и сами на него же этой гласной отвечают – всем смешно. Больше всего слышится гласный звук "У". Гласные сливаются друг с другом. Как они выговаривают это?  Есть слова, которые произносить запрещено всем – они священны.

Жрец постоянно остается один. Я вижу, что даже продавец-лоточник пирамид, отошел от своего лотка, когда жрец к нему приблизился. Люди не приближаются к жрецу, а держатся на расстоянии, метров пятнадцати. Причем все это происходит слажено, без неприязни. Люди просто замолкают и отходят, жреца это не удивляет, он спокойно ходит среди них. Люди вокруг него молчат и ждут когда он пройдет, чтобы продолжить свои занятия. Это какое-то странное правило, причем его выполняют все слаженно и четко, даже дети. Примерно, как люди в наше время ждут, когда загорится зеленый сигнал светофора и проедет поток машин. Перебегать улицу во время, когда поток машин несется, редко кто решится.

Пирамида  - гигантская, белоснежная, сверкающая под солнцем так сильно, что глазам больно смотреть на нее. Она одна возвышается здесь, я пытаюсь посмотреть дальше и вижу море лежащее за ней, такое же голубое и сверкающее. Пирамида построена на берегу моря, чтобы подчеркнуть связь с четырьмя стихиями, отражающимися четырьмя ее гранями – вода, земля, воздух, огонь (огонь это солнце, здесь для пирамиды важнее всего свет солнца).  К солнцу здесь вообще особое отношение. Еще пирамида как-то расположена специально по сторонам света, которые тоже связаны со стихиями, но я не могу пока понять как.  Я вижу рисунки пирамид, чертежи пирамиды в разных плоскостях и деталях, вижу огромные голографические макеты, частями и целиком. Я вижу странные символы – буквы и цифры, но я ничего не понимаю, кроме того, что эти чертежи имеют детальную прорисовку. Жрец каким то образом знает все эти макеты и рисунки, для него здесь нет никакого секрета. Я не знаю откуда приходит ощущение, что я на огромном острове, возле большого города – столицы. Остров горный, и я вижу как в горах ведутся какие-то работы – полгоры вырыто будто гигантским черпаком – но ведь это невозможно! Рядом лежат гигантские прямоугольные блоки, сложенные ровными штабелями – все они гранитные и гора тоже была гранитной. Я не вижу ни огромных машин, ни отбойных молотков, только странные вогнутые треугольные щиты,  укрытые изнутри мягкими шкурами, или тканью похожей на шкуры. Это те самые щиты, которые висели над водой в моих прежних видениях о старце, только они намного больше и со шкурами внутри. И не висят над землей, а лежат. Больше здесь нет никакой техники.

У меня странное ощущение, что ум не может объяснить то, что воспринимает и многого «не видит», боится воспринимать. Я пытаюсь создать намерение не удивляться ничему и просто отражать увиденное, чтобы ум его пропускал. Посмотрим, что выйдет.


Странные люди

Эта картина пришла ко мне так же неожиданно как и все остальные, появилась из далека, стала приближаться и наконец предстала перед взором. Ощущение, которое она порождала было настолько неприятным, что я с трудом могла ее рассматривать, все увиденное вызывало страшную внутреннюю боль.

Я вижу полутемное помещение. Здесь, на высоких столах лежат молодые женщины, они не спят, но выглядят очень странно – остекленевший застывший взгляд в никуда, никаких движений. Они будто в ступоре, или погружены в глубокий гипноз. Многие иногда выполняют команды, как послушные автоматы. Глаза их смотрят в одну точку без какого-либо выражения, немигающий взгляд, отсутствие каких-либо эмоций. За этими странными столами я вижу прозрачные панели из похожего на стекло материала, но очень тонкие. На панелях будто нацарапано человеческое тело, с нанесенными на нем энергетическими линиями и точками (примерно такие картины я видела, когда читала про иглоукалывание) – это энергии и активные точки эфирного тела человека. Панель располагается прямо за головой лежащих женщин. Она загорается странными разноцветными волнами, энергетические точки вспыхивают. Жрецы внимательно изучают эти цветные изображения. Я не понимаю зачем? Почему мне так неприятно здесь находится? Ответ приходит сразу же – они ищут кандидаток для рождения своих детей, таких, чтобы не забили своей «звериной» природой их «богоподобные» качества. По энергетике на панели сразу видно подходит женщина на роль матери для такого ребенка или нет. Особое внимание уделяется мозгу. Я вижу прозрачные черепа – это макеты головы человека. Жрецы прекрасно знают, какие отделы мозга должны быть активны, чтобы кандидатка им подошла. Прозрачные макеты черепа демонстрируют все отделы мозга кандидаток также в цветах и четких энергетических линиях. Когда находятся подходящие женщины, их используют для рождения жреческих детей. Причем несчастные проводят всю беременность в состоянии глубокого «гипноза» или ступора, ничего не осознают  и похожи на автоматы.

Я вижу много таких людей-автоматов вокруг – слуги в домах, работники – они все введены в уже виденное мною состояние и послушны любому приказу. Они живут так годами, может быть всю жизнь. Мой жрец спокойно стоит в углу странной лаборатории и разговаривает с другим жрецом. У него не вызывает ни удивления, ни сострадания все происходящие. Душа моя содрогается от его ощущений – для него люди–автоматы вообще не люди! Их мозг от рождения такой, что определенные центры находятся в спящем состоянии, несчастные не могут достичь высокого уровня развития сознания, исходя из своей неразвитой духовной природы. Помогать им развиваться никто не собирается, а "звероподобное" состояние, в котором они могли бы прожить – источник лишних проблем для государства. Их эмоции примитивны, они сами грубы, импульсивны, поэтому их просто лишают этого сознания вообще с помощью глубоких манипуляций с их сознанием, которым человек со "звероподобным" состоянием сознания и неразвитым самосознанием просто не может противостоять. Они становятся людьми-автоматами. Им можно приказать что угодно, они выполнят все. Кроме того, в состоянии «гипноза» многие могут делать то, что не под силу в нормальном состоянии  - например, работать без отдыха много часов подряд. Пришедший в негодность автомат тут же заменяют на новый. Жутко смотреть в глаза людей-автоматов. Я иду за жрецом по путанным коридорам, когда он выходит из лаборатории, и вижу этих несчастных, занятых рутинными делами. Глаза их пустые и стеклянные, безжизненные, тела движутся четко и механически делают то, что им приказано. Ужас какой-то!

Куда же направляется жрец?
Этого я не вижу, но зато приходит ощущение о том, что происходит здесь по ночам. Ночью жрецы могут использовать такие техники, такие свойства своего сознания, которые днем недоступны. Солнечные лучи делают затруднительным использование этих техник, служа естественной преградой для них, но ночью все меняется. Одна из техник – мысленное общение с другими жрецами, которые находятся на огромном расстоянии друг от друга. Кроме того общение с умершими жрецами, присутствующими в астральных телах, возле залитых в прозрачные пирамиды своих физических тел. Ночь также время общения с духами умерших людей (каких-то манипуляций и с ними), время, когда можно использовать сознание на расстоянии – внушение на расстоянии, а также расправляться с неугодными, используя волну порождаемую сознанием жреца, и много еще чего.

Жрец в этом месте собирается заниматься всеми этими практиками, тренироваться по порождению разрушительной волны своим сознанием, расправляться с избранными жертвами. Его жертвы пока что только обыкновенные люди-автоматы, на них он будет оттачивать мастерство по убийству людей с помощью специальной волны, порожденной его сознанием. Вот почему он здесь, это место, где простолюдинов с полуживотным уровнем сознания превращают в автоматы, а также занимаются  «производством» детей жрецов и простолюдинов. Он здесь для тренировки и учения. Ему пока не доверяют ничего более серьезного. От увиденного душа моя сама погружается в ступор…


Шар-линза

Я вижу нечто громадное. Передо мной огромная гора. Прямо к горе прилажены высоченные колонны и прорублена гигантская дверь внутрь. На улице ночь. Я вижу кусочек розового неба над горой, солнце только что село. Гигантская дверь открывается с необычайной легкостью и абсолютно бесшумно. Мой жрец выходит из нее и дверь также быстро и бесшумно закрывается за ним. Вокруг ни души. В сгущающихся сумерках мой взор выхватывает, вырезанные  по всей высоте колонн и двери, какие-то символы и знаки. Прямоугольные колонны из темного мрамора, а дверь из какого-то металла похожего на золото, а может быть, даже не похожего, может быть это и есть чистое золота.  Украшающая дверь резьба тоже из золота и  кажется почти воздушной, причудливые узоры вьются как змеи в центре и возле краев. В темноте золото, из которого вырезаны эти украшения кажется черным, но я точно знаю, как выглядит эта дверь ранним утром, когда всходит солнце – она сверкает в его лучах так, что глазам больно смотреть. На фоне черных мраморных колонн это какое-то зловещее зрелище. Дверь специально прорублена так, чтобы смотреть на восток. Интересно почему? Странный ответ приходит – «Солнце запечатывает вход в убежище тьмы»

Действительно, там, в глубине горы прорыты бесчисленные туннели - лаборатории, уходящие вниз и вверх – это то самое место, где жрец тренируется в использовании своего сознания на людях-автоматах. Я теперь вижу гору сверху. Внутреннему взору предстают все прорытые туннели. В вершине этой горы есть потайная комната с установленным невероятным приспособлением. Это странное приспособление – вершина научных изысканий этой цивилизации. В этой комнате я вижу огромный прозрачный шар – верхушка горы срезана, и иногда открывается солнцу в тот миг, когда оно точно стоит над этим странным прозрачным шаром. Солнечный свет попадает на него и оживляет – шар вспыхивает миллионами солнц, и сам превращается в маленькое солнце. Так продолжается до тех пор, пока солнце не меняет свое местоположение на небе и его лучи перестают попадать на этот шар. Верхушка горы закрывается, шар перестает сиять, но внутри него будто плавают какие-то всполохи. Жрецы входят внутрь и становятся вокруг этого шара. Теперь начинается таинство. Шар – собрал энергию солнца – она универсальна. Сознание жрецов способно управлять ею. Эта энергия чувствительна и послушна намерению сознания жрецов. Повинуясь силе их намерения, их мысленному приказу, она  может выполнять их приказания направляясь на различные  работы, заряжая механизмы, или наоборот творя страшные разрушения.

И тут я понимаю, почему разрушился целый континент. Энергии абсолютно безразлично на что быть направленной. Сознание, окрашенное духовными качествами его обладателя, создает  намерение и послушно намерению, которое есть отражение сути сознания энергия направляется по его указанию. Эгоестическое сознание не обладает чистыми и светлыми духовными качествами и никогда не сможет отразить себя в созидательном намерении. Чтобы созидать надо не быть эгоистичным, а чистым и высокодуховным человеком. Эгоист же, даже создавая мысленно намерение направленное на созидание, отразит в нем свою истинную суть – эгоистическую, и намерение его все равно получиться разрушительным! Эгоист не может созидать как бы этого не хотел.

Энергия реагирует на духовную структуру и подчиняется только ей и ничему больше. Когда мой жрец и его друзья пытались изменить климат над своими территориями, они могли бы это сделать только создав созидательное намерение определенной чистоты и силы. Что они и попытались сделать, но их эгоистическая структура могла создавать только намерения определенного качества, это качество не было созидающим и быть не могло. Какими бы благими не были их намерения, отразив в себе их духовную структуру энергия несла только разрушение. Что и произошло, они не смогли создать своей эгоистической структурой намерение созидания и отразить те высококачественные энергии, которые вызвали, они не могли контролировать эти энергии, для этого они должны были обладать другой духовной структурой. И эти энергии разрушили все, потому что таково было истинное намерение и структура жрецов, когда они их через себя пропускали.

Эти высочайшие энергии способно было отразить и контролировать только созвучное, подобное им сознание – высокодуховное, созидающее. Пропущенные через эгоистическое сознание жрецов они просто не могли быть контролируемыми их эгоистическим сознаниями по сути, так как сами были намного сильнее и чище их эгоистических сознаний, поэтому они просто прошли через их сознание и будучи неуправляемыми разрушили физический мир, он исчез.

И тут я опять вижу жреца. Он все еще стоит возле входа и почему-то медлит. Мой взор опускается вниз на огромные темные мраморные или гранитные плиты, которыми вымощена вся площадка вокруг  таинственной горы. Приходит осознание, что жрец просто еще не знает хорошо это место, и ему трудно ориентироваться в темноте. Взор вновь смещается, и я вижу, что гора эта – окраина города и знаю  - прямо за ней раскинулся сам город. Гигантская золотая дверь – еще и символический восточный вход в город за горой. Я продолжаю идти вдоль горы по странным гигантским каменным плитам. Гора заканчивается и тут же переходит в высоченный каменный забор, не совсем одного и того же размера, он будто идет волнами – выше, ниже. Приходит догадка, что этот забор был вырезан прямо из камней маленький гор окружающих гигантскую гору.

Я иду вдоль этого забора в абсолютной темноте. Здесь всегда темно, свет возле горы строжайше запрещено использовать ночью. Наконец в заборе обнаруживается маленькая дверь. Жрец останавливается и подходит к ней вплотную. Дверь каменная и едва заметно выделяется в самой стене – она вырезана прямо в ней. Жрец просто стоит перед ней и ждет. Наконец дверь бесшумно открывается – въезжает прямо в землю. Он просовывается вовнутрь, идет несколько метров через туннель в толще каменного забора и останавливается в темноте перед такой же каменной дверью вновь. Эта дверь также бесшумно падает, и он выходит наружу.

Сейчас он как бы на возвышении, но там, внизу, в долине за горой раскинулась удивительная россыпь огней – прямо перед ним большой город. Я вижу огни внизу. Видимо это дома. Но есть и другие огни, огромные - белые, синие, красные, желтые огромные, которые висят прямо в небе. Я не знаю что это за странные огни, но представшая взору картина необыкновенно красива. Я ошибочно думала, что это долина. Судя по огням домов, город раскинут на холмах. Огни, то сбегают вниз, то поднимаются вверх, как по серпантину. Что же дальше? Пока нет ответа… Только картина горы с черными мраморными колоннами и золотой дверью прокручивается снова и снова, видимо еще не все рассказав мне…


Лабиринт

Жрец в городе. На улице день. Вначале я ничего не вижу кроме огромного предмета перед глазами. Затем фокус немного смещается, и мне видно больше. Жрец стоит, подняв голову вверх. Прямо над ним в небе, мирно покачиваясь, висит огромный овальный предмет, похожий на дирижабль. Он странного коричневатого цвета из материала напоминающего кожу. Я вижу, что он как будто сшит из маленьких длинных узких полосок по всей своей овальной длине. Я тут в этим «дирижаблем» происходит нечто странное – полоски переворачиваются другой стороной и он прямо на глазах превращается в ослепительно сверкающее огромное зеркало, состоящее из маленьких зеркал. Теперь он сверкает отражая солнечные лучи. Я знаю, что этот же самый дирижабль освещает город ночью, странным тускловатым светом, это тот самый огонь, который я видела уже ночью над городом – таких дирижаблей много и все они светят разным светом, но довольно тусклым. Я знаю, что в городе запрещено использовать яркое освещение по ночам. Никто похоже не обращает внимание на эти летающие предметы кроме меня и жреца, который ходит прямо под дирижаблем и старательно его разглядывает. За счет того, что он висит очень низко над землей на меня это производит какое-то пугающее впечатление.

Я пытаюсь осмотреться. Похоже я на маленькой площади. Я вижу странную скульптуру рядом. На белой мраморной невысокой прямоугольной колонне стоит нечто, похожее на изогнутую причудливыми изгибами золотую длинную трубку. Мне это напоминает скрипичный ключ, но ключ слишком простое для этого объяснение. Золотая трубка так причудливо закручена и изогнута, будто множество музыкальных ключей соединены вместе. Одна странность – она негде не пересекается и не затягивается в узел. Жрец пришел сюда с какой-то целью. Эта скульптура что-то означает, недаром же ее тут поставили. Интересно что? И зачем он здесь?

Я вижу дома вокруг площади. Это странные невысокие длинные, похожие на трапеции сооружения. Два-три этажа, не выше. Они построены полукругами в разных странных комбинациях – я не вижу здесь прямых улиц, какие-то петляющие, как лабиринт улицы – так и назову этот город – Лабиринт. Окна в домах вырезаны тоже в форме маленьких трапеций с небольшим выступом-подоконником снаружи. Стекол в домах нет, в некоторых используются те же шторы, что я уже видела, похожие на промасленные льняные полотна.

Жрец все еще на площади возле странной золотой скульптуры, разглядывает дирижабль у себя над головой. Вот и вся картина.


Жрица

Я вижу черноволосую женщину. Пока нет никаких других картин, только эта женщина, идущая по какому-то огромному коридору. У нее под ногами квадратные каменные плиты, она идет быстрым шагом, куда-то явно торопится. Идет она бодро и уверено, рядом с ней еще одна женщина – совсем юная, она выглядит для меня немного странной, пока не пойму почему. Черноволосая держится властно. Она невысокого роста. Длинные черные волосы ниспадают почти до колен и завязаны в высокий хвост на макушке. Голова ее украшена золотыми украшениями, наподобие нитей, расходящихся от этого хвоста и напоминающих крылья бабочки, если смотреть сверху. Одна из нитей обвивает волосы и падает вниз. Чем-то напоминает индийские украшения. Женщина одета в белое платье. Юбка в мелкую-мелкую складку до колен и блузу, с неравномерно отрезанными рукавами – один длиннее, а другой короче. Сзади ткань завязана странным бантом. Такого платья, как на этой женщине, я не разу не видела нигде и никогда. На ногах ее золотые туфли похожие на балетные пуанты  с длинными нитями перетягивающими всю ногу до колен. На талии  широкий золотой пояс, с изумительно тонкими узорами различных переплетений, узоры похожи на виденные мною на скульптуре (эта женщина как-то связана со скульптурой виденной жрецом). Но, на ней нет ни одного украшения из драгоценных камней, нет колец, нет серег - ничего. Есть только такие же тонкие золотые нити, как на волосах, одетые как бусы на шее. Я точно знаю, что драгоценные камни на теле могут служить накопителями энергии. Враги обращают их в грозное оружие против тех, кто их носит. Кроме того камни мешают во время ночных практик. Есть специальные камни – их одевают в положенном месте в положенное время и используют. Женщины вообще очень хорошо могут работать с энергиями минералов, жидкостей, разных веществ. Вокруг пояса женщины обвязан тонкий золотой шнур, такой же как и у жреца, только концы его сделаны с вплетением красной нити. Лицо женщины очень красиво, а глаза необычного сине-фиолетового цвета, я никогда не видела такого цвета глаз. Даже не верится, что они настоящие. Но сколько в этих глазах коварства и зла! Она напоминает мне розовый куст, увитый змеями. Выглядит она молодо, но я знаю, что ей немало лет. Интересно, как удается ей сохранять тело двадцатилетней девушки, в то время когда она намного лет старше? Как это возможно? Жрец как-то связан с ней… Я точно знаю, что они ненавидят друг друга очень сильно – они смертельные враги и постоянно сражаются по ночам во время своих практик. Еще я точно знаю, что однажды жрец во время такого поединка победит ее в тонком теле, и она умрет на физическом плане. Я ощущаю его ликование в этот момент, что-то вроде: «Наконец-то свершилось!» и еще облегчение – врагов такого уровня у него больше нет. Интересно, что именно они не поделили? Неужели можно так ненавидеть? Волны ненависти, что они пускают друг на друга причиняют мне невыносимую внутреннюю боль, хочется убежать и спрятаться куда-нибудь, но убежать некуда.


Ее имя Аиа. Я просто знаю это. Только кто она? Пока нет ответа. Новая картина приходит ко мне ничего не проясняя, а еще больше все запутывая. Я вижу непонятный предмет. Он похож на красивый овально - прямоугольный бокал без ножки, в котором спокойно может по пояс поместиться один человек или два. "Бокал" сделан из слоновой кости или чего-то ее напоминающего. Я вижу очень красивые вырезанные прямо по нему узоры. Этот странный «бокал» я вижу взмывающим в небо с земли. Он поднимается невысоко и вначале просто зависает. В странном «бокале» женщина. Это та самая жрица с фиолетовыми глазами. Но как же по-другому выглядит она теперь. В белоснежном длинном одеянии она стоит в этом странном "бокале" расставив руки в стороны. Длинные широкие рукава ее просторного одеяния похожи на крылья, ветер треплет их. Длинные черные волосы распущены и развиваются от ветра в разные стороны. Глаза ее закрыты. На ней нет никаких украшений. Только блестящая толстая золотая цепь на шее с огромным медальоном. Медальон – круг, по которому идут маленькие треугольники, будто лучи. На голове ее венок из травы с вплетенными маленькими белыми цветами. Больше на ней нет ничего.

Я знаю, что этот огромный медальон – символ солнца. Она жрица Солнца. Та странная золотая скульптура на площади – солнечный луч, который подвластен ее сознанию и может принимать любую форму. Те причудливые скрипичные ключи – луч солнца, принявший такой причудливый вид, послушный воле сознания. Она жрица Света, умеющая подчинять его себе. Я смотрю на нее с земли. Она все еще в небе, в этом странном положении с распростертыми руками, будто крыльями.

Я знаю – в этот миг город пуст. И стар, и млад, попрятались кто куда, лишь бы только не попадаться на глаза этому странному «бокалу» с женщиной-жрицей. Город всегда парализует от страха, когда она поднимается в небо. Люди боятся до смерти. Интересно почему? Я смотрю на нее – она по прежнему в трансе. Наконец, глаза ее открываются, и я ощущаю ее ликование и радость. Она упивается всем происходящим. Больше всего на свете она любит летать, носится по небу с огромной скоростью в этом странном предмете. Я знаю, что сейчас ее «бокал» сорвется с места и выписывая неимоверные пируэты начнет носится по небу, будто танцуя, рисуя в нем немыслимые фигуры. А потом наступит развязка. Именно ее до смерти и боятся все жители. Что же произойдет? Глаза жрицы сверкают, в них столько безумного фанатичного блеска,  столько энергии. Она выглядит совершенно безумной с этими глазами. Ей похоже очень  нравится все происходящие, она упивается тем, что делает. И все же почему так боятся жители города ее полетов?

Я гляжу на нее и тут вмешивается ум со своим глупым замечанием – хи, хи, чем не ступа с бабой ягой? Как обычно ум все портит, настрой пропадает, я не могу смотреть ничего больше. А только думаю, интересно, откуда вообще пришла эта сказка про бабу ягу? Странная идея между прочим.


Продолжение этой картины ворвалось внезапно. Прошло несколько месяцев после увиденного. Наступила весна. Я шла по улице. Так как идти надо было против солнца, я зажмурилась, и тут будто вспышкой увидела продолжение. Оно вывалилось на меня сразу целиком в привычном уже ощущении «памяти», которое рассказывало намного больше чем сопровождающие его образы – собственно говоря всего лишь два образа.

Странный ритуал на который спешила жрица проходил в огромном зале. Зал был громадным, с огромными узкими окнами-щелками, уходящими под потолок. Стены и пол темно-синего цвета, что производит довольно мрачное впечатление. Прямо на полу на коленях стоят женщины одетые в белые длинные одеяния, похожие на халаты в стиле «кимоно». Мой взор выхватывает золотые пояса которыми перетянуты их талии. Головы и руки женщин опущены. В зале весит гнетущая тишина. Входит жрица со своей помощницей. Помощница покидает ее и занимает свое место среди коленопреклоненных женщин. Из них никто не поднимает головы, не делает не малейшего движения пошевелиться. Мне хочется увидеть их глаза. И тут же фокус восприятия смещается, я вижу их лица снизу и шарахаюсь от ужаса – глаза абсолютно пусты. Они смотрят в одну точку, практически не мигая, ничего вокруг не воспринимая – будто спят.

Вот что мне казалось таким странным у помощницы жрицы – ее странный неживой взгляд. И тут меня поражает еще одна странность. У всех женщин голубые глаза и золотистые волосы, все они очень юны и примерно одного возраста. Волосы коротко подстрижены в каком-то хаосообразном стиле. Этих девушек можно скорее принять за мальчиков, но я точно знаю, что в этом месте нет ни одного мужчины.

Жрица с огромным удовольствием оглядывает коленопреклоненных. В глазах ее мелькает чувство похожее на удовлетворение богатого коневладельца, созерцающего стада собственных пасущихся лошадей. В глазах этой женщины отражаются все ее чувства – гордость за себя и огромное удовольствие собственника, держащего в своих руках самую ценную свою вещь. Все происходящее доставляет ей неописуемое наслаждение. Она поднимает руки перед собой и держит их на уровне груди ладонями вниз, как будто хочет охватить объятием распростертых перед ней женщин.

Она начинает говорить на странном языке. Я не понимаю, что она говорит, но голос ее завораживает, он излучает осязаемые волны энергии, проникая очень глубоко, он гипнотизирует, околдовывает, покоряет. Слова льются как музыка, но и это не главное. Голос этой женщины обволакивает будто укрывает теплым покрывалом в лютый холод, он дарит какое-то странное непонятное наслаждение, его хочется слушать и слушать. Он льется, он звучит волшебными напевами, будто ожившее прекрасное сладкое наваждение, и хочется, чтобы он звучал вечно, хочется раствориться в нем и исчезнуть.

В глазах жрицы играет странный фанатичный блеск. Наконец, она умолкает, и на ее губах появляется довольная улыбка. И тут, будто по команде, все девушки поднимают головы. Теперь их немигающие глаза устремлены прямо перед собой. Ужасающие зрелище, но жрице оно безумно нравится. Она гордится собой и наслаждается происходящим. Я замечаю, что только в глазах ее помощницы сохраняется не такое остекленелое выражение. Ее глаза кажутся немного живее чем глаза остальных женщин.


Следующая картина приходит ко мне мгновенно, как ответ на внутренний вопрос – Кто же такие эти женщины? Я вновь вижу летающую под небом «ступу» со жрицей. Виденная уже картина прокручивается очень быстро, но не останавливается, а летит дальше с быстротой молнии.

Я вижу как внизу над проплывающей ступой замер в ожидании чего-то страшного город. На улице неестественная тишина - вокруг нет ни души. Странный ритуал продолжается. Жрица носится по небу, но теперь она еще и говорит что-то своим странным завораживающим голосом. Вдруг ступа зависает на одном месте, но вводящая в приятный транс речь жрицы продолжается. Она глядит прямо перед собой, туда, где в вышине горит яркое солнце. Она берет в руки свой медальон и протягивая его солнцу, продолжая говорить. Медальон сверкает ослепительно чистейшим золотым светом. Закончив странный ритуал жрица берется руками за края ступы и устремляется к земле, вернее к очень странному месту на поверхности земли.

Я вижу огромную площадку квадратной формы, сделанную из ослепительно белых плит. Плиты сверкают ярко,  глазам больно смотреть на них. Так примерно сверкала уже виденная мною пирамида на солнце. В центре этой площадки выложен из золота или другого материала на него похожего золотой круг, в который вписана золотая звезда.
Внутри самой звезды и круга выложены еще какие то знаки и символы, но они довольно маленькие, и я не могу их рассмотреть как следует. Диаметр круга такого размера, чтобы там мог поместиться человек. Я вижу лежащую на звезде девушку в белом странном одеянии, голубоглазую, золотоволосую, коротко остриженную. Ее глаза наполнены ужасом, но они живые и осмысленные. Девушка на грани обморока от страха. Я вижу что руки ее и ноги прикованы к звезде.

Ступа со жрицей останавливается возле золотого круга на специальном золотом диске сделанном в плитах, и жрица поворачивает к девушке свой медальон. Она что-то говорит девушке резким командным голосом, и девушка трясясь от страха устремляет взор на жрицу. Следует еще одна команда и глаза девушки останавливаются на глазах жрицы. Я вижу как из глаз несчастной текут слезы, в ее глазах отражается нечеловеческий страх. Жрица направляет на девушку свой медальон и впивается в нее глазами. Уплывают мгновения, несчастная не в силах делать то, что приказано, отводит глаза и начинает рыдать в голос. Жрица командует ей что-то, ее голос становится тем самым певучим, который я уже слышала, но девушка все равно не подчиняется. Тогда жрица начинает странное пение мелодичным голосом, а потом останавливаясь, повторяет свой приказ. Из глаз девушки перестают течь слезы, и она устремляет взор на глаза жрицы. Так они и застывают, глядя друг другу в глаза. И вдруг странные белые молнии начинают бить то ли в медальон, и отражаясь от него, устремляться к звезде, то ли эти молнии от медальона сами и исходят в верх,  в том направлении, где лежит девушка. Я так и не могу понять откуда появляются эти молнии. В конце концов все эти молнии входят в тело несчастной в область сердца, и тело начинает сотрясаться от конвульсий.

Жрица опускает медальон и внимательно смотрит на свою жертву, ждет. Тело наконец-то перестает сотрясаться, глаза девушки стекленеют и становятся такими, как я уже видела у девушек на церемонии. Жрица говорит несколько слов своим странным колдующим голосом, и девушка поворачивает к ней голову. Губы жрицы трогает еле заметная улыбка.
Следующее, что я вижу – ступа взмывает в воздух унося ее обладательницу прочь. Звезда пуста, девушка улетает в ступе вместе со своей новой хозяйкой. Взгляд выхватывает в центре звезды такой же самый, только впаянный в землю медальон жрицы. Почему-то приходит мысль, что сердце девушки находилось как раз на нем, когда она лежала на звезде. От этой мысли тонкость концентрации начинает теряться, и я не могу больше видеть продолжение. Но я знаю, что этот ритуал прошел на сей раз удачно. Только немногие выживают и не превращаются в помешанных после подобного пропускания молний через тело. Теперь несчастная женщина полностью подвластна воле жрицы, подчинена ей, как послушное животное своей укротительнице.

Еще я знаю, что порой встретив на улице во время своего полета или ритуала незадачливого зеваку, позабывшего спрятаться, жрица пропускает молнии через его тело, абсолютно не беспокоясь, кто перед ней – мужчина, женщина, ребенок или старик. Человек после такой церемонии либо сразу умирает, либо лежит будто парализованный с глядящими в одну точку глазами и умирает со временем. Не удивительно, что жители города так боятся ступы над городом и прячутся, чтобы не попадаться ей на пути.

Неужели все это чудовищный, страшный плод моего воображения? Я не могу понять ничего из увиденного мною, и мой ум начинает паниковать. Не единого объяснения странным ритуалам жрицы я не могу найти, в сознании они просто не укладываются, а сердце их отторгает не в силах вынести.
Неодолимая грусть разрывает мне сердце после увиденного. Зачем, ну зачем жрица делает это с людьми? Ответа нет…
Душа моя погружается в странное состояние, хочется убежать куда-нибудь далеко-далеко от этих картин и спрятаться, чтобы больше никогда их не видеть. Почему, ну почему я вижу все эти ужасы? Если все это действительно существовало, неужели не было ничего доброго и хорошего в их мире? Отчего мое сознание выдает мне только картины этих ужасов?


Встреча у храма Солнца

Теперь я знаю его имя. У-уаго. Первая буква не двойная, просто длинная гласная, я не знала, как еще показать длительность гласной. Речь, которую я слышу очень акцентирует гласные, и их длительность очень важна.
Я знаю теперь, что он делал на площади возле дирижабля. Он ждал Аиа,  жрицу с фиолетовыми глазами. Теперь фокус моего зрения смещается и я вижу, что рядом со странной скульптурой есть здание. Площадь, на которой находится жрец  и сама скульптура как раз перед этим зданием. Оно необычной формы – похоже на огромную шляпку гвоздя или гриба, лежащую на очень короткой толстой ножке. Форма самой шляпы пока мне не понятна, я не могу посмотреть на нее издали, а вблизи нельзя точно определить. Все основные помещения этого здания расположены в прорытых под землей туннелях и пещерах, кроме одного, которое находится в этой самой шляпе. Это круглый зал с множеством узких окон. У меня такое ощущение, что эта странная шляпа может крутиться вокруг ножки и крутиться очень быстро. Зачем это надо? Пока не понятно.  Я знаю, что жрец будет обучаться у этой жрицы чему-то. Она будет учить его каким-то техникам. Пока между ними нет вражды. Еще я знаю, что жрице он  чем-то симпатичен. Вот пока и все.


Звук владеющий пространством

Я вижу жреца, тренирующегося в выполнении техник со звуками. Он находится в каком-то очень большом и пустом помещении. Это что-то типа зала, но абсолютно пустого. Как будто кто-то прорыл в горе огромный зал и оставил в верху отверстие для света. Пол и стены, все в этом зале каменное. На полу выложены какие-то странные узоры из отполированных плит – черных и цвета слоновой кости.  Узоры тоже очень странные, но я точно знаю, что это не прихоть, они выложены так с какой-то важной целью, и для чего-то служат здесь на полу пещеры.  У меня создается такое впечатление, что этот зал где-то внутри горы и скорее является природной пещерой. Потому что стены не идеально ровные как пол, а выглядят так, как выглядят пещеры изнутри. Может быть жрец внутри  пирамиды? У меня нет ясных ощущений.  Однако сверху, прямо в центр зала падает солнечный свет. Жрец здесь в абсолютном одиночестве. Он стоит в центре этого огромного зала-пещеры. Солнечный свет падает в центр, но не точно на жреца, а прямо рядом с ним. Очень странно, но малейшее движение, шорох одежды слышится здесь очень громко и объемно, и производит какой-то странный тяжелый давящий эффект.

Я слышу звук падающей где-то капли воды. Он такой же громкий и объемный, кажется проникает внутрь сознания и производит там эффект разорвавшейся бомбы. Звук повторяется – Кап … И опять я ощущаю как внутри сознания что-то разрывается. Кап, кап, кап… Теперь мне хочется бежать отсюда без оглядки, закрыв уши руками. Но это же видение! Я не могу ни убежать, ни закрыть уши. Приходит мысль, что капли специально капают здесь, но почему-то никакого эффекта на жреца не производят. Он тренируется отключаться от эффектов создаваемых непонятной пещерой.  Я смотрю на него и пытаюсь настроиться на состояние его сознания. Кажется удается! Я слышу кап, кап… Но я ощущаю свое сознание не в теле, а где-то возле него. В этом состоянии на мое сознание никаких эффектов пещера не оказывает. Кап, кап… Мне все равно. Жрец стоит будто статуя, закрыв глаза. И тут он открывает глаза – сознание опять в теле. Кап, кап… Будто бомбы разрываются в голове – эффект вернулся, когда он отождествил себя с телом. Жрец вновь закрывает глаза – входит в измененное состояние сознания, опять открывает – выходит. Это длится снова и снова, мне надоедает за ним наблюдать. Я знаю, что эти тренировки длятся очень долго, но не каждый день. После этой техники жрец будет отдыхать вообще от любых звуков в специальной комнате, где ничего не слышно. Кап, кап… Похоже я тоже начинаю привыкать к этим звукам. Концентрация теряется, образы начинают удаляться.

Новое упражнение. Жрец находится в таком же замкнутом помещении, как и раньше. Я не уверена, что это та же самая пещера, потому что нет никаких эффектов от звуков, нет света, льющегося сверху. Это помещение похоже на арену цирка, занавешенную со всех сторон занавесями. Но и это неправильное сравнение. Здесь нет занавесей, а есть какой-то странный туманный красновато-серебристый свет окружающий жреца со всех сторон. Потому что я не могу видеть ничего кроме жреца, ни стен, ни потолка, ни даже пола. Я не могу определить ни размеры помещения, ни его форму – ничего. Жрец стоит как статуя, закрыв глаза. Я без труда настраиваюсь на его внутреннее состояние. Он максимально концентрируется внутри себя и входит в определенное состояние сознания с помощью волевого усилия. Я слышу, как вхождение в это состояние сопровождается звуком «А-А-А-А». Он поет его не громко, но до тех пор пока состояние его сознания не изменяется до необходимого ему. Далее он начинает визуализировать намерение (не знаю другого подходящего слова). Он знает точно, чего хочет добиться в реальном мире с помощью своих упражнений.

За пеленой странного света есть непонятные предметы, вырезанные из камней. Они похожи на огромные круглые вазы-шары с маленьким узеньким горлышком. Они стоят на высоких палках-шестах. Это неимоверно.  Такие огромные круглые предметы стоят на тонких высоких палках и не падают! Еще эти вазы-шары очень-очень тонкие, буквально как яичная скорлупа. Но я точно знаю, что они вырезаны из камня! Я никогда такого не видела в  реальности – это невозможно!
Так вот намерение жреца – разрушить звуковой волной эти круглые шары-вазы.

Теперь из состояния сознания, в которое он вошел, он начинает создавать намерение их разрушить и «визуализирует» внутри сознания разрушительную волну из самого же сознания. Я не могу точно этого описать, так как не хватает подходящих слов. Я только ощущаю, как он внутри своего сознания будто сгущает часть сознания в комок энергии, ясно представляя что будет делать с этим сгустком энергии дальше. Этот энергетический сгусток он наполняет и наполняет силой своего сознания, ясно представляя куда его отправит потом. Сопровождается это его сознательное волевое действие звуком «У-У-У-У». И вот наступает состояние, когда сгусток энергии готов и заряжен намерением, пение прекращается. Далее жрец вновь концентрируется внутри себя и усилием воли направляет этот сгусток по назначению, выбрасывает его из своего сознания. И здесь мне непонятно. Он не выбрасывает эту энергию в физическую реальность. Энергия летит за пределы сознания жреца, но не в физическом мире, а в ином более тонком мире. Во  внешнюю тонкую реальность, лежащую за сознанием жреца. Я ощущаю эту реальность, но не могу ее описать.  Такой выброс сопровождается звуком «М-М-М». Он будто выдыхает все коротким выдохом. Сгусток улетает в это тонкое пространство ощущаемое жрецом внутри себя, но за пределами его сознания. Я слышу как за  странной пеленой света разрываются шары-вазы на своих палках-шестах. «М-М-М» Бах, бах, бах! И тишина. Жрец открывает глаза. Все получилось.
Эти шары-вазы… Такое чувство, что они просто разорвались изнутри. Мне непонятно как? Жрец ведь даже не запускал свою волну в реальный физический мир! Он запускал ее во внутреннее пространство тонкой реальности, лежащей за его сознанием.

Еще я знаю, что звуки «АУМ» ничего не несут, просто помогают новичкам настраиваться на состояния сознания. Без вхождения в определенные состояния сознания, звуки – пустое сотрясание воздуха. Цель жреца – научиться разбивать вазы-шары очень быстро, и совершенно не производя никаких звуков при этом. Но эти тренировки нельзя проводить подолгу, как предыдущие с каплями воды в пещере.  Жрец так устал, что не может больше концентрироваться внутри себя.

Все увиденное меня так поражает, что я задаю только один вопрос – Что это было? Ответ приходит в виде двух слов, которые я слышу ясно и отчетливо - «Ятма Ядра»
Я в полном смятении не понимаю, что это значит? Ответ приходит и на это, в виде ясного ощущения и выражается словами:  «Ятма Ядра» – звук владеющий пространством.
Еще приходит ощущение, что слово «звук»  надо понимать  намного шире и глубже, чем мы понимаем это слово.


Смертельный звук

Однажды вечером, очень сильно устав после беспокойного дня, я улеглась спать. Но мне не спалось, перед глазами проплывали образы, слышались какие-то звуки. Ничего необычного, я давно уже привыкла быть наблюдателем всего этого и не обращать на это никакого внимания. Так, наблюдая за странными звуковыми образами, меня вдруг озарила невероятная догадка-осознание. Да ведь вот же он – ключ к практикам жреца со звуком! И тут же пришло осознание-ощущение, как жрец работал со звуком, почему это было смертельным оружием. Это ощущение пришло без сопровождения каким-либо образом, но в ощущении «памяти» невероятной ясности.

Считалось, что во внутреннем пространстве сознания не существует расстояний. А звук, который звучит внутри, воспроизводясь по памяти, – подобие такого же звука звучащего во вне. Жрец не посылал звуковые волны во вне, он все операции производил внутри собственного сознания. Вначале он воспроизводил по памяти, визуализировал определенный звук, который ему был необходим для конкретной операции.

Он добивался такого уровня воспроизведения, что требуемый звук начинал звучать  внутри его собственного сознания как настоящий. Здесь много неясностей. Я не уверена в том, что воспроизводимый звук мог слышаться ухом человека. У меня внутреннее ощущение такое, что я просто называю словом "звук" какую-то странную волну, вибрацию, похожую на звуковую. Этот воспроизведенный "звук" он окрашивал его своим сознанием. Эта часть мне тоже пока не понятна.  Могу только сказать, что он влиял своим сознанием на воспроизведенный внутри звук и от этого звук словно оживал, он становился послушным его воле.

Затем жрец вспоминал конкретного человека, с которым надо было расправиться. И добивался внутри сознания четкого и ясного ощущения именно этого человека. Здесь важно было вспомнить не внешность, а неповторимую энергетическую суть этого человека, которая была уникальной для каждого, существовала в единственном варианте. Когда жрец добивался воспроизведения в своем сознания ощущения жертвы на таком уровне, он направлял на нее силой своего намерения заряженный своим сознанием звук. Этот звук поражал точно воссозданный «слепок» жертвы. Все это происходило внутри сознания жреца (или внутри тонкой реальности в которую жрец выходил через свой внутренний объем?).

Считалось, что для этой внутренней реальности не существует ни времени, ни расстояния, а воспроизведенный, по памяти восстановленный точный «слепок» любого материального объекта связан с ним напрямую. Любая манипуляция со «слепком» тут же отражается на существующий в физическом плане оригинал. Но здесь все зависело от мастерства жреца, от тонкости его собственного сознания. «Слепок» был не просто образом, он должен был воссоздавать индивидуальную неповторимую энергетическую суть объекта. Если жрец ее не ощущал и не осознавал – эта техника была ему недоступна. Воссоздаванием по памяти внешнего вида объекта ничего нельзя было добиться.

Жрец поражал жертву внутри своего собственного сознания, но не просто звуком, а звуком заряженным силой своего сознания, такой странной ударной волной. После такого поражения в тонком мире – отражение шло на объект мгновенно. Почему-то эта техника на физическом теле поражала мозг жертвы, он просто «взрывался» изнутри как и вазы. Жертва не могла никуда спрятаться, если над ней производили эту технику – ни расстояние, ни стены не спасали. Если жрец ощутил суть жертвы и правильно ее воссоздал – отражение на физический объект шло мгновенно. По какому-то непонятному закону «слепок» безошибочно находил хозяина, где бы он ни был.
Спастись можно было только, если жертва была настолько тонко чувствующей, что ощущала чужую энергию врывающуюся в ее суть и могла построить защиту или атаковать самого жреца подобным образом. Но для этого жертва сама должна была быть обученным жрецом. Такие сражения между жрецами велись постоянно, для этого им не надо было даже лично встречаться. Возможно хорошо обученный жрец мог распознавать такие нападения и на других людей? Многим влиятельным людям наверняка требовалась такая защита.


Символы

Пирамиды использовались этой цивилизацией для очень многих целей.
Это был символ сознания – воплотившегося в материи. Вершина (точка) символизировала «Я» - собственно чистое сознание, которое используя волю строило пирамиду – своеобразный инструмент познания физической реальности, необходимый для того, чтобы «Я» могло изменяться. Иногда на вершине изображался глаз – символ способности «Я» воспринимать внутреннюю и внешнюю реальность. Испуская лучи воли,  «Я»  создавало пирамиду сверху вниз - мир мысли, плавно перетекающий в мир чувств, физических эмоций, а затем и физических ощущений. Пирамида – сознание была живой, и впитывала опыт от земного существования, соприкасаясь с реальностью всеми четырьмя своими гранями, символизировавшими внутренние свойства, составляющие сознания,  окрашивающие его восприятие и известные нам как стихии (огонь, вода, земля, воздух), и своим развитием или не развитием ограничивающими его способность восприятия в тоже время.

Основание пирамиды плотно прилегало к земле, и иногда даже изображалось прорастающей в нее, как бы пускающей корни в физической реальности. Затем, за земную жизнь наполняясь опытом, пирамида начинала внутренне наполняться ощущениями и меняться (менять цвет), а после смерти эти изменения (цвет), вбирался в вершину «Я», и точка «Я» оставалась именно того цвета, каким стала при жизни измененная пирамида. Поменяться без физической реальности «Я» не могло. Оно просто вбирало цвет из постепенно отмирающих (исчезающих, сгорающих) снизу вверх пластов пирамиды. Когда вся пирамида исчезала, «Я» окрашивалось основным цветом полученным от нее. Внутри же хранились все ощущения (цвета, все качества, все свойства исчезнувшей пирамиды). «Я»  напоминало шар (сферу, наполненную ощущениями, переливающуюся живым подвижным светом-цветом, внутри состоящую из целой смеси разным других цветов, давших окраску основному). Когда цвет окончательно устанавливался,  «Я» больше не менялось. Через некоторое время, когда вибрация цветов в «Я» прекращалась, оно начинало тускнеть и, чтобы остановить саморазрушение и сохранить приобретенный цвет, «Я» вновь испускало волевые лучи и строило новую пирамиду, но внутренне она была уже иного качества и внешне выглядела тоже по другому.

Пирамиды – как символы изображались прозрачными – стеклянными, способными окраситься в любой цвет. Так показывалась возможность и важность саморазвития. А также и возможность достижения высочайшего уровня – прозрачности, вбирающей в себя все цвета, все развитые до максимума качества и сливающиеся тем самым с окружающим единым Творцом и миром. Прозрачность это было свойство, к которому стремились движущийся, оно позволяло принимать любую форму(пирамида становилась текучей, гибкой еще при жизни в физическом мире) и наполняться любым содержанием – способной проводить через себя творческую силу Творца, выполнять его или свои задачи. «Я»  становилось центром, способным по своей воле творить все, что пожелает оно или Творец. Но для достижения этого уровня надо было вначале начинать с самой грубой, большой у основания и низкой – черной пирамиды, и с каждым новым воплощением делать свою пирамиду с меньшим основанием, но более высокую (больше область чувств и эмоций, мыслей), проходя цвета всего спектра, заканчивая белым, а потом уже прозрачным. Пирамиды делались, одна в одной – как символы, где самая маленькая (белая) изображалась еще и как склеенная с общим основанием на котором стояла прозрачная пирамида – это символ, что дальше пирамида уже переворачивается и становиться невидимой.

Второй важный символ – сфера, символизировала «Я» на вершине пирамиды, и которое тоже способно было, используя пирамиду меняться – достигая прозрачности и затем растворяться в единой реальности, сливаясь с сознанием Творца. Интересно, что свойство формировать сферу вновь «Я» никогда не утрачивало, и могло в любое время покинуть единство с Творцом и стать вновь индивидуальным. Его восприятия после слияния с Творцом не исчезало, а как бы растекалось, воспринимая теперь мир на уровне восприятия Творца, становясь как бы гигантской сферой, в которой кроме Творца не было больше ничего – был только Творец, а потом и сфера растекалась и оставалось только нечто, но это все равно был только Творец.

Сфера считалась более важным символом. Потому что при определенном развитии «Я» могло и не строить больше материальной пирамиды, а использовать пирамиду прозрачную и как бы через нее напрямую наполняться опытом. Считалось, что  «Я» может действовать самостоятельно, как сфера, но для этого оно должно быть достаточно развитым, способным использовать возможности , дающиеся чувствами, мыслями, иметь достаточную исчерпанность опытом. Сфера может ощущать напрямую через ставшую прозрачной пирамиду. Осознавать полученные ощущения помогает использование чувственно мысленных возможностей и накопленный опыт.

Ощущения, которые приходили непосредственно к «Я», соприкосновения с реальностью могли сразу же осознаваться, с помощью возможностей сознания (мыслей, чувств, ощущений). Это напоминало процесс дыхания и цветовые изменения происходили еще при жизни.  Теперь уже «Я» само руководило процессом изменения себя, осознанно двигаясь, используя волю и выбирая направление, а не ожидая, когда пирамида наполнится цветом и начнет отмирать, чтобы оно «Я» могло измениться.

Внутри прозрачной сферы могла изображаться золотая точка, как центр самосознания, при пробуждении которого, сфера и могла начать существовать самостоятельно. Золотая точка внутри сферы была неизменна. Она была центром вокруг которого вращалось все внутри сферы. Когда она пробуждалась – невозможного для «Я» больше не существовало, теперь намерение могло осуществлять все, что сознание хотело реализовать, а сила сферы увеличивалась пропорционально степени пробуждения золотой точки. Пробужденная точка сверкала как звезда и излучала колоссальную энергию. Не пробужденная она просто присутствовала в сфере и ждала, когда внешняя энергия, накапливаемая сферой станет тождественна ее энергии внутри, и тогда происходило пробуждение. Сфера из прозрачной становилась сверкающей как звезда, и способной передавать эту энергию другим сферам, пробуждая их центры.

Понятие времени было очень специфическим. Сфера, точка внутри существовала вечно, а менялись только пирамиды, которые она строила.  Время существовало,  как возможность для этих изменений и было относительным, когда изменения шли быстро оно как бы замирало, а когда медленно – наоборот начинало бежать быстро. Мне это не понятно.

Звезда – это был символ сознания сделавший прозрачным свою сферу и существующий в центре своего самоосознания – пробужденным окончательно, и излучающим теперь энергию вокруг.


Фараон

Я не знаю точно, кто этот человек. Я назвала его фараоном, но это единственное слово, которое приходит на ум, когда я  пытаюсь подобрать значение тем ощущениям, которые он вызывает. Я вижу высокого красивого мужчину. Внешне ему нельзя дать больше тридцати лет. Но я ощущаю, что он на много старше. Его внешность не соответствует его возрасту – я знаю это точно, также как и то, что Жрец помогает ему оставаться «вечно молодым». В этом нет никакой тайны или секрета, это обыденно и никого не удивляет в их мире. Фараон – всегда выглядит молодо, он будто застыл в таком внешнем виде, который у него сейчас. Глаза этого человека черные как угли, они очень красивой миндалевидной формы, большие и выразительные. Такого же цвета и его волосы, черные, прямые, ниспадающие до плеч. Кажется он прожигает тебя насквозь своим взглядом. В этом взгляде отражается острота ума и хитрость. Еще он обладает какой-то странной способностью прятать свою внутреннюю суть. Считать его внутренние качества, и ощутить его суть я не могу. Он сознательно прячет ее. Искусством прятать свой внутренний мир он владеет в совершенстве. Его одеяние очень странное. На нем одета сшитая из тонких золотых пластин длинная, почти до колен рубаха с короткими, как у футболки рукавами и с таким же золотым капюшоном. Этот капюшон остроконечный и очень высокий, спереди похожий чем-то на буденовку. На ногах его золотые сандалии, золотые нити сандалий перетягивают ноги до колен. От одежды исходит ослепительное сверкание. Эти странные золотые пластины горят будто сотни факелов, подобно солнцу. Так и было задумано. Фараон связан с солнцем напрямую. Как? Пока не понятно.

Я вижу странный ритуал. Осуществить его помогает жрец. Фараон сидит на высоком стуле с закрытыми глазами, он погружен в транс. У стула очень высокая спинка и длинные тонкие ножки. Этот стул чем то похож на трон, но он очень тонкий, миниатюрный, а не массивный, как у наших древних правителей. Комната вокруг заполнена странным сиреневато-голубо-белым светом. Не видно вокруг ничего кроме этого странного свечения. Оно такое плотное, что напоминает туман. Эта комната со странным светом похожа на ту, в которой жрец тренировался разбивать вазы. Над головой фараона крутится огромный похожий на голограмму шар. Я никогда не видела ничего подобного и мне трудно подобрать аналогию. Этот шар довольно большой. В нем прокручивается и мелькает довольно быстро множество образов, как в калейдоскопе. Фараон находится при этом в трансе, а жрец присутствует рядом, для него это обычная постоянная процедура. Он терпеливо ждет, но я ощущаю, что все происходящее вызывает у него скуку. Эту картину я вижу снова и снова, но пока ничего не могу понять.

Продолжение пришло внезапно. В руке у фараона такой же шар, но поменьше, по размеру он напоминает огромный грейпфрут. Рука мирно лежит на колене ладонью вверх и держит этот шар.  Шар кажется прозрачным, но в нем постоянно видны какие то разноцветные всполохи, они постоянно меняют цвет и форму. В другой руке у фараона странный блестящий предмет, я не могу понять их какого он материала. Он ослепительно сверкает, как золото, но он не золотой, а бело-стального цвета. Этот предмет простая цилиндрическая трубка, не больше тридцати сантиметров в длину. Но она не полая внутри, я вижу, что ее верхушки также блестят. Фараон сидит с этими предметами неподвижно, будто статуя. Очень странное зрелище.

На голове его одет тот самый золотой похожий на буденовку капюшон, его верхушка кажется очень острой и прямо, а на ней крутится странный гигантский шар с образами. Я вижу как всполохи и образы прекращают крутится, и гигантский шар вспыхивает как солнце, становясь на несколько секунд таким, как мы видим солнце с земли. Тоже самое происходит и с малым шаром в руке фараона. После этого шар над головой исчезает, будто его никогда и не было, а шар в руке становится просто сверкающим, то ли золотым, то ли бело-стальным как цилиндрическая трубка в другой. Шар совершенно не прозрачный больше. Странное освещение в комнате тоже исчезает. Теперь это просто человек в золотой одежде сидящий на высоком стуле и держащий в руках металлический  шар и небольшую цилиндрическую палочку.

Замечаю, что в этой комнате ослепительно сверкающий белый пол, и похожие на неотшлефованный гранит серые стены, а сама комната круглой формы с очень низким таким же как и пол потолком. Фараон открывает глаза и смотрит на жреца, жрец подходит к нему и забирает из его рук странные предметы, которые тут же отправляются в каменный саркофаг возле стены. Мои глаза распахиваются в удивлении. Жрец берет цилиндрическую трубку из рук фараона,  направляет на сундук, концентрируется и огромная каменная плита-крышка отъезжает в сторону как пушинка. Поражает толщина крышки и стенок саркофага, который внутри похоже гранитный, а сверху покрыт белым толстым слоем какого-то материала. Жрец прячет в каменный саркофаг шар и закрывает крышку с помощью цилиндрической трубки. Мне в голову приходит мысль о "волшебной палочке." Концентрация начинает теряться и я не вижу ничего больше.


Свет

Эта странная картина пришла ко мне сама по себе. Я закрыла глаза, чтобы вздремнуть. И как это часто бывает совершенно спонтанно мне явился образ. Я видела странную субстанцию, она была мягкой и подвластной моей воле – состоящей их крохотных золотых точек. Эти точки плавали и переливались внутри субстанции – я могла лепить из них все что угодно. Вначале я не понимала, что это вообще такое, а потом до меня дошло, что я воспринимаю луч света на очень тонком уровне, том уровне где он воспринимается как множество мелких частиц. И тут все стало понятно как именно жрица использовала свет. Почему он был подвластен ее воле. Да потому что она выходила в тонкий план и воспринимала свет на этом уровне маленьких частиц своим сознанием, а в этом виде световые точки подвластны сознанию, они как пластилин, из них можно лепить все что угодно. Она использовала силу своего сознания и создавала из этих световых точек образы, с которыми работала дальше. Что она делала пока не известно.
Когда они сражались со жрецом, то использовали совершенно разные техники для защиты и нападения. Жрец, чтобы победить ее, сумел отрезать ее сознание от восприятия света в таком виде точек – ослепил ее. И потом направил на нее звуковую волну. Она не была мастером «звука» и отрезанная от привычного восприятия образов не смогла воспринимать совершенно другой тип тонких ощущений. Она оказалась оглушена ими, поплыла в их липкой паутине, из которой не было выхода и так умерла. Звук без образа стал ее проклятием, это последнее, что она ощущала в своей жизни и чуть не сошла с ума от ужаса. Жрец победил ее в тонком плане и физическое тело умерло следом.
Что же они не поделили? Этого я так и не знаю.

Зато стало понятно,  как можно работать со световым лучом – лепить из него образы, подобно ваятелю из глины, наделять их сознанием и оживлять. Возможно в эти образы можно было заключать низшие сознания, подчинять своей воле? Образы это некие формы, в которые можно помещать сознания и так управлять ими, делая из них слуг или что-то в этом роде. Интересно, как звук голоса связан со световой практикой?


Обряд в пирамиде

Я вижу Старца в маленьком помещении – оно такое маленькое, что похоже на камеру – в нем нет ни окон не дверей – только ослепительно белые каменные стены, потолок и пол. Из маленького квадратного отверстия наверху на жреца идет странный поток ослепительного света – это не солнечный свет – это свет молний. Как будто молния входит в квадратное отверстие и идет прямо на жреца. Жрец стоит прямо под этим отверстием подняв руки в верх. Он абсолютно голый. Свет молнии входит в макушку головы и дальше я вижу как вниз по телу обручами спадают круглые молнии, уходя в пол. Фокус зрения смещается и я вижу, что жрец находится в пирамиде, в маленькой камере почти у самой ее вершины. Отверстие в потолке связано с «глазом», специальным кристаллом наверху пирамиды, смотрящим и наружу, и внутрь. Глаз настроен на какое-то место в космосе и это обряд приема энергии. Энергия приходит непонятно пока откуда, попадает на «глаз» и идет дальше по маленькому прямоугольному туннелю, входит в камеру со жрецом и входит в жреца. Жрец принимает ее всю. Я вижу, что во время этого странного ритуала ночное небо над пирамидами рассекают гигантские молнии. В пирамиде есть еще несколько камер, они ниже по уровню и соединены друг с другом прямоугольными узкими туннелями. В нижних камерах в гигантских каменных саркофагах хранятся специальные инструменты, которые жрец заряжает с помощью этого обряда. Я не знаю, что это за инструменты, но один из них может управлять гравитацией, делая огромные предметы невесомыми. Предметы из пирамиды заряжают другие устройства.

Странный обряд заканчивается, жрец одевает свою одежду и лезет вниз к камере, где хранятся инструменты в гигантских каменных саркофагах. Концентрация теряется….
Но я знаю, что в результате этих обрядов жрец стал полностью седым. Его волосы белеют с каждым таким пропуском энергии. Еще я знаю, что во время этих обрядов энергия проходит по всем чакрам тела, прочищает их. Потом жрец может делиться этой энергией с другими жрецами и учениками, у них открываются совершенно иные состояния сознания. Есть специальная комната, где это происходит. Я вижу ее пока смутно…
Но такие подпитки энергии не могут навсегда изменить состояние сознание ученика, только на время – это искусственный путь, ученик должен сам достичь такого уровня, чтобы безприпятственно принимать энергию, не боясь быть разрушенным ею.  Жрецу все равно, где принимать энергию, но пирамида необходима для того, чтобы заряжать инструменты, хранящиеся в саркофагах. Сама пирамида собирает энергию и без нее зарядка инструментов была бы невозможна. Я вижу, что после обряда над пирамидами идет сильнейший ливень – это еще один эффект обряда – молнии, гром и дождь.


Мысли по ходу

Поза «лотоса» по своей сути та же пирамида. Физические упражнения в стиле "йоги" считаются очень важными и полезными, жрец владеет ими в совершенстве и постоянно практикует.

Юность жреца прошла во времена, когда существовало два направления жрецов. Первое направление включало жрецов, которые ощущаются мною как «светлые», они потом куда-то пропали из этой страны. В конце жизни жреца, во время погодной операции остались только жрецы, которые я воспринимаю как «темных».
Все знания этой цивилизации были потом или намерено уничтожены, или спрятаны «светлыми» жрецами, стерты так, чтобы и следов не осталось. Почему?

На очень многие предметы были нанесены различные орнаменты, которые светились. Иногда это были украшения, иногда странные символы и знаки. Светящиеся орнаменты на предметах могли видеть только люди с овальными черепами. У них было зрение, которое позволяло видеть в ультрафиолетовом диапазоне и слух, который позволял слышать в другом диапазоне, чем сейчас слышит обыкновенный человек.

Жрецы могли подчинять своей воле не только других людей, но и животных. Даже самые дикие и свирепые из них становились послушны их мысленным приказам.


Предсказание гибели. Проклятие "светлого" жреца.

Это была последняя картина, которую я увидела.

Перед погодной энергетической операцией, которая погубила, и Жреца, и эту цивилизацию,  Жрецу принесли предсказание последнего оставшегося в живых в стране, но содержащегося в тюремной изоляции жреца светлого направления.  Это было предсказание гибели. Я вижу, как Старец прочитал его. Его состояние мне непонятно. Ему неприятно, что он вновь ощущает себя как когда-то в юности, глупым несмышленым учеником. Где-то внутри у него шевельнулось, ощущение, что все написанное в этом послании сбудется, но тут же пропало. Он приказал убить предсказателя. Когда-то он сам учился у них, но это было очень давно. Ему неприятно вспоминать об этом. Смял бумагу и отшвырнул ее от себя. От мысли, что наконец-то предсказателя убьют, ему стало легче. Ощущения, которые этот старик всегда в нем пробуждал ему неприятны.

Вот это предсказание:

О, Луноликие, спите спокойно
Жребий ваш выпал… Горько взирает рассерженный Гео (Солнце) на ад ваш…
Гибель уже неминуема. Знайте.
Скоро погибнет Звезда Голубая (название страны, в которой происходили все эти события),
солнцем согретая, в водах  Имнема…(океан)
О, не печальтесь, волшебница Ая (отбирающая память в перерождениях)
нежно укроет вас сном и заснете. Тысячи лет растворятся в забвеньи…
Тысячи лун оросятся росою Сладких туманов (жизнь в невежестве, не пробужденном сознании полуживотного)…
Но в ваших потомках вновь вы проснетесь и новь обретете утраченный Эос (знание)…
Золото вспыхнет в небесной лазури…

Вновь вы увидите тайны Оэрта (Мироздания), те что когда-то вы спрятали сами,
чтобы невежество в вас  не узнало их прежде чем мудрость глаза вам откроет…
Прежде чем муки земли вас изменят, чтобы смогли вы любить то, что ниже.
Вы, то,  что выше любить научились, но не сумели свет в низшем увидеть -
Чаша качнулась, баланс был разрушен, смерть и забвенье менять вас решили.

Тихо смеется осмеянный Инос (Сфинкс) – тайны своей он раскрыть не желает…
Тайны, что в мороке спрятана вами, тайны, что вам же и предназначались…
Если за глупость расплату испьете жизнью и смертью, и снова рожденьем,
тысячи раз, может быть миллионы…
Сами и вспомните спрятанный Ано (ключ к силе намерения, способность творить силой сознания),
сами его вновь отыщите в Бездне (внутренняя пустота, пустота внешняя,
в которой они могли спокойно находится, где распространялся звук и свет),
той что была вам и домом и счастьем…

Инос увиденный вами однажды вам улыбнется, проснутся Оаны (Пирамиды)…
Вновь обретет свое знание Эя (внутреннее Я)…
Спите спокойно, себя позабудьте, неумолимы законы Оэрта (Мироздания),
Вновь пробудится вы сможете сами и отыскать все былые творенья вашей судьбы.
О,  не повторяйте свои прегрешенья, не начинайте падения в Ату (деградация сознания к более низшим формам).
О, не наказаны вы!

Исправляя, то, что создать не смогли, возрождаясь к жизни звездой золотой – станьте светом,
будьте волшебным лучом Оаэна (Творца).
В Иносе (Сфинксе) тайны надежно укройте, прежде чем сном позабыться туманным.
Вам же и вспомнить о них, вам найти их…
Сон ваш окончится…. Жребий ваш выпал. Спите меняйте свой цвет.
Память вернется. Баланс обретая Инос (Сфинкс) поднимется вновь, встав на лапы,
и открывая дорогу к себе, золотом вспыхнет величие неба.
Призрачна Ма (иллюзия реальности во время жизни в теле), но она постоянна.
Помните, спите же в водах спокойно. Тьма опускается, жребий ваш выпал.
Вспыхни звездой пустота!


2011 год


Рецензии
Вам практически полностью открылась тайна одной из бесследно исчезнувших великих древних цивилизаций. Почему именно вам? Видимо, вы достигли определенного уровня в развитии прямого видения и при этом сохранили чистоту и прозрачность помыслов.
Все именно так: древние маги обладали немыслимым уровнем знаний и силой богов. Но всех сгубила одна беда: они не учли, что даже обладая силой и знанием Творца, отождествлять себя с Творцом и творить беспредел нельзя.
Дон Хуан рассказывал Кастанеде о древних индейских магах, которые так же добились невероятных успехов, манипулируя с сознанием, но не имели связи с Высшим Замыслом, Что в итоге привело их к гибели от испанского нашествия.
Мы в самом начале новой эры, когда все древние знания будут воскрешены, но человечество, наученное опытом тысячелетних войн и природных катастроф, распорядится ими не так, как древние. Более осторожно.
Вся мировая история будет переписана, точнее, воссоздана с помощью прямого видения астральных слепков прошлого. К этому времени исчезнет пропасть между наукой и магией, феномен яснознания будет так же понятен, как сейчас понятно радио и электричество. Это будет синтез древних знаний и высокодуховных норм, выстраданных тысячелетиями человеческих мук. Когда тайна мироздания будет полностью разгадана, когда после всех перевоплощений каждый человек обретёт совершенство первоначала, физическая реальность свернётся в центральную точку спирали, разделяющей миры, и вернётся туда, откуда пришла.

Николай Москвин   13.12.2018 12:57     Заявить о нарушении
Николай, спасибо Вам! От всего сердца спасибо за понимание, за такой добрый отклик. Уже несколько раз его перечитываю, и многое еще больше проясняется. Вы так исчерпывающе, так понятно написали о таких непростых вещах. Для меня очень дорого, что кто-то еще разделяет мое восприятие мира. Очень хочется верить, что по пути к вершине спирали человечество не уничтожит себя еще несколько раз, и ему не придется снова и снова начинать с нуля. Как бы там ни было, главное это движение уже невозможно остановить, а значит рано или поздно все будет хорошо.

Наталия По   13.12.2018 22:57   Заявить о нарушении
На это произведение написаны 2 рецензии, здесь отображается последняя, остальные - в полном списке.