Восьмидесятые, На почтальонском поприще

Хмурым  осенним  днем   Зина  возвращалась из  поликлиники,  где ей закрыли бюллетень. Врач не скрыла озабоченности  из-за часто повторяющихся зининых  бронхитов.
- Я бы на вашем  месте поменяла работу.  В библиотеке  неизбежна  пыль, а значит,  прямая дорога к астме. Знаю, это  проблематично. Но  подумайте  над  моими словами.

Легко  сказать  - поменяйте  работу. А что еще Зина умеет делать,  кроме   как обеспечивать население  чтивом.
Зина вошла в подъезд своего  дома.  Возле  почтовых  ящиков  работала  почтальонша.
- Здравствуйте, -  приветствовала ее Зина, наблюдая за тем, как быстро женщина  засовывает в почтовые ящики   газеты и журналы; левая рука  почтальонши  безжизненно  висела   вдоль  туловища.  Отойдя от последнего ящика,  почтальонша  повернулась  к    Зине: 
-  Какая квартира? – привычно  спросила.
-  Семнадцатая.
-  Газеты я уже бросила, письма сейчас  посмотрю.
Прижав  пачку писем  к стене,   она  быстро
 «пролистала»  конверты.

-  Вам  пишут,- она  заторопилась  к выходу.
- Подождите, я  хотела спросить, вам нужны  почтальоны?
-  А как  же,  очень  нужны,  у нас многим  приходится  по двум  участкам  бегать,  потому как  не хватает  людей. А вы хотите к нам?
- Вот   думаю.
-  Ладно,  я  у  заведующей  спрошу. А вы  скажите, что разговаривали с Катей, - она широко улыбнулась, обнажив мелкие  ровные  зубы, и вышла на улицу.


Услышав звон будильника, Зина нехотя  откинула  одеяло, включила настольную лампу,   поставила  тяжелые,  словно  стопудовые  ноги  на коврик.  На  часахх было  полшестого.   Стараясь  ступать  как можно  тише, чтобы  не разбудить  детей,  она  пожевала  булочку, выпила стакан  кефира. Проверив наличе мешка и ключа от опорного ящика, Зина  вышла на  улицу.
Улица лежала в желтоватом свете фонарей,  вокруг ни души, под ногами   похрустывал   снег.  Изредка  проезжавший  автомобиль  казался  заблудившимся  в сонном  царстве.
Впереди появились две фигуры, раскатисто прозвучали  мужские  голоса. Зина вздрогнула, втянула голову в плечи, чтобы  быть   менее  заметной.

В отделе  доставки уже было полно людей.  Зине показали ее рабочее  место. Она огляделась:   длинный  прокуренный  зал с мутными  окнами,    столы, разделенные  на сектора, кипы газет, над которыми склонились   почтальоны.  На новенькую не обратили внимание,   почтальоны   торпились   связать   пачки  и отнести их  в машину.    Кати еще не было.

Зине объяснили,  что надо  привести  газеты в надлежащий вид:  разъединить сдвоенные  экземпляры, пересчитать  и распределить  по адресам, связать   пачки  к восьми часам. 
Для  облегчения  работы почтальонов на улицах поставили опорные ящики, что-то  вроде камер  хранения,  куда операторы помещали  пачки газет и журналов.  Зину  предупредили: не успеешь   к восьми часам,   потащишь  весь  груз  на себе.

Утром в отделе  появилась  заведующая  и окинула почтальонскую  братию    хмурым  настороженным    взглядом:

-  Вот что, девочки-мальчики, слушайте меня внимательно.  Все вы газеты  читаете, поэтому  должны знать, какое сейчас время  у нас.
Вся  страна  на подъеме, люди  борются  за трудовую  дисциплину,  против  прогулов и пьянства. В магазинах  устраивают  рейды, особенно в винных отделах, чтобы люди не прогуливали,   в рабочее время не пили спиртных напитков, понятно? Вы заканчиваете работу днем  и  естественно  захотите пойти  в магазин.  Так вот, предупреждаю, чтобы до пяти  часов  духу вашего там  не было.  Если  вас засекут, будут  крупные  неприятности,  а мне как  заведующей,  очень  бы этого  не хотелось. Вот   так. 
Сказав это, она уплыла   к себе.

Почтальоны разом  зашевелились, гул голосов  пронесся  по залу доставки. Эрнест  что-то  горячо  доказывал Петру, Мара выговаривала   Инте, пронзительный голос Лидии перекрыл  все голоса:
- Насчет  магазинов   - это  точно. Черт знает что творится! Мою 
знакомую на днях в универмаге чуть  было не арестовали. Подкатили какие-то люди, спрашивают, кто такая, почему  не на работе, и хотели  протокол писать. А она говорит, у меня сегодня отгул. Так они, представляете, на работу ей позвонили, проверяли значит. А на следующий день  начальник ей выговор сделал! – голос Лидии  оборвался на высокой ноте.
- Да,  плохо  дело, -     произнес  молчун  Петр.-  плохо!
-  Безобразие,  людям жить  не дают, -  это  был голос Кати.

Первое время Зина появлялась  на работе  рано,  заставая  в зале   лишь  нескольких  человек.
Зина приглядывалась  к почтальонам.   Вот  Валя -   молодая  женщина,  а уже вдова с двумя  детьми.   
У Вали роман с Валерой,  видным  парнем,  одни усики чего стоят.  Однако  Зине он показался     слегка  потрепанным.
 У Эрнеста -   инфантильные глаза,  утолщенный  книзу  нос фиолетового  оттенка,  любит  перекинуться словечком  с Лидией.   У   молчуна Петра  лицо словно высечено  из  камня,  крупными   руками  он мог бы ковать  железо, водить  составы,  но жизнь  прибила его в  застойную   гавань.
Петухов – узкоплечий,  длинноволосый, напоминает  пастора,  но стоит  ему  раскрыть  рот,  как   сыплются пошлости.
Рядом с Интой,  круглой  словно    колобок,  трудится  бойкая  полногрудая Лидия.  С необыкновенной скоростью работают  не только  ее руки,   но и язык.  Собирая  пачку  за пачкой,  она  успевает рассказать  новости о   соседях и   родственниках. 

-  Почему  ты взяла  этот  ужасный  шестнадцатый  район?  Все  от  него   шарахаются,  - спросила   она у Зины , - там живут одни книгочеи  и  академики.
-  К сожалению,  и я  там живу,  - улыбнулась    Зина.

В понедельник    зевающая    оператор Мария позвала Зину  к телефону.   Сердитый  женский  голос  заявил,  что
в квартиру 45 по  улице   Верна  не принесли   ни одной программы,  а должны  быть  три, по числу семей.
-  Я вам  положила,  - строго  сказала  Зина 
-  А я вам   говорю, что  мы  не  получали, - надрывалась  женщина.
-  Очень  сожалею,-  Зина повесила  трубку.
-  Что,  жалуются?  - насмешливо  прозвучал  голос проходившего  мимо  Эрнеста.
- Но я точно знаю, что положила именно  три программы, -    Зина  остро двинулась  к своему  месту. Лидия  отреагировала :
-  Что  с тобой?  Не заводись, у всех  бывает. Ты  бы им прямо  в квартиру  занесла, если  у них  воруют.   
Несмотря на одобряющую  реплику Лидии,   Зинаида   продолжала молча  страдать.

К  ней  подошла  Катя.
-  Если что  пропало,  купи  в киоске, брось  еще раз,  я всегда  так  делаю, - сказала   примирительно.
- Значит,  я еще и возмещать  должна?
  - Особенно  будь  внимательна с программами. Люди  их  очень ждут. Прежде  чем  бросить,  сложи программку  пополам,  тогда ее  труднее  вытащить,  -  наставляла  Катя, - а   если  напишут  жалобу,  ты останешься без  премии.
   Катю  поддержали  другие, особенно горячо  высказывались  Валя с Валерой,  ведь было затронуто священное слово  – премия!

 
 Катя жила  в коммуналке.   Соседи  не любили  её, находя странной:  не готовит  себе  почти ничего, кроме яичницы  и чая,  в  гости  не приглашает.    Откуда им было знать, что   десять  лет  назад  веселая  деревенская  девушка  Катя  приехала  в город  за удачей, и  однажды, перебегая  улицу  возле родного  завода,  оказалась под колесами  машины.   Выйдя из  больницы   с протезом,   она  твердо решила   в   деревню  не возвращаться.

Кате   удалось  устроиться почтальоном,  так как  начальница  прониклась  сочувствием   к бедной   провинциалке.
В первое время ей  помогали, то бечевку завязать,  то газеты  сосчитать,  но через несколько месяцев она научилась  все делать  сама.  Катя единственная  приходила  в зал  доставки  второй раз,  когда привозили журналы, так что к утру  ей надо было обработать  лишь  газетный  материал.   Работая,  Катя становилась  состредоточенной и суровой,  губы  шевелелилсь, между  бровей   появлялась     складка.

В преддверие  рождественских  праздников  почтальоны скинулись   на угощение.   Газеты и письма  убрали  с  глаз долой,   на сдвинутых столах   появились   пироги, салаты,  выпивка.
Непрерывно  звонил  телефон, кто-то  подходил  и коротко бросал  в трубку:  «Почта  будет».
   За пиршественным  столом  вместе  с заведующей в белой  нейлоновой блузке  уместилось  десять   человек.  Лидия  накладывала   на тарелки  угощение, Петр  аккуратно налил в рюмки  водочку.
- За всех  присутствующих! -  провозгласила заведующая.   Почтальоны   чокнулись,  выпили  по первой  и навалились  на еду.
Зина поставила   рядом  с тарелкой пригубленную  рюмку.
-  Почему не допила? У всех  уже  пустые. Давай,  Петр, наливай  по второй, -   весело командовала   Лидия.  Петр по случаю  праздника   надевший темный, чуть  потрепанный   костюм,  не заставил  себя    долго    ждать.  После второй  настала очередь   тьетьей  рюмки.  Валя  и Валера  затянули  протяжную  песню, к ним присоединилась раскрасневшаяся  Катя,  сидевшая  рядом  с Петуховым.

   Все  знали,  что Петухов  приударяет   за Катей. С лукавым  видом  он приближался  к ней, норовил  положить руку на ее плечо или  прикоснуться к  шее.
-  Как  дела, Катя, подруга моя?-  его тонкий  рот кривился в саркастической усмешке.  Она  сердито  отталкивала  руку:
-  Отстань,  Ромка.
Он еще стоял  некоторое время, потом плелся к своему  месту,  начинал  ковыряться  с газетами.

  Чувствуя,  что  не вписывается в общее веселье,  Зина распрощалась с компанией,  сославшись на неотложные  домашние дела.

На следующий  день  Зина стала свидетельницей очередного заигрывания  Петухова с Катей.     Он  вразвалочку  приблизился  к ней.
-  Привет,  подруга. Ах, Катя,  ты мне   нравишься,  - почти пропел он .
- Отстань,  Ромка,  сколько можно повторять,  не мешай работать, - пыталась она отделаться  от него.    
-  Катя,  почему  ты такая  суровая? Давай встретимся  с тобой  в другом месте, поговорим   как надо.
-  Мне  некогда,  отстань.
-  Эх, Катя,  Катя, я к тебе со всей душой, а ты...-  Петухов  отступил.  Увидел  Зину и подмигнул:  такие  вот дела.

Когда Зину вызвала  начальница  и сказала,  что  на нее поступила жалоба  от  уважаемого человека,  ветерана  войны, Зина  моментально  приняла решение: 
- Я сейчас же напишу  заявление  об уходе. 
- Вы зря обижаетесь. Я знаю, что вы очень старательная, но бывают у всех  ошибки,   я прошу вас остаться,  людей  не хватает.
Но  Зина твердо   стояла  на своем. Заведующая  ей предложила:
-  Вот что, сразу вы все равно  не уйдете,   по закону, так что  предлагаю вам   другой участок,  Валя   уезжает.  Там совсем иной контингент, выписывают  мало,
     С первого  марта  Зина вышла  на  новый участок.


Зина стала сортировать  письма. В это время появился опоздавший  Петухов и вразвалочку приблизился к  Кате, которая подготовляла  последнюю пачку.
- Привет,  подруга. Что-то, Катя,  я приболел  сегодня,  плохо  мне, может  быть,  поможешь?
Она помолчала, потом  буркнула:
- Посиди,  Ромка, я скоро  управлюсь,  - она  зашелестела газетами,  которые взметались  словно крылья птицы возле ее раскрасневшегося лица.
Зина, выходя  из зала,  оглянулась и увидела Катю, сидящую за работой   на месте Петухова,   и его, с довольной улыбочкой развалившегося   рядом  на стуле.   

Заведующая ворвалась, взвинченная  до предела:
- Петухов!  Где  Петухов?  Не  пришел  еще? – тон начальницы не предвещал  ничего хорошего.  - А Никифорова  здесь?
- Я тут, - подала голос  Катя,  подняв голову  от  газет. Подбоченясь,  заведующая  направилась к ней.
- Так, Никифорова, я же буквально  на днях  предупреждала вас, чтобы  не шлялись  по магазинам. И что же?  Вас  с Петуховым застукали  в винном  отделе в четыре  часа.  Нам  дали  знать.  И что же с вами прикажете  делать?
- Но ведь я свою работу выполнила. Это не рано было, уже пятый час, так почему же я не могу...
- Ладно, Никифорова, я  тебя прощаю, но Петухову  это даром  не пройдет. Вчера  пьянствовал, а сегодня  не вышел  на работу.
- Может быть  придет еще, опоздал,  - потухший  голос     Кати  был  еле слышен
- Как  только придет,  сразу  ко мне  на  ковер,-   приказала  начальница.

Кончив сортировать  письма, Зина отправилась  к крану мыть  руки,  сюда же подошла Катя. Зине хотелось расспросить о случившемся,  но Катя хранила молчание. И только уже вытирая полотенцем  дееспособную  руку, смущенно вымолвила:
-  Вот  такие  дела!

Весть  о том,  что Пастухова  уволили,  моментально разнеслась среди   почтальонов. Инта решила,  что одним  бездельником  меньше  будет,  Зина  тоже  так  думала.
- Как  дела,  Катерина? -  спросила  Лидия,  понимая,  что удар пришелся  по самой  старательной  из  них.
- Лучше  всех, - отрезала  Катя, отгородившись  от остальных  газетными листами, как щитом.

Наступил  май. Первая зелень  окрасила  деревья, словно зеленая  кровь  земли  выступила  наружу. Помолодевшие  ветки трепетали под напором   мощных токов,  вопреки   стуже, разложению, боли.
Зина пришла в зал доставки днем.  Хотелось  полистать «Новый  мир, «Юность»,  «Здоровье».  В отделе оказалась  только Катя.
- Как  поживаешь?   До чего душно сегодня,  - Зина опустилась на стул.
- Нормально.  Как  в новом районе? – Катя испытующе глянула  на Зину.
- Привыкла. А главное,  нет  жалоб. Что о Петухове  слышно?
- А он  у меня  живет, - вдруг  призналась  Катя.

Зина  отложила  журналы. Катя разоткровенничалась,  надоело  все в себе  хранить. Она кромит Ромку, одевает,   рубашку  ему  купила,  ботинки,  теперь  костюм  присматривает.

- Жениться  обещал, -  лицо  у Кати озарилось.    На Зинин  вопрос, что он делает, ответила:
- Он пластинками  торгует,  в Ленинград  ездит,   продавать.
Зине  хотелось  сказать, чтобы Катя не очень-то  доверяла этому  человеку,  но решила не  «каркать». Катя   жила своей  любовью и готова была страдать,  прощать, верить. Такая  натура.

Зина шла по городу,  ощущая его, словно многоликое  существо.  Каменные   дома соседствовали с  деревянными,  отремонтированные здания  стояли  рядышком   с запущенными неуклюжими  постройками.  Переливался  калейдоскоп города – щеголеватые, образцовые,    огрубевшие,   заброшенные   дома   и  люди находились по-соседству,  вперемешку.   В городе непрерывно  что-то  происходило:  начали сносить старые постройки,  рыли котлованы под  фундаменты,   ремонтировали   тротуары.  Город   менялся  к лучшему.

Она  вернулась  в библиотеку, но время  от  времени приходила в район,   оставивший    неизгладимое  впечатление.


Рецензии
Я думаю, Вы сами ходили с сумкой почтальона. Почтальон Катя уникальна, её следует занести в книгу рекордов...

Лиа Ка   03.06.2017 07:05     Заявить о нарушении
Впечатления того года были наверное самыми сильными...

Ирина Качалова   11.06.2017 11:51   Заявить о нарушении