Чумной доктор Глава 11

Глава 11. Заколдованный рудник

Люди в своей сути трусливы и слабы, боятся всего, вздрагивают при любом шорохе и в страхе бегут от темноты – не хищники вовсе.


Лошадь медленно поднималась в гору. Адвен покачиваясь в седле, небрежно наблюдал за угрюмым пейзажем вокруг. Был день, но серые тучи заволокли все небо, нагоняя мрак на унылые горы.
– Говорят, проклятье на этом месте, – рассказывал идущий рядом молодой парень – Лоис, сын кузнеца, единственный житель деревни согласившийся быть провожатым, да и то, за целый королевский серебряный.
– А ты сам-то в это веришь? – Адвен всю дорогу расспрашивал провожатого о духе горы и проклятье рудника.
Дорогу он мог найти и сам, тем более на рудник вела только одна тропа, а вот хороший свидетель для новой легенды никогда не помещает.
– Верю! – Лоис поднял голову и взглянул на всадника. – Как не верить! Столько людей уже погибло. И хромой Дилит разбился насмерть, и толстяк Таглер исчез без следа. А Еленир из соседнего села? Его тоже нашли мертвым в лесу!
– И ты думаешь, что в их смерти повинно проклятье? – пряча усмешку, спросил Адвен.
– Конечно, господин. Не сами же они умерли, – продолжал уверять Лоис. – Хромой Дилит первым отправился на рудник. Тоже не верил в духа. И вот на следующий день нашли его внизу, под скалой.
– Может, он случайно сорвался вниз? – с надеждой предположил Адвен.
– Сорвался, скажете тоже, – с грустью усмехнулся Лоис. – Это дух его покарал. Точно!
– Так зачем хромой отправился на рудник? – спросил Адвен.
– Не от хорошей жизни, конечно. Рудник хоть и худой, но все равно серебряный. Как-никак, а пару монет можно было заработать, – признался Лоис. – А сейчас что? Подаваться на заработки?
– Понятно, хотел сам изгнать духа, – усмехнулся Адвен. – В одиночку пошел?
– Почему в одиночку, с ним еще Линдус и Харк пошли, – ответил Лоис, – только они как духа услышали, так сразу наутек.
– А хромой, значит, не успел убежать, – задумчиво заключил Адвен. – Ты сам-то этого духа слышал?
– Слышал. Ночью он часто воет. Страшно жуть, – Лоис перекрестился и недоверчиво посмотрел на всадника. – А вы, господин, неужели совсем не боитесь?
– Боюсь, потому и расспрашиваю тебя, – склонившись к парню, тихо ответил Адвен. – Вдруг это не дух, а огр!
– Огр?! – испугался Лоис. – Я слышал о них, жуткие твари. Говорят, они огромные и едят людей.
–  Да, здоровые, в два человеческих роста, а то и больше, – кивнул Адвен. – Такие все подряд жрут.
Лоис замер на месте, широко раскрыв рот от удивления и выпучив испуганные глаза.
– Да ты не бойся, – Адвен остановил лошадь и, пряча улыбку, заверил парня: – С огром я справлюсь в одиночку, но огры не воют по ночам. 
– И то верно, – понимающе кивнул Лоис, словно знал об ограх все, и нерешительно продолжил путь. – Но я вас проведу только до входа. Внутрь не пойду.
Адвен ничего не ответил и дернул поводья, лошадь не спеша пошла вперед.
– Вы, господин, много разных тварей видели? – спросил Лоис, поравнявшись с всадником.
– Много, – гордо кивнул Адвен с видом настоящего знатока.
– И вампира видели? – Лоис явно боялся, но все равно спрашивал.
– Видел, – без интереса ответил Адвен. – Далеко еще?
– Нет, совсем близко.
– Тогда тихо, а то еще разбудим призрака раньше времени.
Лоис замолчал, боязливо оглянулся по сторонам и осторожно пошел следом.
Вскоре они оказались у небольшой площадки на краю горы. Лоис остановился и с опаской указал в сторону темного входа в шахту. Адвен остановил лошадь и огляделся вокруг.
Место было мрачное и явно давно заброшенное: несколько пустующих деревянных строений, сломанная тележка у входа в шахту и сбитая со столба вывеска. Призраки очень любят селиться в таких безлюдных тихих местах.
Адвен объехал все вокруг, затем ловко спрыгнул с лошади и жестом позвал Лоиса, тот некоторое время мялся, но все же осторожно подошел ближе.
– И что, давно сюда ходили люди? – тихо спросил Адвен, осматривая следы на земле.
– Не знаю, со смерти Дилита вроде ни кто не ходил, – опасливо косясь в сторону шахты, тихо ответил Лоис.
– А дух-то злобный, вон как натоптал, – задумчиво заметил Адвен. – Так ты говоришь, кто наслал это проклятье?
– Говорят, это был гном из Лита, – неуверенно ответил Лоис. – Он был мастером на шахте, а потом поругался с бароном и уехал.
– Уехал, говоришь, – Адвен еще раз взглянул на следы. – А этот гном был какого роста?
– Среднего, – неуверенно ответил Лоис. – Он вообще больше на обычного человека походил, чем на гнома.
– И никто этого гнома больше в этих местах не видел?
– Люди из соседнего села вроде видели его недавно, но точно не знаю. Может, это был и не он.
– Может, и не он, – задумчиво повторил Адвен, снял с седла меч в ножнах и закинул перевязь на плечо. – Пойдешь со мной?
– Нет, господин, мы так не договаривались, – дрожащим голосом залепетал Лоис. – Я вас довел до рудника и все.
– Ну, смелей, – усмехнулся Адвен, привязывая лошадь. – Я добавлю еще серебряный, если зайдешь со мной в шахту.
– Нет, господин, – отрицательно покачал головой Лоис и начал отступать назад.
– Да не бойся ты, по следам видно, что это не огр, так, пещерный дух, – в руках у Адвена словно по волшебству появилась серебряная монета, и он повертел ее между пальцев.
Большая серебряная монета манила к себе, пробуждая в мыслях старые мечты и скрытые желания. Жадность, помноженная на голод и украшенная красивой успокаивающей лестью, гораздо сильнее презренного страха.
 – Пойдешь со мной, подержишь факел, а как дух появится, можешь сразу бежать в деревню, – мягким уверенным голосом продолжал уговаривать Адвен.
– Пещерный дух, – переспросил Лоис, не отрывая взгляда от монеты. – А это опасно?
– Со мной нет, – уверенно заявил Адвен, затягивая ремни перевязи, так чтобы ножны удобно держались за спиной. – Надо его выманить. Духи любят, когда их боятся. Твой страх его привлечет, и, как только он появится, я уж с ним разберусь.
– Правда? – усомнился Лоис. – Сами то вы, господин, не боитесь, я вижу.
– Чистая правда, – Адвен безмятежно взглянул в глаза парню и протянул монету. – Верь мне!
– Ладно, – неуверенно кивнул Лоис и нерешительно взял монету. – Но только пока дух не появится.
Адвен едва заметно усмехнулся и направился к шахте, прихватив с собой пару факелов. Лоис осторожно поплелся следом. У самого входа они зажгли факелы и осторожно вошли внутрь темной молчаливой пещеры.
– А вы даже меч не достанете? – с явным беспокойством шепотом спросил Лоис.
– Рано, надо сначала выманить духа, – тихо ответил Адвен. – Меч у меня магический, если дух его увидит, то испугается и вовсе затаится.
– Волшебный? – Лоис с удивлением и восхищением посмотрел на плетеную рукоять меча с навершием в форме колючего цветка чертополоха. Меч был явно дорогой и, судя по всему, выкован искусным мастером, но почему-то не светился магическим сиянием, а на рукояти не горели древние руны.
Они осторожно шли вперед, и вскоре тусклый дневной свет исчез позади, темнота окружила их со всех сторон. Мрак, холод и тишина – самые верные друзья страха.
Адвен шел первым, Лоис следом, держа в одной руке факел, а в другой сжимая монету, словно магический оберег, способный защитить его от любых злых духов. Осторожные шаги гулко раздавались среди темных молчаливых стен. Тени от пламени факела плясали вокруг, оставляя загадочные безмолвные силуэты на стенах, а огонь дрожал, словно намереваясь сбежать в случае возникновения опасности. Адвен ступал тихо и постоянно прислушивался к темноте, но, кроме сопения и шаркающих шагов Лоиса, ничего не слышал. Дух пещеры затаился в ожидании.
Темный тоннель привел их в небольшой зал, дальше путь раздваивался: один каменный коридор вел прямо – дальше в глубину горы, другой уходил в сторону. Где-то в бездонной темноте послышался шорох, и гулкий шум падающих камней эхом прокатился по шахте. Адвен насторожился, поднял факел высоко над головой и взялся за рукоять пистолета.
– Мне с-страшно, – дрожащим голосом пролепетал Лоис. – Мы з-здесь умрем!
– Умрем, умрем… – уверенно повторило эхо.
– К-кто-о э-это?! – испуганно задрожал Лоис.
– Вуа-уа! – ответила темнота.
– Беги! Я задержу его! – крикнул Адвен и выступил вперед, тихо взводя курок пистолета.
Лоис бросился наутек.
– У-уэ-эуа, – повторила темнота.
– Кто здесь? – громко спросил Адвен испуганным голосом, когда спешащие шаги Лоиса совсем затихли.
– Кто! Кто потревожил меня?! – громким воющим басом спросила темнота.
Адвен выхватил пистолет и выстрелил в темноту. Громкое эхо помчалось дальше по шахте, а в темноте что-то звонко упало, зазвенело металлом по камню, потом шумно поползло и затихло.
– Ну, выходи! Призрак горы, – приказал Адвен. – А не то следующая пуля прилетит тебе в голову!
– Выхожу, выхожу, – послышался из темноты испуганный недовольный голос. – Только не стреляй, я безоружен.
Из темноты осторожно вышел невысокий молодой мужчина в грязной одежде горняка. Он действительно был не вооружен и с опаской смотрел на человека с мечом за спиной. 
– Ну и кто ты такой? – спросил Адвен, убирая пистолет в кобуру.
– Я Тант, гном из Лита, – признался дух рудника.
– Что-то ты совсем не похож на гнома, – усмехнулся Адвен, внимательно рассматривая гнома, который ростом был повыше многих людей, но коренастый и с крепкими руками. Типичный горняк - чумазый, давно не мытый и весь в пыли.
– Мой отец гном, а мать простолюдинка, – ответил Тант.
– Да, сложная ситуация, – согласился Адвен. – И чего ты тут делаешь, гном?
– Работаю, – непонимающе пожал плечами Тант.
– Добываешь серебро на чужом руднике? – строго уточнил Адвен.
– Добываю, – признался Тант без всякого стыда и сожаления. 
– Веди, показывай свое хозяйство.
Тант глубоко вздохнул и неспешно направился вглубь шахты, по пути подхватив с земли металлический рупор.
– Ну-ка, дай-ка мне, – Адвен с интересом взглянул на простое устройство, повергшее всех жителей окрестных деревень в неописуемый страх и ужас. – Сам сделал?
– Сам, – виновато кивнул Тант. – Видел как-то такой в порту.
– И не стыдно? – только из интереса спросил Адвен.
Гном пожал плечами и ничего не ответил.
Вскоре впереди появился свет, а затем и скромное жилище горняка. Маленькая пещерка с деревянной лавкой и кроватью, освещенная тусклой масляной лампой.
– Ну, рассказывай, как гном дошел до такой жизни, – усевшись на лавку, Адвен внимательно посмотрел на гнома.
– Что тут рассказывать? – виновато пожал плечами Тант.
– Первый раз вижу гнома, ворующего серебро с чужого рудника, – уточнил Адвен.   
– Я не воровал, – возразил Тант. – Старый барон сам нанял меня на работу.
– Вот как? Гномы стали такие бедные, что нанимаются в простые работники? – с усмешкой спросил Адвен.
– Я не простой работник, я мастер, – гордо объявил Тант и печально вздохнул. – И я не чистокровный гном, сам понимаешь, все сложно.
– Вот и расскажи, каким ветром тебя сюда занесло, – предложил Адвен.
– А это важно? – с безразличием спросил гном.
– Важно, я хочу решить, что с тобой делать, – ответил Адвен. – И не ври мне, я не люблю.
– Хорошо, – Тант присел на кровать и начал свой рассказ: – Отец мой был не беден, да только детей у него много. На всех достатка не хватило, но горной грамоте он меня хорошо обучил. Гнома из Лита ценят все и везде, вот старый барон и нанял меня для работ на руднике. Дела у него тогда шли совсем плохо. Руда пустая, бывало, за месяц со всей шахты только горсть серебряного песка наберут. Я пришел, и дела пошли лучше, но все равно, когда нет серебра – не разбогатеешь. Но однажды мне повезло, и я нашел жилу. Хорошую жилу, хоть руками серебро собирай.
– И ты решил забрать все себе? – предположил Адвен.
– Нет, я гном! Гном из Лита! Мастер своего дела, а не вор! – гордо заявил Тант. – Я пошел к барону просить долю, не дурак же я. Он нас одним хлебом кормил, плату задерживал. А тут жила! На всех бы хватило.
– А барон пожадничал? – усмехнулся Адвен.
– Да, старый пердун. Выгнал меня, сказал, что сам все найдет и ни с кем делиться не станет, – с презрением ответил Тант. – Жадность удел дураков. Я осерчал на него, и проклял и его, и рудник! Все это слышали!
– И потом барон умер, – закончил рассказ Адвен.
– Умер, на охоте волки его покусали, – кивнул гном.
– Как покусали? – вдруг заинтересовался Адвен, словно это было самое интересное в рассказе гнома.
– Этого я не знаю, он охотился на оленей, отъехал в сторону и все, пропал. Потом нашли мертвого, – гном недоуменно пожал плечами. – Говорят, волк шею перегрыз.
– Странно, – задумался Адвен, но тут же спросил: – И что случилось дальше?
– Ну, я тогда еще не уехал, а по деревне пошел слух, что это я барона проклял.
– И тогда к тебе пришла хорошая мысль?!
– Да пришла, не уходить ведь пустым, когда такой случай, – признался Тант. – Немного пугнул горняков, они и разбежались. Кому интересно жизнью рисковать ради горсти серебра? Мне и нужно было только немного времени, я бы свое взял и уехал.
– И как? Взял? – спросил Адвен. – Не жалко людей губить?
– Каких людей? – удивился Тант и тут же сам догадался. – А! Хромой Дилит? Так это не я. Он сам виноват. Решил, пока у рудника нет хозяина, немного серебра добыть. Напился для храбрости, а потом со страха так дернул, что сорвался со скалы. Я-то, только пугнуть хотел. Убивать я никого не собирался.
– А те двое? – продолжал допрос Адвен, внимательным взглядом изучая гнома.
– Таглер и Еленир? Я вообще про них ничего не знаю, – отрицательно покачал головой Тант. – Тут я ни при чем.
– Понятно, ну тогда показывай свои сокровища, – предложил Адвен и, заметив неуверенность в глазах гнома, строго добавил: – И не бойся, я убиваю только тех, кто на меня нападает.
Тант с недоверием посмотрел на опасного незнакомца, потом взглянул на пистолет, обреченно вздохнул, встал с кровати и сорвал со стены кусок грязного брезента. В небольшой нише, выдолбленной в каменной стене, аккуратно лежали слитки.
Серебро не золото, оно не манит, не овладевает разумом и сердцем, но тоже привлекает своим мягким блеском, особенно когда перед тобой лежит не маленькая потертая монетка, а целое состояние.
– Все это ты один за полгода добыл? – удивился Адвен и взял в руки один из слитков.
«Липкое», не холодное, приятно и увесисто лежит в руке – настоящее серебро. Просто так обратно не отдашь, ведь это ценность, дающая власть, богатство и свободу.
– Ну, все сам, – буркнул Тант и с тоскливой ревностью взглянул на слиток в чужой руке. – Без перерыва работал. Сам добыл, сам мыл, сам слитки выплавлял. Вначале торопился, думал, пройдет время, и все поймут или найдутся смельчаки…
– А потом жадность одолела? – усмехнулся Адвен, прикинув в ладони вес слитка.
– Это не по крупицам собирать. Здесь жила! Большая жила, все равно что самородок найти. Столько серебра на хорошем руднике целая артель за год не добудет, – признался Тант. – Бросать жалко было.
– Хорошая работа, – одобрил Адвен и положил слиток обратно. – Понимаю.
– Может, поделим? – с надеждой предложил гном. – И ты никому не говори про меня. Скажешь, что не смог победить духа?
– Я всегда побеждаю. Репутация, – твердо заявил Адвен и, взглянув на серебряные слитки, добавил: – А долю ты мне все же отдашь.
Гном настороженно взглянул на опасного незнакомца.
– За то, что я помогу тебе сегодня ночью все это погрузить и никому не скажу в каком направлении ты уехал, – пояснил Адвен, с усмешкой глядя на удивленное лицо гнома.
– Телегу с лошадью найдешь до ночи? Или хотя бы лошадь?
– Найду! – радостно кивнул гном. – Телегу не дадут, а лошадь можно купить.
– И не жадничай, – предупредил Адвен. – Ты усердно поработал, теперь сможешь свой рудник купить.
– Серебра мне не жалко, все честно, – погрустнел Тант. – Место бросать жалко, жила хорошая.
– А жилку серебряную мне покажи, – попросил Адвен. – Новому хозяину она будет кстати.
Битва с духом рудника продолжалась всю ночь. Вначале они таскали слитки из шахты по темному тоннелю, потом погрузили все на лошадь, которую гном спешно купил в деревне. А когда работа была закончена, уселись на краю обрыва и распили пару бутылок вина. Уже под утро, хмельные и уставшие, они по очереди выли в рупор и рассказывали друг другу страшные истории о мрачных призраках и злых духах.
Жители окрестных деревень всю ночь слышали странный вой, лязг мечей и даже выстрелы. Под утро, когда все стихло, многие решили, что злой дух убил смельчака и теперь из мести начнет нападать на местных жителей.


Рецензии