Глава 1. Предсказание

«Кто покой мой тревожит,
Истины требует?
Берегись –
Непосильной
Окажется правда»


Музыка вдохновения: Sieben(Matt Howden) - Loki Rides Again


          Когда Локи после своей мнимой «гибели» вернулся из Свартальфхейма* в облике эйнхерия, и предстал пред светлые очи Всеотца, ему не удалось долго дурачить Одина, который быстро распознал своего неугомонного приемного сынка по глазам, в которых пылало неукротимое пламя преисподней, цвета райских кущ, и прыгали стаи йотунов. Эти зеленые глазищи могли принадлежать только Локи. Но не успела эта мысль оформиться в многомудрой голове царя всея Асгарда, как стоящий перед ним солдат щелкнул пальцами, и тело Одина, словно змеи, опутали магические веревки. Царь тяжело повалился на пол у подножия трона, в глазах у него помутилось и он провалился в долгий сон.

***

          Шел второй год, как Локи правил Асгардом под личиной Одина. Казалось бы, он достиг желаемого — золотой город лежал у его ног. Тор, оплакав младшего брата, женился на своей смертной и жил в Мидгарде*, не помышляя о троне. Из младшего принца получился хороший правитель — жесткий, но справедливый, хороший политик, умело просчитывающий свои действия на несколько шагов вперед. Асы любили своего царя и преклонялись перед ним. Но этого было мало. Локи понимал, что они любят Одина, а не его. О самом злокозненном, злоязыком принце почти не вспоминали.

          Правление, как таковое, никогда не было для Локи самоцелью. Куда больше ему хотелось признания и уважения. Добившись всего, о чем только мог мечтать, он вскоре начал ощущать непомерную и непроглядную усталость, отравленную тоскливой виной и страшное одиночество. Да и придворные, глядя на осунувшегося, мрачного царя, взирающего со своего трона потухшим взглядом, шептались за его спиной, мол, сдал Один, закатилось солнце Асгарда, ушло за горизонт вместе с его душой - царицей Фригг.

          Оказалось, что править девятью мирами совсем не весело, а поклонение и раболепство очень быстро начинает раздражать. Все чаще Локи возвращался в мечтах к своему прошлому, помыслами и чувствами уносился в те времена, когда все Девять миров были открыты для него, и каждый наполнен  неизведанной мудростью и сладостью. Локи скучал о своей былой независимости. Мечтая о троне, он даже не подозревал, насколько несвободен царь, связанный по рукам и ногам долгом, обязанностями и обстоятельствами, сколь тяжело, возложенное на него бремя власти. Золотой дворец, ставший теперь его безраздельным владением, превратился в золотую клетку, хранящую пепельно-горестные воспоминания. Железный обруч из обид и горьких разочарований, стягивающий грудь опального принца, не ослаб под личиной Всеотца. А в душе прочно поселились тоска, да разъедающие душу сомнения. Прежняя сила его духа поблекла и погасла, оставив лишь глухую пустоту - ни любви, ни ненависти, ни злобы, ни жизни.
         
          Единственное, что скрашивало  тоску и откровенную скуку - личная библиотека Одина, к которой жадный до знаний принц всегда стремился и теперь, наконец-то, получил доступ. Однажды, разбирая бумаги Всеотца, Локи наткнулся на древний-предревний свиток, перевязанный льняной ленточкой. С превеликой осторожностью развернув ветхую, полуистлевшую кожу, Локи увидел, что он сплошь исписан непонятными значками, скорее всего - древними рунами. Перерыв всю библиотеку сверху-донизу, принц нашел не менее древний манускрипт, написанный рукой самого Одина, в котором содержалась информация об этой таинственной письменности богов-прародителей. Локи вспомнил, как Всеотец рассказывал ему и Тору, когда они были детьми, как еще не будучи царем Асгарда, он предпринял длительное путешествие к источнику мудрости Мимира, чтобы получить тайные знания. И какую дорогую цену пришлось заплатить ему за эту мудрость. Девять дней и девять ночей провисел он вниз головой на священном древе Иггдрасиле, прибитый к нему Гунгниром, прежде чем постиг колдовскую суть рун и их способность творить чудеса, научился видеть невидимое, составлять магические формулы, чтобы добиваться истины, снимать действие злой воли, лечиться и исцелять.
          Внимательно прочитав записи отца и проведя несколько ночей за изучением свитка, Локи смог наконец прочесть и понять таинственные письмена. В самом начале свитка содержалось предупреждение, что никто, ни одна живая душа, никогда не должны узнать то, о чем пойдет речь далее. Естественно, это еще больше подогрело любопытство мага, и он с головой ушел в чтение, забыв обо всем. Руна за руной разворачивалось перед ним необыкновенное пророчестве.
          Давным давно, Один с помощью колдовства поднял из могилы мёртвую вёльву - бесконечно древнее создание, рожденное еще до начала миров, и силой вырвал у неё предсказание о будущем Асгарда и всех Девяти миров.

«В тот миг, когда погибнет мир
И рухнет небосвод,
Исчезнет все под звон секир
В поток бурлящих вод.

Хель отворит врата свои
Для тысяч мертвецов.
И выползет змей из воды
В день гибели богов.

Начнется страшная гроза,
Заменит солнце мрак,
Исчезнет в темноте луна
Под лай и вой собак.

Сгорит в огне священный ствол -
На ясене пожар.
Поднимется из черных волн
Корабль Нагальфар».

          В самом конце этого зловещего пророчества вёльва рассказывала о том, в чьих руках окажется такая огромная власть, которая позволит изменить судьбу миров. Локи буквально впал в отчаяние, обнаружив, что последняя часть свитка, где говорилось, кто именно станет проклятием или же спасением асгардцев, рассыпалась от древности. Текст обрывался.

          Закончив чтение, Локи глубоко задумался, есть ли какая-то логика в этих смутных пророчествах и стоит ли знать о будущем. Он вспомнил слова мудрой Фригг, которая часто повторяла: "Посеешь неправду - пожнешь неправду". Так стоило ли верить словам безумной старухи, вырванным у неё силой?

         И принц решил, что лучший способ получить ответы на свои вопросы - спросить у самого Одина. Он спустился в подземелье Асгарда, в тайную камеру, созданную им по образу и подобию той, где держал его в заточении Всеотец, и где теперь под шелковым одеялом и магическим щитом, глубоким сном спал сам Один. 
 
          Войдя в камеру, Локи сбросил иллюзию и присел на кровать уже в своем привычном облике. Взяв спящего за руку, он внимательно всмотрелся в его лицо. Не смотря на целительные свойства сна, Один постарел, это было видно невооруженным глазом. Морщины стали глубже, кожа приобрела землистый оттенок и стала дряблой. В головах постели на специальных подставках сидели вороны - Хугин и Мунин, демонстрируя вошедшему свое презрение. Локи не рискнул пользоваться услугами фамильяров отца, заменив их искусной иллюзией, а самих птиц запер вместе с их хозяином.

         - Здравствуй, отец, - неожиданно грустно произнес принц, сжимая в ладонях морщинистую, но все еще крепкую руку. - Грустно здесь у тебя. Не находишь? Да и у меня не лучше. Говорят, во сне ты видишь все, что происходит в Асгарде. Тоска смертная, не правда ли?

          Маг чувствовал себя крайне неуютно рядом со спящим отцом. Да еще эти птицы, глядящие на него с ненавистью и жаждой мщения в черных глазах. Локи вздохнул.

          - Я устал, отец. Вся моя жизнь - иллюзия. Прошлое - иллюзия, настоящее - иллюзия, а будущее настолько неопределенно, что кажется еще большей пустышкой, чем иллюзия. Возможно, тебе что-то известно о грядущем? Знаешь, а ведь я нашел твой тайный свиток и расшифровал пророчество.
          
           Царевич внимательно вгляделся в знакомое с детства лицо, пытаясь найти в нем отклик на свои слова. Ему показалось или отец, действительно, глубоко вздохнул? Локи поднял голову и увидел, что оба ворона напряженно вслушиваются в его слова, проявляя заинтересованность. Локи продолжил:

          - Я не смог прочесть до конца - нет последнего фрагмента свитка. Наверняка тебе известно, о ком вещала вёльва? Кто принесет мирам смерть и разрушение? Молчишь? Прости уж, отец, но придется мне самому до всего докапываться.

          С этими словами он прикрыл глаза и мысленно потянулся к дремлющему, расслабленному разуму Всеотца. Легко преодолев небольшое сопротивление, он начал слой за слоем погружаться в воспоминания Одина, пока внезапно не вздрогнул, натолкнувшись на то, что заставило его забыть обо всем.

                ***

          Пылающий, словно факел, озаренный всплохами огня, прекраснейший из всех Девяти миров, золтой Асгард, умирал, захлебываясь кровью, криками и стонами своего народа.

          Над почерневшим, сожженным миром, с неумолимостью рока, медленно, тяжело накренясь, скользил Нагльфар*. Его огромная тень, казалось, накрыла собой весь умирающий мир. Там где он проходил, меркли все звуки жизни, и только было слышно, как трутся друг о друга ногти мертвецов, из которых была собрана его обшивка. Впереди корабля нёсся ледяной вихрь, превращая в лед все, с чем соприкасался.

         От самой Вальгаллы и до равнины Вигрид*, выстроились воины-эйнхерии, готовые к бою, а над ними парили валькирии в золотых доспехах. Над Асгардом и всеми Девятью мирами ревел могучий рог Гьяллархорн*, перекрывая горестные стоны и вопли жертв.

           Громадный волк, вырвавшийся из своей тюрьмы, сражался с могучим воином, облаченным в багряный плащ и золотой шлем с бычьими рогами. Это был Один, верхом на своем восьминогом жеребце Слейпнире. Он раз за разом поражал своим волшебным копьем, нападавшего на него хищника. Но, в конце концов, зверь, не уступавший размерами коню, своим огромным весом обрушился на всадника, выбив его из седла могучими, когтистыми лапами. Волк и воин покатились клубком по земле, рыча и хрипя, орошая землю своей кровью. Но вдруг Гунгнир выпал из обессиливших пальцев Всеотца, а зверь, подняв к небу хищную  морду, с которой руьчями стекала густая, багряная кровь, издал леднящий душу, торжествующий вой, от звука которого померкло Солнце, и весь мир погрузился в непроглядную тьму.

          Из океана выполз невероятных размеров змей, разинув свою кошмарную пасть. Его появление  вызвало огромную волну, которая, смешавшись с ядом, капавшим с длинных и острых, как бритва, клыков рептилии, понеслась вперед, сметая все на своем пути. Навстречу чудовищу ринулся молодой светловолосый бог с боевым молотом в могучей руке. С болью Локи узнал в этом воине своего названного брата - непобедимого, несокрушимого Тора. Воин успел сделать только один яростный бросок молота, поразивший змея в клыкастую ядовитую пасть, как в следующий момент он исчез под бесчисленными кольцами гибкого и сильного, чудовищного змеиного тела и его последний крик, исполненный муки и боли, потонул в предсмертном шипении гада.

          Вокруг кипел страшный бой — две армии схлестнулись друг с другом в такой яростной битве, что казалось, как будто  все сражаются против всех. Они бились страшно, без надежды, и гибли, покрывая землю трупами и сломанным оружием.  Звон, лязг, крик, песнь и вопль — все эти звуки слились в единый жуткий вой.

          Черное небо над Бифрестом прочерчивали молнии и алые всполохи. Воздух был горячим и липким. Хлопья жирного белого пепла, похожего на горячий снег, кружились вокруг, укрывая, залитую кровью, землю толстым липким покрывалом, похожим на саван, ожидающий покойника.

          А вдали уже виднелось яркое зарево - это приближался владыка Муспельхейма - Сурт, с армией огненных великанов. Его пылающая шевелюра развевалась под яростными порывами горячего ветра, рассыпая снопы искр. От его горящего меча разливался свет ярче, чем от солнца. Войско Сурта вступило на Бифрест и мост жалобно застонал, зазвенел  под его тяжестью, грозя обрушиться в любую минуту. Вот-вот сыны Муспелля воссоединятся с легионами мертвецов Хель, и их пламя сожжет дотла этот мир, уничтожив все и поставив окончательную точку в сражении.

          Могучий, древний Иггдрасиль отчаянно скрипел и трещал, с сухим треском рвались его жилы.
 
          Локи увидел, как остановился Нагльфар и пространство вокруг него начало покрываться льдом. Корабль заскользил по нему еще быстрее, и тьма черными волнами расползалась из-под его бортов, поглощая все, с чем только соприкасалась, пожирая тех, кто еще оставался в живых. Глаза дракона, венчавшего корабль мертвецов, горели диким, неукротимым огнем так, что больно было смотреть.

          На носу корабля маг увидел устрашающую и величественную фигуру мужчины, мрачной тенью возвышающуюся над всеобщим хаосом, подобно непреклонному утесу, рожденному тьмой и пламенем великой бездны.  Глаза его светились жутким рубиново-алым светом, огненные искры рассыпались в длинных, смоляных волосах, развевавшихся на ветру, кожа  была синей, гладкой и жесткой, как льды Йотунхейма, а под ней черными змеями вились толстые вены, образуя четкий и яркий рисунок, похожий на татуировку. В его вытянутых ладонях горело зеленое пламя, стекавшее по длинным тонким пальцам, словно кровь.

          С ужасом Локи узнал в этом монстре самого себя, с бесстрастным спокойствием взирающего на гибель и страдания народа, который многие столетия он считал своим, и который его предал.

          Стало отчаянно больно.
          И невозможно закричать.
          И темно.
          И страшно.

                ***

          Царевич резко открыл глаза и жадно, с шумом и хрипом втянул в себя воздух сквозь судорожно сжатые зубы. Сердце колотилось, как бешеное, пытаясь вырваться из груди, сотрясавшейся от беззвучных рыданий. Его трясло. Лицо было мокрым от струящихся по щекам слез.

          Ужас, холодный и безысходный, сковал его тело. Он не чудовище, нет. У него есть сердце, истерзанное, покрытое рубцами и уродливыми шрамами, но живое и ранимое.
          Он должен изменить свою судьбу.
          Подарить Асгарду еще немного времени.


Следующая глава - http://www.proza.ru/2016/06/21/1970




ПОЯСНЕНИЯ К ТЕКСТУ:


(*) Свартальфхейм - (букв. Дом чёрных альвов) это мир карликов, которые предпочитают   обитать под землей. Истинные древние мастера, ранее они считались альвами, сородичами светлых (эльфов), которые принесли в мир много прекрасного и много ужасного. Поэтому и зовутся темными

(*) Мидгард - в германо-скандинавской мифологии — мир, населённый людьми.

(*) Вёльва - в скандинавской мифологии провидица, женщина-пророчица, почитаемая как божество.

(*) Нагльфар - неизменный атрибут Рагнарека. Корабль, построенный целиком из ногтей мертвецов в подземном царстве владычицы мертвых - Хель. Согласно пророчеству, в Рагнарек, освобожденный из подземного царства потопом, Нагльфар понесет воинственных йотунов на последнюю битву против асов. Возглавит Нагльфар сам Локи. Древние скандинавы свято верили в пророчество и, чтобы отсрочить строительство Нагльфара, коротко стригли ногти своим мертвецам.

(*) Вигрид - равнина, поле битвы, где произойдут основные события Рагнарёка.

(*) Гьяллархорн - в германо-скандинавской мифологии, Гьяллархорн  (др.-сканд. «Рог» (для кричания)) — золотой рог стража богов Хеймдалля, звук которого будет слышен во всех уголках мира. Звук его рога возвестит о начале Рагнарёка.


Рецензии
Аленочка, привет! Вот вернулась перечитать твой роман, а то из моей дырявой головы уже половина вылетело. Да и ты уже много новых глав написала.

Битва у тебя получилась эпичной, здорово! Мне понравилось.
А на счет Локи... Жаль его. Не зря говорят "меньше знаешь, крепче спишь". Теперь он будет пытаться изменить будущее и сам приблизит конец мира. Так всегда получается в жизни. Да и в литературе об этом многие пишут. Я считаю что будущее невозможно изменить. Изменяя какие-то обстоятельства мы всего лишь оказываемся в параллельной реальности, которая теперь наша судьба. А то что должно было случится все равно случается где-то в оставшейся параллельно реальности. Читала книгу "Кольцо вокруг солнца" Кристофера Саймака? Как раз там эта мысль и рассматривается.

Ирина Долинская   12.10.2019 00:49     Заявить о нарушении
Привет, Ириша! рада снова видеть тебя снова у себя. Спасибо тебе большое за то. что твой интерес к моей повести не угасает. А сама-то ты пишешь? Помнишь, ведь тоже собиралась продолжить писать?
По поводу Локи ты совершенно права - меньше знаешь, крепче спишь. Но пока что я еще не дошла до этого момента. Я ведь начала с настоящего, а потом углубилась в прошлое и пока еще не могу из него выкарабкаться. А все потому, что у меня нет четко продуманного сюжета. Я пишу, как говорится - с колес. Как одна моя здешняя подруга, большая почитательница Локи, говорит - что мне мой бог расскажет, о том я и пишу. Вот и у меня примерно так. Напишу одну главу, а потом долго сижу и думаю, о чем писать в следующей. Потом какое-то вдохновение накатывает. Сейчас я уже жалею, что вообще открыла Локи это предсказание. Не знаю сама, как отвлечь его от этого знания. Возможно, грядущая встреча с Сигюн заставит его думать о другом. И в Асгарде их оставлять не хочу. Возможно, отправлю в Мидгард на постоянное место жительства. Или в Йотунхейм.

Рута Неле   12.10.2019 18:55   Заявить о нарушении
А у меня не получается писать с колес) Пока я не придумаю сюжет, ничего не получается. Для меня сюжет (хотя бы краткий)- это план действий. Например, я уже написала несколько глав фанфика по Гарри Поттеру, где главные герои пытаются воскресить близких погибших в битве за Хогвартс. Толи мама Ро не знает, то ли не захотела указать в своих книгах о том, что существует средство воскрешающее мертвых. В наших славянских мифах есть такое средство - живая и мертвая вода) Так вот я придумала как это использовать в своем фанфике. В нем есть момент, когда "золотая троица" и моя героиня (которая имеет русские корни) обсуждают как и кого они будут воскрешать - т.е. изменять прошлое, как Гермиона и Гарри это сделали на третьем курсе с помощью маховика времени. Но тут появляется прадедушка моей героини и говорит, что изменить прошлое невозможно. Изменяя что-то в прошлом, мы просто выбираем ту реальность в которой хотим оказаться. А та реальность которую мы покинули все равно остается в океане времени. Наш прадедушка озвучивает Гарри разные реальности его жизни. В одной, вся семья Поттеров погибла (ТЛ убил Лили, после Гарри). В другой, погибли Джеймс и Гарри, а Лили ТЛ всего лишь оглушил. В третьей реальности, погиб только Джеймс, а Лили и Гарри спаслись. Обдумывая все эти реальности, у меня появились идеи еще на пару фиков, но третья реальность меня захватила и загорелась лампочка в пятой точке)) Не знаю как фанаты воспримут такую пошлую идею... наверно тапками закидают)) А идея в том, что Лили переспала со всеми мародерами и почти от всех родила по ребенку, а вишенкой на торте станет брак с Северусом и еще парочка малышей. Только не кидай в меня тапки за такую идею, я стараюсь все сделать красиво). А во всем виноваты фанфики, которых я начиталась в последнее время, вот и меня понесло на любовный роман, хотя я их не люблю. Так как кастов больше нет, я переключусь на прозу. Постараюсь к новому году выложить несколько глав про Лили.

Ирина Долинская   13.10.2019 04:31   Заявить о нарушении
Кстати, по поводу других реальностей. Вчера, наконец, посмотрела Финал Мстителей. Они там тоже, чтобы вернуть уничтоженную Таносом половину человечества, отправляются в прошлое. Ты смотрела?

Рута Неле   13.10.2019 21:19   Заявить о нарушении
Я только скачала фильм в комп, но руки так и не дошли до него пока. У меня вообще с фильмами сложное отношения, я очень редко их смотрю. Больше аудиокниги слушаю, или сама читаю.

Ирина Долинская   13.10.2019 21:57   Заявить о нарушении
Посмотри. Очень впечатляющие спецэффекты. Жаль, конечно, что Локи не вернули. Не хочется верить, что Марвелл вот так взяли его и слили. Разве что Хиддлстон отказался дальше сниматься.

Рута Неле   13.10.2019 21:59   Заявить о нарушении
А ты разве не знаешь, что сейчас снимают сериал про Локи. Там наш Том играет) http://www.kinopoisk.ru/media/news/3382776/ Так что может его еще вернут во вселенную Марвелл.

Ирина Долинская   14.10.2019 03:24   Заявить о нарушении
Нет, про сериал я слышала. А вот почему в фильме решили его не оживлять, мне странно. Он, вроде как, спас Тора. А в Финале Тор вообще о нем ни разу не вспомнил. Понятно, что для Мстителей Локи - враг. Но для Тора он был дорог. Хотя, если ты посмотришь Финал, то убедишься в том, что громовержец в последнем фильме окончательно превратился в клоуна.

Рута Неле   14.10.2019 13:37   Заявить о нарушении
На это произведение написано 16 рецензий, здесь отображается последняя, остальные - в полном списке.