Разлука

       Как-то весной бабушка внезапно засобиралась в поездку в город к моим      родителям, причину той поездки я до сих пор не знаю. Она быстро-быстро собрала деревенских гостинцев: узелок творога, банку мёда, кусок сала, дав мне наставления по ведению хозяйства, где ночевать, как питаться и вести себя. Сказав, что вернётся через три дня, рано утром ушла из дома, оставив меня за хозяина, а мне-то было неполных восемь лет.

       Днём я поил и кормил коз, гусей и кур, топил большую печку, где в чугунах грел еду и воду, а ещё делал канавки для отвода воды, образовывавшейся от таяния снега.

       В школе были весенние каникулы, но я время проводил в заботах, в ребячьих играх не участвовал, а очень хотелось. До меня доносились радостные крики и смех-это играли в лапту от мала до велика на не совсем ещё просохшем пригорке, но я пересилив соблазн, оставался дома. Время до позднего вечера проводил в одиночестве, если не считать присутствия кота Барсика, с которым я играл и разговаривал и мне казалось, что он понимает меня. Читал детские книжки, из которых запомнились "Маленький Мук" и "Гуттаперчевый мальчик".

       Коз моих доила бабушка Алёна и я, попив парного молока, закрыв избу, шёл ночевать к ней и деду Ивану. Спал я на очень неудобном маленьком сундуке, крышка, которого была выпуклой, что каждую ночь грозило мне падением и я, свернувшись калачиком и поджав ноги, ночью просыпался от неудобной позы и долго смотрел на загадочные тени деревьев, раскачивающихся на полу, стенах, потолке, рисуя в моём воображении сказочных великанов.

       Утром, позавтракав молоком, шёл к себе домой. Так незаметно прошли три дня, а за ними и четвёртый. Обида на всех и вся постепенно зрела в моей душе. Я стал ходить встречать бабушку за два километра от деревни, до Заикина сада, по наступившей распутице. Весна стояла затяжная, пасмурная, тучи ходили низко над горизонтом, снег днём был пропитан водой, а ночью замерзал. И я, промочив валенки насквозь, не спасали и калоши, возвращался домой, просушив их на печке, а на следующий день повторял маршрут.

       Что творилось со мной! Мне казалось, что я никому не нужен, что все про меня забыли, слёзы сами собой навёртывались на глаза. И когда на восьмой день вернулась бабушка, радости я не испытывал, даже привезённые подарки были мне безразличны. А она ещё долгое время, прижимая к себе и гладя, говорила, что больше меня никогда одного не оставит. Только у меня внутри что-то надломилось...

   
    


Рецензии
Знакомо. В детстве я часто оставался один. Мать пропадала на работе в больнице. Приходила поздно. Зато ходил на рыбалку, жарил пескарей. Или по грибы, которые любил собирать. Судьба свела с конюхом при ветлечебнице. У него я научился многому. Гонял коней на водопой, верхом, на выпас, треножил. Запрягал перед поездкой. Конюх, дядя Ганий, брал меня и на покос. Страшно было наверху нагруженной телеги, которая раскачивалась на косогоре, когда колесо попадало в яму. И это в десять лет. Запах дёгтя, лошадиного пота драл ноздри...
http://www.stihi.ru/2013/02/15/2261

Вячеслав Серов   13.05.2017 20:09     Заявить о нарушении