Два дня из жизни мужчины

Два дня из жизни мужчины.
День первый.
В этот раз впервые со дня нашего знакомства ты позвонила, предупредив о своем приезде. Раньше каждый раз это был сюрприз, застигнувший меня врасплох, неожиданность, удивление, растерянность. Нет, нет, это всегда была несказанная радость от ожидания встречи с тобой, вот только маленький червячок сомнений всегда мне говорил, что в момент приобретения билета на самолет ты возможно не думала о моем существовании, ты летела в этот город в связи с какими- то обстоятельствами, порой случайными и незапланированными. Однажды у тебя выпали две недели отпуска, которые надо было срочно использовать, ты приезжала на свадьбы близких тебе людей, на похороны или поминки, на которые не могли приехать твои родители. Я до сих пор не знаю в какую категорию из окружающего тебя мира ты помещала в то время меня. Кем я был для тебя? Просто знакомым, пусть даже старым и добрым, что тоже было немаловажно для меня? Может персональным водителем и гидом? Хотя последнее было достаточно спорным, ты сама могла водить экскурсии по городу, в котором проживала от силы две – три недели в году. Просто человеком, с которым тебе было удобно, комфортно, спокойно, который старался исполнить любое твое желание и прихоть, будь то поездка на край света (в богом забытую деревушку, в которой ты хотела увидеть что- то прочитанное ранее или услышанное, ты ведь всегда должна была увидеть своими глазами, такими чистыми, светлыми, потрогать своими пальчиками или подняться на казалось бы неприступную каменную гряду). Другом, на которого можно было всегда положиться? Ты прекрасно это понимала. Кем я был для тебя? Даже сегодня, спустя больше тридцати лет со дня нашей случайной встречи (нет, есть бог на земле, есть провидение, которое подарило нам такую возможность знать друг друга и пусть хоть изредка видеться!) мне всe же хотелось верить, что может все – таки любимым человеком, но за которого ты, тем не менее не вышла замуж. Не каждому на земле выпадает такое счастье- любить сильно, страстно, трепетно, неистово.
Проходили годы, проходила мимо жизнь без тебя, жизнь, которая расставила наши с тобой судьбы на разные тропинки, на те параллельные прямые, которые согласно законам и теоремам геометрии не должны были пересечься во Вселенной. Но правильно говорят- человек предполагает, а бог располагает. Я встречал тебя в аэропорту. Впервые встречал, раньше мне доводилось только провожать тебя, совершив три раза круг почета по любимой нами площади. Я встречал тебя с букетом роз, а хотел бы подарить все цветы мира, которые распустились в этот день, вот только увидев тебя, я не смог сделать даже шаг на встречу. Я уверен, ты слышала биение моего сердца, ты не могла не понять моего состояния, моего ступора, моей нервозности. Я коснулся твоей щеки, дрожащим голосом произнес стандартное приветствие, а хотел закричать – любимая, родная, хотел схватить в объятья и не отпускать тебя на глазах у всех встречающих. Твой веселый смех, ребячливое настроение и открытая улыбка заставляли многих оборачиваться, а мне хотелось их всех убить, заставить исчезнуть, чтобы никто кроме меня не смотрел на тебя такими восхищенными глазами. Ты так трогательно обняла цветы, предоставив мне свои сумки и чемодан, а я, пряча за вымученной улыбкой трепет и боль в сердце, плелся сзади, даже не слушая тебя, а только впитывая, как сухая, потрескавшаяся земля небесную влагу, твой сладостный голос. Мои ватные ноги и дрожащие коленки предательски выдавали мои чувства, хорошо, что руки были заняты твоим багажом, иначе мне не в силах было бы совладать с собой, как бы я не крепился. Я только кивал головой в ответ на твои обыденные вопросы, да сыпал междометиями, понимая, что тебе надо выговориться после перелета, сбросить напряжение, раскрепоститься, почувствовать себя на родной земле. Для тебя всегда это было важным моментом. Я это не забыл. Ты всегда особенно реагировала, когда прилетала на родину. Родившись вдалеке от родной земли, ты тем не менее чувствовала ее как никто другой, ощущала удивительный трепет и восторг от каждой тобой замеченной мелочи, на которые мы, выросшие здесь и привыкшие, уже не обращали внимания. Для тебя это было открытием, эмоциональным взрывом, а блеск в глазах, искреннее волнение или даже благоговение перед истинными реликвиями были заразительными для окружающих.
Ты всегда останавливалась в одной и той же гостинице в самом центре города, менялись только этажи, а вот вид из окна должен был тебе позволить каждое утро любоваться Араратом в его привычной легкой дымке. Ты всегда жаловалась как маленький ребенок, что опять не удалось увидеть библейскую гору целиком, но зато с каким восторгом и упоением рассказывала о своих впечатлениях, когда удавалось увидеть верхушку горы.
-День будет удачным. - говорила и свято верила ты, в отличии от меня, для которого жизнь расцветала особенными красками не так часто, как того хотелось. Запомнились только дни, когда родились мои дочери, все остальное проплывало мимо тихо и незаметно. Кроме, пожалуй, тех редких моментов, когда я слышал твой голос по телефону. Раньше я не верил, что смогу жить без тебя, но судьба не подарила мне такого счастья, а может это было к лучшему? Ведь я не смог бы отпускать тебя на работу каждый день, разрешать одной ходить по магазинам или не дай бог на базар, посидеть с подругами в кафе. Я бы умер от одной мысли, что кто-то кроме меня мог бы с тобой разговаривать, не дай бог, дотронуться до тебя или же посмотреть откровенным взглядом, понятным каждому мужчине. Это было бы смертельным испытанием, от которого ты меня освободила, спасла одним простым решением – ты вышла замуж, но не за меня. Сейчас я понимаю, что это был правильный выбор, продуманный ход опытного шахматиста. Мы не смогли бы с тобой составить идеальную супружескую пару по той причине, что я ревновал тебя к каждому телефонному столбу и проезжающей машине. Это было бы пыткой для обоих, пыткой, которая могла привести к любому результату- разводу, ненависти, презрению с твоей стороны, а я этого не перенес бы. Ты вышла замуж, родила двоих сыновей. Они могли быть нашими мальчиками, но не стали, хотя, я думаю, я и твоих любил бы как родных, если бы, но нет, лучше об этом не думать.
Сейчас я следовал за тобой, а ты, оглядываясь и задорно смеясь, рассказывала мне о женщине, с которой ты летела в самолете. Я не уверен, что смог бы повторить твой рассказ или что я вообще понял, о чем ты говорила в тот момент. Боже, разве это было важно? Ты шла рядом, все остальное растворилось, уплыло из моего зрения и сознания, померкло и исчезло. Мир существовал только в том пространстве, в котором находилась ты. Я не помню, как я вел машину, бросая искоса на тебя взгляд. Я видел твои нежные губы, чуть обведенные карандашом, изгиб ресниц, крохотную родинку на щеке. Твои тонкие пальчики то чертили в воздухе абстрактные фигуры, подтверждая что- то сказанное, то отбивали ритм на приборной доске. Ты была вся в движении, совсем такая же, как тридцать лет назад- веселая, смешливая, в тебе всегда сидел маленький чертик- лукавый и озорной. Я заметил морщинки у тебя под глазами, такую тонкую сеточку, которая проявлялась при улыбке, несколько седых волосинок на висках. Неужели время так беспощадно и к тебе тоже? Все могли состариться, но не ты, не ты, это было несправедливо, нечестно по отношению к тебе. Меня пронзила мысль- почему не я стал свидетелем их появления? Почему я должен был потерять эти тридцать лет жизни, промучиться вдали от тебя? Почему все мое существование разделилось на до и после?
Но слава богу, что после все еще было, есть, оно осязаемо, оно рядом, до него можно было легко дотронуться. Я видел тебя, слышал аромат твоих духов, мог коснуться твоего плеча или даже по-дружески поцеловать тебя в щеку, как это сделал при встрече, боясь проявить свои чувства, чтобы не испугать, не заставить встрепенуться, занервничать, бросить на меня тревожный взгляд. Ты была рядом и это не сон, это не наваждение, которое преследовало меня со дня нашей последней встречи. Все эти годы я пытался отогнать шальные мысли, спрятать подальше затаенные желания, уходил с головой в работу, в семейные заботы и хлопоты. Детские болезни, проблемы со здоровьем у родителей и родных на время давали мне передышку. Я отдыхал от тебя, вернее, от мыслей о тебе, но очередная бессонница возвращала меня в мою юность, когда ты была близко, когда казалось, что до заветной мечты быть вместе оставался один шаг, на который мы так и не решились.
Моя жизнь протекала ровно- женитьба, рождение моих дочерей, которыми я дорожу, их взросление и становление, образование, покупки миллиона каких- то тряпок, которые они, погодки, должны были менять каждый день, ну а как иначе? Мне было смешно, но я над этим не задумывался, вытаскивая каждый раз когда требовалось кошелек и предоставляя жене делать все покупки. Так было проще всем. Я ходил на работу, по вечерам шел с друзьями в парк или же собираясь в кафе выпить, поговорить, пообщаться, поиграть в шахматы, нарды. Все было буднично, обыденно, словно по заранее составленной программе, которую никто не собирался менять. Всех все устраивало. Тихо, размеренно, привычно, понедельник не отличался от пятницы, а все субботы- воскресенья было как две капли похожи на другие воскресные дни, независимо от времени года.
Твой звонок стал громом небесным. Мало того, что твой голос заставил меня встряхнуться, но тут же взять себя в руки, чтобы домашние не поняли моего состояния, не увидели моего ликования и дикой, животной радости, но одновременно твои слова заставили меня запаниковать. Мне стало страшно от одной мысли, что я снова увижу тебя и чем это все может закончиться, а также как я буду выглядеть в твоих глазах. Возраст не щадит никого, а уж мужчину за 60, который никогда не пользовался услугами косметолога или визажиста, просто поверг в отчаяние. Ну что я мог сделать за те несколько дней, которые оставались до твоего приезда? Нарастить волосы, перекрасить седину, сделать подтяжку лица или каждый день накладывать косметические маски на лицо? Да, я пошел к парикмахеру и впервые попросил его не подстричь, а подравнять, вызвав его недоуменный взгляд. Я купил себе пару новых модных рубашек, сорвал с них все бирки и повесил в шкаф. Я вымыл машину, что не делал последние лет 20, аккуратно подстриг ногти на руках, помня, как ты всегда обращала внимание на пальцы, утверждая, что у меня руки аристократа, видно в роду были князья. Джинсы, брюки, майки, все было постирано, поглажено и ждало своего часа. Я поменял батарейки на часах, выучил новые функции на мобильном телефоне, приготовил диски с хорошей музыкой, хотя уже не представлял себе какую музыку ты слушаешь. 30 лет могли изменить любые вкусы и пристрастия. Я кажется был готов к встрече, но как только увидел тебя, то забыл о всех приготовлениях, я выбросил из головы те годы, что не видел тебя, я вернулся словно на машине времени в те благословенные 80, когда еще не было перестройки и развала страны, не было лихих 90 с перестрелками и группировками, не было расслоение общества на только богатых и бедных, словно средний класс вообще исчез с лица истории, когда мы были молодыми, красивыми, жизнерадостными и даже беззаботными, не представляя еще какое будущее нас ждет. Я вернулся в свою юность, в то волшебное время, когда главным в нашей жизни была любовь, все остальное- учеба, работа, деньги, быт уходили на второй план. Вот и моя любовь тогда была рядом со мной, совсем как сейчас, когда я вез тебя в гостиницу, где ты забронировала себе номер, а утром уже у тебя была встреча с другими журналистами, которые съехались на проходящий в стране форум. В свое время у тебя хватило упорства бросить учебу в техническом вузе, к большому неудовольствию твоих родителей и уйти в журналистику.
 Я занес твой чемодан с в номер. Ты поставила розы в вазу и стала искать в сумке ключи, при этом не переставая, что- то рассказывала, смеялась, то приседая, то выпрямляясь. Тонкая лямка твоей цветной майки съезжала с плеча, обнажая нежную кожу, на которой была видна кружевная бретелька лифа. Если бы ты только знала, как мне хотелось на мгновение забыть о приличии, этикете, долге, уважении, все, схватить тебя в объятья и целовать бесконечно. Пусть все в мире замрет, остановится, пусть время замедлит ход, нарушая все законы Вселенной, пусть любовь воспарит над жизнью, над миром, пусть она правит бал.
Что это? Это мечты или человеческая слабость? Слабость, казалось бы, сильного мужчины, который никогда не боялся трудностей и невзгод, для которого не было непреодолимых препятствий, но на поверку я оказался слабаком, не готовым на риск, на защиту своих чувств, хотя что я мог дать тебе взамен сейчас? Чистую и искреннюю, страстную и сумасшедшую свою любовь? А она тебе нужна? У тебя стабильная жизнь, муж, дети, любимая работа, так зачем тебе новые потрясения и кардинальные изменения? Я должен был оставаться немым в своих проявлениях, не имея никакого права лезть тебе в душу…
Ты наконец справилась со своими ключами от чемодана и вытащила пакет, предназначенный мне.
-Это тебе и твоим девочкам. Очень надеюсь, что им понравится.
Я только поблагодарил, при этом заметив, что совершенно не стоило беспокоиться, но в душе мне было приятно от того, что ты подумала о моих детях. Ты подумала, а не просто побросала в чемодан что попало раз хотела, чтобы понравились подарки моим детям.
В этом я убедился скоро, когда в машине, едва отъехав от твоего отеля не выдержал и заглянул в пакет, осторожно развернув все подарки. Две тончайшего и прозрачного фарфора чайные чашки, флакон французских духов, набор косметики, конфеты. Внизу под подарками лежала узкая продолговатая коробочка, перетянутая голубой лентой. Я аккуратно развязал ленту и открыл коробку. То, что я увидел, заставило меня сжать зубы, чтобы не застонать…
Серебряный браслет грубого, но красивого плетения, так похожий на тот, который на совершеннолетие мне подарил мой отец. Я потерял браслет в озере, когда мы с тобой в летний жаркий день отправились купаться. Он незаметно соскользнул в руки, пропажу я обнаружил только по дороге домой. Неужели все эти годы ты тоже помнила ту горечь утраты, которая была у меня на душе? Браслет дед подарил моему отцу, а я в свою очередь должен был передать своему старшему сыну. Это была семейная реликвия, которую я, такой безалаберный в свои 20 с хвостиком, потерял, а сыновей у меня не было.
Ты предупредила меня, что на несколько дней вы все уезжаете в курортное местечко, где и пройдет форум. За вами рано утром приедет автобус. Обещала позвонить, как только вернешься, добавив, что сейчас хочешь принять душ и отдохнуть, словом, моя работа на тот момент была завершена и я мог возвращаться к своим привычным делам, словно ничего не поменялось, словно ты не находилась совсем рядом в одном со мной городе, словно все было так как до твоего приезда. Я ушел, пожелав тебе спокойной ночи.
День последний.
Ты позвонила мне за несколько часов до вылета, извинилась, что не нашла времени встретиться, была очень занята. Вас все время возили куда- то, то на встречи, то на обмен опытом, то были небольшие тематические посиделки, запись на телевидении, дискуссии. Сейчас ты собиралась взять такси.
-У вас такие смешные цены на такси, что просто грех не воспользоваться, - со смехом сказала ты, -¬Хочу быстренько галопом пробежаться по магазинам, купить кое- что по мелочам, затем надо все уложить в чемодан. Если ты не очень занят и сможешь отвезти меня в аэропорт, то…
Она знала мой ответ и прекрасно понимала, что для нее у меня в любое время суток найдется и время, и желание, но вот эта ее политкорректность или женская хитрость, не знаю точно, взяли вверх. Я даже по телефону почувствовал, словно увидел наяву, легкую улыбку, которая замерла на кончиках губ.
-Я не хочу загружать тебя своими проблемами. Все заняты, время такое беспокойное. Я не обижусь и пойму.
Я никогда бы не смог поднять руку на женщину, а на любимую тем более, но после этих слов мне захотелось тебя задушить, хорошо, что ты не была рядом. А потом, возможно, умер бы сам. На этом мои муки земные прекратились бы. Может к лучшему?
Я немного грубовато сказал, что ровно через тридцать минут буду ждать ее возле отеля и поеду с ней куда ей надо, просто пусть подождет.
-Значит обойдемся без такси? - переспросила ты.
-Да, обойдемся без дешевого такси.
Я думаю, ты прекрасно поняла мое состояние, но словно предвидя мой ответ, ты уже без иронии и искусственного веселья ответила коротко: - Я жду.
Ты действительно ждала меня у входа. С маленькой сумкой через плечо, в шортах и в майке бирюзового цвета, тонкая, стройная, с роскошной копной волос, ты больше напоминала выпускницу университета, чем мать двоих детей и журналистку со стажем.
-Привет, привет. - ты бросила сумку на колени. Французские духи с едва слышимым цветочным ароматом сразу заполнил пространство машины, я даже не захотел открывать окна.
-Как прошли встречи?
-Было интересно, встретила многих, кого знала заочно, очень хорошо и правильно все было организовано, без закорючек и проволочек, на высшем уровне. Все расписано, продумано, словом, организаторы просто молодцы. Полезное мероприятие с профессиональной точки зрения.
-Ты вернулась сегодня?
Перебирая пальцами, словно играла на пианино, как обычно, ты посмотрела в окно и спросила, не отвечая на мой простой вопрос: - Я раньше не видела. Что это за памятник?
-Несколько лет назад установили. Скульптор – аргентинский мастер, помешанный на гигантизме, второй наш Церетели. Недавно он подарил городу еще одну, такую же огромную, власти не могут найти ей достойное место. Как ты понимаешь, надо выбрать такое центральное место, чтобы скульптор не обиделся, а главное, чтобы фигура во всем своем великолепии поместилась и вписалась в отведенное ей пространство.
-Да, город изменился. Для нас в первый день устроили трехчасовую экскурсию. Всем очень понравилось. Многие были просто в восторге.
-А ты?
-Для меня этот город был и есть всегда особенным и любимым. Даже такой, каким я его вижу сегодня, изменившийся, с некоторым европейским шармом и лоском, но все равно не потерявший своего восточного, только ему свойственного колорита, свой особенной изюминки, своей неподражаемой, чуточку завуалированной красоты.
Ты замолчала, разглядывая улицы, дома, маленькие киоски и цветочные лотки, которые располагались почти на всех перекрестках, а я впервые в жизни пожалел в этот момент, что не курил. Мне надо было хоть как-то успокоить нервы. Я остановил машину возле большого коммерческого центра.
-Мне пойти с тобой?
-Нет, нет, я очень быстро пробегусь, мне кое- что надо по мелочам, ты даже не успеешь соскучиться.
Ты хотела сказать банальную фразу, но поняла, что случайно попала в точку.
-Я очень быстро. - вновь добавила ты уже серьезно и быстро вышла из машины.
Вернулась ты действительно быстро, всего через каких- то тридцать- сорок минут. Я забрал у тебя сумки и пакеты и разместил все на заднем сидении.
-Куда теперь?
-У нас совсем немного времени.
-Пойдем в ресторан? - предложил я.
-Может просто покатаемся?
-Как скажешь. - Я согласился бы на любое ее условие в ту минуту. Мы поехали по центру города, сворачивали на маленькие улочки и вновь возвращались на проспекты, проезжали мимо знакомых тебе и незнакомых зданий, домов, площадей. Уже зажигались фонари на улицах, скоро на еще светлом небосклоне появятся первые звездочки. Мы долго молчали, но совсем не потому, что нам нечего было сказать друг другу…
Остановившись на красный свет светофора, я пристально посмотрел тебе в глаза, ты не отвела взор, я дотронулся до твоей руки, сжав твои нежные тонкие пальцы. Ток пронзил нас обоих. Я поднес твою руку к губам и по одному поцеловал каждый пальчик, продолжая сжимать твою ладонь. Почему у меня не сто рук, чтобы каждой обнимать тебя, касаться твоего лица, тела? Когда зажегся зеленый свет ты попыталась освободить свою руку, но я только покачал головой, придерживая руль левой рукой. С моим стажем вождения это было не сложно. На одном перекрестке, который был когда- то знаковым для нас, росло молодое, только недавно посаженное деревце, стройное, со светлыми листиками на тонких веточках. Я поймал твой удивленный взгляд.
-А ты думала увидеть на этом месте почти полувековое дерево? Когда в стране не было электричества, воды, газа, света, все деревья в городе были срублены или спилены. Людям надо было выживать, все жили по законам военного времени. Наше дерево спасло чью- то жизнь, согревая теплом в холодную зиму.
Ты не забыла, как возле того самого дерева я впервые признался тебе в любви и ты, смущенная, с зардевшимися от волнения щеками тогда сказала- Давай запомним его, оно стало свидетелем наших чувств.
-Ты веришь в приметы? - как-то очень тихо спросила ты, словно боялась разбудить кого- то спящего в машине.
-Когда- то очень давно я верил в любовь. Вчера вечером я подъехал к твоей гостинице и простоял почти три часа у входа, т.к. узнал, что ты вернулась, но в номере тебя не было.
Я почувствовал, как твои ноготочки вонзились мне в ладонь. Я снова бросил быстрый взгляд на тебя. Самые любимые в мире глаза смотрели на меня удивленно, словно вопрошали молча, но настойчиво.
-Я действительно вернулась в гостиницу вчера утром, - медленно произнесла ты, останавливаясь на каждом слове, словно у тебя перехватило дыхание. - Днем заехала к тете, попрощаться, а вечером взяла такси и поехала в парк Победы. Я там пробыла почти два часа и только поздно вечером вернулась в гостиницу.
Теперь у меня перехватило дыхание.
-Ты не забыла. А я, дурак, не догадался. Прости, романтика в моей душе испарилась много лет назад, но вот вкус первого поцелуя там в парке остался на всю жизнь. Каждый раз, когда я проезжаю мимо, я вспоминаю тебя и те счастливые минуты, а проезжаю я там почти каждый день. –Я усмехнулся- Ты не поверишь, но я все годы мысленно разговариваю с тобой, когда один еду в машине и никто не мешает мне общаться с тобой, так что считай, что ты была в моей жизни всегда.
-Мы были счастливы, нам было хорошо вместе, это правда. Я все наши встречи отчетливо помню, словно это было вчера.
-Я чуть не умер, когда узнал, что ты выходишь замуж. Я тогда твердо решил никогда не жениться, просто гулять, гулять, всю жизнь и не заводить семью, детей.
-Мне не просто было принять такое решение.
-Но ты сделала это, а должна была быть только моей. - Я не смотрел на дорогу, на светофор, на людей, переходящих улицу, я видел только ее лицо.
-Пожалуйста, следи за дорогой, - взмолилась ты, - или останови машину.
-Поехали в гостиницу, прямо сейчас, у нас еще есть время все изменить. Мы должны принадлежать друг другу. Мы должны исправить ошибку, пусть даже через столько лет.
-Нет, мы поедем в гостиницу через тридцать минут, я заберу свои вещи и ты отвезешь меня в аэропорт.
-Ты должна была быть моей, только моей. - Я уже не мог сдерживать свои чувства, я хотел обладать тобой, я хотел забыть все- прошлое, настоящее, забыть всех вокруг. Я только одного хотел- близости с тобой, чтобы утонуть в этой страсти, в любви, которую я ждал всю жизнь. У меня дрожали руки, как у мальчишки, я действительно вынужден был остановить машину и встать на обочине.
-У меня не так много настоящих друзей, - вдруг сказала ты. –В жизни были разочарования, обиды, горечь от предательства и обмана, казалось бы, близких людей, от бездушия и непонимания или нежелания понять меня, но ты… ты такое светлое и чистое пятно в моей памяти, человек, которому я всегда верила и доверяла, абсолютно уверенная в чистоте твоих помыслов и поступков, по крайней мере по отношению ко мне.
-Только пятно? - усмехнулся я, но ты тут же закрыла рукой мне рот.
-Не придирайся к словам, не выхватывай их из общего контекста. Я знала, что ты не сможешь меня обмануть и предать, я была в этом абсолютно уверена…
-Поэтому ты вышла замуж. – я бесцеремонно перебил ее.
-Ты не понял главного. - очень тихо произнесла ты, перекладывая сумку на заднее сидение и повернувшись ко мне. –Я хотела спасти наши чувства- чистые и красивые, таких ни у кого не было. Я не хотела, чтобы они разбились о быт, я боялась твой постоянной и паталогической ревности, я не хотела жить в напряжении, рассчитывать каждый свой жест, шаг, объяснять тебе почему я накрасила глаза или одела новое платье и оправдываться, оправдываться все время. Я должна была обуздывать все свои чувства и эмоции, а они и сейчас у меня кипят и рвутся наружу, я творческая натура, поэтому я не стала учиться в Политехе. Я не могу делать то, что меня заставляют, я всегда мечтала быть свободной в принятии своих решений, в своих поступках. Твоя врожденная ревность при моей импульсивности и решительности в принятии решений могла привести к чему угодно. Ты помнишь свою реакцию, когда увидел у меня на локтевом сгибе синяк от укола?
Ну конечно, я помнил. В тот момент я сначала подумал, что ты села на иглу, но тут же отбросил эту мысль, зная тебя. Потом решил, что тебя кто- то ударил, обидел.
-Ты даже спросил у моей мамы, не поверив мне и сильно удивив ее своим вопросом.
-Ну да, она сказала, что ты сдавала кровь перед операцией по удалению гландов, поэтому остались синяки. Она объяснила, что так бывает, особенно у всех, у кого тонкие вены.
-Твоя ревность не имела границ.
-Я любил тебя. - я даже не оправдывался.
-У тебя она была гипертрофированная, искаженная. Откуда такое недоверие в твои молодые годы?
-Это было простое желание уберечь, защитить.
-От кого? От незнакомого человека, который спросил который час или дорогу до ближайшей остановки автобуса? Ты же понимал, что не сможешь посадить меня в клетку, пусть даже золотую.
-Я и не смог. - только и сказал я.
Вулкан ее эмоций на секунду притих, она улыбнувшись сказала- А ты помнишь, как подарил мне трусики, такие красивые, нежные, кружевные? Ты их сжал в руке и отвернувшись, протянул мне. Нынешняя молодежь этого просто не поймет, как не поймет нашей стыдливости и скромности, сдержанности и застенчивости.
Я хотел сказать, что мы были другими, но поймал себя на мысли, что могу сказать банальную фразу, которая не подходит нашему с тобой диалогу.
-Твоя ревность была ужасной, ты обижал меня, заставлял злиться, нервничать, мне даже иногда хотелось сделать что- то специально назло тебе. Ты понимаешь, что классическая шекспировская трагедия могла стать отражением, зеркалом нашей жизни. Я не хотела оказаться в тупике, я не хотела отдать на поругание наши чувства, я не хотела…
Я не знаю, что ты еще не хотела, но я схватил тебя в объятья и стал неистово целовать. Незабытый вкус первого поцелуя и через тридцать лет будоражил меня не меньше, только сегодня это были чувства не молодого человека, а взрослого мужчины, который многое в жизни видел, пробовал, имел, но который потерял главное давно и безвозвратно.
Мы с тобой целовались как в тот день в парке, когда впервые я коснулся твоих губ и чуть не умер от счастья. Мы целовались в машине как школьники, подростки, дрожа и прижимаясь, касались руками лица, глаз, мы вернулись на мгновение в наше прошлое и оно растворилось, даря нам наслаждение и радость. Кто мне теперь докажет, что любовь не может повернуть время вспять? Вселенная замерла, испуганная и удивленная от такого всплеска чувств взрослых людей.
-Поехали в гостиницу. - вновь прошептал я между поцелуями.
Ты только на секунду бросила взгляд на часы. -Через пятнадцать минут мы должны ехать в аэропорт.
Жестокий удар твоих слов поставил все на свои места. Ушат ледяной воды не имел бы такого отрезвляющего эффекта.
-Только круг почета и в гостиницу за чемоданом, на большее у нас нет времени.
-Ты все рассчитала?
-Да, солнышко, я подумала, что так лучше для нас обоих.
Как же давно я не слышал этого слова, как давно оно не слетало с твоих губ. Миллионы раз оно звучало в моей жизни, но только когда ты произносила его, глядя мне в глаза, я умирал от любви и счастья, я таял и замирал от предвкушения услышать его снова, хотя на самом деле это ты была моим светилом.
-Солнышко, поехали. - прошептала ты. –Время не ждет.
Может мне показалось, что в твоих глазах стояли слезы или это был блеск любимых глаз в свете вечерних фонарей? Теперь все это не имело никакого значения. Совершив круг почета по площади, как это было всегда перед твоим отъездом, мы поехали в гостиницу. Это была наша с тобой маленькая традиция грустная, неторопливая, глаза в глаза, расставаясь на неопределенное время. Я поднялся с тобой в номер, ты закрыла чемодан, оглядела комнату, чтобы удостовериться, что ничего не забыла и направилась к дверям.
Я понимал, что вижу тебя в последний раз. Эта наша встреча была более чем неожиданной, о другой я мог уже и не мечтать, значит я тебя теряю, навсегда? Я схватил тебя в объятья и принялся целовать.
-Ты любимая, единственная, желанная. Что ты со мной делаешь? Как это мучительно понимать, что остались считанные минуты.
-Наверное мне не стоило приезжать или же оповещать тебя о приезде. – между поцелуями очень тихо сказала ты. –Лучше, чтобы ты просто не знал, что я в городе и все было бы как обычно, как каждый день до этого.
-Что ты, любимая, пусть так, пусть как угодно, но лишь бы видеть тебя. Ты- моя жизнь, радость. Почему все так получилось у нас? Что мы сделали неправильно?
-Солнышко, нам надо ехать. –ты отстранилась от меня. –Соберись, я не должна опоздать на рейс.
По дороге в аэропорт я держал тебя за руку и на каждой остановке светофора целовал твои сладкие губы. Глубокая грусть затаилась в твоих глазах, в моей душе бушевал вулкан. Меня поймет только тот, кто когда- либо терял безвозвратно свою любовь, так как это происходило со мной во второй раз. Я вновь терял тебя и вновь ничего не мог изменить. Ничего.
Поставив машину на стоянку, я вытащил твой чемодан, сумки, пакет с подарками, которые я купил для твоих мужчин- коньяки, сигареты, конфеты. Ты улыбнулась и поблагодарила. Мы сдали багаж и наступила эта страшная минута прощания.
Я никому не желаю пережить подобное. Мы только смотрели друг другу в глаза, держась за руки. Потом ты сжала губы и опустила руки, намереваясь уйти.
-Подожди, остановись на секунду. -попросил я. Ты удивленно вскинула брови. Я вытащил из кармана и протянул тебе маленькую бархатную коробочку. Ты выдержала паузу и открыла ее дрожащими руками. Эта минута стоила всей моей жизни. Слезы катились у тебя по щекам, тыльной стороной руки ты молча вытирала их, глядя мне в глаза.
Тонкое кольцо с тремя камнями – с изумрудом, сапфиром и бриллиантом, которое я обещал тебе купить к нашей свадьбе не потемнело за эти годы. Когда ты его увидела в ювелирном, ты назвала его символом любви- вера, надежда, любовь. Я его купил, но так и не надел на твой безымянный палец, на котором и сегодня не было обручального кольца. Я помню, как ты презрительно смотрела на принятые тогда простые обручальные кольца, называя их брусками золота. Это кольцо я хранил, чтобы сегодня подарить тому человеку, которому оно и предназначалось. Ты ничего не сказала, одела его на безымянный палец и прижала к губам, затем, собрав все свои вещи, медленно направилась в зал для улетающих с билетом, паспортом, подарками в руках, постоянно оглядываясь.
Я потихоньку умирал, таял, сжимался как шагренева кожа с каждой проходящей минутой. С тобой поравнялся высокий седовласый мужчина, который что- то спросил тебя, а ты только покачала головой.
-Что ему надо? Что он хочет? Что он спрашивает? –я возмутился и стал громко кричать. - Ты его знаешь? Кто он? Что этому типу надо?
 Я попытался обойти сотрудников аэропорта и подбежать к тебе, но двое из службы безопасности перегородили мне дорогу. У каждого на поясе висело оружие. Увидев это, ты бросила на пол все свои сумки и пакеты и подбежала ко мне.
-Что ему от тебя надо? Ты его знаешь? – в нетерпении я размахивал руками. –Кто он?
-Успокойся, прошу тебя, он только предложил свою помощь, увидев у меня в руках столько вещей. Он хотел помочь и ничего больше. Пожалуйста, не нервничай, возьми себя в руки. Храни тебя бог, солнышко. - негромко сказала ты и ушла, уже не оглядываясь.
Я стоял, прижавшись лбом к толстому прозрачному стеклу и ждал, когда самолет поднимется ввысь, унося от меня в небо мою единственную любовь. Я не знаю сколько прошло времени. Набрав нужную скорость по полю аэродрома, серебристый лайнер взмыл в воздух и очень скоро растворился в розовых от заката облаках, а я все смотрел вдаль, в уменьшающуюся на глазах точку, не в силах заставить себя вернуться в привычную рутину жизни.


Рецензии
Очень красиво написано.. Подробно, растягивая, как карамель, каждую эмоцию... Захватывает.. Но меня разочаровал последний эпизод, где он устроил глупую разборку в аэропорту. Он так ничего и не понял за столько лет. Люди должны духовно расти, идти вперед, а он остался в первобытном периоде своей психической ревности..
И есть еще одно, если Вы позволите. Вам пишет та, которая любила одного человека, ревновала, мучилась, помогала, рвала и возвращалась..
Родители попросили его жениться на хорошей девочке. Которую они считают достойной. И он женился. Год назад. Просто потому что так хотели они. В армянских семьях матери рушат не одну любовь.
Он постарел на этой свадьбе на сотню лет. Я умерла тогда.
Нельзя жениться без любви. Это главное.

Наринэ Владимировна   06.01.2017 13:47     Заявить о нарушении
Спасибо вам, милая Нарине за эмоции. Вы разочарованы последним эпизодом... Понимаю, хотелось конечно же, чтобы разум в конце концов возобладал над чувствами, но так не всегда бывает, и, к сожалению, в этот раз после стольких лет все осталось на своих местах, словно и не было прожитых лет, мелких радостей и больших разочарований, будней, сложностей, он просто на какое- то время, на эти судьбой подаренные пару дней вернулся в детство, где когда- то было главное в жизни- любовь... Вот это прекрасное чувство вкупе с привычной для того времени ревностью вновь всплыло, возвращая в прекрасное беззаботное время, когда можно было позволить себе любить, творить, мечтать.
Насчет армянских матерей- я думаю, что каждая мать всегда хочет для любимого сына лучшую девушку, но так легко бывает ошибиться. Никто не застрахован от неправильных поступков, вот только понимание произошедшего приходит зачастую слишком поздно, когда трудно что- либо поменять. Ошибка может стать роковой. Для всех. С уважением. Сусанна

Сусанна Давидян   10.01.2017 04:31   Заявить о нарушении
Знаете, что страшно в такой любви? То, что эти двое, в силу эгоистических причин(она не хотела морального террора с его стороны, он хотел ею владеть) сломали жизнь еще двум неповинным людям, своим мужьям и женам, которые тоже, как и они хотели счастья.
Я думаю, и жена, и муж тоже все чувствуют, что с ними живут вопреки чему-то, а не в радость.. Ощущать нелюбовь - огромное наказание, поэтому я задалась вопросом - ну отвез бы герой свою даму в гостиницу, ну, получил бы плотское наслаждение взамен духовного, не стала бы она для него просто покоренной вершиной? Еще одной победой, разочарованием?
И как бы он потом врал семье? В глаза смотрел?
Куча вопросов из-за моральной трусости. Нельзя жениться без любви. Ну, нельзя.

Наринэ Владимировна   11.01.2017 21:47   Заявить о нарушении
На это произведение написаны 2 рецензии, здесь отображается последняя, остальные - в полном списке.