Чумной доктор Глава 12

Глава 12. След зверя

Бесстрашные герои знайте – ваши подвиги останутся в веках!
Трактирные барды не раз воспоют легенды о вас в своих песнях.


Ранним утром на рассвете одинокий всадник появился из тумана. Покачиваясь в седле, он ехал медленно, не спеша, словно бесстрашный рыцарь после битвы с огромным драконом. Вид у него был действительно героический: измаранная в пыли и грязи одежда, усталое не выспавшееся лицо и унылые мрачные глаза, безмолвно взирающие на мир вокруг. 
Селяне смотрели на всадника молча, с боязливым трепетом, суеверно крестились и провожали восторженными взглядами. Адвен гордо проехал через деревню, не обращая на жителей никакого внимания, и направился в сторону поместья.
Поместье Иринтов находилось недалеко от деревни. Небольшой трехэтажный каменный дом, конюшня и несколько построек, внутри двор, обнесенный высокой каменной стеной. Когда Адвен въехал во двор, то его уже с молчаливым нетерпением встречала вся челядь. Конюх поспешно схватил лошадь под уздцы, а аббат по-отечески обнял. Весть о страшной ночной битве на руднике облетела уже всю округу.
Аббат смотрел на героя настороженно, но с трепетным почтением. 
– Ну как? Монстр повержен? Кто это был?
– Страшный горный дух Икетерон, – уставшим голосом ответил Адвен и, победно вскинув руку вверх, громко объявил всем: – Я полностью изгнал его из этих мест!
– Убил? – с надеждой и восторгом спросил аббат.
– Нет, бой был неравный, – признался Адвен, – но дух бежал.
– Ты не ранен? – аббат внимательно осмотрел героя.
– Нет, но очень голоден, – пожаловался Адвен. – Хочу принять горячую ванную и выспаться.
– Конечно, мой друг. Я сейчас же распоряжусь, – заботливо залепетал аббат и крикнул слугам: – Готовьте ванную и завтрак нашему герою!
Адвен закинул на плечо тяжелую седельную сумку, взял меч и отправился в свою комнату. Слуги, тихо перешептываясь, быстро разбежались исполнять приказы.
 Вот так, как-нибудь ночью у костра расскажешь страшную байку о кровожадном монстре, а затем людская молва разнесет ее по округе, с каждым разом все больше приукрашивая историю, и спустя сотню лет, какой-нибудь прославленный знаток нежити внесет эту выдумку в бестиарий. Возможно, даже напишет целый тракт о страшном горном духе и будет всех уверять, что он действительно существовал, обитал в темных пещерах и питался душами жадных до серебра людей.
Поместье Иринтов находилось в запустении и не блистало роскошью и достатком в отличие от особняка барона Лингуса, но просторные комнаты тоже были обставлены мебелью и дорогой утварью. За несколько дней слуги аббата навели в комнатах порядок, и поместье наполнилось уютом и домашним теплом.
Поднявшись на второй этаж, Адвен скинул грязную одежду и залез в теплую ванную, поставленную прямо в центре комнаты. Вскоре повар подал горячий завтрак, а аббат лично принес бутылку вина.
– Я благодарен тебе мой друг, – заявил аббат, самодовольной улыбаясь. – И оплачу все твои труды с лихвой, как только продам поместье.
– И останетесь еще должны, теперь оно стоит гораздо больше, – упрекнул Адвен и улыбнулся, взглянув на удивленное лицо аббата. – Я нашел на руднике серебро.
– Серебро в серебряном руднике? – недоуменно уточнил аббат.
– Много серебра, – пояснил Адвен и небрежно указал за свою седельную сумку.
Аббат с недоумением заглянул в сумку и достал один из нескольких слитков.
– Удачная находка, – одобрительно воскликнул аббат, взвесив слиток в руке. – У этого духа даже свое клеймо имеется?
– Да, дух оказался не такой уж и страшный, как я всем объявил, – признался Адвен. – И достаточно щедрый.
– В каком направлении он сбежал? – попытался возмутиться аббат.
– Этого никто не знает, но вы не останетесь в обиде, – заверил Адвен. – Сегодня же пошлите на рудник горняков. Пусть проверят состояние шахты, а я укажу место, где им надо искать серебро.
– Да-да. А вы умны мой друг, – улыбнулся аббат. – Вместе с вестью об избавлении от призрака они раструбят и о серебряной жиле!
– Только верните мое серебро обратно, на вашем руднике его еще много, – улыбнулся Адвен.
– А вы настоящий делец, – укоризненно заметил аббат и положил слиток в сумку. – Впрочем, я совсем не в обиде и заплачу вам сполна.

***
Весть об избавлении от страшного духа Икетерона и богатом серебряном руднике быстро разлетелась по округе, и уже на следующий день появился барон Лингус с предложением новой цены за поместье. На этот раз он оказался более сговорчив и щедр, от чего аббат еще больше повеселел и решил закатить пир в честь удачной сделки.
Слуги суетливо забегали по дому, готовясь к торжественному ужину, и Адвен тоже поторопился воспользоваться их услугами. Аббат держал при себе полный набор слуг, и, хотя их было всего четверо, каждый являлся мастером своего дела. Повар, добродушный толстяк с румяным лицом, прекрасно готовил все традиционные блюда. Конюх, он же плотник и кузнец, знал все о лошадях. Но самым ценным оказался цирюльник, он же по совместительству портной. Длинные волосы – бремя дорог. Как доктор Адвен старался носить прически по короче, но соблюдал моду, принятую в светском обществе, и потому искренне обрадовался, встретив в такой глуши хорошего парикмахера. Этот аккуратный и вежливый виртуоз вначале отлично побрил Адвена, потом постриг и в довершение привел в приличное состояние всю одежду.
Служил еще у аббата писарь, он же посыльный и казначей, но этот шустрый молодой человек был постоянно чем-то занят. Аббат не отпускал его ни на мгновенье, то диктовал важные письма, то делился своими умными мыслями, которые необходимо было обязательно записывать. Аббат очень любил думать и болтать, но совсем не любил марать пальцы в чернилах.
Жизнь в поместье весело забурлила, закипела, но вдруг остановилась, когда во двор въехали несколько вооруженных всадников. Их было четверо, мрачные люди в черных плащах с белой эмблемой в виде головы волка. Они въехали во двор уверенно, словно хозяева всего вокруг.
– К нам гости, – тихо объявил конюх и направился в дом, чтобы предупредить аббата.
– Хорошо, что гости, а то я подумал, что это разбойники, – буркнул вслух Адвен, взглянув на нежданных гостей.
Одного из них Адвен узнал сразу, это был предводитель разбойников, которых он повстречал в лесу несколько дней назад, только сейчас разбойник носил черный плащ и держался степенно и уверенно, находясь подле своего господина. Старый знакомый пристально оглядел двор, но, похоже, не узнал головореза из Микка, и Адвен поспешил ускользнуть от опасных взглядов незваных гостей.
Укрывшись в конюшне, он продолжил издали наблюдать за происходящим во дворе. Внимание Адвена привлек молодой статный мужчина в черном замшевом костюме, возглавлявший гостей. Высокий, крепкий, с надменным лицом и гордым уверенным взглядом повелителя, в нем чувствовалась сила, а черные как смоль волосы до плеч и полностью черная одежда делали его похожим на волка. Сильного, молодого волка. Настоящего охотника и жестокого хищника. Вот только блестящий серебряный медальон в форме головы волка, висевший на груди молодого лорда, быстро прогнал опасную мысль прочь.
– Я Вайрис Ворл, сын и наследник герцога Ворла, правителя этих земель, – гордо представился молодой лорд, не слезая с лошади.
– Приветствую вас, милорд, – услужливо поклонился аббат, вышедший навстречу гостям. – Я аббат Тентрис, владелец этого поместья.
– Я прибыл к вам, аббат, по поручению моего отца, – Вайрис Ворл смотрел на аббата почтительно, но сверху вниз, возвышаясь над всеми, как настоящий правитель.
– Чем могу быть полезен вам, милорд? – доброжелательно поинтересовался аббат.
– Мой отец, Гэртос Ворл, желает купить поместье Иринтов со всеми землями и серебряным рудником, – объявил Вайрис Ворл, словно не ожидал получить отказ на свое предложение. 
Взгляд у этого человека был очень острый, холодный, презирающий, такой взгляд хищника трудно спрятать за манерами и почтительными словами.
– Но, милорд, поймите меня правильно. Я не против продажи поместья герцогу Ворлу, но барон Лингус уже изъявил желание купить поместье Иринтов, – услужливо пояснил аббат.
– Барон Лингус? – надменно усмехнулся Вайрис Ворл. – Он уступит нам свое право, не сомневайтесь. К тому же герцог будет более щедр в цене.
– Хорошо, – неуверенно кивнул аббат. – Когда вы желаете обсудить условия продажи?
– Сейчас же! – объявил Вайрис Ворл и спрыгнул с лошади.
– Тогда прошу в дом, – пригласил аббат и Вайрис Ворл в сопровождении двух своих слуг поспешно прошел в дом.
Адвен не любил присутствовать на подобных переговорах, когда лорды делят землю и продают крестьян, словно безвольных животных, и потому дождался, пока нежданные гости уедут, и сразу поспешил к аббату.
Аббат находился в главном зале, сидел в кресле и в одиночестве пил вино. Рядом на столе лежали несколько кожаных кошельков, но аббат почему-то был совсем не весел и даже мрачен.
– Что случилось? – спросил Адвен, подойдя ближе.
– Ничего, – печально усмехнулся аббат. – Я продал поместье.
– Почему тогда вы так грустны? – удивился Адвен. – Цена вас не устроила?
– Цена отличная, и Вайрис Ворл был настолько любезен, что расплатился сразу, – аббат небрежно указал на пузатые кошельки и потянулся к бутылке. – Хотите вина, мой друг?
– Нет, спасибо, – вежливо отказался Адвен. – В чем же тогда дело?
– Мрачные гости навеяли на меня мрачные мысли, – ответил аббат и налил в бокал вина. – Этот надменный молодой человек слишком самоуверен и, я бы даже сказал, несколько груб. Жаль, что я сразу не продал поместье барону.
Аббат удрученно вздохнул и выпил немного вина.
– Они все равно купили бы поместье, но уже у барона, – усмехнулся Адвен. – Я думаю, серебряный рудник их заинтересовал. Но признайтесь, аббат, в чем истинная причина вашего недовольства?
– В чем? А я вам скажу, – аббат залпом допил вино и поставил бокал на стол. – Вы знаете, кто такой герцог Ворл?
– Местный землевладелец, говорят, он метит на пост наместника короля во всех северных землях, – неуверенно ответил Адвен.
– Метит, – презрительно усмехнулся аббат. – Он желает добиться этого любой ценой! Амбиции этого человека огромны. Он богат, у него много земель, железные и серебряные рудники, и теперь их стало еще больше. У него есть даже своя маленькая армия!
– Да, серьезная фигура, – согласился Адвен. – Но вы же не просто завидуете ему?
– Зависть? Не смейтесь, мой друг. Я тоже не беден, совсем не беден. Дело в другом, – аббат понизил голос и оглянулся по сторонам, желая убедиться, что их никто не подслушивает. – По слухам, герцог намерен начать войну.
– С кем? – тихо спросил Адвен, хотя ответ был очевиден.
– С нашим королем! С королем Легиндии, – уверенно ответил аббат.
– Начать войну со своим королем? – искренне удивился Адвен.
– Почему бы и нет, не в одиночку, конечно, – хмельные глаза аббата выдавали истинную обеспокоенность, – а в союзе с Тродеусом Отским, королем Экларии.
– Какие великие тайны вы мне поведали, аббат, – Адвен с недоверием посмотрел на аббата.
– О, это не тайны! Вы, мой друг, просто далеки от общества, блуждаете по лесам и не слышали последних дворцовых сплетен, – аббат многозначительно погрозил пальцем. – Слухи об этом ходили давно, а на днях барон мне поведал, что герцог уже намекал ему на возможную войну и предлагал принять его сторону.
– Война между дружественными королевствами? Уже давно не было такого, – усомнился Адвен, пытаясь разговорить аббата. – Но зачем? Ради чего?
– А ради чего бывают все войны? Ради золота, земли и славы! Или простого спора между двумя королями, – воскликнул аббат. – Вы же знаете историю трех королевств? Историю о том, как появились три королевства?
– Знаю, – кивнул Адвен, но, заметив в глазах аббата недоверие, продолжил: – Когда-то все три королевства были одним большим государством, но у короля родились три близнеца. Три мальчика, и не только родились, но и выросли. Он их так сильно любил, что решил разделить свое королевство на равные части. Так один народ получил трех королей. Король Эклар унаследовал просторные восточные земли, богатые лесами и полями, которые стали наименоваться королевство Эклария. Король Легин унаследовал южные земли у побережья теплого моря, названные королевством Легиндия. Королю Криору достались западные земли. Холодные и гористые, но богатые каменоломнями и рудниками.
– Да, все верно. Он подарил своим сыновьям земли и вечное проклятье! Глупый король! – воскликнул аббат и налил себе еще вина. – Он обрек своих потомков и народ на вечные спор и войны. На кровавые братоубийственные войны одного народа!
– Ну, аббат, полно, – Адвен попытался успокоить аббата. – Все знают об этом необдуманном поступке короля, но не стоит так плохо заявлять о нем. Войны - извечное проклятье людей, и причины всегда найдутся.
– Я много пью и потому могу много болтать, но на самом деле все наоборот, – аббат прихлебнул вина из бокала и погрустнел. – Я много говорю и потому пью, чтобы мои пьяные разговоры никому не показались заговором против королей! Но скажу вам прямо, мой друг, наш король совсем не надежный. Да и кто он вообще такой? Мальчишка! Молодой, амбициозный, он слишком юн, чтобы править целым королевством! Кругом один воры и проходимцы, а он раздает земли и титулы всем подряд. И к чему это приведет? К войне или перевороту!
– Полно, аббат. Мне совсем не интересны подобные возгласы, – осторожно возразил Адвен. – При дворе любого правителя всегда много шутов и проходимцев. Я лично встречался с нашим королем и беседовал с ним. Да, он молод, но совсем не юн, и не так плох, как вы заявляете.
– Он не плох, вы правы. Он уже взрослый, настоящий мужчина! – согласился аббат и с упрямым пьяным напором продолжил: – Но он слишком молод, чтобы быть королем. У него много достоинств, но не тех, которыми должен обладать король, а еще у него мало опыта. И куда приведет такой король страну? Он приведет нашу страну к войне! Да что там, война уже вот-вот начнется!
– А вот это мне уже интересно, – заметил Адвен и налил себе в бокал немного вина. – Эти проблемы с чумой действительно отвлекли меня от политических дел. Расскажите в чем причина грядущей войны?
– В земле! В земле, на которой мы сейчас стоим! – воскликнул аббат. – Вы же знаете, что земли междуречья граничат сразу с тремя королевствами.
– Верно. И всегда были спорной территорий.
– Да, спорной, а все потому, что они богаты! Вы знаете, что король Экларии объявил о новой Вере, точнее новом учении о Боге и Жизни?
– Я что-то слышал об этом. Люди молятся тому же Богу, только немного иначе, – усмехнулся Адвен. – Лично мне все равно.
– Вам да, а церковникам нет! Они недовольны, что сборы с восточных земель перестали поступать в общую казну. И это говорю вам я, аббат Тенкрис, – воскликнул аббат. – И король Экларии об этом тоже знает, но не собирается идти на уступки. Он желает править самостоятельно! Он готовит армию! Большую армию! И не скупится на амуницию! Пушки! Много пушек!
– Армию для обороны? – осторожно уточнил Адвен.
– Для обороны или для нападения, но точно не для мира, – обреченно ответил аббат. –  Вопрос времени, кто начнет войну, но она начнется, и будет проходить здесь! На этих землях.
– И потому герцог хочет примкнуть к королю Экларии? – предположил Адвен.
– Почему? Этого я не знаю. Возможно, наш король его обидел, а может, король Экларии пообещал ему больше, – аббат недоуменно развел руками. – Может, он вообще сторонник новой веры или просто хочет повоевать. Кто знает.
– Да, его люди очень воинственны, – согласился Адвен и вдруг спросил: – Вы, случайно, не этих людей, одетых в черные кожаные жилеты, встретили на дороге? Вы мне говорили, что видели опасных вооруженных всадников.
– Ну что вы. Думаете, это были люди герцога? – усмехнулся аббат, но задумался. – Хотя да, вы правы, я узнал нескольких. Ну, значит, тогда на дороге я встретил не разбойников.
– Нет, аббат. – Адвен отрицательно покачал головой. – Вы переживаете за войну, которая еще не наступила, а не видите очевидной угрозы.
– Что вы имеете в виду, мой друг?
– Вы видели этих людей. И я видел, как они грабят селян на лесной дороге.
– Грабят? Люди герцога?! – удивился аббат.
– Да, и это еще не все, – продолжил нагонять жути Адвен. – Утром в день нашего отъезда я спросил о вооруженных людях у трактирщика, и он рассказал мне, что они часто промышляют разбоем. Говорят, даже с позволения самого герцога. Грабят не всех, только тех, кто не платит дорожные пошлины или выступает против своего господина.
– Какой негодяй! – возмутился аббат.
– Но, это не так важно, как то, чего я больше всего опасаюсь, – осторожно добавил Адвен.
– Чего же? – насторожился аббат.
– Они же вам заплатили хорошую цену? – намекнул Адвен.
– Да, хорошую. Серебро с рудника пойдет на чеканку монет, а монетами будут платить солдатам, чтобы они хорошо воевали, – кивнул аббат и указал на кошельки. – Вон посмотрите. Плата отменная, я доволен.
Адвен раскрыл кошельки. В одном лежали золотые криорские монеты. Большие, из чистого золота – самые дорогие деньги в трех королевствах. В другом кошельке были драгоценные камни.
– Самоцветы из Линка? – удивился Адвен, взял несколько разноцветных камней и внимательно посмотрел на них на свету. – Плохо обработанные камни с рабских рудников.
– Я не разбираюсь так хорошо в камнях, но, наверное, это они, – небрежно ответил аббат. – Во всяком случае, это настоящие камни. Вы можете сами выбрать, чем я заплачу за ваши труды. Золотом или камнями? Или вы брезгуете результатом рабского труда?
– Рабство я совсем отвергаю, но предпочел бы камни. Их проще хранить в дороге, – ответил Адвен, задумчиво рассматривая самоцветы. – Кажется, простые безделушки, цветные камешки, но в них все равно есть что-то особенное, манящее. В этих блестящих камешках…
Он ненадолго замолчал, задумался, продолжая разглядывать разноцветные камни, коварно поблескивающие в лучах солнечного света.
– Я удивлен тем, что герцог расплатился именно этими камнями, – сказал он вслух и положил камни на стол, оставив в руке только один.
– Почему? Какое это имеет значение? – недоуменно спросил аббат.
– Наблюдая за деньгами, можно отследить их путь и узнать многое. Драгоценные камни – редкий товар. По цвету и размеру камней можно определить место, откуда они прибыли, – ответил Адвен, продолжая вертеть камень в руке. – Самоцветы из Линка везут морем, большими партиями, и именно такими камнями меня вознаградил наш король за избавление от чумы в Тварде.
– Камни из Линка ходят по всему побережью и даже по всем трем королевствам, – небрежно заметил аббат. – Может быть, король расплатился ими и с герцогом?
– Возможно, только эти самоцветы из одной партии. Набор оттенков и величина камней, – отметил Адвен и положил камень в кошелек. – Плату я возьму позже, когда доведу вас до королевского тракта, как и договаривались. Это не так важно, как наша текущая проблема.
– Какая еще проблема? – насторожился аббат.
– Я думаю, раз они так легко и так щедро заплатили вам за поместье, – прямо ответил Адвен, – то захотят вернуть все назад.
– То есть как назад? Ограбить меня?! – воскликнул аббат, еще не готовый поверить в подобное.
– Верно. Одинокий аббат с такими ценностями - отличная добыча, – продолжил цинично рассуждать Адвен, словно сам намеревался ограбить аббата. – Если на него нападут какие-то разбойники, кто об этом узнает?
– Я заявлю об этом королю! – крикнул аббат, багровея от возмущения и злости.
– Если они нападут, то заявите, – мрачно заметил Адвен. – А если нет? Это всего лишь мое предположение, но я отвечаю за вашу безопасность и должен думать наперед.
– Вы правильно думаете, но ваши предположения слишком смелые, – возразил аббат, он немного успокоился, но возможность быть ограбленным пугала его. – Я не верю, что они осмелятся напасть на меня.
– Верно, зачем забивать этим голову сейчас, – вдруг согласился Адвен, разлил остатки вина по бокалам и наигранно улыбнулся. – Надо праздновать удачную сделку! Когда еще нам судьба предоставил такие щедрые дары!
– Верно, мой друг! Боги пока на нашей стороне! – воскликнул аббат, взял бокал и сразу повеселел. – Я сразу понял, что вы принесете мне удачу! И разгоните любых разбойников и духов!
– Точно! Никто нам не страшен! – согласился Адвен, пытаясь подбодрить аббата.
Весь вечер они вдвоем пили и гуляли, праздновали удачную сделку и даже угостили слуг вином и яствами. Не пропадать же добру, а приглашать барона на праздник было уже неуместно.
Но на ночь Адвен сам запер входные ворота и лег спать в одежде, положив рядом заряженный пистолет и меч. Разбойники – они всегда разбойники, независимо от того, кому служат, герцогу или самому королю.


Рецензии