Зловещие небеса. глава 5

Глава 5



- Что надо злобным панам? Деньги? Девочек? Может, паны хотят долю в моем бизнесе? – Яцек сидел в незнакомом тонированном джипе, в окружении четверых незнакомых людей, и пытался понять чем обязан такому. – Я вполне мирный человек. Приму любые предложения. Давайте мирно договоримся, к чему рукоприкладство? Зачем избивать охрану?

  Сидящая слева злобная девушка уже не казалась пьяной и слабой, справа возвышался грозный усатый здоровяк, на передних сиденьях наблюдались еще двое. И все смотрят так, будто сейчас на куски резать будут. На куски. Ржавыми ножами. Без наркоза.

 Яцек втянул голову в плечи, прекратил попытки разговорить.

 Сидящий за рулем светловолосый закурил. И задал первый вопрос:
- Арийца давно видел, Яцек?

- Я не знаю никакого Арийца, пан. Кто такой этот Ариец?

 Усатый и злобный извлек на свет страшноватого облика нож. Провел пальцами по лезвию. Проговорил:
- Если тебе отпилить правую руку, то наверняка вспомнишь что знаешь Арийца.

 …Лезвие, будто примериваясь, прошлось по плечу Яцека, с легкостью прорезав ткань пиджака…

- Давайте все решим миром, добрые паны! – он вскрикнул и отодвинулся в опаске, но помешала девушка. – Что вам нужно?

 Тот, что спрашивал первым, мрачно усмехнулся:
- Яцек, не крути мозги, выкладывай всё что знаешь про Арийца. Или тебе предъявить записи ваших телефонных разговоров и снимки с совместных пьянок? Не тяни, Яцек, быстрее расскажешь, быстрее отпустим. Будешь молчать – прирежем и дальше поедем. Ты не один такой, кто сотрудничает с Арийцем, другие наверняка окажутся сговорчивее.

 Яцек еще больше испугался. Его потревожили вовсе не собратья по профессии, как поначалу казалось, по его душу явились какие-то спецслужбы. Он понял что действительно могут прирезать и поехать трясти других. А жить ох как хочется.
- Но что вам нужно, паны… и пани?

- Когда последний раз видел Арийца?

 Яцек решил рассказывать правду, врать себе дороже. Ответил потухшим голосом:
- На той неделе. Во вторник.

- Где он сейчас?

- Откуда мне знать? Он может быть где угодно. – Яцек развел руками, продолжил. – В последнюю встречу он похвастался, что теперь у него есть прибыльное предложение, и что он надолго исчезнет, год-два… Он вам денег должен, да? Или убил кого?

- Неважно. – тот, что за рулем, отмахнулся. Внимательно оглядел Яцека. – Ладно, можешь идти, но если обманул, мы вернемся и на небеса тебя отправим. Всё понял?

- Я всё прекрасно понял, добрые паны. – Яцек мелко-мелко закивал, еще не веря что его отпускают. – Все прекрасно понял.

  Девушка открыла дверь, выпуская. Когда Яцек вылез, то ощутил весомый пинок по пятой точке, и, не удержавшись на ногах, свалился на обочину, больно ударившись локтем и плечом о бордюр. До него донесся женский озорной смех, звук двигателя, и шум отъезжающей машины.

  Поднявшись, Яцек огляделся не видел ли кто его унижения. Потом, хромая и постепенно приходя в гнев, отправился к побитой охране, собираясь много чего высказать нехорошего. Заодно и позвонить Арийцу, предупредить о том что его ищут какие-то наглые отморозки. Судя по всему – отморозки из России; спецслужбы бы так просто не отпустили, не тот почерк.




- Думаешь, эффект произвели должный? – Батяня перестал наблюдать за перепуганным торговцем наркотой через заднее стекло, обернулся к Сергееву. – Позвонит?

- А куда он денется? Конечно позвонит. У них так положено, друг друга предупреждать об опасности. Осталось только звонок отследить, да еще к одному наведаться, там всех перепугать.

- Тоже наркотой торгует? – Андроновой, похоже, понравилось начинать первой, адреналин давал о себе знать судя по озорному блеску в глазах и учащенному дыханию. Спешно дымила сигаретой, будто перед срочным десантированием – Тоже на улице?

 Сергеев отрицательно покачал головой, сворачивая на перекрестке:
- Нет, этот постоянно в особняке сидит, на улицу выходит редко. Позвоним, зайдем, а там уже по обстоятельствам. Сам по себе этот тип сошка мелкая, отошел уже от больших дел, захирел, спился, но вот связи и знакомства остались.

- А чем занимается? Наркота?

- Нет, Наталья Максимовна, этот бордель содержит. Среднестатистический бордель, ничего такого криминального, все оформлено и разрешено.

 Андронова поперхнулась дымом сигареты. Выпучила глаза:
- А это разве не криминал?!

- В России – да. А здесь это называется – предприятие бытовых услуг. Пара взяток, несколько знакомцев в полиции, и – проститутки называются массажистками. А то что секс клиенту предложат, так это их личное дело; симпатии, так сказать, проявленные. Мол, пан такой красивый, такой вкусный, а чё бы с паном и не прилечь, пока никто не смотрит? Ах, пан еще и чаевых даёт?! Надо этому пану и в другие дни массаж делать, пусть только скажет – когда.

- Вот же ****ство! – старлей не сдержалась, швырнула недокуренную сигарету в окно. – Порву козла!

 Свешников удивленно на неё глянул:
- Ты чего, Наталья Максимовна? Ясно же сказано – массажистка особа мягкосердечная и к работе относится с усердием, так промассирует, так промассирует, что… что этому самому массажу подвергаются абсолютно все мышцы тела. Вплоть до…

- Не извращай сказанное, усатый.

 Сергеев сделал вид что ничего не понял и не слышал, продолжил рассказывать:
- А что вы хотите, такое сейчас по всей Европе творится. Торговля наркотиками маскируется под торговлю лекарствами и ароматными травами, тем более в ряде стран легкие наркотики и вовсе разрешены. Бордели – красят под массажные салоны, тут даже самый злобный и дотошный мент не придерется. Порнография – мимикрируется под реквизит таможенный; мол, негры в Африке сняли а сюда привезли, просто файлы не успели уничтожить вот и продаем под шумок, чё добро переводить… Прогнила Европа, прогнила.

- Пусть гниет, не наше дело. Нам главное ракеты найти. – Свешников не стал больше ёрничать, понимал что должны быть пределы. – А как найдем, так… так…

 Всё же не удержался:
- Так я сам этому “гниению” поспособствую, посещу-таки массажный салон. Ох, и посещу.

    Джип свернул еще раз. Остановился у аккуратненького особнячка двухэтажного, обнесенного кованной чугунной оградой и красиво обсаженного деревьями. На вид – так вообще не подумаешь, что тут может быть бордель. На воротах имелась вывеска на польском. Подъезд освещали фонари, стилизованные под старину. Чисто, культурно, цивилизованно.

- Охрана есть? – Лавров тоже был в приподнятом настроении, чем-то даже нравилось такое вот времяпрепровождение; приехали-поломали-уехали, и никаких навязанных законом приличий. – Или он на двери и решетки надеется?

 Сергеев поморщился:
- Есть два охранника. Но как сказать, охранника, скорее – алкаши и зажиревшие увальни, страшны только габаритами. Я уже бывал там, по одному делу, месяца три назад, так вот этих охранников в одиночку подремать отправил, даже оружие достать не успели. Главное что – зайти культурно, немного проявить вежливости, ну а там и начинать. Предлог можно использовать любой. А то и вовсе – как дверь откроют, так сразу в рыло, без разговоров… Там, когда заходишь, сразу налево располагается комната охраны, владелец – чуть дальше, у него там нечто вроде квартиры. Клиенты – на втором этаже, туда можно и не подниматься.

- Чур, я первый! – Свешников так и не снял перчатки, хрустел теперь кожей и костяшками, поглядывая на особняк. – Моя очередь.

 Андронова забрала у него свой пистолет. Сунула за пояс, проворчав:
- Ты только, это, сильно не злобствуй, усатый, главного подонка мне оставь. Я с ним побеседовать хочу.

- Я бы рад, Наталья Максимовна, но разве в пылу штурма буду рожи разглядывать? Всех в пол, в стену, в челюсть, об колено. Там уж кому повезет…

- В таком случае я первая пойду.

- Ех-х-х… Наталья Максимовна, а как ты себе это представляешь? – Свешников ухмылялся, разглядывая хмурую Андронову. – Зайдешь и потребуешь себе массажистку? Кто ж тебе даст? Э-э-э-э… я хотел сказать, что сие заведение не для женщин. Впрочем…

 Отодвинулся от старлея, примирительно выставил руки.
- Я про то говорю, что штурм борделя – чисто мужская специализация. Меня, вот, к примеру, взять? Зайду, усы расправлю по-гусарски, скажу – давайте мне массажистку немедля! Только не сушеную воблу, а такую… такую… такую упитанную, чтобы можно было быть уверенным что мослами не ушибет нечаянно в самый разгар массажа…

 Лавров кашлянул, показывая что шутить некогда. Сообщил, доставая пистолет из сумки и наворачивая глушитель:
- Отставить веселье. Наталья остается в машине, мы втроем идем в этот салон, вламываемся, ложим на пол охрану, допрашиваем хозяина. Нагоняем на него побольше жути, пусть потом жалуется всем подряд. Особенно Арийцу, что нам и нужно.

 Посмотрел старлею в глаза:
- Потом можешь проводить воспитательные беседы, Наталья. Мы отвернемся и мешать тебе не будем.

 Она тяжело вздохнула, смолчала; поняла что никаких воспитательных бесед не будет, долго здесь задерживаться нельзя. Но когда Свешников выходил, довольно чувствительно потревожила ему ребра, мстительно улыбаясь при этом. Хоть так помстилась.



   Все трое поднялись на крыльцо, миновав ярко-освещенное пространство перед особняком. Сергеев отступил чуть, отвернулся от глазка телекамеры; он здесь уже бывал, могут и не открыть, узнавши. Свешников же, расправив плечи, смело нажал кнопку домофона, напустил на лицо улыбку и смотрел прямо в камеру, плевать что в первый раз здесь, охрана разве всех упомнит. Лавров стоял чуть сбоку, старался не думать о манерах и вежливости; раз эти поляки занялись незаконной деятельностью, то пусть испытают на себе все прелести такого бизнеса – могут и киллеры вообще заявится, конкурент отправит недовольный. А тут – простой визит с избиением, ничего опасного.

  Решено было входить мирно и культурно, а когда охранники покажутся в зоне видимости – ложить их на пол, дабы кнопку тревоги не нажали, и уже трясти владельца. Особо задерживаться не собирались, вполне могла и полиция приехать; наверняка кто-нибудь из клиентов позвонит куда надо, едва услышит шум или увидит как в салоне, на первом этаже, избивают охранников.

  Дверь открылась, на пороге возник здоровенный охранник, как и говорил Сергеев – упитанный, пузатый, с тремя подбородками, устрашающий только своим видом, ну и может быть – прошлым авторитетом работодателя. Свешников радушно заулыбался, сообщил что нуждается в массаже, очень нуждается. На что получил отрицательный ответ; дескать, пан, тут не шарага какая, а вполне приличное заведение, запись предварительная, всё такое. Усатый горестно вздохнул, сделал вид что собирается уходить, и… и прямым ударом в нос освободил проход. Лавров и Сергеев быстро забежали внутрь, нашли второго охранника; тот только-только тянулся к тревожной кнопке, отставив чашку с чаем. Ну а дальше все прошло гладко; нашли хозяина, проследили за спокойствием, отволокли вырубленных в укромный уголок, связали покрепче, ну и приступили к беседе с владельцем.

   Сергеев бесцеремонно встряхнул его, потребовал по-польски:
- Войтех, твою маму, не юли, выкладывай где Ариец.

 Владелец салона, сухощавый и седой поляк, со следами злоупотребления алкоголя на лице, разведчика признал сразу, понял так же и то что гости настроены весьма серьезно; могут и заведение вдребезги разнести. Поэтому, вычурно выругавшись, налил себе полный стакан коньяка, залпом выпил, для храбрости, и сказал такое:
- Ты думаешь, что можешь сюда вламываться как к себе домой, пан отмороженный? Нихрена это не так, я не позволю позорить моё честное имя! Убирайся отсюда вместе со своими дружками, ничего я тебе не скажу, так и знай!

 Сергеев устало вздохнул, привел некоторые сведения, что собрал за последние несколько лет. Пригрозил что даст этим материалам огласку, более того – проследит за этим процессом весьма тщательно. Короче – не сидеть пану Войтеху в этом особняке лет двадцать пять, а сидеть в турма нескольких стран, по очереди. Начиная с Польши. Заканчивая в России. Или наоборот, но в таком случае упрямый поляк скончается на Колыме от голода и холода, до более комфортабельных тюрем так и не добравшись.

  Поляк всё это выслушал с каменным лицом, поразмышлял малость, и уже заговорил по-другому:
- Арийца я не видел уже три недели. Он как-то приходил к моим девочкам, был тут пару дней, потом сказал что уезжает надолго. На том и расстались.

  Налил еще стакан, выпил также как и первый, продолжил:
- Если пану так нужно повидаться с Арийцем, то почему пан пришел именно ко мне? Неужели больше нет никого? Чего бы в Варшаве не поискать, Ариец там постоянно находится.

 Сергеев отмахнулся, совсем как недавно в разговоре с Яцеком, сказал уже по-русски:
- Не твое дело, Войтех. Ладно, живи пока на свободе.

 Лавров со Свешниковым догадались что уже пора уходить. Вышли в коридор, свалили несколько статуй, сорвали пару картин, отправились к машине. Сергеев догнал чуть попозже, уже в дверях. Был в хорошем настроении, подмигнул:
- Всё нормально, мужики. Осталось только подождать чуть-чуть, а там клубок начнет разматываться.

 Капитан польский не знал, спросил, прикрывая за собой дверь, так как выходил последний:
- А че он болтал-то, алкоголик этот?

- То же самое. Не знаю, мол, где Ариец, уже три недели его не видел. – Сергеев распахнул калитку ногой. – Все сходится, Яцек про то же щебетал.

   Батяня оглянулся на особняк, поразглядывал его с минуту, усмехнулся и стал догонять остальных. Задание по поиску ракет начинало определенно нравится; приехали-раздолбали-уехали, всегда бы так. А то, помнится, в одно из посещений Польши приходилось все приличия соблюдать, даже пострелять толком не довелось, не говоря уже о простом мордобое… Хоть и года уже солидные за плечами, но чего бы и не повеселиться? Чего бы и не расквасить нос парочке отморозков или нагнать жути на нескольких ублюдков?



 
- Наталья Максимовна, ты такое веселье пропустила!

- Отстань, усатый.

  Свешников не стал больше ухмыляться, осторожно забрался на сиденье.

  Батяня сел последним, вопросительно глянул на Сергеева:
- Куда теперь? Ещё кого трясти?

 Разведчик отрицательно качнул головой.
- Двоих хватит. Сейчас едем на квартиру, Дмитрий к этому моменту должен отследить звонки пострадавших, ну а там и решим что делать. Скорее всего в Варшаву придется ехать, Ариец наверняка постарается совершить несколько террактов по всей территории Польши, ракеты по-любому будет в столице хранить, оттуда удобнее до места добираться.

- В Варшаве особо-то и не постреляешь, свидетелей полно. – Андронова закурила. – Как бы в розыск не попасть.

- Да всё нормально будет, Наталья. – Батяня повернулся к ней. – По-быстрому все дела сделаем и уедем. Начальство наверняка алиби на такой случай заготовило, опасаться нечего. Да и неизвестно, пока, где ракеты хранятся. Может где и поблизости.

 Сергеев повернул ключ зажигания, тронулся с места, разворачиваясь посреди проезжей части.
- Это да. Неизвестно.


* * *



   Ариец находился в плохом настроении. Смотрел вперед, на мелькающие в свете автомобильных фар извивы дороги и указатели населенных пунктов. Скрипел зубами. Водитель, хоть и заметил состояние босса, тем не менее даже не пытался спрашивать, знал что в таких случаях лучше вообще голос не подавать.

  Некоторое время назад позвонил Яцек, давнишний знакомый, вместе с которым немало дел провернули в своё время. Позвонил и высказал что его чуть не угрохали какие-то отмороженные русские, три здоровяка и злая девка. Сообщил, так же, что эти незнакомцы разыскивают его, Арийца, с непонятной целью. Причем действуют как танки; избили в доли мига охрану, а это четверо опытных бойцов, уложили как несмышленых детишек, а Яцеку едва руку не отпилили здоровенным ножом. Пытались узнать где Ариец сейчас, но Яцек не сказал, наоборот – запудрил им мозги; мол, давно не видел, уже три недели почти, ничего не знаю, вообще не при делах.

  Хорошо что остались верные друзья. В случае чего позвонят и предупредят об опасности, по старой дружбе.

 Ариец оглянулся в салон фургона. Поморщился от стойкого запаха перегара; братва нажралась подобно свиньям, еле-еле удалось в порядок привести. Мельчает народ, мельчает. Раньше-то такого не было, прежде всего дело, а веселье и бабы только потом. А сейчас… сейчас одна пьянка на уме, больше никаких радостей в жизни не ценят. Пьянка, наркота, шлюхи, драки, куда мир катится?

 Ариец открыл окно, не в силах выносить такой “аромат”. Попытался сосредоточиться.

  Друзья из России обещали что всё пройдет гладко, никто не будет особо искать. Что же выходит? Обманули? Или это боевики-наёмники какого-нибудь нового отморозка, что захотел прибрать к своим грязным лапам готовенький бизнес и перехватить контракт с ракетами? Что ж… пусть только попробует сунуться, сразу по рогам получит. И боевиков егошних запросто можно к рыбам отправить, едва попробуют выйти на след. Сразу – в Вислу с грузом на конечностях. И всех делов… А если это всё же спецслужбы? Вдруг отправили каких-нибудь спецов на его поиски? Что из этого следует? А из этого следует что нихрена у них не получится! Вон, Интерпол уже какой год зубы точит, и за все это время смог перехватить лишь несколько незначительных партий наркоты. А что, в таком случае смогут нищие русские? Да ничего они не смогут, Польша большая, тайных убежищ много, еще никому не удавалось достать Арийца! Так то!

   Мелькнул указатель моста через Вислу и последующей развилки. Водитель чуть снизил скорость, дожидаясь пока не догонит второй фургон. Посмотрел на босса вопросительно, еще не зная цели конечного маршрута.

 Ариец закурил, повелел:
- В Плоньск поехали.

- Хорошо, босс.


Рецензии