Царица вариаций. Немного о Вагановой Часть 1

 
«Но русский балет – это вагановский балет!»
М.Плисецкая

Здание с двумя рядами колонн на петербургской улице Зодчего Росси знакомо всем любителям балета. Здесь находится прославленное Ленинградское хореографическое училище, из стен которого разлетелись по всему миру великолепные его питомцы. Сегодня училище это изменило свое название – это Академия танца. Однако имя, присвоенное ему, осталось и останется неизменным – это имя Агриппины Яковлевны Вагановой. Но, оказывается, имя Вагановой слышали далеко не все. Один водитель экскурсионного автобуса, заворачивая на Зодчего Росси, сквозь шум улицы подслушал, как вещает гидесса :
"Тут находится ВАГАНЬКОВСКОЕ училище"… потом исправилась под косым водительским взглядом: "ВАГАНЬКОВСКОЕ ВОЕННОЕ училище"...
Выходит, бедняжка гидесса даже предположить не могла, что одно из лучших балетных учреждений носит имя знаменитой Вагановой, выдающегося педагога, основателя школы балетного танца в СССР. Впрочем, за советским балетом прочно закрепилось название «русский».
Академия русского балета переехала на улицу Зодчего Росси в середине XIX века
Плисецкая в своих воспоминаниях называла ее «Микеланджело в балете».

«Ведь что такое русский балет? Французы, датчане, итальянцы – кто только не работал во славу русского балета! Русский балет – это чудо! Царская семья вкладывала огромные средства в развитие этого явления. Привлекались лучшие имена как на сцену, так и в хореографию. Но русский балет – это вагановский балет! Все придумала, сделала Агриппина Ваганова! Она ввела все то, что сегодня отождествляют с русским балетом». Это говорит знаменитый постановщик Борис Эйфман.
До сих пор вариации в гран – па балета «Дон Кихот», в па – де – труа теней в «Баядерке», в па – де – труа в «Пахите» и многие другие называют «вагановскими».

Ваганова лично знала Анну Павлову, Веру Каралли, Тамару Карсавину, Матильду Кшесинскую. Она помнила их стиль, их приемы, артистизм и технику. При этом внешне сама Ваганова не была эталоном балерины – небольшой рост, тяжеловатые крепкие ноги, жесткая пластика рук. Но она поняла, на что способно человеческое тело, какими средствами добиться от него грации и точности движений. Ее ученицы позже скажут: «Про тело она знала все».
Со временем она научилась переключать внимание со своего невысокого роста, коренастой фигуры с крупной головой, тяжелыми мускулистыми ногами на свою технику.

«Великий исход» артистов балета из России опустошил театральные сцены Петрограда и Москвы. К счастью для России, в Петрограде осталась балерина – пенсионерка Агриппина Ваганова, ставшая во главе хореографического училища. Ваганова – чуть ли не единственная из монстров Императорского балета, в отличие от своих коллег не покинувшая Россию в дни большевистского лихолетья.
– Меня решительно не устраивало бегство из России. И всё! – писала первый профессор хореографии в советской стране.
Не будь ее, советского балета, возможно, вовсе не существовало бы. Ведь в первые годы советской власти официально обсуждался вопрос ликвидации балета как искусства, «чуждого пролетариату».

В штат балетного училища Ваганову взяли в 1921 году. Было холодно и голодно, занимались в кофтах и платьях. Но Ваганова была счастлива. Наконец, она могла учить тому, чему хотела бы учиться сама. Ею были воспитаны Марина Семенова, Галина Уланова, Татьяна Вечеслова, Ольга Иордан, Наталья Дудинская, Алла Шелест, Алла Осипенко, Ирина Колпакова, Фея Балабина, Нинель Кургапкина – всего Ваганова воспитала двадцать девять выпусков: целая армия балерин, кордебалета, примы, звёзды первой величины! С малых лет Ваганова работала над собой, неустанно вырабатывала и шлифовала все движения. Именно поэтому впоследствии она могла сразу заметить недостатки своих учениц и объяснить им возможности их устранения. Ученицы любили ее, но нешуточно боялись. И было почему: Ваганова была требовательна, безжалостна и остра на язык.
Майя Плисецкая: «У Вагановой были «фантастические» мозги. Она видела сразу, в чем дело. Она никогда не говорила ученице: «Попробуй так!» Она требовала: «Надо так». Она для меня Микеланджело в балете».

Итак, закончив учёбу, Груня Ваганова в 16 лет стала пепиньеркой. Поди угадай, что это такое…
Оказывается, в 16 лет нельзя заканчивать балетное заведение. Пришлось оформить её этой самой пепиньеркой. Наставницей юных учениц – балерин. Всего за год девушка поняла, что хочет учить балерин тому танцу, который она видела в своём понимании. А к своему пониманию Грунечка шла долго, с тех пор, как умолила родителей отвести в школу для балерин и потом, когда закончила и шла к своей сольной партии. Такой у неё был склад ума, наблюдательность и критическое отношение ко всему лишнему. А уж что считать лишним – это, пожалуй, и есть самое главное. Помните Родена? «Я беру кусок мрамора и отсекаю от него всё лишнее…»
Ведь у балерин как? Учишься – мучишься, каждый день к станку, выворачиваешь ножки, поворачиваешь головку… И кто знает, что в этой головке вертится? Ведь не о кордебалетах каждая из них мечтает? Правильно, о принце она мечтает! Она – Одетта – Одиллия, а на сцену вбегает принц! Если в каждом ранце солдата должен быть спрятан жезл маршала, то в каждой изящно «уложенной» головке балериночки непременно таятся мысли о сольной партии.

И вот тут сообщим сногсшибательную, но весьма обычную информацию: Груня, Груша – Агриппина росла в армянской семье. Может, и потому стройность славянки ей не досталась, тяжеловатые, мягко скажем, формы, ещё из Персии волочились фигурные гены, аж до самой Астрахани, куда завела судьба её предков по отцу, считающих Астрахань чуть ли своим городом.
Много богатых людей взрастила Астрахань, много армян пригрела Россия – матушка, когда – то завоевавшая этот форпост. Первые поселенцы из Армении в устье Волги появились в конце шестнадцатого века при царе Михаиле Федоровиче Романове, то есть 400 лет назад. Армянское население в Астрахани, занимавшееся торговлей и ремесленничеством, установило торговые контакты с Арменией, Персией и Индией.

В состав армянской общины входили купцы, ремесленники, мелкие торговцы, работники по найму. Жители армянской слободы пользовались свободой вероисповедания и могли беспрепятственно отправлять свои религиозные обряды. Астрахань, таким образом, стала центром поселения армян в России.

К концу 18 века армян проживало в Астрахани около 20% населения... Кроме занятий торговлей, армяне активно развивали хлопчатобумажную и шелкоткацкую промышленность. Так, во второй половине XVIII в. армяне владели 32 из 38 шелкоткацких мануфактур. Также астраханские армяне занимались виноградарством и садоводством. Армянские купцы были богатейшими в Астрахани.
А вот отец Груни был служивым, бедным унтер – офицером. Унтер – офицер при любом строе бедный человек, не путать с интендантом. Вот и подался в столицу, ведь заслуги свои перед Отечеством, если разобраться, всё же капитал. Аккуратный, исполнительный унтер – офицер Яков (ясное дело, в детстве Акоп) Тимофеевич Ваганов пригодился капельдинером, то ли от любви к искусству, то ли полюбил в процессе поисков подходящей службы.
Мариинский театр и по тем временам являл собой целое государство. Бутафоры, плотники, кассиры, портнихи, парикмахеры – словом, кто только не квартировал неподалеку от Мариинского театра. Первый человек, который встретит вас на входе, чтобы проверить билет или приглашение на спектакль, – и будет капельдинер. На нем обязательный смокинг, белоснежная рубашка и бабочка. Капельдинеры – визитная карточка театра.

В обязанности капельдинеров входит не только проверка билетов на входе, они расчехляют кресла перед спектаклем, протирают бархоткой зеркала, следят за порядком в зале и фойе в течение всего вечера, сопровождают зрителей к их местам, рассаживают опоздавших на первом ярусе – вход после третьего звонка в зал категорически запрещен. Но главное требование – они должны быть предельно вежливы и улаживать любые сложные ситуации со зрителями,
В Александринке правила, введенные еще в царские времена строго соблюдаются: внизу, в партере, в царской ложе, в бельэтаже работают капельдинеры – мужчины, а выше первого яруса в роли капельдинеров выступают девушки.
Поступить на эту службу не так – то просто: мало того что существует возрастной ценз – мужчинам должно быть от 45 лет, а женщинам не больше 35, претенденты должны быть, как говорится, с печатью интеллекта на лице, не замотанные жизнью – готовые улыбнуться, пообщаться со зрителем, ответственные и дисциплинированные. Вот армейское прошлое с соответствующей выправкой и оказалось нелишним для начальства
Но жалованье капельдинера, да хоть и в Мариинском театре, было невелико, и семья, в которой было трое детей, жила небогато, троих детей трудно кормить в столице. После очередного, в 1890 году, петербургского наводнения семья ютилась в одном из подвалов Офицерской улицы, которым каждую осень угрожало нашествие невских вод. Сохранилось письмо Акопа Ваганова, где он просит о материальной помощи после очередного наводнения.

Лишним ртом оказалась Грунечка, которая ходила за отцом и за кулисами проживала жизнь на сцене. Умолила таки отца показать её в балетной школе. Поступление в училище означало для маленькой Груни Вагановой возможность приобрести профессию и, кроме того, облегчить жизнь семьи – тех учениц, кто успешно сдал экзамены после первого года обучения, принимали в училище на полный пансион. Родители были удивлены, думали, что после поступления в школу одевать больше не надо. Пришлось им шить танцевальное платье и шерстяное коричневое – для общеобразовательной школы.
Намного позже, годы спустя, Ваганова сожжёт дневник, чтобы не узнали, как они бедствовали…

Но о том, чтобы стать балериной, девочка мечтала с самых ранних лет, ведь росла она в семье, где разговоры о театре были постоянными, а сама она пользовалась возможностью бывать на спектаклях чуть ли не ежедневно.
Характер у Груни был армянский: вспыльчивый, озорной, а язык острый, частенько она вступала в конфликт и с учителями, и потом, с начальством. Всегда находились люди, которые её не воспринимали. Возможно, этому способствовало то, что она не была красавицей. Правда, глаза – они были редкой красоты и дерзновения. Ноги оказались ровными, не балетными – полноваты, образующие ровную линию от икры к щиколотке, практически исключая изящество рисунка. Ведь балерину сначала оглядывают с ног до головы. У нее не было тех блестящих способностей, обладательниц которых уже в раннем детстве учителя называют «прирожденными танцовщицами». Но выносливая Груня была уверена: терпенье и труд всё перетрут.

И занималась, занималась, не отходила от станка, научившись находить удовольствие от упражнений, потому что у неё была цель. И, конечно, такой осмысленный подход к занятиям и безмерное трудолюбие имели ожидаемый результат: Груня выдвинулась в ряды первых учениц. Результат был неплохим: на выпускном экзамене она получила одиннадцать баллов из двенадцати и получила Похвальный лист. Однако, несмотря на то, что курс обучения был окончен, покинуть стены училища Ваганова, как уже знаем, она не могла. Ей было лишь шестнадцать лет, а по правилам тех лет на сцену могли быть приняты лишь девушки, достигшие семнадцатилетнего возраста. Поэтому ей пришлось остаться в училище еще на один год в качестве пепиньерки (старшей ученицы), занимаясь только хореографией, поскольку курс общеобразовательных предметов был уже ею пройден.

Ученический коллектив делился на четыре отделения. В первом воспитанников до 13 лет обучали Закону Божию, французскому и русскому языку, арифметике, танцам, музыке, рисованию. Затем основную массу воспитанников переводили во второе отделение, чтобы, «когда уже способности довольно обнаружатся, обучать их с нарочитым старанием тому искусству, к которому по их склонностям и дарованию они предназначаются, употребляя уже и в театральных представлениях по той части, к которой они будут определены».

Выпускники этого отделения позже вступали в драматическую труппу, кордебалет или оркестр. Самых одаренных – не более 12 человек – брали в третье отделение. Здесь подход был индивидуальным, специалистов готовили «штучно». По воспоминаниям современников, они «отличались от прочих одеждою, содержанием и учением поверялись исключительно балетмейстеру, музыканту или учителю декламации, которые довершают усовершенствование их талантов и ответствуют в том Дирекции, вознаграждающей их по мере успехов вверенных им учеников».
В четвертом отделении оказывались неспособные к исполнительскому искусству дети. Из них получались подсобные рабочие для театра.

Но сама Ваганова тоже критично относилась к своим педагогам. Вернее, методике обучения. Все эти балетные па, кручения – верчения она старалась соединить в маленькую вариацию, что-то цельное, по ее словам, «танцевальный отрывок, как бы вариацию» (впоследствии взрослую Ваганову будут называть «царицей вариаций». Титул этот для Вагановой придумал рецензент Аким Волынский, тоже с нею рассорившийся – было что делить.
Все знают, что в балетных спектаклях постоянно бегают по сцене какие – то птички, всевозможные амурчики, пастушки. Уже со второго класса учениц, по традиции, занимали в театральных спектаклях. Они играли все детские роли в балетных и оперных спектаклях. Впервые в жизни Груня вышла на сцену Мариинского театра в костюме маленького амура, которая вместе с несколькими своими соученицами принимала участие в балете «Спящая красавица». Даже для таких ролей требовались репетиции, педагоги строго следили за чистотой исполнения, неуспевающих оттесняли поближе к кулисам… А Груня, не спуская глаз, следила за танцем сольных балерин. Ведь, как уже мы знаем, она мечтала лететь по сцене не амурчиком, а Жизелью, не пастушкой, а Спящей красавицей, и уж если птичкой – то лебедью в Лебедином озере… Дебют Вагановой на сцене «Мариинки» лучше не вспоминать: ей объявили, что займут в спектакле «Млада» в качестве 56 – й тени!

Потом пришла очередь кордебалета.
Груню зачислили в балетную труппу Мариинского театра в качестве артистки кордебалета. Быстрой карьеры она сделать не могла. Ваганова не обладала данными, делавшими ее исключительной танцовщицей, и, кроме того, ее характер нередко доставлял ей неприятности и неудовольствие начальства. Независимость, колкость, язвительность не могли не препятствовать ей в продвижении на более заметные роли. Как писала о ней В. Красовская, «живой, язвительный ум помогал понять собственные недостатки, преодолевать их и даже обращать в достоинства. Независимый характер толкал на шалости, на стычки с начальством».

Вот где особенно проявлялись классовые различия! Бриллианты чистой воды, бесценные кружева украшали не одних балерин, а самых что ни на есть посредственных танцовщиц кордебалета. Груша возненавидела кордебалет, считая его унизительным для себя, и постоянно являлась незваной в репетиционный класс солисток – Карсавиной, Павловой, Преображенской. Грушенька была единственной в классе, кого никогда не забирали домой на летние месяцы, и соученицы дразнили ее «бездомной», что было очень обидно и больно. Вот почему дневники, которые она вела с детства, в старших классах взяла и сожгла… – на каждой страничке слишком много было написано про их бедность... «Бедность в танцевальном училище была «неуместна», и ее невероятно стыдились, – вспоминала позже Агриппина Ваганова. – При всей детской любви к сладкому мы – дети бедных родителей – копили излишки сахара и передавали их домой, часто скрывая это друг от друга. Как меня мучила моя бедность, как я постоянно скрывала отсутствие у меня даже мелочи на необходимые расходы»

«Родители решили отдать меня в театральное училище . чтобы сделать из меня артистку балета… И это было бы большим подспорьем для моих родителей, которые перебивались с хлеба на квас, терпя всякие лишения. Родители разорились на 1 руб. 30 на лакированные туфли. К удивлению моих родителей, которые думали, что после поступления в школу одевать меня не нужно, им пришлось сшить…»
Классовый состав в нем был очень пестрым. «Дело о представлении ведомости о числе учащихся в Императорском Санкт-Петербургском Театральном училище за 1858 год» содержит сведения о том, что обучаются 144 человека. Из них детей из семей артистов 17, придворнослужителей — 12, мещан — 40, чиновников — 12. Незаконнорожденных детей среди них 35, а четыре воспитанника происходят из высшего сословия купцов, чего прежде не было в практике. Детей ремесленников, вольноотпущенных, нижних воинских чинов было совсем немного.


Царица вариаций. Немного о Вагановой Часть II http://www.proza.ru/2016/07/08/1798
Царица вариаций. Немного о Вагановой Часть III http://www.proza.ru/2016/07/08/1792


Рецензии