Оценивая себя - я скромен, но сравнивая - горд

     С малых лет мы знаем, что милиция – это административное учреждение для охраны общественного порядка и безопасности государственной собственности, а также личной безопасности граждан и их имущества. Состоит она из множества отделений, но служба «Охрана» стоит в особом ряду. Её особенность – самообеспечение, т.е. они сами себе зарабатывают на свой достаток. Если бы ещё у них была своя денежная единица, то её можно бы было назвать «маленький Ватикан», но это, конечно же, шутка.   
     Специфика этой службы – работа по договорам как с организациями. Так и с физическими лицами. Услуги платные, но зато любой каприз за ваши деньги не проблема. Работают на совесть и стараются, чтобы все новейшие достижения в области охранной системы были у них как можно быстрее. Сказать однозначно, дорогое ли это удовольствие (услуги «Охраны») не могу – кому как, но число клиентов, как и доверие к службе, растёт.
     Рассказать немного «о кухне» системы я попросила начальника службы «Охрана» Минской  области полковника милиции В. И. Попова. Но сначала о нём лично.
     Как только юный Валера начал осознавать, что «жизнь прожить – не поле перейти», то решил, что последним человеком в этом мире не будет. И, судя по достигнутым высотам, данное себе слово сдержал… Следить за своим характером стал ещё в детстве. Когда несправедливо не дали отцу квартиру, в которой так нуждалась семья, он сумел избавиться от очажка мстительности, зародившегося в душе, но и равнодушия к боли других в себе не воспитал. В дальнейшем он всегда принимал сторону незаконно обиженного. И от решения своего не отступал ни под каким нажимом. По партийной линии за человеколюбие получил взыскание – помог человеку получить «уплывающую квартиру…
     Подношений в благодарность за свою добродетель никаких не принимает – считает, что взятка благосостояния не принесёт, а вот позора прольёт на несколько поколений…
     По направлению партии пришёл работать в милицию. Был определён на службу в ГАИ – этому способствовали автотранспортный техникум и политехническая академия. Позднее окончил академию милиции.
     Когда страна перестроилась, темпов работе не убавил и партбилет не выбросил, а хранит  его как часть своей жизни. К тому же уверен, что именно работа в партийных органах приучила его к ответственности за порученное дело. Не любит общепит и понятно почему – супруга Зоя Петровна, с которой они вместе вот уже 25 лет, отлично готовит. Купить себе «забугорную» машину не удосужился, но и на своём восьмилетнем «жегулёнке» дискомфорта не испытывает.
     От пагубной привычки – курения – избавился четырнадцать лет назад и никогда об этом не пожалел. Что интересного: лет через пять этой личной акции ему довелось очень близко, лицом к лицу, поговорить с курящей женщиной – сравнение с пепельницей было ничто с тем отвращением, которое на него нахлынуло. Представил, что если такую поцеловать, то удовольствия явно не будет даже при наличии во рту современной жвачки. Сразу замечу, что мой герой не осуждает женщин за их мужскую страсть и не навязывает им своего мнения. Просто ему это не нравится, и жену, которая знает, какой моде следовать, уважает ещё больше. Кстати, семьянином он себя считает хорошим, так как всегда находит время помочь жене по дому, а что касается крупных дел, ремонт, к примеру, тут без него не обойтись.
      Хоть с близким и старается быть почаще, львиную долю своей жизни отводит работе, которая давно стала полноправным членом его семьи. Он к ней готов приступить в любое время дня и ночи. Даже в известную песенку про охрану внес поправку – «Охрана» не рано встаёт, она вообще не ложится. Что, впрочем, соответствует действительности – если раньше эту службу называли только «ночной милицией» (оттого на гербе и сова красуется), то сейчас во многих местах области она стала круглосуточной. Как сказал мне Валерий Иванович – потребность диктует формы работы. Сыновья Александр и Павел полностью разделили профлюбовь отца и уже офицеры милиции.
-Сыновей называли по именам святых?
-В то время об этом и думать было нельзя. А вот теперь, когда открываем свои новые объекты, то обязательно батюшку приглашаем, чтобы он их освятил.
-Не так давно служебные автомобили «Охраны» были разных цветов, теперь их окраска, как у всей милиции. А служебные постройки у вас тоже «под одну гребёнку»?
-Конечно же, нет. Во всех объектах я лично принимаю участие и никогда не обходимся без местного архитектора. К примеру, Несвиж – своими постройками мы не нарушили дизайн города.
-Явно руководствуясь заповедью «не навреди». И уж коль я вспомнила святое напутствие, то поинтересуюсь: занимаетесь ли вы самообразованием?
 -Теперь оно у меня больше профессиональное. Плохо работать у нас все могут, а полностью отдаваться работе – не все. Я отношусь к последним. Наверное, вам знакомо чувство, когда при решении какого-либо вопроса наступает вакуум, и чем его заполнить, не знаешь, а дело доводить до конца нужно. Я в такие моменты еду к коллегам из других областей, а если есть возможность – то за рубеж. Порой какая-то мелочь помогает сдвинуть с места глобальную проблему. Мне довелось, а я считаю, посчастливилось, изучать работу охранной системы в США. Всё, что я там увидел, помогает мне по сей день и как руководителю, и как специалисту в этой области. Я в нашей системе уже одиннадцать лет и профаном себя никогда не чувствовал – нет мелочи, в которую я бы не вник и не изучил. Могу с гордостью сказать – сделано немало, и в каждом моменте есть мой труд. Судите: когда всё начиналось, сотрудников было 525, сегодня 1286 человек; машин – 46, сейчас – 154 единицы; охранялось 74 квартиры, на настоящий момент – 1600. Создавалась наша служба на голом месте и по крупицам. И на это становление шла, идёт и будет идти моя жизнь. Я уже не могу без этого жить – хочется, чтобы то, что мы делаем, не заставило клиентов разочароваться.
-Здоровья, конечно, на все это ушло много?
-Мне такая формулировка не знакома. Я по натуре деятель, и где бы я ни работал, всегда выкладывался до конца. А здесь и сам Бог велел – ведь хоть «Охрана» моё детище, а о детях, чтобы они прочно стояли на ногах, нужно заботиться, воспитывать и повышать уровень знаний…
-Так и хочется сказать: образованные дети – это и есть наше будущее!
-Вот потому я и работаю и умом, и сердцем, чтобы люди верили нам и ещё… чтобы тот, кто когда-то, естественно, сменит меня на этом посту, не начинал с нуля, а укреплял и совершенствовал достигнутое. Прошедшие годы я прожил на одном дыхании. Фраза «как будто это было вчера» мне как нельзя. О том, что прошёл большой временной промежуток, мне напоминают взрослые дети, двухмесячный внук и ежегодный график фиксации работы.
-Много людей за это время сменилось в охранных рядах?
-Если вы о текучке, то её у нас почти нет. Уходят по выслуге лет, переводятся по другим местам служб и… увольняем сами. Последнее происходит: за недобросовестное отношение к работе, многих – за отвратительное поведение в быту, есть, конечно, и другие причины. Я когда принимаю новобранцев, то их красивых слов о желании бороться с преступниками, не слышу. Я всегда жду чёткого ответа на свой вопрос, готовы ли они быть милиционерами двадцать четыре часа в сутки. Это не значит, что всё время нужно быть в форме. Ведь провождение свободного времени, отношение к своей семье и прочие моменты за рамками рабочего промежутка и создают мнение, чем «дышит» милиция.
-Я знаю пример: выдержанный на службе милиционер, приходя домой, резко менялся: он совал жене в лицо свои грязные носки, разбрасывал по комнате свою рабочую одежду и прочее, то есть всячески старался довести её до истерики. Иногда на замечания отвечал кулаком. Делал он все это молча, выставляя женщину скандалисткой, а себя жертвой. Сам же таким образом (по его словам) «разряжался» от обид, нанесённых начальником и сослуживцами. Соседи его быстро «раскусили» и заставили истязаемую обратиться к его руководству – я как раз по делам своей работы была в кабинете, и разговор, нежелательный для журналистских ушей, состоялся на радость визитёрши при мне… В семье воцарился мир, но вскоре они развелись – мужчина не смог жить без «наслаждений». Из органов он тоже уволился.
-Случаи такие есть, но в тайне человек долго такое не продержит. Данной властью нужно  пользоваться умело, чтобы не нанести вреда людям. Выполнять обязанности свои обязанности – это в милиции ещё не всё… Я собеседование провожу по вторникам, а в четверг подписываю приказ на зачисление в наши ряды. За сутки, данные на размышление, некоторые отказываются носить форму – поставленные условия их не устраивают. Согласитесь, они поступают правильно – лучше вообще не приступать к делу, чем потом с позором быть изгнанным. Дисциплина определяет ответственность, а значит, и безукоризненность в работе.
-Видимо, следование этой формуле и вывело ваше управление на призовое место среди служб «Охрана» республики?
-В числе призовых мест мы были почти всегда, ну а данная высота – результат наших усилий. И у меня, и у моих подчинённых работа всегда под контролем, и в неведении разного рода событий мы не бываем, а когда ситуация под контролем, то решения принимаются своевременно и правильно. Ведь главное в нашей службе – быстрое реагирование. Если за три минуты  дежурный наряд не прибудет на место, откуда поступил сигнал «SOS», то там уже может никого и ничего не быть, особенно если преступник знает, что его цель под нашей охраной. Судите сами: на сегодня было зафиксировано 57 попыток ограбления. 54 из них пресечено, и при этом задержан 71 нарушитель. В трёх случаях непрошенные гости бросили в окно кирпич и ждали в засаде наше появление. Может, они так развлекались, а может, искали неохраняемый объект, но для нас любой сигнал, поступивший на пульт, определяет мгновенный выезд на место происшествия.
-«Пульт» –  это место, где идет наблюдение за всеми сданными под охрану учреждениями и квартирами?
-Да, и мы его ещё зовём – сердце «Охраны». Здесь работают исключительно женщины, и оборудованием мы их снабжаем новейшим. Трудятся «пультовые» в замкнутом пространстве и посторонним к ним вход строго запрещён, причём здесь слово «строго» срабатывает чётко. С этой целью мы стараемся, чтобы условия их работы были максимально приближены к домашним. Не поверите, но у нас есть места, где работницы не хотят после смены уходить домой, говоря, что дома не так хорошо и уютно.
-Я бы хотела закончить наш разговор интересным случаем из вашей службы.
-Пожалуйста. По ходу замечу, что каждая охраняемая точка оплачивается по-разному и что, естественно, граждане экономят. Так вот. К нам обратился человек, чтобы мы взяли под охрану входную дверь в его квартире. Просьбу мы выполнили, хозяин уехал отдыхать. Через некоторое время на пульт поступил сигнал тревоги, что объект вскрыт. Приезжаем – в квартире никого, но вещи аккуратно упакованы в чемоданы, тюки, сумки. Видно, что всё делалось без спешки. Оказалось, что преступники, зная об отъезде хозяина, чтобы не ломать замок, проникли в помещение через окно. Когда все приготовления были окончены, воры открыли дверь и пошли искать транспорт для перевозки. К их беде, они не знали про установленную сигнализацию. Мы наблюдали объект до приезда хозяина, который, узнав о случившемся, тут же попросил нас поставить решётки на окна.
-Этот счастливо закончившийся охранный детектив как нельзя лучше подчеркнул ни ротозейство воров, ни самоуверенность хозяев, а необходимость вашей службы. Могу только пожелать, чтобы старанием сотрудников службы «Охраны» были сведены на нет «сработки» на пультах.
                4 августа 1999 года
на аватаре (фото из интернета) пульт охраны.
*автор слов, взятых для заглавия - Константин Андреевич Тон (1794 - 1881): у него были братья Александр (1790—1858) и Андрей  (1800— 1858) – все трое стали выдающимися архитекторами и этот вердикт достойно определяет каждого из них.


Рецензии