Про ягоды

     -Сань, ты чего это выпускную фотографию на стенку повесил?
     -Вот и жена спросила. Говорит, сентиментальным стал. Мне так удобнее с друзьями прощаться. Уходят один за другим.
     -А это что за рожа полная самодовольства?
     -Это секретарь комсомола класса - мой самый большой враг. Вернее я его. Ненавидел меня лютой ненавистью. Мне-то он был по барабану, но нервишек мне  попортил ой-ой-ой!
А это — Лидочка. Я — дурак не знал, что был ее первой любовью. Это уже Наталка мне рассказала на вечере встречи выпускников.
     -Что за Наталка?
     -Это Наталья Федотовна — преподаватель литературы. Она же и директор школы. Вот она.
       -А симпатичная у вас была директриса! И молодая какая!
      -Ох и любили мы ее! И она за нас горой стояла. Однажды и меня выручила здорово. Это было, когда дядюшка Джо уже умер, и появился анекдот: «Кто нами правит? - Титан, тиран и
три туриста.» Но жить продолжали по инерции. Вроде ничего и не изменилось.
     И было, да и осталось, идиотское понятие — проходить материал. Чтобы мы его не просто проходили мимо, а и в голове что-либо оставалось, Наталка, когда закрывали тему, по пройденному (снова это слово) материалу устраивала устную викторину. Вопросы были всегда каверзные. Нужно было дать ответ не по основной выкладке методичек, типа: Катерина — луч света в темном царстве, а на вопрос, ответ на который показал бы, что ты действительно читал все произведение да еще и внимательно. Не просто прошел или пробежал.
     В этот раз олимпиада была посвящена изучению «Евгения Онегина». Читая роман, я безумно обрадовался, когда наткнулся в Третей главе на строфу:
В саду служанки, на грядах,
Сбирали ягоду в кустах
И хором по наказу пели
(Наказ, основанный на том,
Чтоб барской ягоды тайком
Уста лукавые не ели
И пеньем были заняты:
Затея сельской остроты!)
      Мне же об этом бабушка рассказывала, когда я приезжал к ней на каникулы. Она всегда велела
петь девчонкам, которых нанимала собирать смородину. Но не для того, чтобы они не ели, а потому, что очень любила  их пение. И я, еще пацан, крутился возле них, слушая эти песни и мечтал, чтобы ягоды не кончались.
     Одним из вопросов викторины был: почему, собирая ягоды дворовые девки обязательно пели? Представляешь? Я тут же, не дожидаясь, пока поднимется чья-то рука, выпалил: а чтобы не жрали хозяйских ягод! И вот тут началось! Комсорг, для которого я был как кость в горле, вскочил и  покатил на меня бочку. Надо сказать,  что трепаться он был мастак. Видимо, научился у бати. Тот был политработником в полку. А меня комсорг не жаловал прежде всего потому, что парнем-то я был хулиганистым, но по успеваемости он меня достать никак не мог. Когда мы гоняли  на коньках, на лыжах или в футбол, он корпел над учебниками. Когда на большой перемене играли в баскетбол, он сидел в классе и готовился к следующему уроку. Когда мы резались в карты, он строчил очередной донос. И плюс ко всему девчонки из класса  липли к плохим мальчикам, а таких хороших игнорировали. Сколько раз он ставил вопрос на голосование об исключении меня из комсомола, за поднимала руки только парочка его приспешников. И тут он решил  отыграться. Рядом была директриса, которая не могла позволить моим друзьям-хулиганам поддержать меня в своем присутствии. В общем — понеслось. Я отщепенец, не люблю свой народ, когда даже баре   восхищались народным пением, в котором проявлялась его душа. Когда  духовность и талант народа проявлялся в его песнях и никого не оставляли равнодушными. Когда все предыдущее поведение этого, так называемого комсомольца, уже говорило само за себя. Он упрекает народ в бездушии, обжорстве и жадности. Разве место такому в рядах славного комсомола... И дальше в таком же духе он нес ахинею. Весь класс слушал, ожидая, куда занесет комсорга его обличительный раж. До поры до времени молчала и Наталка. Потом ей надоела эта болтовня, она открыла роман и остановила бесноватого. Предложила послушать, как это сказано у поэта и прочла всю строфу. Когда закончила читать, с задней парты донесся бас: «Против Пушкина не попрешь. Заткнись, комсорг!» Далее Наталка продолжила приблизительно так: «О чем говорит выступление нашего
уважаемого секретаря комсомольской организации? О том, что он или не читал романа или читал  невнимательно. Между тем, чтобы прикрыть свое незнание материала, он решил выдвинуть необоснованное обвинение против своего товарища. Я уже усомнилась в полновесности его пятерки по литературе и, думаю, что на следующем уроке нужно будет погонять его по всему пройденному.»
     Самое интересное, что комсорг действительно заткнулся. Может быть он понял, что завернул не туда. Вслух против меня больше не выступал, зато его эпистолярный жанр стал более изощренным. Но так как все-таки времена стали более вегетарианскими, основная масса его докладных летела в корзину. И если меня и вызывали в учительскую на проработку, это было по пустякам, без политической подоплеки.
     Как же нужно внимательно читать классиков!


Рецензии
Замечательная жизненная история! Рад, что на нее наткнулся! Мы, рожденные в СССР знаем такие типажи. Все встречались в школьные годы! Спасибо!

Юрий Трушников   15.08.2018 12:23     Заявить о нарушении
Спасибо, что заглянули!
Все-таки он далеко пошел. Нужны были такие "политработники"
Даже очень

Леонид Пауди   21.09.2018 14:41   Заявить о нарушении
На это произведение написано 9 рецензий, здесь отображается последняя, остальные - в полном списке.