Танька

Танька была вторым ребенком в многодетной семье. Симпатичная, большеглазая и добродушная простушка. Очень похожая на мать, которая рано осталась без родителей и росла в детском доме.  После детдома недолго работала швеей-мотористкой на фабрике. Мыкалась по съемным углам, в одном из которых ее принудил к сожительству хозяйский сыночек. Родила первую девочку, потом встретила деревенского парня, возвращавшегося из армии, и с ним уехала в маленькую деревню на Лену. Вскоре появилась Танька, а после неё еще пятеро, один за другим, почти погодки. Работала на ферме телятницей. Муж пил. Сама тоже, по праздникам.
 Танька после школьных занятий ходила помогать матери кормить телят. Там ее и изнасиловал пьяный скотник. Это случилось на 8 марта, когда все доярки и телятницы, включая Танькину мать, "наотмечались" до полной потери контроля над собой и окружающей действительностью.
 Танька забеременела и родила мальчика. После 8 класса. Мать, намыкавшаяся в своё время, с безотцовщиной, была категорически против этого ребенка: «На порог не пушшу!» сказала она дочери, провожая её в аэропорту. В результате Танька подписала «отказную» на малыша и оставила его в роддоме. Потом она бесилась от молока, распиравшего грудь, и от тяжких мыслей о том, где ее ребенок и что с ним. Говорили, что его усыновила какая-то бездетная пара...
Вернувшись в дом отчий, Танька стала работать на той же ферме и частенько  выпивала в компании телятниц и доярок. Вышла замуж за приезжего парня, родила двух дочек подряд. Но тот, первенький, которого она успела подержать на руках и покормить, не "отпускал", загонял ее периодически в глухую тоску и пьянку. Даже по трезвому делу во взгляде её постоянно сквозила какая-то затравленность. Так она и зачахла. Умерла, не дожив до тридцати. Говорили, что её "съел туберкулёз". На самом деле, её съела система. Система насилия над женщинами и детьми. Детдом-роддом-дурдом...
 Ни семья, ни школа не могли защитить, не знали как, не умели, не хотели. Даже наоборот, сами были частью этой системы насилия. Теперь вот потихоньку эта нечеловекообразная система рушится. Очень потихоньку. Очень-очень-очень...


Рецензии
Так она и зачахла. Умерла, не дожив до тридцати. Говорили, что её "съел туберкулёз". На самом деле, её съела система. Система насилия над женщинами и детьми. Детдом-роддом-дурдом...
Ни семья, ни школа не могли защитить, не знали как, не умели, не хотели. Даже наоборот, сами были частью этой системы насилия. Теперь вот потихоньку эта нечеловекообразная система рушится. Очень потихоньку. Очень-очень-очень --- очень верно сказано...

Галина Польняк   05.08.2018 13:22     Заявить о нарушении
На это произведение написано 6 рецензий, здесь отображается последняя, остальные - в полном списке.